Элементы властеотношения

На наш взгляд, можно выделить следующие элементы властеотношения: субъект, интересы субъекта, волеизъявление субъекта, основания и ресурсы власти, объект, акт подчинения объекта.

Первым элементом властеотношения является субъект. Субъект может выступать как в инди­видуальной, так и в коллективной формах.

Вторым элементом выступают интересы субъекта. Остановимся подробнее на механизме фор­мирования интересов. В основе любых интересов лежат различные потребности. Потребности являются побудительной силой, предпосылкой поведения, источником активности людей. Потребность - это выражение особого состояния человека, его отношение к чему-либо, "это переживаемая человеком нужда, удовлетворение которой жизненно важно для его существова­ния, сохранения целостности его личности или развития индивидуальности" [1, с. 96 -97].

Разнообразные потребности, прежде чем стать побудительной силой, должны "пройти" через сознание. Существующие потребности осознаются и ранжируются по степени важности, суще­ственности. Из огромного круга потребностей субъект выбирает наиболее значимые для него, подлежащие обязательному удовлетворению потребности.

Следующим шагом является определение конкретных возможностей удовлетворения отобран­ных потребностей. Субъект определяет круг предметов, с помощью которых данную потребность можно удовлетворить, а также средства и способы овладения предметом [2, с. 19]. Осознанная таким образом потребность превращается в интерес субъекта. Иными словами, интерес - это опредмеченная (и соответственно осознанная) потребность.

Понятия интерес и потребность не являются тождественными друг другу [3, с. 86-88]. Одна и та же потребность может выразиться в различных интересах. Так потребность государства в ресурсах может иметь следствием как интерес в поставках из-за границы, так и интерес в разви­тии собственного производства. Интересы выражают пути и способы удовлетворения потребно­стей. Однако сам по себе интерес осуществиться не может, средством реализации интереса явля­ется воля [4]. Не вдаваясь в анализ различных трактовок понятия воли [5, с. 68-78], условно будем считать, что воля - это элемент психики человека, стремление человека к определенным действиям, внутренняя побудительная причина, "психический процесс сознательной регуляции поведенческого акта, направленного на достижение результата, предвосхищаемого субъектом как необходимость и возможность" [6, с. 143].

Воля является внутренним состоянием субъекта. Для того чтобы воля, выражающая опреде­ленный интерес, произвела какие-либо изменения, приобрела обязательность, она должна объек­тивироваться, выразиться "во вне". Способом объективирования воли является волеизъявление. Объективированная воля перестает быть элементом внутреннего состояния субъекта. "Можно говорить, что произведение искусства - объективированные мысль и чувства художника, но оно не является ни мыслью, ни чувством, точно так же как и объективированная воля, волей является лишь по названию, а на деле это требование, которое по своей природе не обладает обязательно­стью по отношению к другому лицу" [7, с. 93].

Любое волеизъявление направлено к кому-либо. В системе властеотношений таким адресатом выступает объект. Объект власти, будучи лицом, наделенным собственным сознанием и волей, может по-разному воспринимать произведенное волеизъявление. Возможны три вида отношения объекта к произведенному волеизъявлению:

  • акт волеизъявления субъекта полностью соответствует воле и желаниям объекта;
  • объекту безразлично совершенное волеизъявление;
  • акт волеизъявления субъекта противоречит собственным убеждениям, желаниям, устремле­ниям объекта.

Первые две ситуации являются скорее либо трудно достижимым идеалом, либо исключением. В подавляющем большинстве случаев имеет место третий вид взаимодействия. Соответственно встает вопрос: каким образом объективно нейтральный акт волеизъявления приобретает обяза­тельность для его адресата - объекта? Таким "переходным мостиком", придающим обязатель­ность волеизъявлению, являются основания и ресурсы власти.

Ресурсы власти - это средства, которые может использовать субъект для придания обязатель­ности своему волеизъявлению, это то, что побуждает объект подчиниться субъекту. Ресурсами могут быть важные для объекта ценности, либо средства, с помощью которых можно лишить человека ценностей. К ресурсам можно отнести те материальные предметы и духовные блага, которые способны, во-первых, удовлетворять потребностям и интересам людей, представляя определенную ценность в социальных отношениях и, во-вторых, повышать потенциал влияния и силу воздействия агентов власти. С точки зрения бихевиоризма, власть есть, прежде всего, кон­троль и распределение ресурсов общества [8, с. 11].

Основания власти - это средства, которые уже используются в конкретном властеотношении. Иными словами, ресурсы - это потенциальные основания, средства которые можно использовать, а основания - уже использованные ресурсы. Качественно-количественная характеристика ресур­сов позволяет говорить о силе власти. Понятие "сила власти" характеризует возможности власти, возможную степень воздействия на общественные отношения. Чем более ресурсов может задей -ствовать субъект, тем больший круг задач он может решать, тем более независимую и последова­тельную политику может проводить.

В литературе существует множество классификаций ресурсов власти. Например, А.Этциони предлагает разделить ресурсы на 3 категории: утилитарные, принудительные и нормативные [9, с. 36]. Согласно другой классификации, ресурсы делятся на экономические, социальные, куль­турно-информационные и принудительные (силовые). Некоторые авторы к числу ресурсов отно­сят и убеждения, интересы, чувства, эмоции людей [10, с. 97]. Особо следует отметить авторитет, в основе которого лежат определенные характеристики (свойства, статус) субъекта, которые зас­тавляют объект принять его команду независимо от ее содержания. И хотя определение соотно­шения между властью и авторитетом является классической проблемой социальной философии и политической теории, на наш взгляд, авторитет является одним из ресурсов власти. Объединяя вышеуказанные классификации, выделим следующие виды ресурсов власти:

  1. Экономические-различные материальные ценности, вещи, деньги;
  2. Социальные-связанные с возможностью изменения социального статуса;
  3. Информационные-обладание знаниями и информацией;
  4. Принудительные (силовые) - институты и средства принуждения;
  5. Нормативные-установленные правила поведения, средства воздействия на внутренний мир человека, в т.ч. и авторитет;
  6. Демографические - сам человек. Особое значение данный ресурс приобретает в периоды массовых действий, например войн.

Следующим элементом властеотношения является подчинение адресата волеизъявления (объ­екта). "...Сам факт отдачи приказа еще недостаточен для того, чтобы можно было обоснованно судить о наличии отношений власти" [11, с. 160].

Власть "...невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения. В конечном счете, у объекта властной воли всегда есть пусть крайний, но все же выбор - погибнуть, но не подчиниться" [12, с. 176-181]. Классической иллюстрацией данного положения является ситуация с разогнанной демонстрацией, проигнори­рованной забастовкой. Если требования демонстрантов, бастующих, не выполнены, проигнори­рованы, то волеизъявление, потенциально обладающее властными качествами, к возникновению властного отношения не привело. Обусловленность власти подчинением широко используется в реальной жизни. Примером того могут служить концепции ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга; идея Вацлава Гавела о "власти безвластных", которая реализовалась во время "бархатной революции", покончившей с коммунистическим режимом в Чехословакии; лозунг филиппинской революции ("власть - народу") против Фердинанда Маркоса и др. В этой в связи показательна формула американского поэта Карла Сэндберга, которая вдох­новляла сторонников движения за гражданские права в США, а ныне является девизом пацифис­тов во всем мире; "Они устроят войну, а никто не придет".

Таким образом, признаком любой власти является подчинение объекта субъекту. Характерной особенностью властных отношений является их асимметричность. На сегодняшний день боль­шинство ученых признают, что власти в той или иной степени свойственно неравенство. Практи­чески все концепции власти исходят из ее асимметричности, исключение составляют так называ­емые "альтернативные" концепции власти Т.Парсонса [13], Х.Арендта [14], М.Фуко [15]. Лежащее в основе власти неравенство может иметь различную природу.

Оно может быть индивидуальным (физическое, интеллектуальное и др.). В этом случае объект подчиняется конкретному субъекту в данной конкретной обстановке в силу наличия у субъекта каких-то индивидуальных качеств, с помощью которых он может воздействовать на объект. При­мером может служить власть грабителя над прохожим. Прохожий вынужден подчиняться граби­телю в силу того, что последний обладает большей физической силой. Подобное подчинение носит случайный и временный характер. Данные отношения, мы считаем необходимым имено­вать индивидуальной властью - властью, основанной на индивидуальном неравенстве.

Неравенство субъекта и объекта может вытекать и из их принадлежности к обществу, соци­альной группе. В данном случае субъект и объект выступают как носители определенного соци­ального статуса, в основе властного отношения лежит социальное или статусное неравенство. Лицо становится субъектом властного отношения в силу наличия у него определенного социаль­ного статуса - статуса главы семьи, директора предприятия, лидера партии и т.д. Данный вид власти мы будем именовать социальной властью. Она носит стабильный и устойчивый характер, являясь социальным институтом [16, с. 84].

Важное значение, в том числе и для последующего анализа понятия и природы публичной власти, имеет проблема потенциального и актуального.

Можно выделить две точки зрения на данную проблему. Согласно первой власть характеризует­ся в терминах актуальной связи. Иметь власть означает "осуществлять" ее, а не просто обладать некой возможностью. Не реализующийся потенциал - это не власть, властные отношения возника­ют лишь в том случае, если существующий потенциал успешно используется. К числу сторонников данной точки зрения следует отнести Р.Даля, Г.Лассуэла, Э.Кэплэна, И.А. Азовкина.

Сторонники второй точки зрения (М.Вебер, Д.Ронг и др.) исходят из диспозиционной приро­ды власти. Власть ими рассматривается как-то, что может произойти, как потенциальная возмож­ность. Власть представляет собой возможность и способность оказывать определяющее воздей­ствие на деятельность, поведение людей.

Не останавливаясь подробно на достоинствах и недостатках этих точек зрения, отметим, что они не являются взаимоисключающими, а характеризуют различные состояния власти: статиче­ское и динамическое. Философской основой данного деления является аристотелевская антитеза "потенциального" (возможного) и "актуального" (действительного) [17, с. 151 -154].

Власть в статике характеризуется определенным состоянием субъекта, позволяющим ему в случае необходимости актуализировать свои способности к воздействию на объект. Власть же в динамике представляет собой реализацию этих способностей, непосредственное воздействие на объект. Указанные состояния не являются изолированными и взаимоисключающими, а представ­ляют две последовательные стадии одного и того же явления. Причем одинаково опасно акценти­рование внимания, как на первом, так и на втором состояниях. Абсолютизация первого может привести к переоценке "невидимой" власти - власти над сознанием и установками людей, а так­же характеристике "бездействия" в качестве "безвластия". Абсолютизация второго нередко при­водит к переоценке властного потенциала, рассмотрению только насильственной, принудитель­ной стороны власти, в то время как применение силы, насилия зачастую говорит о падении ее авторитета и легитимности.

Исходя из всего вышесказанного, можно попытаться дать следующее определение власти как общесоциологической категории. Власть асимметричное отношение, выражающееся в возможно­сти субъекта обеспечить подчинение объекта в соответствии со своими намерениями посред­ством использования соответствующих ресурсов.

 

Литература

  1. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. -М.: Право и Закон, 1997.
  2. Островский Д.И. Формирование интересов (методологический аспект) // Вестник МГУ. Серия 7. Философия. 1994, №6.
  3. МихайловB. C. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке гражданского права // Государство и право. 1999, №7.
  4. Ойгензихт В.Л. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права). - Душанбе, 1983.
  5. Ильин Е.П. Психология воли - С-Пб.: Издательство "Питер", 2009.
  6. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для ВУЗов. - М.: Норма, 2005.
  7. Зуев В.И. "Власть" в системе политологических категорий //Государство и право. 1992, №5.
  8. ДегтяревA.A. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения. Полис. 1996, №3.
  9. Etztoni A.A. A Comparative Analysis of Complex Organizations. -Y., 1961. 
  10. Курскова Г.Ю. Политический феномен власти / Социально-гуманитарные знания.
  11. Вятр Ежи. Социология политических отношений. - М. : "Прогресс",
  12. Коркунов Н.М. Указ и Закон. - С-Пб., 1894.
  13. ParsonsТ. Power and the Social System // Power / Ed. by S. Lukes. - Oxford,
  14. Arendt H. Communicative Power // Power / Ed. by S. Lukes. - Oxford,
  15. Foucault M. The History of Sexuality: An Introduction. - Harmondsworth,
  16. Пушкарева Г.В. Власть как социальный институт // Социально-политический журнал.1995, №
  17. История философии в кратком изложении / Пер. с чеш. Богута И.И. - М.: Мысль,
Фамилия автора: Г.Т. Ищанова
Теги: Власть
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика