Криминалистические основы оперативно-розыскной деятельности

Возникновение оперативно-розыскной деятельности в Кыргызской Республике, как и расследования, было обусловлено социальной необходимостью борьбы с преступностью. При этом практическая оперативно-розыскная деятельность появилась несколько раньше следственной.

Сущность оперативно-розыскной деятельности с самого начала связывалась с осуществлением обшеуголовного розыска или сыска преступников гласными и, главным образом, негласными методами. Поэтому становление и развитие оперативно-розыскной деятельности учеными всегда объединялись со становлением и развитием уголовного сыска (В.И. Елинский, И.А. Климов, А.Г. Маркушин и др.).

Криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности, по нашему мнению, наиболее близкие по теоретическому и практическому содержанию юридические науки. Они имеют одни объекты изучения - преступную деятельность различных видов и деятельность по ее раскрытию. Много общего и в истории их развития, тактике и методике проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. И это не случайно, ибо многие исходные теоретические положения, приемы и методы оперативно-розыскной деятельности сформировались в рамках криминалистики. Соответственно, многие положения и рекомендации криминалистики легли в основу указанной научной дисциплины.

Сближает указанные дисциплины и их важная роль в обеспечении раскрытия преступлений. Так, по данным Информационно-аналитического центра МВД Кыргызской Республики в 2010 году общее количество раскрытых преступлений по ОВД республики составило - 16693 и большая часть из них была раскрыта только силами оперативно-розыскных органов. Совместно же с криминалистическими и оперативно-розыскными средствами раскрываются практически все преступления.

Рассматривая историю, следует отметить, что в России рождение именно уголовного сыска, или розыска, осуществляемого специальными государственными органами, [1] происходило в первой половине XVI в., хотя данному процессу еще с Х в., предшествовал сыск преступников самими потерпевшими или членами их родов. Во второй половине XVII в. не только производился розыск, но и началась следственная деятельность и был определен порядок расследования преступлений в Соборном уложении 1649 г.

Вместе с тем, в этот период появились и различные толкования понятия «розыск», или «сыск». Под ним понимались, во-первых, установление истины при расследовании какого-либо криминального события, во-вторых, особая форма судебного производства, следственный процесс и, в-третьих, действия уполномоченных на то лиц по поиску и задержанию преступников. И хотя в правовых актах того времени различия между следственным и оперативно-розыскным аспектами розыска (сыска) не просматривались, но, как отмечается в литературе, именно тогда начали складываться элементы уголовного сыска как особой самостоятельной системы поисковой деятельности [2].

Становление регулярной полиции в России в первой половине XVIII в., ее дальнейшее развитие во второй половине того же века и в XIX в. способствовали совершенствованию уголовного сыска именно как оперативно-розыскной деятельности. Стал более разнообразным арсенал средств и методов этой деятельности. В частности, начали широко применяться такие методы, как осведомительство, словесные расспросы, оперативный осмотр, негласное наблюдение, поиск с маскировкой внешности сыскных сотрудников, получение сведений от осведомителей, организация притонов-ловушек и др. Однако, развитие и совершенствование оперативно-розыскной деятельности шло только чисто практически.

Тактика же указанных методов оперативно-розыскной деятельности в осуществлении сыска в тот период ни нормативно не регулировалась, ни научно не осмысливалась представителями данного направления деятельности органов дознания. Во многом это объяснялось отсутствием централизованной полицейской системы, недостатком специально подготовленных кадров. Поэтому тактику действий в каждом конкретном случае определяли сами чины полиции, а чаще их руководители. Лишь в уголовно -процессуальной литературе того времени появились первые теоретические рассуждения о месте, роли оперативно-розыскной деятельности в раскрытии преступлений. Поскольку дознание в то время осуществлялось приемами и средствами уголовного сыска, ученые процессуалисты пытались разобраться в соотношении понятий дознания и сыска. В частности, В.К. Случевский, учитывая роль сыска в дознании, считал, что целью дознания является лишь «обнаружение преступного характера происшествия», а «дальнейшие действия по разыскиванию и обличению преступника» входят в задачу следователя [3]. Таким образом, дознание он, по существу, сводил лишь к уголовному сыску (оперативно-розыскной деятельности). Близка изложенной и позиция А.А. Квачевского, который различал дознание в широком и узком смысле: в широком смысле - все предварительное производство по делу, включая и оперативно-розыскные действия, направленные на обнаружение и фиксацию скрытых, тайных следов и установление виновников преступления; в узком смысле - только оперативно-розыскную деятельность, сосредоточенную на выявлении признаков преступного характера[4]. И.Я. Фойницкий в своих трудах тоже уделял внимание анализу методов уголовного сыска [5].

Создание сыскной полиции в середине XIX в., ее совершенствование во второй половине этого века и в начале XX в. улучшили сыскную деятельность, сделали ее более разнообразной. В ней стали широко использоваться методы полицейской разведки, внедрение секретных сотрудников (агенты), наружное и внутреннее наблюдения, а также дактилокарты, данные словесного портрета, регистрация преступников, познавательная фотосъемка и др. Уголовный сыск начал строиться по специализированному принципу (по группам наиболее распространенных преступлений). Улучшилось нормативное регулирование оперативно-розыскной деятельности. В частности, были разработаны довольно подробные инструкции по полицейскому сыску [6].

В целом же сформировавшаяся к началу XX в. практика уголовного сыска, как в России, так и на территории всего постсоветского пространства, несмотря на определенные недостатки, как справедливо отмечается в литературе, являлась основой для создания уголовного розыска в Советской России[7]. Однако, сначала в оперативно-розыскной работе советской милиции и научных исследованиях по вопросам этой работы попытались проигнорировать эффективность сыскной деятельности дореволюционного периода. «Было декларировано, что оперативно-розыскная работа с самого начала должна строиться на принципиально новой основе под руководством партийных организаций и опыта чекистских органов по борьбе с контрреволюцией, саботажем и другими преступлениями. Поскольку такого опыта поначалу не было, а существование оперативно-розыскной деятельности объективно обусловлено социальной необходимостью, то молодое пролетарское государство вынуждено было принимать во внимание многие приемы и методы оперативной работы, изложенные в инструкциях и наставлениях прежней сыскной полиции, умалчивая, разумеется, об источниках»[8]. Конечно, столь нигилистическое отношение к сыскной дореволюционной деятельности не было благоприятным для начального этапа развития советского уголовного розыска. Но, впоследствии, многие разработанные в дооктябрьской 1917 г. России методы оперативно-розыскной работы были восприняты и использованы с определенной корректировкой в деятельности советского уголовного розыска.

Хотя оперативно-розыскная деятельность значительно древнее следственной, ее теоретико-методологическая база в отличие от теоретической основы следствия не развивалась, а фактически ее и не было. Только с рождением криминалистики у оперативно-розыскной деятельности появилась возможность использовать данные криминалистики для формирования не только своего тактико-методического и технического арсенала в негласной сфере розыскной деятельности, но и определенных теоретических основ.

Именно в рамках отечественной криминалистики, на ее теоретической и практической базе начали развиваться теория и практика оперативно-розыскной деятельности в Советском государстве.

Соответственно, в зарубежной и отечественной криминалистике в начале XX в. сформировалось представление о двойственной области применения рекомендаций криминалистики - в процессуальной (расследовании) и непроцессуальной (оперативно-розыскной) деятельности. Поэтому и отдельные ее рекомендации часто носили двойственный характер, что вполне закономерно: криминалистика, уже и в то время занимавшая стабильное положение и имевшая довольно четкие перспективы развития, также, как наука о следственном искусстве, частью которого было не менее искусное ведение розыскной работы, просто обязана была теоретически и практически оснастить оперативно-розыскную деятельность.

Особенно много разработок, данные которых могли использоваться в оперативно-розыскной деятельности, было сделано зарубежными криминалистами уже вскоре после рождения криминалистики. Ее основатель Ганс Гросс в своем труде[9], положившем начало криминалистике, не только отметил важное значение знания криминалистики для розыскных работников полиции, но и уделил значительное внимание рассмотрению вопросов в большей степени оперативно-розыскного, нежели следственного, характера.

Таковыми, например, были вопросы о различных криминальных приемах преступников и способах (в том числе и негласных) их распознавания, о воровском языке, о чтении шифрованных писем, о типичных способах совершения краж и мошенничества.

Значительный вклад в разработку тактико-методического и технического арсенала оперативно-розыскной деятельности внесли западные криминалисты А.Вейнгардт, Р.Гейндль, Г.Шнейкерт, В.Штибер и др. В частности, многие работы названных авторов были прямо адресованы оперативно-розыскным работникам, и в этих трудах описывалось, каким образом знания приемов и методов криминалистической тактики и техники могут быть использованы в розыскной работе[10].

Не меньший вклад в формирование указанного арсенала внесли и первые российские криминалисты И.Н. Якимов, С.М. Потапов, П.С. Семеновский, В.И. Громов и др. Все они, в определенной степени под влиянием своих зарубежных коллег, тоже исходили из мнения, в соответствии с которым существуют гласные и негласные формы применения данных криминалистики и негласный розыск является частью единой деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, и поэтому считали, что приемы и методы криминалистики должны быть средствами и расследования, и оперативно-розыскной деятельности[11].

Мнение о том, что научные и практические основы оперативно-розыскной работы - это часть криминалистики, сохранялось до тех пор, пока от нее не отпочковалась самостоятельная специальная научно-учебная дисциплина, получившая название «Оперативно-розыскная деятельность», а потом (с началом формирования собственной теории) именовавшаяся «Теорией оперативно-розыскной деятельности». Периоду нахождения и развития теории оперативно-розыскной деятельности в рамках криминалистики был свойствне разброс во мнениях криминалистов по поводу того, является ли указанная деятельность частью криминалистики или она уже стала самостоятельной отраслью знаний в качестве специальной научной дисциплины.

Значительная часть видных криминалистов того периода (А.Н. Васильев, А.И. Винберг, Р.С. Белкин и др.) вначале считали оперативно-розыскную деятельность и ее теорию частью криминалистики. Так, в одной их своих ранних работ А.Н. Васильев, включая тактику оперативно-розыскных действий в предмет криминалистики, писал, что «если тактику оперативно-розыскной работы не включать в предмет криминалистической тактики, то оперативно-розыскная работа не подвернется научному обобщению и изучению на юридической базе ни в какой другой науке и, следовательно, будет исключено важное средство усовершенствования оперативно-розыскных действий и их научной организации». Этих взглядов он придерживался вплоть до конца 70-х годов XX в., хотя иногда и допускал отнесение некоторых видов оперативно-розыскной работы к содержанию специальных (каких, не указывал) дисциплин[12].

Однако в учебнике криминалистики 1980 г. А.Н. Васильев уже констатировал, что «оперативно-розыскные действия, используемые для предупреждения, обнаружения, пресечения преступлений (в доследственный период, а также в процессе расследования), составляют особую дисциплину». О причине перемены своих взглядов по этому вопросу А.Н. Васильев говорил следующее: «Существовавшая ранее точка зрения о том, что оперативно-розыскные действия, используемые в расследовании, охватываются криминалистикой, объясняется, главным образом, тем, что особая дисциплина, объединяющая все виды оперативно-розыскных действий, находилась в процессе становления. По мере того, как эта дисциплина заняла свое место в системе наук, вышеуказанная точка зрения изменилась». А.И. Винберг, ранее относивший приемы оперативно-розыскной работы к предмету криминалистики, впервые признал существование специальной научной дисциплины, изучающей оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел, уже в 1959 г. Правда, и потом у него по этому вопросу были некоторые колебания.

Р.С. Белкин и его соавтор А.С. Соколов в совместной работе (1957 г.) утверждали, что уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельность базируются на общей научной основе, каковой служит криминалистика. Впоследствии Р.С. Белкин тоже отказался от подобного утверждения и, признав существование соответствующей научной дисциплины, подробно обосновал изменение своих взглядов. В частности, по его мнению, интенсивная разработка учеными всех разделов теории оперативно-розыскной деятельности способствовала не только созданию фундамента данной теории, но и обоснованию необходимости формулирования самостоятельного предмета указанной науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним[13].

Изменились взгляды по данному вопросу и у многих других криминалистов. Такая метаморфоза достаточно хорошо объяснима, что удачно продемонстрировал Р.С. Белкин: «Пока накапливавшийся в рамках криминалистики эмпирический материал не противоречил представлениям о криминалистике как науке лишь о средствах и методах борьбы с преступностью, зарождавшаяся теория оперативно-розыскной деятельности развивалась как часть этой науки, как элемент ее составных частей, разделов. Это был закономерный процесс, типичный для любой науки»[14]. Последующие же научные исследования стали основой теории указанной деятельности и серьезным обоснованием для выделения ее предмета изучения и самостоятельной научной дисциплины.

 

Литература

  1. Разбойный, сыскной приказы.
  2. Елинский В.И., Исаков Б.М. Становление и развитие уголовного сыска в России (X -нач.XX в.). -М., 1998. С. 16 - 17.
  3. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. - Спб., 1913. С. 107.
  4. Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г., 7.2. и 2.3. - Спб., 1864. С. 5.
  5. Инструкция по работе полиции. - М., 1912.
  6. Например, Инструкция по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения (Спб., 1907), Инструкция по организации наружного (филерного) наблюдения, Инструкция чинам сыскных отделений (Спб., 1910). Но все же, по мнению историков, «сыскная полиция в началеXX в. еще не сложилась как самостоятельная обособленная структура в системе правоохранительных органов дореволюционной России».
  7. Елинский В.И., Исаков В.М. Становление и развитие уголовного сыска в России (X -нач.XX в.). - М., 1998. С. 46.
  8. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород, 1997. С. 28.
  9. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. - Спб., 1908. 
  10. Вейнгардт А. Уголовная тактика. - Петроград, 1910; Гейндль Р. Уголовная техника. Из материалов уголовного розыска. - М., 1925; Штибер В., Шнепкерт Г. Практическое руководство для работников уголовного розыска. - М., 1925.
  11. И.Н. Якимов в своих научных трудах «Практическое руководство к расследованию преступлений» (М., 1924), «Современное розыскное искусство» (М., 1926), «Криминалистика. Уголовная тактика» (М., 1929) большое внимание уделил тактике и методике проведения оперативно-розыскной работы. В частности в книге «Современное розыскное искусство» он обращал внимание оперативно-розыскных работников на необходимость знания ими различных видов преступников, преступной среды, ее обычаев, нравов, преступных профессий. В «Практическом руководстве к расследованию преступлений» И.Н. Якимов отмечал, какими качествами должны обладать сыщики, чтобы познать оперативно-розыскное искусство. При этом он считал, что «профессия агента есть не что иное, как искусство, основанное не только на практическом опыте, но и на специальных знаниях». Его же работу «Криминалистика. Уголовная тактика» можно по праву считать учебником, как криминалистики, так и оперативно-розыскной деятельности.
  12. Васильев А.Н. Следственная тактика и ее место в системе криминалистики // Советская криминалистики на службе следствия. -М., 1961. Вып. 15. С. 38 - 39.
  13. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. -М., 1977. Т. 1. С. 96.
  14. Белкин P.C. Курс криминалистики. -М., 1997. Т. 1. С. 200.
Фамилия автора: А.С. Базарбаев
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика