Правовая регламентация деятельности совета директоров в акционерных обществах Республики Казахстан

Совет дректоров в акционерных обществах Республики Казахстан является органом управления. Он пришел на смену наблюдательному совету. В отличие от наблюдательного совета, основной обязанностью которого было в промежутках между общими собраниями акционеров осуществлять контроль над деятельностью исполнительного органа акционерного общества, совет директоров является органом, осуществляющим общее руководство деятельностью акционерного общества за исключением вопросов, отнесенных законодательством и уставом к исключительной компетенции общего собрания акционеров [1].

«Практика деятельности наблюдательных советов в 1992-1994 годах, когда эти органы обладали большими полномочиями по управлению акционерными обществами, показала во многом недееспособность этих органов проводить эффективную политику в области защиты прав акционеров от злоупотреблений со стороны исполнительных органов акционерных обществ. Фактически эти органы представляли собой форму отстранения простых акционеров от участия в управлении акционерным обществом. В этой связи законодатель при принятии Указа о хозяйственных товариществах расширил исключительную компетенцию общего собрания акционеров. Так, наблюдательный совет был лишен права назначать членов исполнительного органа акционерного общества» [2]. По сути, такое решение было правильным, однако не всегда применимым ко всем акционерным обществам, особенно к крупным обществам с десятками тысячами акционеров, в частности к инвестиционным фондам. Совет директоров общества относится к органам управления общей компетенции. Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью акционерного общества, за исключением решения вопросов отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

В этой связи в Законе Республики Казахстан «Об акционерных обществах» от 13.05.2003 г. (далее - Закон) исключительная компетенция совета директоров была серьезна расширена.

Анализируя исключительную компетенцию совета директоров, можно прийти к выводу, что в настоящий момент ему передано решение ряда вопросов, традиционно до этого относящихся к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

К исключительной компетенции совета директоров общества относятся, в частности: определение приоритетных направлений деятельности акционерного общества, принятие решения об изменении размера выпущенного капитала акционерного общества, формирование исполнительного органа, определение порядка использования чистого дохода, утверждение документов, регулирующих внутреннюю деятельность акционерного общества (за исключением документов, принимаемых исполнительным органом в целях организации деятельности общества), в том числе внутреннего документа, устанавливающего условия и порядок проведения аукционов и подписки ценных бумаг общества и т.д.

Такой подход представляется не совсем правильным. Поскольку в условиях неразвитости экономических и правовых отношений единственным источником власти в акционерном обществе должны являться только акционеры. Любое наделение других органов общества полномочиями, по принятию решений по особо важным вопросам деятельности акционерным обществом, в частности, касающихся определения основных направлений деятельности акционерного общества, и порядка использования его имущества, назначения должностных лиц общества, выпуска или выкупа ценных бумаг акционерного общества, изменения размера его уставного капитала, прекращения деятельности акционерного общества, принятия внутренних документов, может привести на практике, к устранению акционеров от участия в управлении акционерным обществом и ущемлению их прав [3]. Что касается акционерных обществ с большим количеством акционеров, к примеру, инвестиционных фондов, то в них, учитывая сложность управления акционерным обществом при большом количестве акционеров, советы директоров должны быть, наделены рядом полномочий, относящихся к компетенции общего собрания акционеров [4].

Закон содержит все необходимые положения, касающиеся порядка формирования и деятельности совета директоров. Как и в прежнем законодательстве [5], Закон, содержит ряд положений, направленных на разделение компетенции между советом директоров и исполнительным органом акционерного общества. Положительным достижением Закона является установление кумулятивного голосования. Кумулятивное голосование очень широко применяется в западных странах начиная с 19 века. Впервые кумулятивное голосование для выборов непосредственно членов совета директоров компаний стали использовать в железнодорожных компаниях США, где директора, являвшиеся, как правило, представителями акционеров, контролировавших компанию, зачастую злоупотребляли своими полномочиями. И только для того, чтобы обеспечить возможность установления контроля над такими директорами стали применять кумулятивное голосование, при котором значительно возрастали шансы более мелких акционеров «провести» в совет директоров своего представителя -члена совета директоров.

Суть кумулятивного способа голосования заключается в предоставлении акционерам, владеющим мелкими пакетами акций, возможности сфокусировать все свои голоса только на одном - двух кандидатах в совет директоров для того, чтобы провести в совет директоров хотя бы одного или несколько, но только «своих» директоров. П.4.ст.41 Закона предоставляет миноритарным акционерам право обратиться к регистратору общества в целях объединения с другими акционерами при принятии решений по вопросам, указанным в повестке дня общего собрания акционеров. То есть, подобная концентрация «умноженных» голосов одного или нескольких акционеров на едином кандидате значительно увеличивает шансы на избрание ими того кандидата в члены совета директоров, который наиболее соответствует их интересам [6].

Описание функции совета директоров в ст.53 Закона является, достойным критике. По дословному тексту закона речь идет о руководящем органе, существующем наряду с собственно «исполнительным органом». Это соответствует американской Board system (система правления), которая, однако, основывается на том, что «executive Directors (управляющие директора)» являются одновременно членами «Boards of directors (совета директоров)» [7]. Казахстанский акционерный закон, напротив, категорически исключает такое одновременное членство в обоих органах (оно позволяет только председателю). Обязанность принимать независимых директоров еще больше усиливает это разделение. Поэтому на сегодняшний день можно определить казахстанскую систему как «смешанную», что скорее создает помехи эффективному исполнению задач [8]. Кадровому разделению органов должно соответствовать разделение функций, а основная задача совета директоров - должна состоять в контроле исполнительного органа. Другим следствием кадрового разделения является то, что по сравнению с исполнительным органом членам совета директоров предоставляется более обширное право на получение информации; кроме того, исполнительный орган обязан регулярно представлять отчеты о своей деятельности в контрольный орган.

Согласно формулировке ст.53 Закона названные в ней решения относятся к компетенции совета директоров. Одновременно с этим согласно ст.60 Закона только исполнительный орган является официальным представителем АО. Из этой компетенции исполнительного органа возникают проблемы, которые закон пытается решать, в том числе с помощью правил о «заинтересованности». Альтернативная возможность состоит в том, чтобы также в рамках статьи 53 отделить решения совета директоров, действующие только во внутренних отношениях. В соответствии с этим многие законы содержат положение, по которому при правовых сделках АО с членами руководящего органа представителем АО выступает наблюдательный совет. Этот перенос компетенции получает особо важное значение, когда речь идет о предъявлении АО правовых претензий к членам руководящего органа. В большинстве других названных в данном положении «компетенции» речь, напротив, идет о правах согласия совета директоров, касающихся только внутренних отношений.

Хочется поприветствовать то, что в законе определено минимальное число членов совета директоров. Тем не менее здесь возникают некоторые вопросы: в первых, не является ли установленный минимум слишком низким [9], и во вторых, не следует ли кроме минимального определить также максимально допустимое число членов. Так «в Германии наблюдательные советы с 15-ю и большим числом членов считаются, как правило, переполненными. Однако еще более важным является вопрос, что произойдет, если даже минимально допустимая граница не будет достигнута. В таких Случаях в Германии регистрационный орган при определенных предпосылках получает возможность сам назначать членов совета директоров» [10].

 

Литература

  1. Пункт 1. статьи 53. Закона Республики Казахстан «Об акционерных обществах» от 13 мая 2003 г.
  2. Лобков А. Совет директоров - орган управления акционерного общества // Юридический консультант главного бухгалтера. - 2003. - № 4. - С. 37-38.
  3. Молдахметова Д. Основные органы управления акционерным обществом. // Де - Юре. - 2006. - № 3. С 15.
  4. Лобков А. Совет директоров - орган управления акционерного общества // Юридический консультант главного бухгалтера. - 2003. - № 4. - С. 37-38
  5. Имеется в виду Закон «Об акционерных обществах» от 10 июля 1998 года.
  6. Н. Сарсенов «Актуальные вопросы корпоративного управления», Алматы: 2008 г., с.99-101.
  7. Д-р Ханс-Йоахим Шрам «История и перспективы казахстанского права об акционерных обществах» Рынок ценных бумаг Казахстана № 2 февраль 2004 г. - С. 40 - 57.
  8. В этой связи можно сослаться на Распоряжение ЕС № 2157/2001 от 8.10.2001 г. «О правилах европейского коммерческого общества». В ст.38. оно хоть и допускает обе системы, но требует однозначного выбора одного из них.
  9. Количество директорских постов влияет на возможность акционерного меньшинства выбирать представителей в этот орган. Поэтому в России это минимальное число определили в 7 (либо 9) человек. Ст. 66 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» от 24 ноября 1995 года.
  10. Д-р Ханс-Йоахим Шрам «История и перспективы казахстанского права об акционерных обществах» - Рынок ценных бумаг Казахстана. - № 2 февраль 2004 г. С. 40-57
Фамилия автора: Е. М. Чередниченко
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика