Из истории строительства столицы Казахстана города Кызылорды:первый опыт и ход строительства

Введение

На второй сессии Казахского Центрального Исполнительного Комитета в октябре 1925 года председа­тель КазЦИКа Ж.Мунбаев в своем докладе рассказал краткую историю принятия решения о переносе столицы [1]. По его словам, эта идея появилась еще в 1922 году, когда Ак-Мечеть была еще в составе Туркестанской АССР. Этот город привлекал тем, что стоял на главной железнодорожной магистрали, и находился в районе, заселенном преимущественно казахами. Это было действительно так, поскольку в Кзыл-Ординском уезде в 1925 году насчитывалось 22 тысячи хозяйств, из которых только 476 хозяйств были русскими [2].

Руководство республики намеревалось, в связи с процессом национально-территориального оформле­ния Казахстана, создать истинно казахский центр. "Смысл переноса центра в Ак-Мечеть заключается не в квартирном удобстве в нем, а в желании заложить непременно собственно киргизский центр", - заявил в апреле 1925 года секретарь Крайкома РКП(б) СХоджаев [3]. Пришлось дождаться передачи части губерний из Туркестанской Автономной Советской республики в КазАССР, чтобы эта идея осуществи­лась. После оформления этой передачи, в феврале 1925 года стартовал процесс переноса столицы.

Перенесение центра Казахской (Киргизской) Автономной Социалистической Советской Республики из города Оренбург в провинциальный город Сырдарьинской области Ак-Мечеть (Кызылорда) было принято решением Киргизского Центрального Исполнительного комитета 9 февраля 1925 года. В постановлении было признано необходимым перенесение центра КазАССР из Оренбурга в Ак-Мечеть и воплощение в жизнь указа поручалось Совету Народных Комиссаров КазАССР. Для обследования и изучения города и для предания ему облика столицы, создавалась специальная комиссия при СНК, председателем которой был назначен заместитель председателя Совета Народных Комиссаров Абылай Сергазиев.

На заседании комиссии Киргизского областного комитета Российской Коммунистической партии (большевиков)[4] по разработке мероприятий по перенесению центра КазАССР из Оренбурга в Ак-Мечеть (Кызылорда) приняла решение о создании технической комиссии при СНК КазАССР. В состав технической комиссии входило 5 человек, председателем был назначен Аспандияр Кенжин. Было принято решение об отпуске в распоряжение комиссии для расходов суммы в размере 200 тыс. рублей. В обязанности комиссии входило предоставить полный отчет о проделанной работе к 10 марту 1925 года в Киргизском областномкомитете РКП(б). Комиссия должна была обследовать муниципальные здания, городское водоснабжение, отопительную систему и освещение улиц[5, 3л].

Комиссия А. Кенжина прибыла в город 23 февраля 1925 года и начала свою работу с ознакомления расположения и состояния города, имеющихся в нем зданий путем беглого осмотра. После краткого ознакомления с активом города, разобравшись с задачами, прибывшая комиссия произвела объезд города, с целью осмотра наиболее крупных по размеру зданий, муниципальных и национализированных домов и находящихся в них помещений, и оборудований. В результате объезда и частного обмена мнениями с принимавшими участие представителями местной администрации и техническими ответственными работниками, были намечены краткие перспективы выполнения постановлений комиссии[6, 37л].

Основная работа комиссий А.Кенжина состояла в составлении учета и в обследовании муниципаль­ных и национализированных домов, общего положения города и в ремонте тех зданий, которые нужда­лись в нем. Работа комиссии по обследованию города Ак-Мечеть закончилась в марте месяце 1925 года. Но ремонтные работы продолжались и их вела техническая комиссия, которая для этой цели заключила соглашение на ремонтные работы с двумя артелями.

После переезда государственных и советских учреждений в Кызылорду, было принято решение начать новое строительство в столице. Совет Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики заслушал на заседании от 5-го июня 1925 года доклад Народного комиссариата финансов о размере средств, необходимых на постройку зданий правительственных учреждении КазАССР. СНК РСФСР постановила утвердить общую сумму на покрытие расходов, связан­ных с переводом правительственных учреждений Киргизской (Казакской) АССР из города Оренбург в Ак-Мечеть в размере 1 186 000 рублей. Первую половину в размере более 600 тысяч рублей распреде­лили следующим образом: на строительство зданий государственных учреждений 325 тыс. руб., на укреп­ление реки Сыр-Дарья - 85 000 руб., на ремонт водокачки - 30 тыс. руб., на постройку электростанции -150 тыс. руб., на телефонную станцию - 106 тыс. руб. [7, 6 л].

23 февраля 1925 года в Ак-Мечеть прибыла комиссия по переносу столицы, и первым делом она столкнулась с тем, что пришлось искать комнату для работы. После того, как комиссию разместили, ее члены принялись осматривать дома, необходимые для размещения учреждений и их сотрудников. Подходящих зданий в городе было крайне мало, да и они были в запущенном состоянии и требовали ремонта. Между тем, в новую столицу нужно было перевезти 49 учреждений и 1150 сотрудников. Комиссии пришлось спешно организовывать ремонтные работы, чтобы принять хотя бы главные учреждения в отремонтированные здания.

С квартирами было еще труднее, поскольку жилой фонд города едва вмещал имеющееся население и не имел резерва, чтобы разместить более тысячи человек. Ж.Мунбаева так описывал работу комиссию: " Комиссии приходилось приспосабливать под учреждения и квартиры сотрудников разваливающиеся сараи, кухни, бани..."[8]. Дело дошло даже до выселения части жителей из их домов, чтобы отдать дома под квартиры сотрудников республиканских учреждений. Ремонтные работы охватили 98 зданий и 1500 жилых домов - значительную часть застройки города.

Но и этого оказалось недостаточно. Уже в сентябре 1925 года пришлось организовать строительную комиссию и приступить к строительству 50 новых зданий, в том числе 15 жилых домов, поскольку квартирный кризис не отступал. В августе 1925 года в очереди на выделение квартир еще стояло 200 человек[9].

Многие учреждения перебирались в Кызылорду раньше правительства, чтобы предварительно наладить необходимую работу. Так, 6 июня 1925 года газета "Советская степь" переехала из Оренбурга в Кызылорду, и новый номер вышел только 7 июля 1925 года. Однако, торжественный переезд состоялся 17 июля 1925 года, когда правительственный поезд ранним утром прибыл на вокзал Кызылорды.

Прибывшие члены правительства и сотрудники столкнулись с огромными коммунальными труднос­тями. Кызылорда в то время не имела городского хозяйства и жители города с большим трудом обеспечи­вались самыми необходимыми коммунальными услугами.

Например, в городе совершенно не было электрического освещения, и небольшой генератор стоял только в кинематографе. Освещение обеспечивалось керосиновыми лампами. До приезда правительства улицы по ночам были совершенно темными, что вынудило в августе 1925 года закупить 22 уличных керосиновых фонаря и 400 домовых ламп, чтобы обеспечить хотя бы минимальное освещение улиц [10].

Первым предметом необходимости была керосиновая лампа, и в газете красочно описывались трудности, которые сопровождали покупку ламп и керосина. Служащие вынуждены были носить с собой бутылки, и после работы шли в Нефтяной склад за керосином[11].

Водоснабжения в городе не было, и эту задачу решали городские арыки, а также небольшая водокачка, подававшая воду из Сырдарьи, с двумя предельно изношенными двигателями, которые постоянно чинили. При этом население города обращалось с арыками весьма вольно, что вынудило уездный город­ской исполнительный комитет в сентябре 1925 года ввести правила пользования водой[12]. В городские арыки сливали нечистоты и бросали мусор, могли запруживать арыки для поения скота, могли разводить в них глину и цемент для строительных работ, а также использовать воду для выделки кирпича, который делался тут же на улицах. В конце концов, были выделены средства для строительства новой и более мощной водокачки.

Огромной проблемой был мусор на улицах, который домовладельцы бросали где попало. Засоренные улицы совершенно не вязались со столичным статусом города, и власти начали бороться с этим явлением. Очевидно, поначалу пробовали увещевать и убеждать, но это плохо помогало. Эта проблема была решена введением в августе 1925 года квартальных старост, на которых возложили обязанность следить за чистотой улиц, дворов, санитарным состоянием кварталов[13].

1925 года в июле придавая весьма важное значение новому строительству в Кызылорде, Казахский Совет Народных Комиссаров постановлением своим от 19 июня организовал строительный комитет при Совете Народных Комиссаров. В его состав вошли представители от Совета Народных Комиссаров, Государственного плана, Народного комиссариата финансов, Казахского отделения ВЦСПС, Рабочей крестьянской инспекции, Народного комиссариата Внутренних дел и Государственного страхование[14, 92 л].

Постановлением КСНК от 10 июня 1925 года для нового строительства города был создан строитель­ный комитет, а положение о нем утвердили 17 июня. При строительном комитете для выполнения всех строительных, ремонтных работ было образовано строительное бюро.

Сотрудники строительного бюро состояли на государственной службе, зарплата на содержания аппарата, отчисляется от общей суммы сметы в 4 процента [15, 90 л].

Председатель строительного комитета Абылай Сергазиев предложил в письме адресованный Александру Будасси в Ленинград, принят на себе руководство строительного бюро и строительства города Кызылорда [16, 91 л].

Начальником строительного бюро был назначен ленинградский инженер Александр Будасси [17], который принял предложение возглавить бюро, штат строительного бюро состоял из 26 человек. В составе строительного бюро работали - главный инженер М.Тынышпаев, он же заместитель председателя строительного комитета по технической части, бухгалтер Т.Никольский и секретарь (по совместительству ученый секретарь Госплана) Т.Меркулов, остальной аппарат состоял из технического персонала.

М. Тынышпаев до его назначения заместителем председателя строительного комитета и инженером комиссии при СНК КазАССР, работал в органах Народного комиссариата земледелия в Туркестанской Советской Социалистической Автономной республики, а после государственно- национального размежевания в Средней Азии занимал должность старшего специалиста в землеустройстве кочевого населения. 23 марта решением особой комиссии Всероссийского исполнительного комитета был исключен из списка служащих комиссии по кочевому хозяйству, и был откомандирован в распоряжение Казахскому Центральному Исполнительному Комитету с 1 мая 1925 года.

Идею о создании строительного бюро при строительном комитете Совета Народных комиссаров выдвинул М.Тынышпаев. В письме, который он адресовал заместителю председателя СНК КазАССРА. А. Сергазиеву, говорилось о необходимости создания специального государственного аппарата для нового строительства. Так в письме М.Тынышпаев писал, что принимая во внимание то, «что работы по строительству в последнее время производятся кустарным способом и идут крайне медленным темпом, ввиду неорганизованности дела и за отсутствием необходимого единства в заготовке материалов и в целесообразности введения новых строительных работ полу-хозяйственным способом и об организации при СНК строительно-технического комитета и подчиненного ему строительного бюро». Ввиду важности и срочности этого вопроса было решено командировать в Оренбург с докладом по данному вопросу в Совет Народных комиссаров заведующего и члена технической частью комиссии СНК по обустройству города Ак-Мечеть (Кызылорда) инженера М.Тынышпаева[18, 236л].

Строительное бюро при строительном комитете являлось построчным аппаратом, созданным при строительном комитете Совета народных комиссаров. На строительное бюро возлагалось производство строительных работ, не только для учреждений, состоящих на государственном бюджете, но и для государственных органов, состоящих на хозяйственном расчете[19, 13л].

После организации строительного бюро и его комитета проходили технические совещание о ходе строительство и о его перспективах. В этих совещаниях рассматривались вопросы касающиеся строительных материалов и о способе строительство. Так на заседании строительного комитета при Казахского Совета Народных Комиссаров от 18 июня 1925 слушался вопрос о способе производства строительных работ в городе Кызылорда. Представитель Народного Комиссариата Внутренних Дел инженер В.Кохановский предложил произвести строительные работы по смешанному (полухозяйст­венному) способу, а юрист-консультант КСНК А.Гинцбург, который заведовал ранее строительными работами в Туркестане, пришел к заключению, что задача с подрядным образом наиболее удобный и наименее хлопотливый. Данный способ производства при условии тщательного контроля дает значительно больше гарантий во избежание злоупотреблений, что гораздо труднее достигнуть при чисто хозяйственном способе работ. Было предложено три способа производства строительных работ -подрядный, хозяйственный и полухозяйственный. После продолжительного обмена мнений и взвешива­ния положительных и отрицательных сторон всех трех способов, было решено производить строитель­ные работы смешанным способом [20, 4 л].20

Общую характеристику трех способов производства можно увидеть в нижеуказанном сравнительном анализе:

  1. Подрядный (строительство через Госконторы) - неисправность в сроках, плохое качество, высокая калькуляция цен и отказа, употребление авансов не по прямому назначению, потеря около двух месяцев на объявление торгов и другие формальности, которые могут повлечь за собой неиспользование отпущенного кредита в целом или части за краткостью времени до закрытия кредитов. А выгодная сторона заключалась в отсутствии административных, бухгалтерских отчетностей.
  2. Хозяйственный способ заключался в сложности и громоздкости обслуживания аппарата по существу и отчетности, трудности быстро набирать в кадры практически опытных работников, обслуживающих аппарат. Выгодная сторона заключалась в возможности немедленно приступить к работам по открытию кредитов, не дожидаясь дополнительного развертывания обслуживающего персонала.
  3. Полухозяйственный способ (по средствам Строительного комитета) - наличность готового кадра подобранных специалистов, возможность немедленно приступить к работам, пребывание всего аппарата в самой Кызылорде без внесения сумм в Москву или других центров и сведение к минимуму администра­тивно-бухгалтерской отчетности [21, 6 л].

На заседании технического совещание при СНК строительного комитета обсуждалось о экономии средств путем экономии жилой площади в домах для горожан и служащих государственных учреждении. А. Сергазиев председатель строительного комитета предложил удешевить стоимость жилых домов и это возможно было достигнуто путем общих уборных, колодцев и сараев, для несколько рядом расположен­ных домов, а так же сооружением хозяйственных построек туземным способом без фундамента.

При обмене мнений выяснилось возможность определить стоимость хозяйственных построек для каждого дома не выше 1500 рублей и сократить расходы на сооружение жилых домов, благодаря чему на 251 000 рублей предоставилось соорудить один дом коммунального типа, 14 домов по 56 квартир с общим количеством 198 комнат[22, 41 л].

Так же было утверждено нормы для проектирование здании учебных заведений в Кызылорде [23, 9 л].

Также на техническом совещание инженеров строительного бюро, который проходил 17 августа 1925 обсуждался вопрос о типах домов для служащих государственных учреждении. Были приняты шесть типы домов, в которых должны были разместить персонал прибывающих в Кызылорду государственных учреждений.

Особое внимание уделялось типам зданий для государственных учреждений и жилых домов для сотрудников государственного аппарата. На одном из заседаний строительного комитета был поднят вопрос, рассматривающий на каком типе необходимо остановиться, и предлагалось несколько вариантов, но предпочтение было отдано одноэтажным зданиям. Так как высокие здания (двухэтажные и более) в условиях климатической особенности города Кызылорда были неподходящими. При обследовании города было выявлено, что на глубине 18 метров имелись грунтовые воды, и если строить двух- или трехэтажные здания, то для отопления приходилось бы делать подвальные помещения глубиной в 8 метров, а из-за грунтовых вод стены и само помещение были бы сырыми.

Так на заседании технического совета детально обсуждался этот вопрос. Представитель НКВД инженер В.Ершов говорил: «Надо останавливаться не на том вопросе, из какого материала будем мы делать дом - из жженного или саманного кирпича. Надо решать какая постройки выгодные - одноэтаж­ные или двухэтажные в отношении удобства размещения. Я определенно стою на одноэтажные здания ибо и с санитарной точки зрения и в условиях восточного климата в нем гораздо удобнее жить и размещаться. Ведь американских миллиардеров заставило лезть к небу отсутствие площади, а в то же вре­мя, когда они из небоскребов удирают и едут на дачи в своих собственных поездах, они размещаются там в одноэтажных зданиях. Их заставляет лезть к небу отсутствие площади, а в Кызылорде за 50 и даже 100 лет этого не может быть. Все восточные города имеют характер широких зданий, это их стимул, их стиль и думаю что с точки зрения этажей - один или два этажа, желательнее здания одноэтажные» [24, 2 л].

Строительство планировало разделить город на две части: новый и старый город. В новой части города планировалось построить здания для государственных учреждений и дома для сотрудников этих учреждений. При распланировке города были приняты во внимание требования техники безопасности и санитарной гигиены, а также будущность культурно-просветительного значения для населения города. Новые улицы были разбиты параллельно друг другу, а переулки пересекающих их перпендикулярно к последним. Ширина улиц должна быть не менее 20 сажень, а переулков - 18 сажень, некоторые переулки имели ширину в 20 сажень. Это ширина улиц обуславливалась необходимостью древесных насаждений в два ряда по обеим сторонам улиц, а также должна была иметь плотные дороги, достаточно широкие для трамвайного, конного и моторного движения[25].

Улицы города не были замощены, и потому в Кызылорде везде и всюду была пыль. Город просто уто­пал в пыли, которая забиралась в любые уголки, невзирая на уборку. С этой проблемой город справиться не мог, поскольку мощение улиц требовало таких средств, которых в распоряжении у республики тогда не было. Одним из решений было поливать улицы, но для этого не было воды. В итоге проблему стали решать раскладкой натуральной повинности. Владельцы домов должны были построить перед ним мощеный тротуар, а владельцев торговых палаток на рынке заставили замостить рыночную площадь.

Ак-Мечеть (Кызылорда) имел несколько небольших бань, которых едва хватало для нужд имевшегося населения города. После переезда правительства, комиссия по переезду конфисковала две бани и перестроила их под помещения учреждений. В итоге в Кызылорде в 1925 году разразился банный кризис, выразившийся в том, что бани были постоянно переполнены, в них постоянно были очереди, и билеты продавались за два дня вперед. В довершение всего, в городе не всегда можно было купить продуктов. Сразу же после 2-й сессии КазЦИКа, 12 октября 1925 года в городе отмечались перебои с продажей муки и хлеба. Оказалось, что из Оренбурга вовремя не поступили вагоны с мукой, а своей мукомольни в Кызылорде тогда не было. Уездный городской исполнительный комитет через газету пообещал, что в течение двух-трех дней перебои с хлебом будут решены[26, 17л].

На Востоке 90% построек возводиться только из сырца. Трудно уяснить себе технические причины, но из разговоров со сторожилами, с людьми известной практики выясняется, что в отношении своей прочности построение из сырца на Востоке памятники старины, так например, Тамерлановская могила и другие стоят тысяча лет, а также и сам город Ташкент построен из 90% из сырца, держится и намерен стоят дальше. Климатические условия Кызылорды немного отличается от Ташкента. Разве только Кызылорда стоит на пустыне и в смысле накаляемости меньше имеет плюсов, в общем климатические условие таковы, что жара страшная, если строить двухэтажные здания и не иметь тени на верхнем этаже -жизни быть не может [27, 22 л].

О ходе заготовки строительных материалов, Аспандияр Кенжин докладовал, что на месте изготов­ляются материалы следующих типов: кирпич-сырец, жженый кирпич, железняк для фундаментов, известь, алебастр, песок, глина, камыш. Очень плохо обстояло дело с подачей воды к месту заготовки местных материалов, из за плохого состояния водокачки. На совещании строительного комитета при СНК КазАССР, который состоялся 29 июля, рассматривался вопрос о водокачки. Так как в первую очередь необходимо было решить вопрос о водоснабжении города для нужд городского населения и в особенности для строительства. Было предложено ответственным работникам уездного комитета в 3-х дневной срок обследовать водокачку города Кызылорды, наметить план дальнейшей работы и доложить о результатах строительному комитету[28, 40-41 л.л.]. Но до его полного ремонта, постановлением строительного комитета от 14 сентября 1925 года, временно для снабжения водой строительство, производимым по заданиям строительного комитета был арендован насос у гражданина города Беляева. Насос доставили на реку Сырдария, к месту нахождения городской водокачки.

Еще рассматривался вопрос об освещении города, как одного из самых важных аспектов для города. В первую очередь было предложено осветить наиболее людные улицы, улицы, намеченные к замощению, необходимо было распределить фонари так, чтобы деревья не заслоняли свет, расстояние между фонарями определить с тем расчетом, чтобы свет от одного падал к другому. Председателю уездного исполнительного комитета К.Рустемову было поручено немедленно приступить к подготовительной работе по установке прибывающих в город газово-копильних фонарей с тем расчетом, чтобы были освещены главные улицы[29, 1 л].

В начале строительных работ было подготовлено в общем количестве 1 605 000 штук кирпича, из них железняка - 5000 штук, белогокирпича - 460 000 штук, а красного кирпича в количестве 1 090 000 штук. Кирпич третьего сорта - пережженный, темно-коричневого цвета (железняк), употребляется только на фундаменты. Себестоимость выработки находящихся на складе кирпичей было 27 рублей 89 копеек за 1000 штук. Кирпичи изготовлялись хозяйственным способом на 8 заводах, расположенных в пределах Кызылорды, принадлежащих строительному комитету.

Материалы для строительство, которые заготавливались не посредственно в городе, такие как песок, алебастр, кирпичи и известь были в достаточном количестве, но материалы которые привозились из других регионов такие как древесина, цемент и стекло не хватало. Например, материалы для устройство изоляционного слоя (цемент) в распоряжении строительного бюро совершенно не было и достать его в кратчайший срок не представлялось возможное достроить здании (школ первой и второй ступени, жилой дом и дизельный склад) используя цемент. Чтобы успеть к сроку сдачи этих здании был использован местный способ изоляции. Этот способ заключался с использование прокладке одного-двух рядов чии с заливкой их известковым раствором[30, 41 л].

До 31 октября было получено 42 вагонов круглого леса, и еще по телеграфу было отправлено письмо в Ташкент, чтобы они отправили еще дополнительно 12 вагонов. Всего поступила в строительный комитет 54 вагонов круглого леса для нового строительства, что составило 25 процентов от общей потребности на новое строительство столицы[31, 3л].

Кирпичи для строительство заготовлялись с помощью артелей, в которых работало местное населе­ние. Эти кирпичи доставлялись с помощью верблюдов, которых специально использовали для строительных работ.

К месту строительство кирпичи и другие материалы доставлялись с помощью верблюдов. Так как в наличии строительного комитета не было техники и для покупки грузовых машин недостаточно выделяя-лись средства. Строительство и заготовка нужных материалов проходило в трудных условиях, это был первый опыт строительства новой столицы в Казахстане и спешка, которая проходила в этих условиях, сказывались в качестве здании жилых домов.

Весь строительный сезон, который охватовал 1925 год до конца декабря, проходил в трудных условиях. В первую очередь нехватало средства для нового строительство, а также строительный материал. Для экономии средств правительству Казахстана приходилось в спешном порядке удишивлять строительство жилых здании. В техническом совещание строительного комитета 1925 году Александр Будасси указал, что Абылай Сергазиев предложил удешевить стоимость жилых домов и это можно быть достигнуто путем общих уборных, колодцев, сараев и прочей пристройки для несколько рядом располо­женных домов, а так же сооружением хозяйственных построек туземным способом без фундамента. При обмене мнений выяснилось возможности определить стоимость хозяйственных построек для каждого дома не выше 1500 рублей и сократить расходы на сооружения жилых домов, благодаря чему на 251 000 рублей предоставляется возможность соорудить один дом коммунального типа. То есть 11 домов под 56 квартир с общим количеством комнат (во всех 15 домов) - 198 комнат[32, 38л].

Строительные работы в городе закончились к концу осени 1925 года. На начальном этапе были построены здания для государственных и советских учреждений, школы и жилые дома для сотрудников государственного аппарата. Решениемногих проблем в связи с постройками новых зданий, обсуждались на Совете Народных Комиссаров КазАССР и на Совете Народных Комиссаров СССР. Значение этих работ были в масштабе не только Казахстана, но и всего союза. Самым трудным периодом при строитель­стве и ремонте были первые месяцы строительного сезона. Так какбыли проблемы с нехваткой средств для нового строительства, материалов и рабочей силы. Ремонтные и строительные работы имели большое значение для национального и государственного обустройства.

Заключение

Перенесение центра Казахской Автономной Социалистической Респудлики из города Оренбург в провинциальный город Акмечеть (Кызылорда) было принято из необходимости. Сам город не отвечал требованием для столицы, не было налаженой инфроструктуры и здания для государственных учрежде­ний. Для придания городу облик столицы было принято начать строительство. Если строительное оборудование и территориальное протяжение бывшего города Перовск отвечал его административному значению и жизненным условиям, как уездного города, то перемещение в него столицы Казахстана естественно требовало строительного оборудования и емкости иного масштаба, более усовершенствован­ного и увеличенного. Город Кызылорда по территориальной ограниченности своей, для столицы, прежде всего, был тесен, имея в виду местопребывание в ней правительство, всех центральных учреждений и органов государственного управления с обслуживающим их штатом сотрудников.

По обследовании земель, прилегающих к старым городским границам, комиссия наметила террито­рию будущего нового города, смыкающуюся с существующим и являющуюся его продолжением, засняв инструментально эту территорию на план, и озаботившись изготовлением регуляционного плана будущего города, с расчетом роста его на 40 лет вперед, и в соображения о подобающей столице архитектонике.

Строительный сезон 1925 года должен был решить вопрос о размещение сотрудников и учреждении. Для нового строительство был создан строительный комитет и строительное бюро при Совете Народных комиссаров Казахской АССР. Всеми строительными работами занималась строительное бюро при СНК. За строительный сезон бюро приступила к строительству новых здании длягосударственных учреждений и закончила их возведение к концу 1925 года. В общей сложности за период с июня по декабрь 1925 года было построено 29 здании, в том числе жилые дома для государственных служащих.

Строительный комитет и бюро работали для строительство необходимых здании. Строительный комитет работал год, а на следующии 1926 год всеми строительными работами заведовал городской коммунальный комитет.

 

Литература

  1. «Вторая сессия КазЦИКа. Доклад ЖМынбаева на вечерном заседание»//Советская степь, 9 октября, 1925.
  2. «Обзор города Акмечеть»//Советская степь 28 октября, 1925.
  3. «О перенесение центра Казахстана»,//Советская степь 5 апрель, 1925.
  4. Киргизский областной комитет - Киргизский областной комитет РКП (б) высший краевой партийный орган.
  5. Архив Президента Республики Казахстана, Ф.139, о.1, д.1367, л.3
  6. АПРК, Ф.141, о.1, д.166, л.37
  7. Центральный Государственный Архив Республики Казахстан, Ф.940, о.1, д.2, л.6
  8. «Вторая сессия КазЦИКа. Доклад ЖМынбаева на вечерном заседание»//Советская степь 9 октябрь, 1925
  9. «К организации в Кызыілорде государственного рабочего театра»//Советская степь 21 август, 1925
  10. «О благоустройстве города Кызылорды»//Советская степь 24 август, 1925
  11. «Лампа Нефтесклада»//Советская степь 16 октябрь, 1925
  12. «В столице Казахстана»//Советская степь 17 сентябрь, 1925
  13. «Коммунальное хозяйство Казахстана»//Советская степь 12 август, 1925
  14. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.15а, л.92
  15. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.15а, л.90
  16. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.15а, л.91
  17. А.В.Будасси- который руководил всеми строительными работами в городе Кызыторда в период его строительство. Быт обвинен как вредитель красной столице и репрессирован.
  18. ЦГА РК, Ф.1, о.2, д.308, л.236
  19. ЦГА РК, Ф.940, о.1, д.5, л.13
  20. Центральный Государственный Архив Республики Казахстан, Ф.940, о.1, д.2, л.4
  21. Центральный Государственный Архив Республики Казахстан, Ф.940, о.1, д.2, л.6
  22. ЦГА РК, Ф.940, о.1, д.4, л.41
  23. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.2, л.2
  24. Государственный Архив Кызытординской области, Ф.1, о.2, д.305, л.2
  25. Советская степь, «Хлеб для Кызыиюрды», 12 октябрь, 1925
  26. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.2, л.17
  27. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.11, л.22
  28. ЦГА РК, ф.940, о.1, д. 7, л.40-41
  29. ЦГА РК, Ф.1, о.2, д.308, л.1
  30. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.4, л.41
  31. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.13, л.3
  32. ЦГА РК, ф.940, о.1, д.21, л.38
Фамилия автора: Е.А. Жалмагамбетов
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика