Проблемы применения огнестрельного оружия как меры пресечения административных и уголовных правонарушений

Применение огнестрельного оружия чаще всего связано с пресечением преступлений. Поэтому возникает вопрос, является ли эта мера административно-пресекательной, входит ли она в систему административного принуждения? Положительный ответ на данный вопрос можно аргументировать следующим:

  • огнестрельное оружие применяется субъектами административной власти, и только ими, а все остальные субъекты права (должностные лица, граждане), используют его не для реализации властных полномочий, а для необходимой обороны;
  • реализуется эта мера пресечения административным правом;
  • применение огнестрельного оружия прямо не связано с возбуждением уголовного дела и может иметь место до возбуждения уголовного дела, после его приостановления, прекращения, а также для пресечения невиновных общественно опасных действий.

Это средство воздействия лежит на грани между административным и уголовным принуждением, но все же в большей степени относится к первому. Главная особенность применения огнестрельного оружия, как указывают многие авторы, состоит в том, что его реализация не связана с пресечением административного проступка, а обусловлена необходимостью немедленного прекращения таких действий, которые по степени общественной опасности могут быть квалифицированны как преступные[1]. Следует заметить, что в некоторых случаях обстоятельства, служащие основаниями применения огнестрельного оружия сотрудниками милиции, внешне напоминают административные правонарушения. Так выглядит, например, попытка завладения табельным оружием работника милиции, когда задерживаемое лицо приближается к нему, отказываясь выполнить требования остановиться либо создание реальной угрозы жизни и здоровью людей, водителем транспортного средства, нарушающим административные правила дорожного движения и др.

Мы полагаем, что в данном случае с помощью огнестрельного оружия пресекаются не административные проступки, - что принципиально важно, - а такие противоправные действия, которые, благодаря существованию отдельных внешних обстоятельств (например, управление транспортом в состоянии алкогольного опьянения), достигают степени общественной опасности, присущей уголовно-правовому деянию. В ряде случае, подчеркивают отдельные авторы, при умышленном либо неосторожном нарушении правил движения, квалификация противоправного деяния, как преступления и только как проступка зависит в основном от наступления вредных последствий[2]. «Законодатель, -подчеркивает Д.Н. Бахрах - не может признавать общественно опасные деяния преступлением либо по тому, что свойства деяния не до конца опознано, либо потому, что достаточно применения мер административного  принуждения,  либо по другим причинам»[3].

Применение огнестрельного оружия в отличие от других мер административного пресечения всегда носят активный характер, в то время как использование физической силы и специальных средств в некоторых случаях происходит в форме пассивного сопротивления: «живых коридоров», устраиваемых сотрудниками милиции; применение спецсредств для принудительной остановки транспорта либо препятствование движению толпы.

Характерной особенностью правовой природы применения огнестрельного оружия является своеобразный характер административного усмотрения в процессе реализации данной меры. Авторы, исследующие вопросы административного усмотрения, раскрывают его сущность главным образом в плане правового вывода: применять или не применять предусмотренное юридической нормой действие[4].Однако, особенности исследуемой меры предупреждения таковы, что в ходе ее реализации немаловажным является усмотрение второго порядка: какой ущерб может быть выбран сотрудником милиции, применяющим оружие? Следует учитывать, что возможности дозирования принудительного воздействия здесь иные, чем. скажем, при выборе приемов единоборства, а тем более - размера штрафа. Таким образом, усмотрение в процессе применения данной меры принуждения - это усмотрение с императивным условием. Причем императивность его выше, чем та, которая присуща применению специальных средств. Так. если в ходе применения резиновой палки возможен широкий выбор мест нанесения ударов, в том числе по спине и в область груди, а также силы ударов, то выстрел из огнестрельного оружия в эти же места может привести к тяжким последствиям. К тому же силу воздействия пули регулировать невозможно. В данном случае можно вести речь об объективированном усмотрении в процессе применения огнестрельного оружия, обязывающим, если позволяют обстоятельства, вести прицельный огонь по верхним либо нижним конечностям тела.

Являясь физическим средством пресечения неправомерных действий, огнестрельное оружие представляет собой такое техническое устройство, результат применения которого, как указывали еще юристы начала нынешнего века, не может быть учтен заранее[5]. Эта мера может дать непредсказуемые фактические последствия: от легкой раны до смерти лица. И в том, и в другом случае решающую роль могут сыграть случайные факторы: окружающая обстановка, почва, дорожное покрытие и даже конструктивные особенности табельного оружия, которым оснащена милиция.

Одним из характерных признаков применения огнестрельного оружия является реализация данной меры в сверхэкстремальных, стрессовых условиях. Причем стресс вызывают как сами общественно опасные действия правонарушителя, так и осознание возможности причинения серьезного вреда в результате выстрела, а кроме того - и боязнь ответственности за причиненный ущерб и невыполнение служебного долга. По мнению авторов, исследовавших особенности психических процессов сотрудников милиции в ситуации действия оружием, данная мера принуждения всегда реализуется в экстремальных условиях и характеризуется особым напряжением психологических сил лица[6]. Опрошенные сотрудники милиции, применявшие огнестрельное оружие, в большинстве своем (71,6%) указали на излишнее волнение, мешавшее сосредоточиться; стрессовыми назывались и такие обстоятельства, как сосредоточенность развития ситуации, необходимость следить за действиями группы лиц, и др. Наконец, отличие данной пресекательной меры от иных специальных мер административного пресечения состоит в том, законодатель устанавливает два правовых режима реализации: применение и использование огнестрельного оружия. Это также свидетельствует об исключительном месте названной меры в системе мер правового принуждения.

Как правило, авторы исследований последних лет по вопросам применения

и использования огнестрельного оружия выделяют такой элемент правовых основ, как основания названной меры пресечения. Данный элемент занимает в правовых основах центральное место, так как лишь при наличии оснований применения и использования оружия можно вести речь о соблюдении установленных законом условий, порядка и пределов применения данной меры пресечения.

В юридической науке нет единого мнения о том, что является основанием применения данной меры пресечения. На взгляд одних авторов, таковыми следует признавать фактические обстоятельства, свидетельствующие о возможности применения оружия по его прямому назначению, эти обстоятельства перечислены в частях 2, 3, 4 статьи 15 Закона «Об органах внутренних дел Кыргызской Ресиублики»[7]. По мнению других, возникновение реальной угрозы посягательства на исчерпывающий перечень объектов уголовно-правовой охраны, названных в части 2 статьи 15 Закона, является юридическим основанием применения огнестрельного оружия и влечет обязанность своевременного применения данной меры принуждения[8]. Третьи авторы предлагают считать таковыми исключительные по своему характеру условия, с возникновением которых Закон связывает возможность применения или использования сотрудниками милиции огнестрельного оружия. Эти основания, пишут они, в частях 2-5 статьи  15 вышеназванного закона[9].

Представляется, что перечисленные выше позиции не совсем точны. Дело в том, что на практике нередко существуют ситуации (обстоятельства), реально угрожающие объектам, перечисленным в частях 2-5 статьи 15 Закона «Об органах внутренних дел», однако оружие не может быть применено. Так, например, сотрудники милиции, преследуя у вокзала стреляющего на ходу преступника, не могли применить оружие, так как вокруг было много граждан. И законодательство о применении оружия отображает такие ситуации, устанавливая соответствующие условия (запреты). Думается, что наличие обстоятельств применения оружия в той или иной конкретной ситуации еще не предрешает вопрос о праве (возможности, обязанности) прибегнуть к данной мере принуждения. Они лишь указывают на возникшую необходимость защиты определенных прав, свобод и интересов с помощью самого строгого принудительного средства. Само же право причинить вред выстрелом возникает тогда, когда дополнительно соблюдены порядок, условия и пределы применения данной меры пресечения.

Таким образом, то или иное основание применения либо использования огнестрельного оружия, как и иных мер административного пресечения представляет из себя нормативно-определенное, типичное обстоятельство, прямо названное в законе, с которым связывается необходимость производства выстрела, удара и т.п. Причем, в большинстве случаев это обстоятельство носит характер неправомерных юридических действий. В этой связи определенный научный и практический интерес представляет вопрос о качественном состоянии обстоятельств, образующих состояние применения и использования оружия. В данном случае хотелось бы согласиться с позицией авторов, которые полагают, что основание - это такое обстоятельство, которое достигло той степени общественной опасности, с которой закон связывает необходимость действовать оружием[10]. Естественно проявляется, объективируется такая опасность в конкретных действиях правонарушителях, поэтом) нельзя согласиться с B.C. Новиковым, который выделяет «раннюю» стадию возникновения основания применения огнестрельного оружия, а, следовательно, и позднюю[11]. В данном случае все же следует вести речь о качестве основания, полагая, что в отдельных случаях наивысшая степень угрозы охраняемым интересам позволяет сотруднику милиции применять огнестрельное оружие без предупреждения.

В юридической науке отсутствует сколько-нибудь широкая классификация основании применения огнестрельного оружия, необходимость выработки которой вызвана тем, что правовое основание как элемент правовых основ законного применения и использования огнестрельного оружия тесно связан с другими их элементами - порядком, условиями и пределами данной меры пресечения Причем правовое основание в системе данных структурных связей в полной мере определяет необходимость реализации других элементов, а следовательно, и правомерность действий должностного лица, применяющего либо использующего огнестрельное оружие в той или иной конкретной обстановке

Единого правового акта, регламентирующего применение и использование огнестрельного оружия, нет. Об использовании и применении оружия в целях пресечения противоправных действия говориться в ряде кыргызстанских законов, но наиболее подробно - в Законе «Об органах внутренних де~ Кыргызской Республики».

Кто вправе применять оружие? По-видимому, все служащие правоохранительных организаций, которым оно выдается и которые наделены правом использовать его для пресечения противоправных действий. Очевидно, что в их круг не входят лица, которым доступ к оружию разрешен с иными целями (работники стрелковых тиров, военные руководители школ, лаборанты военных кафедр и т.д.), и руководители, получающие оружие для самообороны.

Согласно статье 15 Закона «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики» сотрудники милиции имеют право применять огнестрельное оружие в следующих случаях:

1) для защиты граждан от нападения, опасного для их жизни или здоровья;

2) для отражения нападения на сотрудника милиции, когда его жизнь или здоровье подвергаются опасности, а также для пресечения попытки завладения его оружием;

3) для освобождения заложников;

4)для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, а также лица, оказывающего вооруженное сопротивление;

5) для отражения группового или вооруженного нападения на жилища граждан, помещения государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций: 6) для пресечения побега из-под стражи: лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления; лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу; лиц, осужденных к лишению свободы; а также для пресечения попыток насильственного освобождения этих лиц.

Сотрудники милиции имеют право, кроме того, использовать огнестрельное оружие в следующих случаях:

1) для остановки транспортного средства путем его повреждения, если водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и отказывается остановиться, несмотря на неоднократные требования сотрудника милиции;

2) для защиты граждан от угрозы нападения опасных животных;

3) для предупреждения о намерении применить оружие, подачи сигнала тревоги или вызова помощи.

В аналогичном порядке применяется и используется огнестрельное оружие и другими уполномоченными  на то должностными   лицами государственных органов.

Охранники служб частной детективной и охранной деятельности согласно статье 16-2 Закона «О частной детективной и охранной деятельности в Кыргызской Республике»[12] имеют право применять огнестрельное оружие в следующих целях: 1) для отражения нападения, когда его собственная жизнь подвергается непосредственной опасности;

2) для отражения группового или вооруженного нападения на охраняемую собственность;

3) для предупреждения (выстрелом в воздух) о намерении применить оружие,  а также для подачи сигнала тревоги или вызова помощи.

О каждом случае применении огнестрельного оружия охранник обязан незамедлительно информировать орган внутренних дел по месту применения оружия.

В части 7 статьи 15 Закона «Об органах внутренних дел» закреплены гарантии личной безопасности сотрудника милиции. Он имеет право обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность, если считает, что в создавшейся обстановке могут возникнуть основания для его применения или использования. Попытка лица, задерживаемого сотрудником милиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к нему, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его оружию дает работнику милиции право    применить огнестрельное оружие.

Закон допускает применение огнестрельного оружия против любых лиц независимо от их вменяемости, возраста и гражданства, наличия депутатского, дипломатического и иных иммунитетов, служебного, социального положения и иных, характеризующих субъекта посягательства или задерживаемого субъекта, обстоятельств. Вместе с тем установлен и ряд ограничений. Так, по общему правилу запрещено применять огнестрельное оружие в отношении:

  • беременных женщин, если это очевидно и известно;
  • лиц с явными признаками инвалидности (к таким признакам относятся, в частности, отсутствие конечностей, невозможность самостоятельного перемещения или крайняя затрудненность и т.д.);
  • несовершеннолетних, если их возраст очевиден или известен.

В исключение из общего правила закон разрешает прибегнуть к огнестрельному оружию, если женщина, инвалид или несовершеннолетний совершают одно из следующих действий:

  • в одиночку или в   составе   группы   оказывает вооруженное сопротивление;
  • в одиночку или в составе группы совершает вооруженное нападение;
  • в составе группы (то есть действует совместно хотя бы еще с одним соучастником, независимо от его пола,  возраста и  состояния здоровья) осуществляет нападение, угрожающее жизни людей.

Ограничения установлены не только по субъективным, но и по объективным признакам. Запрещается применять оружие при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица. Не будучи твердо уверенным в том, что никто из окружающих не пострадает, работник милиции, военнослужащий должен воздержаться от применения огнестрельного оружия. Например, если проводится освобождение заложников, то огонь ведется так, чтобы не поразить заложников; если оружие применяется для пресечения массовых беспорядков, то огонь ведется не просто по толпе, а по тем ее участникам, которые непосредственно осуществляют погромы, разрушения, поджоги и иные насильственные действия, оказывают вооруженное сопротивление силам охраны порядка.

Наряду с общими принципами административной деятельности - законностью щ профессионализмом - при применении специальных средств пресечения, а тем более оружия, должен соблюдаться принцип минимизации вреда. Минимизации вреда способствует:

  • информирование лиц, против которых возможно применение оружия, о том, что они имеют дело с сотрудником    милиции,  службы  органа безопасности,  уполномоченным должностным лицом Принадлежность     к     милиции     сотрудник     доказывает     своей     служебной     формой, служебным удостоверением, значком соответствующей службы милиции или  устным  заявлением: «Милиция».
  • предупреждение о намерении использовать оружие. В части 3 статьи 15 Закона «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики» закреплено, что применению оружия, как правило, должно предшествовать предупреждение о намерении его применения. Предупреждение как правило ведется голосом или предупредительным выстрелом.
  • причинение лицу, против которого применяется огнестрельное оружие, по возможности наименьшего вреда. Причинение телесных повреждений, а тем более смерти, не является целью пресечения. Поэтому, когда работник милиции, военнослужащий, вынужден стрелять по человеку, он по возможности должен вести огонь по рукам, ногам, обязан стремиться сохранить жизнь тому, в адрес кого направлена данная мера пресечения.
  • обеспечение раненым доврачебной помощи, вызов «скорой помощи», уведомление в возможно короткий срок родственников.

Применение огнестрельного оружия - самая серьезная мера пресечения, которая может повлечь причинение телесных повреждений и даже смерть. Поэтому в этом случае установлены дополнительные гарантии законности. Так, сотрудник милиции обязан о каждом случае применения огнестрельного оружия в течение 24 часов с момента его применения представить рапорт начальнику органа внутренних дел по месту своей службы или по месту применения огнестрельного оружия.

Правомерность   применения оружия устанавливается в результате служебной проверки лицом, назначенным начальником  ОВД.   Она назначается обычно тогда, когда кому-либо причинен физическш или   имущественный   вред, либо поступила жалоба на соответствующие действия сотрудника милиции, ибо по факту случившегося возбуждено уголовное дело. Обо всех случаях смерти или ранения вследствие применения огнестрельного оружия должен быть немедленно уведомлен прокурор.

 

Литература

  1. Катюргин СИ. Функции советской милиции:     Учеб.     пособие.     Омск        С-  95.;
  2. Каплунов А.И.      Применение      огнестрельного      оружия      в      системе  мер   административного принуждения Совершенствование     административно-правовой  деятельности   органов   внутренних  дел.   М.,    1994. С.-46.
  3. Севрюгин В.Е.        Теоретические       проблемы       административного       проступка:   Дисс... на соискание науч.   ст.   д-ра юрид.   наук // Академия МВД РФ.  М.,       С -156.
  4. Бахрах ДН. Административная      ответственность      граэ/сдан      в      СССР:       Учеб. пособие Свердловск,    С-29.
  5. Дубовицкий ДН.     Законность    и       усмотрение        в        советском        государственном управлении. Минск, 1984. С.-49.
  6. Гаген В.А. Учебник административного  права.   Ростов-на-Дону,            С.8 // Цитируется поработе А.И.    Елистратова    «Административное    право   РСФСР». Л.,   1925.   С- 78.
  7. Хвастунов А.А., Колюхов       ВТ.  Применение  оружия        как       экстремальная ситуация деятельности  сотрудников   органов  внутренних дел. Домодедово,          С- 91-101.
  8. Закон «Об органах внутренних дел Кыргызской Республики "Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики" 1994 год № 3,   ст. 76
  9. НовиковB.C. Применение огнестрельного оружия сотрудниками милиции по законодательству Российской   Федерации: Автореф.   дисс...     канд.     юрид.     наук.   М,   С.-16.
  10. Каплунов А.И. Правовые и тактические основы применения милицией огнестрельного оружия: Автореф.  дисс...   канд.   юрид.   наук.      С -17-19.
  11. Князьков А. С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками
    милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс... на соис. науч. ст. канд. юрид. наук /
    ТГУЮИ,    С-97.
  12. П.Новиков B.C. Правовые основы применения огнестрельного оружия военнослужащими внутренних войск: Лекция.   М.,    1997. С-15.
  13. Закон «О частной   детективной   и   охранной   деятельности     в Кыргызской Республике» "Эркин Too" от 31 июля 1996года№ 100-102.
Фамилия автора: М.Б.Татенова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика