Роль системы образования в предотвращении проявлений религиозного экстремизма в центральной Азии

На рубеже тысячелетий человечество столкнулось со множеством социальных вызовов и угроз, которые не обошли стороной и Центральную Азию. Необходимо отметить то, что, несмотря на общность многих проблем, каждая из стран Центральной Азии имеет свой набор вызовов, специфичных по составу и интенсивности проявления, это низкая занятость населения, экстремизм, наркобизнес, нелегальная миграция в другие страны, дефицит пресной воды, экологический кризис в зоне Приаралья, опустынива­ние. Казахстан также столкнулся с рядом вызовов, обусловленных проблемами в социально-экономичес­кой, экологической, демографической и социокультурной сфере.

Исторически Казахстан, как часть центральноазиатского региона, всегда был и является перекрестком, местом встречи и диалога различных религий, культур и цивилизаций Востока и Запада. Унаследованная из культурно-этических традиций казахов терпимость в духовной сфере является хорошей основой для сохранения гражданского мира в полиэтническом и поликонфессиональном Казахстане в настоящем и будущем. За годы независимости Казахстан обеспечил свободу религиозного вероисповедания всем своим гражданам, вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности. Произошел значительный количественный и качественный рост религиозных институтов. Жители Казахстана всегда отличались своей толерантностью по отношению к представителям других национальностей, верований и культур. Это и не странно, ведь на территории Республики Казахстан проживают представители более ста сорока этносов.

Значение религиозного фактора в жизни общества нельзя недооценивать. Ни одно общество не могло и не может обойтись без моральной формы регуляции поведения своих членов. Необходимо отметить значительную роль религии в идейно-нравственном развитии молодого поколения, идеи нравственности, заложенные в религии, предупреждали подрастающее поколение от неверных поступков, побуждали стремление жить в ладу с окружающими людьми. В религиях существует всеобъемлющая система конт­роля за поведением верующих, совмещающая культовые, правовые, образовательные, воспитательные функции, регулирующие семейно-брачные отношения. Религия накладывает большой отпечаток на весь образ жизни общества, является морально-этическим регулятором. Вместе с тем, активное распростране­ние идеологии радикализма создает наибольшую угрозу для стабильности региона в конфессиональной сфере.

Актуальными в этой связи представляются вопросы, связанные с возрастающей угрозой, которую в себе несут крайние религиозные воззрения, в том числе проявляющиеся и в экстремизме. В современной Центральной Азии многие социальные проблемы национальных государств вышли за рамки узконацио­нальных границ на региональный и глобальный уровень и требуют совместных и адекватных ответов. Причем каждая проблема по-своему деструктивна для региональной безопасности ЦА и классифицирует­ся по сфере своего проявления, имеет собственную специфику.

Необходимо признать, что в современной Центральной Азии, несмотря на значительный человеческий и природный потенциал, накапливаются серьезные проблемы. Негативное влияние существующих в государствах региона таких серьезных проблем, как падение уровня жизни и массовое обнищание населения стран ЦА, люмпенизация и поляризация общества, экстремизм, наркобизнес, внутренняя и внешняя миграция, спад уровня образования, культуры и грамотности населения, отставание в доступе к новейшим технологиям, вызывает серьезную обеспокоенность всего мирового сообщества и требует скоординированной политики со стороны всех государств региона.

Все более ощутимое воздействие на внутриполитическую ситуацию в странах региона, оказывает проблема религиозного экстремизма, которая становится все более серьезным фактором региональной безопасности. Особенности нынешней религиозной ситуации в регионе связаны как советским прошлым, когда религия была отделена от государства, так и с процессом, когда после крушения СССР администра­тивные препятствия для расширения религиозной деятельности были сняты, с так называемым религиоз­ным «ренессансом». Известно, что духовный и идеологический кризис почти всегда приводит к появлению нравственно-идейной пустоты, которая может быть заполнена идеями экстремистского харак­тера. Определенную роль в распространении религиозных учений имело открытие границ и вследствие этого, расширение географии международных контактов.

Изучение социальных аспектов безопасности Центральной Азии связано с выделением так называе­мых "мягких" и "жестких" аспектов безопасности. Причем "мягкие" аспекты - включающие социально-экономическую безопасность, духовно-культурную безопасность по масштабам деструктивности могут превосходить "жесткие" - обеспечение которых может быть достигнуто военно-силовыми методами и соответствующие традиционному пониманию безопасности [1].

Одна из особенностей современного развития государств центральноазиатского региона заключается в определенном влиянии, причем в разных государствах в разной степени, религиозно-философских доктрин, в частности идеи исламской альтернативы. Представляют интерес идеи Салафийа, последова­тели которой, как пишет А.Малашенко, выступали за возврат к «истинному исламу», призывали следовать образцам религиозного и политического поведения общины времен пророка Мухаммада и четырех праведных халифов. Салафиты утверждали, что только таким образом можно воссоздать истинное исламское государство всеобщего благоденствия, в котором социальная справедливость обеспечивается праведным правителем. Салафийя, как ее нынешний вариант - исламизм, была и остается великой религиозно-этической иллюзией, и по выражению французского исламоведа Максима Роден-сона, «для удобства может именоваться также идеологией» [2, с.14].

К примеру, как отмечала М.Олкотт, неравномерное восстановление экономики Киргизии в наиболь­шей степени сказывается на юге страны. Поэтому там активно идет торговля наркотиками, а «Хизб ат-Тахрир» гораздо легче вербовать в свои ряды новых членов. Помимо того, что «Хизб ат-Тахрир» крити­кует коррупцию правящего в Киргизии светского режима, она еще платит своим членам от 50 до 100 долл. в месяц за распространение листовок, обеспечивая новый источник занятости там, где проблема поиска работы стоит очень остро [3, с.145].

Сегодня в государствах Центральной Азии продолжают углубляться значительные диспропорции в социальном развитии, продолжают углубляться различия между богатыми и бедными, мужчинами и женщинами, городом и деревней (во многих странах проживание в сельских районах - признак обездоленности, поскольку в сельской местности уровень бедности выше, а доступ к услугам хуже), между различными регионами и группами. К этим традиционным видам расслоения прибавился процесс «информационного расслоения» общества, приводящий, к проблеме, так называемого, цифрового нера­венства. Это приводит к росту экстремистских настроений в обществе, особенно среди молодежи. К сожалению, в настоящее время для государств региона политический экстремизм уже не является отдаленной гипотетической угрозой, а превращается в суровую реальность. Можно с полным основанием отметить то, что страны региона стоят на пороге серьезных испытаний, с которыми они прежде не сталкивались.

Так, можно высказать мнение, что незавершенная модернизация, социальные контрасты и умелые действия идеологов и организаторов экстремизма хотя и находят свое место среди относительно неболь­шой части населения, наибольший отклик находят у молодежи. Как отмечают многие специалисты, именно молодежь составляет социальную базу многих радикальных религиозных движений.

Таким образом, после распада СССР в Центральной Азии создалась достаточно серьезная социально-экономическая и политическая ситуация. Под влиянием кризиса социальные программы в центрально-азиатских республиках подверглись существенному сокращению, что привело к массовому обнищанию масс, маргинализации части населения, что в условиях высокой рождаемости ударило по молодежи, женщинам и старикам, а также привело к росту экстремистских организаций, которые активно и резуль­тативно используют накопившиеся в обществе социальные проблемы в собственных целях. Как справед­ливо отмечает Н.В. Степанов, в плане противодействия экстремизму и связанным с ним преступлениям «меры по оздоровлению экономики, повышению занятости, трудовой активности и повышению жизнен­ного уровня и т.п. не только прямо и непосредственно подрывают экономические корни этих социально негативных явлений (что само по себе очень важно), но и способствуют устранению (блокированию, нейтрализации) иных (не экономических) детерминантов противоправного поведения - идеологических, социально-психологических, организационно-управленческих и других причин и условий правонаруше­ний» [4].

Российский ученый И.Д. Звягельская отмечает, что «ряд таких проблем, как выплата пенсий и посо­бий, поддержание системы образования и здравоохранения, крайне низкий уровень защищенности насе­ления способствовали развитию тенденций к ретрадиционализации в регионе. Этому способствуют коррупция и непотизм в высших эшелонах власти, несоблюдение законности, слабость правоохранитель­ных органов. Поэтому люди тянулись к традиционным структурам, чувствуя собственную незащищен­ность» [5].

В целом, обращение к традиционализму в Центральной Азии достаточно оправданно, поскольку это способствует экономии ресурсов, поддерживает в критических условиях порядок в обществе. К примеру, для Центральной Азии характерно существование многочисленных, неформальных, созданных и дейст­вующих в местных сообществах институтов, функций и отношений, вытекающих из традиционной социальной структуры. Социальные связи и процессы саморегуляции в местных сообществах могут быть основаны на родстве, соседстве, религиозных и других отношениях. Таким образом, выработка современ­ных взглядов проходит на фоне противоборства различных целей и идеалов, при противостоянии традиционализма и современности. Причем, для городских жителей более привычными становятся запад­ные стандарты жизни и образ мыслей, а заимствованные идеи, теории и нормы подвергаются синтезиро­ванию и изменениям. Современное в транзитных обществах Центральной Азии сосуществует с тради­ционным, образуя причудливые сочетания и иногда, противостоит ему [6].

В документах Второго Международного Конгресса по профессиональному образованию «образование определено самым эффективным средством повышения качества жизни..., самым эффективным оружием в борьбе с бедностью и нетерпимостью. Образование создает культуру, основанную на миролюбии оно представляет молодежи и взрослым возможности добиться успеха в выбранной ими сфере деятель­ности..., образование по своей сути способно открыть пути к развитию личности и общества» [7].

Образование может явиться одним из главнейших факторов, который сможет приостановить процесс возрастания духовной деградации и радикализации общества, дать возможность личности творчески проявить себя, претворять в жизнь принципы гуманизма и общечеловеческих ценностей. Развивающаяся социально-экономическая ситуация требует от системы образования не только улучшения качества обучения, а кардинального пересмотра функций системы образования, которые состоят не только в пере­даче знаний и профессиональных навыков, но и в другом её предназначении - прививать такие морально-этические ценности, как миролюбие, терпимость.

Вместе с тем, в развитии системы образования в Центральной Азии наблюдались серьезные пробле­мы. Как только советская система распалась, оказалось, что новые независимые государства Центральной Азии не могут больше обеспечивать такое же качество и объем образования, исследований и знаний в широком смысле, к которому привыкло население. Государственные расходы на образование в странах Центральной Азии значительно сократились после получения независимости, особенно в Кыргызстане и Таджикистане. В период между 1990-2001 гг. доля расходов на образование в ВВП сократилась с 9,7 до 2,4% в Таджикистане и с 8,3 до 3,1% в Кыргызстане (при этом среднемировой уровень составляет 4,1%) [8, с.172]. По мере улучшения социально-экономической ситуации в Кыргызстане государство пересмат­ривает вопрос о увлечении средств республиканского бюджета на образование и в 2008 году - 7% средств республиканского бюджета Кыргызстана было направлено на развитие образования [9, с.25].

Из всех стран региона особо надо отметить Узбекистан, в котором расходы на образование составили в 1998 году 7,6% от ВВП, а в 1999 году 8,1% [10, с.53]. Необходимо отметить то, что расходы на образо­вание в Узбекистане относительно создаваемого ВВП достаточно велики. Все последние годы они неиз­менно превышали 10% к ВВП и составили в 2005 г. 10,8%. К примеру, в 2000 г. - 10,7, в 2001 - 11,0, в 2002 - 11,7, в 2003 - 10,4, в 2004 - 10,7, в 2005 - 10,8 [11, с.143].

В Казахстане доля расходов на образование резко сократилась не только в абсолютном размере, но и в процентах в ВВП: если в 1990 году они составляли 8,2% от ВВП, то в 1994 - 3,2%, в 1996 - 4,6%, 1997 -4,4%, 1998 - 4,0%, 1999 - 4%, в 2001 г. 3,2% , в 2003 - 3,1% от ВВП [12, с.41]. По данным Национального статистического агентства доля расходов на образование в Казахстане составляла: в 2004 - 3,8, в 2005 -3,5, в 2006 - 3,4, в 2007 - 3,7, 2008 - 3,7.

Несмотря на то, что финансирование системы образования в Казахстане ежегодно увеличивается, с точки зрения международных сопоставлений для Казахстана данный уровень финансирования образова­ния недостаточен. Расходы на образования в 2009 году в Казахстане составляли 4,4% от ВВП, 2010 году -4,1% от ВВП, что значительно меньше, чем в странах ОЭСР - 5,9%. Уровень государственного финанси­рования в 6-7% от ВВП, обеспечивающего высокую устойчивость системы образования, в нашей стране еще не достигнут [13, с.14].

По мнению международных экспертов в регионе существует ряд проблем, требующих безотлагатель­ного решения:

  • рост числа детей, не посещающих школы или посещающих их с большими перерывами;
  • сохраняющийся диспаритет в доступе к качественному образованию между городом и селом;
  • увеличение численности и состава детей из социально уязвимых групп, имеющих ограниченные возможности в доступе к качественному образованию;
  • нехватка ресурсов для обеспечения бесплатного базового образования; увеличение доли родитель­ских выплат в школьное образование детей [14, с.53].

Учитывая вышеизложенное, можно отметить то, что для государств региона особую значимость приобретает, новое понимание возможностей и функций образования и обучения, которые переросли свои узковедомственные границы и стали одним из важнейших социально-экономических и политичес­ких факторов развития государств и обществ. Значимость приоритетного развития образования связана не только с развитием рыночных отношений, которое невозможно без современных технических и информационных систем, и не только с интеграцией в мировое сообщество. Среди новых задач, стоящих перед новыми независимыми государствами Центральной Азии, выделяется задача обеспечить то, чтобы максимально большее число граждан, получали общеобразовательную и профессиональную подготовку, дающую им возможность вступить в трудовую жизнь и тем самым «включиться» в общество. Реализация идеи обучения в течение всей жизни дает возможность человеку не «выпадать» из общества в условиях быстрого научно-технического прогресса, структурной перестройки, отмирания старых и рождения новых профессий.

Образование становится также необходимым инструментом социальной самозащиты. Л.Туроу отме­чает: «По мере увеличения предложения образованной рабочей силы люди обнаруживают, что они должны повышать свой образовательный уровень хотя бы для поддержания однажды достигнутого дохо­да. Если они не выполнят этого, это сделают за них другие, и они найдут двери своей работы закрывши­мися. Образование становится хорошей формой инвестиций, и не потому, что оно обеспечивает повыше­ние дохода человека по сравнению с тем уровнем, который он имел бы, не получив надлежащей квалифи­кации, а потому, что оно повышает его доходы по сравнению с тем уровнем, который у него был бы, если бы другие повысили свое образование, а он - нет. Образование становится оборонительной формой расходов, защищающих «место человека на рынке». Чем более расширяется класс образованной рабочей силы, и чем быстрее он растет, тем в большей степени подобного рода защитные расходы становятся необходимыми» [15, с.155-156].

Таким образом, образование обладает большими возможностями (при их правильном использовании) для повышения качества жизни населения, орудием в борьбе с бедностью и нетерпимостью, инструмен­том налаживания общественного диалога, конструктивных взаимоотношений между элементами соци­альной и политической структуры общества и обеспечения мира и безопасности. Поэтому дальнейшее развитие созидательных потенций, укрепляющих сотрудничество и взаимопонимание, направление их на обеспечение долгосрочного мира и безопасности в обществе насущная задача системы образования в Казахстане. Определяя возможные подходы к предотвращению экстремизма, нам хотелось подчеркнуть, что главным фактором противодействия экстремизму являются проведение социально ориентированной экономической и социальной политики, всемерное развитие системы образования, и, конечно же, необхо­димо направить в единое русло усилия всех ученых-обществоведов для проведения исследования уровня и качества жизни как фактора вовлеченности в экстремистские группы, повышения религиозной грамот­ности молодежи и выработки идеологии антиэкстремизма. Одним из приоритетных направлений по противодействию экстремистской деятельности должна стать защита собственных граждан от пагубных идей религиозного экстремизма и от того, кто выиграет «битву за умы и сердца» нашей молодежи, во много будет зависеть будущее нашей страны.

Ни одно государство региона не может в одиночку противостоять такой организованной угрозе как религиозный экстремизм. Для того, чтобы можно было дать достойный отпор такой существенной угрозе, требуется консолидация сил всех участников этой борьбы. Необходима скоординированная работа меж­государственных объединений и специализированных структур, главной целью которых является борьба с экстремизмом. Эффективной стратегией профилактики религиозно-экстремистских проявлений являет­ся всестороннее просвещение молодежи по формам культурного и конфессионального многообразия и единства народов, истории и последствий религиозной нетерпимости.

В настоящее время не могут не вызвать обеспокоенность сложившиеся в некоторых странах мира государственно-конфессиональные отношения, которые привели к клерикализации государства и обще­ства, размыванию принципа светского государства, нарушениям прав граждан на свободу совести. Поли­тика государства в отношении религии должна сочетать реализацию конституционных принципов свобо­ды совести с обеспечением интересов национальной безопасности, уделять должное внимание сохране­нию и развитию традиционных духовных ценностей народа, от того, кто выиграет «битву за умы и серд­ца» нашей молодежи, во многом будет зависеть будущее нашей страны. Унаследованная из культурно -этических традиций казахов, терпимость в духовной сфере является хорошей основой для сохранения гражданского мира в полиэтническом и поликонфессиональном Казахстане в настоящем и будущем.

Как отметил Н. А. Назарбаев в Послании «Казахстан -2050»: «. мы должны и дальше осознавать свою ответственность за региональную безопасность и вносить свой вклад в стабилизацию Центральной Азии». Глава государства совершенно правильно предостерегает нас от того, чтобы борьба с экстремиз­мом не должна превращаться в охоту на ведьм и перерастать в борьбу с религией. Мы все прекрасно помним о печально знаменитых в истории человечества периодах преследования людей, как «охота на ведьм» в средние века, достигшая особого размаха в Западной Европе конца XV - середины XVII веков, кампании по дискредитации каких-либо социальных групп по политическим или иным мотивам, прово­димые в ХХ в. Именно поэтому важно не дискредитировать идею борьбы с экстремизмом, превратив ее в борьбу с религией, а проводить взвешенную, продуманную стратегию борьбы с экстремизмом и терро­ризмом, ни в коей мере не задевая религиозные чувства граждан.

Определяя возможные подходы к предотвращению экстремизма, хотелось бы подчеркнуть, что глав­ным фактором противодействия экстремизму являются проведение социально ориентированной эконо­мической политики, всемерное развитие системы образования, и, кончено же, необходима консолидация усилий экспертного сообщества, неправительственного сектора, научных и образовательных институтов, государственных органов, религиозных объединений для создания эффективного механизма противо­действия этой угрозе. Особо нужно отметить то, что ни одно государство региона не может в одиночку противостоять такой угрозе как религиозный экстремизм. Для того, чтобы можно было дать достойный отпор пагубным идеям религиозного экстремизма, необходима скоординированная работа межгосударст­венных объединений и специализированных структур. Эффективной стратегией профилактики религиозно-экстремистских проявлений является всестороннее просвещение молодежи по вопросам культурного и конфессионального многообразия в мире, гуманистического содержания и интеграцион­ных возможностей религии, истории и последствий религиозной нетерпимости. Одним из главнейших факторов, который сможет приостановить процесс возрастания духовной деградации и радикализации общества, является образование, дающее возможность личности творчески проявить себя, претворять в жизнь принципы гуманизма и толерантности. Образование обладает большими возможностями для повы­шения качества жизни населения, орудием в борьбе с бедностью и нетерпимостью.

 

Литература

  1. 20 лет независимости Кыргызской Республики. Цифры и факты. Бишкек: Национальный статистический
    комитет Кыргызской Республики, 2011. - с.98.
  2. Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии. В будущее без барьеров: Региональное сотрудничество
    в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности / Региональное бюро ПРООН по
    странам Европы и СНГ. - Братислава, 2005. - 281 с.
  3. Информационные материалы для практических действий в области обучения на протяжении всей жизни. -Алматы, 2004. - с. 13
  4. Жаркынбаева Р.С. Социальные проблемы как угроза национальной безопасности Кыргызстана /Известия НАН РК: серия общественных наук. - Алматы, 2011. - №°1. - С. 63-67.
  5. Звягельская И.Д. К вопросу об угрозах в Центральной Азии /Материалы научно-практического семинара «10 лет СНГ: некоторые итоги» /СЕРИЯ: Научные доклады № 5. Июль 2001 г.http://www.niiss.ru/newdesien/01.shtml
  6. Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом. Дис.... канд. юрид. н. -М., 2003. - С. 100.
  7. Малашенко А.В. Исламизм в Центральной Азии: сегодня и завтра // Центральная Азия-2007: Ключевые факторы безопасности: Мат. межд. конф. /Под ред. МАшімбаева. - Алматы: ИМЭП, 2007. - С. 14-20.
  8. Олкотт М. Второй шанс для Центральной Азии /Центр Карнеги. -М.-Вашингтон, 2005. - 487с.
  9. Рыхтик М.И. Эволюция понятия «безопасность»: от «жестких угроз» до «мягких вызовов» // Современные проблемы мировой политики: Безопасность, конфликты и их анализ /Под ред. ММ. Лебедевой. - М.: Аспект Пресс, 2002. - с. 89-118
  10. Халикова Г. Т. Развитие и реформирование системы образования в Узбекистане // Материалы международной конференции: «Устойчивое развитие и управление региональными ресурсами» 3-5 октября 2001 г. -Ташкент-Ноттингем. - С.53-59.
  11. Национальный доклад о человеческом развитии 2007/2008. Образование в Узбекистане: баланс спроса и предложения. - Ташкент: ПРООН, 2008. - 204 с.
  12. Образование в Республике Казахстан // Статистический сборник. Под редакцией Смаилова А.А. - Алматы: Агентство Республики Казахстан по статистике, 2002. - 148 с.
  13. Национальный доклад о состоянии и развитии образования. - Астана, 2011. - 75с.
  14. Центральная Азия: Субрегиональный отчет по среднесрочной оценке достижения целей Образования Для Всех (оДв.) - Алматы, 2008. -166 с.
  15. Цит. по: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования /Пер. с англ. -М.: Аcademia, 1999. - 956с.
Фамилия автора: А.С. Абдирайымова,, Р.С. Жаркынбаева
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика