Колонизация и миграционная подвижность как фактор изменения численности населения Казахстана в 1920-е годы

В 1920-е годы численность населения республики постоянно менялась, что было следствием территориальных изменений. С образованием Казахской АССР в августе 1920г. в ее состав были включены Семипалатинская, Акмолинская, Тургайская, Уральская губернии, Мангышлакский уезд, 4-я и 5-я Адаевские волости Красноводского уезда Закаспийской области, Синеморская волость Астраханской губернии, Букеевская Орда и территории бывших казенных оброчных земель, прилегающих к 1 и 2 Приморским округам, населенные казахами. В сентябре 1920 г. ВЦИК дополнительно ввел в состав КАССР Оренбургскую губернию, а г.Оренбург стал столи­цей республики.

В течение 1921 г. произошли существенные изменения в сторону увеличения территории и численности населения. Из состава Омской губернии был возвращен Павлодарский уезд с насе­лением 212,6 тыс. человек, через некоторое время в него влились 11 волостей Омской губернии с населением 42,8 тыс. человек.

В июле 1921 г. из Алтайской губернии в Семипалатинскую область передается большая и плотно населенная территория с населением 271,8 тыс. человек (Бухтарминский район - 89,6 тыс.; 19 волостей с населением 182,2 тыс. человек. В состав Акмолинской губернии переданы из Тюменской губернии 5 волостей (38,2 тыс. человек), из Омской губернии 15 волостей (60,5 тыс. человек).

Развитие административно-территориального устройства Казахстана в последующие годы в большой степени было связано с национально-государственным размежеванием Средней Азии. В итоге размежевания, завершившегося в конце 1924 г., в состав Казахской АССР вошли Казалинский, Акмечетский, Туркестанский, Чимкентский, большая часть Аулиеатинского уездов, часть Ташкентского и Мирзагульского уездов Сыр-Дарьинской области, шесть кочевых волостей Джизакского уезда Самаркандской области, а также Алма-Атинский, Джаркентский, Лепсин-ский, Капальский уезды, Георгиевская, Чуйская, Каракунисская волости Пишпекского уезда. В результате территория Казахстана увеличилась на 685,9 кв.км, а население на 1.468 тыс. человек.

После размежевания, при увеличении территории и чрезмерной отдаленности южных обла­стей от столицы республики г.Оренбурга, руководство хозяйственным и культурным строитель­ством было затруднено. В апреле 1925 г. ВЦИК выделил Оренбургскую губернию из состава Казахской АССР. Столицей Казахстана стал город Ак-Мечеть (Кзыл-Орда). Пересмотр границ отразился на национальной структуре населения Казахстана. Так, в 1926 г. доля некоренного населения республики в сравнении с 1920г. сократилась с 53,4% до 42,4%. Удельный вес казахов за эти годы увеличился на 11%, доля русских сократилась на 13,8%. Объясняется это тем, что в 1924 г. в результате размежевания республик Средней Азии население Казахстана пополнилось в основном лицами казахской национальности. С другой стороны, в вышедшей из состава респу­блики Оренбургской губернии проживало в основном (72,4%) русское население [1].

Но не только административные преобразования влияли на изменение численности и нацио­нального состава населения. В начале 20-х годов на Казахстан и Поволжье обрушилось страшное стихийное бедствие - неурожай и последовавший за ним голод. Он охватил территорию в 1048100 кв.м. с населением 1558927 человек. К осени 1921 года голодали уже пять из семи губер­ний Казахской АССР: Оренбургская, Актюбинская, Букеевская, Уральская, Кустанайская (исключая Сырдарьинскую и Жетысуйскую губернии) и жители отдельного Адаевского уезда. В Уральской губернии голодали 99%,в Оренбургской - 80,3 %,Кустанайской - 74% населения [2].

Декретом ВЦИК Уральская, Оренбургская, Актюбинская, Букеевская и Кустанайская губер­нии были включены в число голодающих и освобождены от продовольственного налога [3].

Общую ситуацию прояснить документы эпохи. Так из отчета о деятельности Уральского Губ-здрава в период с 1 октября 1921 по 1 апреля 1922 следует, что с осени 1921 г.была сложная эпи­демиологическая обстановка. «Эпидемия холеры, занесенная в Уральск из Саратова, и встретив­шая здесь неподготовленность борьбы и антисанитарную подготовку в буквальном смысле слова быстро распространилась по городу и уездам. Холерная эпидемия ураганом пронеслась по губер­ниям да 7.143 заболевания и умерших 3.396, причем сведения далеко не полны». Общую картину дополняет признание губздрава о том, что «развившийся голод по городу и эпидемия в домах беженцев-переселенцев способствовала чрезвычайной смертности с одной стороны и несвоевре­менной вывозки трупов коммунхозом с другой, откуда как следствие, трупы залеживались и мог­ли вести к весьма нежелательным результатам». И наконец признание «точно также положение по уездам, где трупы малого того, что залеживались, а зарывались только под снег. Каковы раз­меры голода, можно видеть, из статистических данных о количестве трупов проходивших через похоронное бюро. Так за январь месяц прошло 1137 трупов, в дальнейшем цифры растут». Если по городу достаточно обеспеченному и снабжаемомуся, выбирают 25%, то по уездам процент безошибочно можно удвоить [4]. За голодные годы численность всего населения республики сократилась на 19,1%, сельского - на 21,5%. В голодающих западных губерниях потери состави­ли 648,7 тыс. человек (29,5%). В это число входят эвакуированные, перебравшиеся на новые мес­та жительства вне пределов республики, а также умершие в результате голода и эпидемий. Жер­твами голода стали 414 тыс. казахов, что составляло 18,5% всего коренного населения республи­ки. В Актюбинской губернии потери составили 159 тыс. человек (39,1%), Кустанайской - 60 тыс. (37,6%), Акмолинской - 106 тыс. (23,7%), Уральской - 70 тыс. (22,9%), Букеевской - 33 тыс. (14,6%), Оренбургской - 4 тыс. (18,1%), Адаевском уезде - 3 тыс. (2,6%). За счет миграций лишь в Семипалатинской губернии численность коренного населения выросла на 21 тыс [5].

Для населения Казахстана начала 1920-х гг. характерна значительная миграционная мобиль­ность. При этом, под последней понимается готовность к миграции. Следует отметить, что глав­ный контингент переселенцев в Степной и Туркестанский край «вербовался по преимуществу из ...губерний составляющих ныне Советскую Украинскую Социалистическую республику дав 74,5% за период времени 1895-1906 г. и 78,3% за время 1906-1916 гг. все переселения в период 1895-1916 гг. (4 млн.душ, обоего пола)» [6].

В сентябре 1920 г. в Харьков прибыли «ходоки из Кустанайского уезда от 1500 желающих возвратиться обратно переселенцев, входивших членами в состав ставящей своей целью обратное переселение украинцев на родину особой «Украинской Громады» с центром в г. Троицке.»

Президиум Всеукраинского ЦИК принял решение «признать в принципе допустимым переселе­ние из Сибири на Украину в ограниченном числе семей.»

Как показывает анализ документов, указанное можно объяснить рядом факторов, в том числе процессом национально-государственного строительства, подготовкой, к осуществлению земель­но-водной реформы, наконец, «очевидно имеющимся свободным земельным фондом на Украине (одна Николаевская губерния имеет таковой в 122 тыс. дес.)». «Причинами своего стремления на Украину ходоки выставляют, с одной стороны неблагоприятные климатические и вообще есте­ственно исторические условия Кустанайского уезда, а с другой опасения агрессивных действий по отношению к переселенцам Украины со стороны киргизского населения, в особенности в свя­зи с образованием Киргизской Социалистической республики» [7].

31 января 1920 г. в Наркомзем из Туркестанской Республики была получена телеграмма о том, что в «связи с выработанными и проводимыми в Туркреспублике планом землеустроительных работ, предусматривающих водворение на прежние места жительства киргиз, бежавших в 1916 и 1917 годах пределы Китая опасаясь репрессий царского правительства и обид колонизаторского элемента, создается необходимость принудительного и добровольного переселения пришлого элемента в пределы России и Сибири.»

Из Украины сообщали в Наркомзем: «В настоящее время по сообщению Туркреспублики, имеется уже до пятисот семей изъявивших желание переселиться в указанные районы, а потому, и принимая во внимание облегчение вносимое подобным добровольчеством в остроту земельных отношений колонизированных районов Туркреспублики Наркомзем последней просит сообщить точные указания о том в каком количестве и куда могут быть направлены переселенцы, равно и способ их передвижения по железной дороге» [8]. Наркомзем, Украины занял двойственную по­зицию: с одной стороны он весьма желательным организацию данными переселенцами хозяйства на Украине на артельных началах признавал «весьма желательным организацию данными пере­селенцами хозяйства на Украине на артельных началах», с другой опасался «вызвать массовое неорганизованное стремление украинцев-переселенцев из Сибири на Украину». Власти Украины обратились в Наркомзем РСФСР с просьбой выяснить: «роль упомянутой «Украинской громады» по отношению к организации и пропаганде обратного движения переселенцев Украинцев из Сибири и степени влияния «Громады» в этом смысле на переселенцев степных областей», «выяс­нить действительно ли те экономически-политические причины, которые выставляют названные ходоки, настолько серьезны, что могут вызвать стремление сотен и тысяч семей сняться с давно насиженных мест и переселят на родину. Причем выяснение этих причин (хотя бы беглые) край­не необходимо распространить не только на Кустанайский уезд, но и на всю ту территорию Кир­гизских земель, в которую вкраплены переселенцы (как украинцы так и великороссы)» [9]. Инте­ресен тот факт, что просьбы, ходатайства о переселении на Украину шли не только из Республи­ки. Так в телеграмме Заместителя заведующий сибирским земотделов Кривощеков сообщал в Москву из Омска 9 февраля 1921 г.: «Сибземотдел продолжают поступать ходатайства целых украинских обществ тире сел разрешении переселения из Сибири Украину точка. Просьба выяс­нить решение центра и результату телеграфировать» [10]. Другая депеша почти аналогичного содержания поступила на имя председателя коллегии Центрального отдела землеустройства «от группы граждан Немирского уезда Оренбургской губернии» [11].

Возможно беспокойство украинских властей потерять контроль над ситуацией имели под собой основания. И хотя нам не удалось выявить объемы самовольных миграций на Украину, можно предположить, что таковые имелись. Подтверждением этой точки зрения служат два текс­та телеграмм. «3 марта 1921 г. Москва-Харьков. Наркомзем УССР просит до получения с него сведений о свободном земельном фонде и об обследовании мест населения предложит незамед­лительно губземотделам Сибири Уфимской Оренбургской Сибирской и Самарской губернии не выдавать разрешении на поездок на Украину ни переселенцам ни ходокам [12]. Наконец Нарком-зем И.Теодорович телеграммой который сообщал 15 марта 1921 г.: «В согласии с Наркомземом Украины воспрещается впредь до указаний выдавать населению разрешения на поездку Украину как ходокам так переселенцам». 4 апреля 1921 г. Наркомзему Украинской республики от Народ­ного комиссара земледелия Осинского поступила телеграмма следующего содержания: «Ввиду того, что Туркестанским правительством признано необходимым выселить теперь по политическим соображениям значительную часть русских переселенцев из Семиречья, по преимуществу уроженцев Украины, в общем количестве до пяти тысяч семей или 30.000 едоков, с инвентарем и имуществом, народный комиссариат Земледелия просит спешно сообщить Ваше заключение по существу этого вопроса и о возможности обратного вселения собственно украинцев на родину -в частности на свободный фонд в 120тыс десятин в Николаевской Губернии. Ваше заключение необходимо получить спешно для немедленного соображения способов наименее болезненного разрешения этого вопроса в соответствии, так же, и с условиями ж-д транспорта» [13].

Вопрос «О переселении украинских крестьян живущих в Киргизии на Украину» специально рассматривался 21 июля 1921 г. на заседании президиума Всероссийского Центрального Испол­нительного Комитета советов рабочих крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. В его решении было записано: «Принимая во внимание, что переселение настоящий момент связа­но с неимоверными трудностями, что Киргизия не считается голодающей, а наоборот предпола­гается направить туда переселенцев голодающих губерний:

а) выселение из Киргизии на Украи­ну считать нецелесообразным

б) считать единственно целесообразным перегруппировать пересе­ленцев внутри Кирреспублики в более благоприятные области.

в) Предложить КиргизЦИКу при­нять все меры к восстановлению разрушенных крестьянских хозяйств» [14].

Если ранее Украинские власти выражали беспокойство по наметившейся стихийной мигра­ции, то теперь Наркомзем РСФСР в своем письме предлагал свой вариант решения проблемы. В преамбуле документа анализировалась сложившаяся ситуация. Из него следовало, что движение на Украину было массовым. «По неоднократным сообщениям Сибземотдела значительное коли­чество граждан-украинцев всех областей Сибири заявляют о своем желании переселиться обрат­но в пределы Украины. Точные цифры размера этого стремления не известны, но они достигают крупной величины. Аналогичное стремление украинцев замечается в других районах России: так в Самарской губ. размеры этого стремления по сообщениям Украинского Подотдела Самарского Губнада достигает 360.000 человек крупная волна обратного переселения поднимается из Кир­гизской и Туркестанской республики. Наркомзем завален ходатайствами украинцев». Несмотря на официальную позицию ведомства который неоднократно заявлял о запрете переселения, оста­новить его не представлялось возможным. «Обратное переселение минуя все легальные пути, все-таки совершается в обход этих путей, что видно из телеграммы Наркомзема Украины №805/925; наиболее крупная волна самовольного обратного переселения еще не докатились до Украины». Было предложено следующее решение проблемы. «Одной из наиболее реальных мер в этом смысле могло бы быть обращение Украинского Совета Народных комиссаров к гражда­нам украинцам, живущим вне пределов Украины с предложением воздерживаться в настоящее время от переселения, указов не только на трудности переселения, но и на трудности хозяйствен­ного устройства на новых местах и вызываемый этим риск для переселенцев надолго потерять свою хозяйственную самостоятельность. Наркомзем РСФСР просит в срочном порядке издать такое обращение широко распубликовать его в украинских газетах и один экземпляр не отказать прислать в Наркомзем РСФСР для того, чтобы он мог с своей стороны распространить его в тех районах, откуда наблюдается массовое стремление украинцев к обратному переселению.

Второе предложение сводилось к тому, чтобы дать указание «местным органам Украинского Наркомзема о том, чтобы они прекратили выдачу ходокам, являющимся из различных районов РСФСР, удостоверений о зачислении за ними земли в пределах Украины. Такие удостоверения выдаваемые по видимому без общего принципиального разрешения на это со стороны Наркомзе-ма Украина, рассматриваются ходоками как вполне достаточные основания для, того чтобы лик­видировать свое хозяйство и предпринять обратное переселение. Со своей стороны Наркомзем не может рассматривать удостоверение выдаваемые местными органами Укрнаркомзема за дос­таточные основания, чтобы разрешить переселения, считая за таковые основания для себя исклю­чительно уведомления Наркомзема Украины» [15].

Между тем на «станциях Лебяжьей, Петухово, Петропавловск наблюдалось большое скопле­ние людей «неустроившиеся [в] Акмолинской губернии переселенную выхода двадцатого года Тульской, Калужской [в] других губерний [в] количестве до 1250 [человек]» Им было объявлено, что они «могут быть отправлены на родину но [при] непременном условии выдачи каждым гла­вой семьи до посадки [в] эшелон подписки о непредъявлении на родине никаких требований земельно-хозяйственном устройстве к местным земорганам. Подписки направьте Москву Цен-трозем. Об исполнении телеграфируйте».

Из Семипалатинска сообщали: «Выселенные [из] Турккрая переселенцы сгруппировались в Семипалатинске. Положение безвыходное. Ходатайствуем регулированию вопроса путем немед­ленной отправки Россию уже выселенных и прекращением дальнейшего выселения» [16].

В начале 1920-х годов государство создавало необходимые предпосылки для колонизацион­ных установок Советского государства в новой трактовке. Первым шагом стало принятие Земельного Кодекса в октябре 1922 года. Так, 4 раздел 222 статьи кодекса, «О переселении» закрепил положение о том, что «переселение и ходачество (для предварительного осмотра и выбора земель) являются делом свободным и добровольным». В тексте оговаривалось, что «в исключительных случаях Губисполкомам, по представлениям Губернских Земельных Управле­ний, утвержденных, Народным Комиссариатом Земледелия, предоставляется право объявлять принудительное переселение, которое, однако, может быть осуществлено лишь в том случае, ког­да на расходы по переселению и земельно-хозяйственному устройству переселенцев будут отпу­щены общегосударственные либо местные, средства [17].

Кроме того, предусматривалось предоставление льгот как плановым, так и внеплановым пересе­ленцам, в случае если последние поселялись на колонизуемых землях с разрешения переселенче­ских организаций. В последующем, рядом постановлений (Президиума ВЦИК от 29 марта 1923 г., ВЦИК и СНК РСФСР, 30 июня 1924 г.) в документы внесены изменения. Согласно новой редак­ции, «открытие и прекращение переселения в Автономные Социалистические Советские респу­блики и области, а также и обратное переселение из их пределов и переселение внутри их, а рав­но условия и порядок этих переселений» устанавливался Президиумом ВЦИК по представлени­ям: Федерального Комитета по земельному делу - в отношении автономных социалистических советских республик и Народного Комиссариата Земледелия РСФСР, согласованным с Федераль­ным Комитетом по земельному делу в отношения автономных областей» [18].

Статья 224 определяла, что «на Народный Комиссариат Земледелия РСФСР возлагается руко­водство и контроль по переселенческому делу, разработка планов переселения, образование и подготовка земельного фонда для переселения, организация выхода, передвижения и водворения переселенцев, а также принятие мер но финансированию переселения и издание подробных, пра­вил об его условиях и порядке».

В анализируемых документах закладывался механизм вовлечения населения в миграционные процессы, при этом главным стимулом , как и прежде, оставались льготы. Последними наряду с плановыми переселенцами, могли воспользоваться «внеплановые переселенцы, если они с разре­шения переселенческих органов водворились на землях переселенческого фонда, или доприсели-лись к земельным обществам в порядке ст. 46 Земельного Кодекса, или получили в постоянное трудовое пользование землю из состава государственных земельных имуществ в порядке ст. 158 Земельного Кодекса». Документ определял их перечень. «Льготы в виде полного или частичного освобождения их от исполнения общегосударственных и местных повинностей (воинской, прод-налоговой, трудгужевой и пр.) в течение первых лет устройства на новых местах, а также и дру­гие льготы для оказания им помощи при водворении на новых местах» [19].

Стремясь взять под контроль стихийные миграции того времени, циркуляр Наркомзема (№79, 3-го сентября 1923 г.), подтвердил «запрещение земельным органам выдавать какие бы то ни было документы на право переселения и пользования льготным переселенческим тарифом, впредь до открытия переселения в порядке» Отметим приоритеты государства в рассматриваемы годы. Не смотря на запрет, оговоренный в предыдущем документе, циркуляр НКЗ за №85, от 22 октября 1923 г., допускал открытие «переселения, демобилизованным красноармейцам, удовлет­воряющим требованиям, предъявляемым к переселенцам, согласно утверждаемого плана колони­зации отдельных районов, предоставляется право зачисления земель колонизационного фонда в первую очередь».

В последующем государство принимает меры для упрощения процедуры переселений. Так, декрет ВЦИК и СНК (1 декабря 1924 г.) предоставил Наркомату земледелия «право, не входя с представлениями в Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, собственными распоряжениями разрешать ходачества и переселение отдельных семей и групп в районы, закрытые для планового переселения, в порядке доприселения к старожилам, аренды
государственных и земельных статей и устройства на свободном государственном фонде». Кроме того ведомству разрешалось «применять к ходокам и переселенцам. действующий льготный переселенческий тариф в пределах нормы льготных переселенческих перевозок, устанавливае­мый на каждый год соглашением Народного Комиссариата Земледелия и Народного Комиссариа­та Путей Сообщения» [20].

Ряд документов принимаемых в тот период государством позволяют понять каким образом и какие цели ставились перед ведомствами, ответственными за выработку и управление миграци­онными процессами. Так в постановлении СТО в 1924 г. было зафиксировано: «Задачей колони­зации должно быть вовлечение в хозяйственный оборот необжитых земель с целью увеличения сельскохозяйственной и промышленной продукции страны путем рационального, как с точки зрения общегосударственных, так и местных интересов, расселения и эксплуатации естественных богатств, колонизуемых районов». Разработан механизм достижения сверх задачи стоящей перед страной. Он предполагал определенный алгоритм работы. «Мероприятия по колонизации и пере­селению проводятся в следующем порядке очередности: а) землеустройство туземного кочевого и неоседлого населения; б) землеустройство пришлого населения, самовольно захватившего и заселившего земли в колонизуемых районах; в) заселение остающихся свободными земель коло­низуемых районов путем переселения».

Планы мероприятий должны быть строго согласованы: с планами организации государствен­ных и концессионных предприятий по эксплуатации богатств окраин СССР; строительства путей сообщения вообще и железнодорожных в частности в намеченных для колонизации районах; с реальной возможностью размещения в колонизуемых районах добавочного населения, его проч­ного хозяйственного устройства и своевременной подготовки фонда для заселения.

Наконец, из текста следует главные стратегические направления колонизации. Документ предписывал «принять меры к скорейшему земельно-хозяйственному устройству имеющихся налицо неприписных переселенцев в Сибири и в Киркрае и к упорядочению переселенческого хозяйства этих районов, согласовав эти работы с потребностями местной промышленности и железнодорожного строительства» [21].

Во второй половине 1920-х годов государство принимало меры по урегулированию миграци­онных процессов в стране. Мощный толчок началу планового переселения дало Постановление ЦИК и СНК СССР от 18 января 1928 г. «О задачах переселения, его организации, основах состав­ления планов переселения и порядке финансирования переселенческих мероприятий», где была выстроена целая система мер, направленных на хозяйственное устройство и укрепление крес­тьянских хозяйств.

Главной проблемой оставалась несогласованность действий между различными ведомствами контролирующих миграционные процессы. В одном из анализируемых документов признава­лось, что «постановлением СНК от 3 апреля 1928 г. по операционному плану на 1927/28 г. по ходатайству Госплана предложено было НК РКИ Союза ССР, Всесоюзному Переселенческому Комитету при ЦИК Союза и Совету Народных Комиссаров РСФСР принять меры к уточнению и упорядочению отчетности по переселению и установить наиболее целесообразные сроки ее пред­ставления, согласованные со сроками представления Всесоюзным Переселенческим Комитетом операционных планов и отчетов о его деятельности (часть первая ст. 17 указанного постановле­ния СНК СССР от 3 апр. 1928). Вместе с тем поручено было НК РКИ и НКФ Союза ССР прове­сти в 1928 году обследование переселенческих мероприятий на землях фондов общесоюзного значения с целью проверки правильности, целесообразности и стоимости этих мероприятий, а также целесообразности существующей системы органов переселения, порядка их деятельности и взаимоотношений с местными земельными органами (вторая часть ст. 17 постановления СНК СССР от 3 апр. 1928 г. по операционному плану переселения на 1927/28 г.).» И наконец главное «далеко не все директивы, данные Правительством в постановлениях его по переселению от 18 января, 3 и 20 апреля 1928 года [,] выполнены и выполняются на местах полностью или частично, так [,] например: не выполнено требование ст. 14 постановления ЦИК и СНК СССР о порядке осуществления переселенческих мероприятий; переселенческие Управления в ДВК и Сибкрае до сих пор фактически не входят в состав краевых земельных органов и действуют оторвано от них, без должного надзора и контроля со стороны последних в оперативном отношении; с другой сто­роны органы, ведающие переселением еще не осуществляют должного надзора и контроля за работой местных органов здравоохранения, просвещения, кооперации и проч. по обслуживанию переселенцев. Не выполнены еще также, полностью или частично, требования ст. 4, 7, 8, 9, 18 (в части контроля со стороны Всесоюзного Переселенческого Комитета за правильным расходованием средств постановления ЦИК и СНК СССР от 18/1-28 г.), а также директивы, преподанные в постановлении СНК СССР от 3 апреля 1928 г. (п. 4, 5, 8, 10, 11, 12, 16 и 17 в части, касающиеся упорядочения отчетности)».

Из документа подготовленного Госпланом СССР, датируемом 30 ноября 1928 г., «Заключение по докладу НК РКИ СССР о результатах обследования переселенческих мероприятий на земель­ных фондах общесоюзного значения и по проекту постановления СТО по этому вопросу», следу­ет «озабоченность состоянием отчетности по планированию переселенческих мероприятий на период 1027-1928 гг.» Госпланом было установлено: а) крайне неудовлетворительное состояние отчетности по переселенческому делу и затруднительность, а часто и невозможность выявления и определения по ней с достаточной достоверностью и точностью задач и целей заселения отдельных районов, количества и качества земель в них, могущих быть заселенными в ближай­шие годы, о степени подготовленности этих земель к заселению и необходимые мероприятия для их подготовки, последовательность проведения этих мероприятий и связь их между собой, стои­мость и хозяйственный эффект заселения отдельных районов, и прочие данные, необходимые для составления плана; б) наличие крайней распыленности переселенческих мероприятий по подго­товке фондов к заселению и заселение их как по отдельным районам территории Союза (ДВК, Сибкрай, Уралобласть, Поволжье, Северный Кавказ, Крым и пр.), так и внутри этих районов, что усложняет организацию переселенческого аппарата и производство мероприятий по подготовке фондов к заселению, заселение этих фондов и мероприятия по всякого рода обслуживанию пере­селенцев (хозяйственному, медико-санитарному, культурно-просветительному и проч.), затруд­няет и удорожает необходимый надзор и контроль за этими мероприятиями и проч.; в) наличие оторванности деятельности переселенческих организаций от деятельности земельных и других органов на местах; г) неудовлетворительность качества подготовки фондов и т.д...» По сути речь в документе шла о низкой исполнительской дисциплине на местах, и не только. Проведенный специалистами Госплана анализ показал, что многие вновь издаваемые директивы различных ведомств, включая НК РКИ, «в значительной своей части повторяет директивы [,] уже данные Правительством Союза ССР в той или иной форме в указанных выше постановлениях ЦИК, СНК и СТО СССР...»

Особое внимание в документе уделялось КазАССР, которая согласно статьи 5 постановления ЦИК и СНК СССР от 18 января 1928 г., была исключена из перечня районов, в которых «пересе­ленческие фонды признаются имеющими в отношении заселения общесоюзное значение и явля­ются открытыми для переселения и из других республик.» Госплан СССР предложил: «Свобод­ные и недостаточно используемые земли Казакской Автономной ССР признать имеющими в отношении заселения общесоюзное значение и открытыми для переселения как из Российской Социалистической Федеративной Республики, так и из других союзных республик». И далее «Переселенческие мероприятия на земельных фондах общесоюзного значения, особенно по под­готовке их к заселению, в ближайшие годы сосредоточить в районах: Дальне-Восточного Края, Сибирского Края, Казакской Автономной ССР, Черноморского Побережья Сев. Кавказского Края и Крыма». Госплан предложил Переселенческому Комитету при ЦИК СССР представить к 1-му февраля 1929 г. в Совет Труда и Обороны доклад о ходе работ по свертыванию переселенче­ских мероприятий в остальных районах [22].

В проекте постановления ЦИК и СНК СССР «по плану переселения на фонды общесоюзного значения в пятилетие с 1928-29-1932-33 гг.», подготовленный Госпланом СССР в ноябре 1928 г. были заложены объемы планировавшихся переселений. В соответствии с данным документом, предусматривалось в период с 1928-29-1932-33 гг. в районах расположения фондов общесоюзно­го значения подготовить к заселению и хозяйственному освоению около 12 млн гектаров земли, за исключением земель, отводимых под совхозы, и поселить и хозяйственно устроить на них 1.638.800 чел. переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 900.000 чел., в результа­те заселения в последний год пятилетия получить около 2,3 млн. гектар новой посевной площади, из которой в колхозах не менее 1.500.000 гектаров».

Предполагаемый объем подготовки переселенческих фондов, заселения и хозяйственного устройства переселенцев предполагалось распределить между основными районами заселения следующим образом:

а) в Дальне-Восточном Крае подготовить к заселению около 4.500 тыс. гектар земли, для 700.000 переселенцев и поселить и хозяйственно устроить 600 тыс. человек переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 318 тыс. человек (53%).

б) в Казакской Автономной ССР подготовить для заселения и хозяйственного освоения около 4.000 тыс. гектар земли для 500.000 переселенцев, и поселить и хозяйственно устроить 380 тыс. переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 228 тыс. человек (60%). Подготовку переселенческих фондов в первую очередь сосредоточить в годных для земледельческого и земледельческо-ското-водческого хозяйства районах, прилегающих и тяготеющих к Турксибу и в районах Северного Казахстана».

Помимо обозначенных районов вселения в этот перечень вошли: Сибирский Край где предпо­лагалось подготовить к заселению до 2 млн га земли для 300.000 переселенцев, и поселить и хозяйственно устроить 350 тыс. человек переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 175 тыс. человек (50%); Уральские области, где планировали подготовить к заселению переселенческих фондов около 60 тыс. гектар земли для 12 тыс. человек переселенцев и поселить и хозяйственно устроить 60 тыс. переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 30 тыс. чел. (50%); в Средне-Волжской области и Нижне-Волжском Крае предлагалось закончить подготовку всех переселенческих фондов на площади около 110 тыс. гектар и поселить и хозяй­ственно устроить 10 тыс. переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 5 тыс. пересе­ленцев (50%); в Карело-Мурманский Крае подготовить к заселению земельных фондов на 6 т. чел., площадью около 12 тыс. гектар и поселить и хозяйственно устроить 5 тыс. переселенцев, из которых объединить в колхозы не менее 2.100 чел. (42%); В Черноморском побережье Черномор­ского округа Северо-Кавказского Края размещали 20 тыс. человек переселенцев, площадью око­ло 40 тыс. гектар «в целях развития садово-огородных хозяйств и обеспечения продовольствием курортов и поселить и хозяйственно устроить 15 тыс. человек переселенцев, из которых объеди­нить в колхозы не менее 6 тыс. человек. Наконец, в Азербайджанскую АССР Закавказской Феде­рации направляли 50 тыс. человек, на территории АССР Армении обустроить 6.800 человек армян-беженцев из заграницы, из которых 2.700 объединить в колхозы; В Северной части Крыма около 50 тыс. грудящихся евреев, на площади около 220 тыс. гектар земли, из которых не менее 40 тыс. человек объединить в колхозы; в Бурято-Монгольской АССР 15 тыс. человек переселен­цев и поселить и хозяйственно устроить 5 тыс. переселенцев, из которых объединить в коллек­тивные хозяйства не менее 2 500 переселенцев (50%);в Якутской АССР выделяли 25 тыс. гектар земли на 4 тыс. чел. переселенцев. На земельных фондах внутриреспубликанского значения раз­мещали «105 тыс. человек трудящихся евреев, из коих объединить в колхозы не менее 79 тыс. человек (75%). Таким образом, в республику направлялось 30,5% всех мигрантов.

Рассматриваемый документ интересен тем, что из него следуют не только стратегические пла­ны государства направленные на освоение природных ресурсов регионов, но и суммы которые готово было государство выделить из бюджета на переселенческие мероприятия. Из общесоюз­ного бюджета на эти цели направляли 350 млн рублей «за счет транспорта, промышленности и промысловых предприятий без учета снижения и 27 млн рублей с учетом снижения цен». Инте­ресен и состав переселенцев, в основном славянского, направляемый в места вселения из РСФСР - 42%, УССР - 40%, и БССР - 18%.

Особое внимание обращалось на необходимость, при землеустройстве по образованию пере­селенческих участков и земельно-хозяйственному устройству размещать переселенцев «взаимно между собой и по отношению к дорожной сети, а также усадебные места в них, так, чтобы в дальнейшем можно было укрупнять землепользования без ломки основного землеустройства по образованию переселенческих участков, и без переноса построек и тем способствовать внедре­нию в сельско-хозяйственное производство более сложных машин и образованию более крупных коллективных хозяйств».

В целях более полного заселения и вовлечения в хозяйственный оборот переселенческих участков с индивидуальным землепользованием, землеустройство внутри его углубить до развер-стания на отдельные групповые участки по угодьям, с определением порядка их занятия и поль­зования по мере прибытия переселенцев. Что касается подробных инструкций, правил «о порядке занятия и использования переселенцами участков земель», то их было предложено разработать органам, ведающих переселением. Всесоюзному Переселенческому Комитету совместно с НК Земом РСФСР и представительством ЗСФСР, а также с органами совхозного и колхозного стро­ительства, предписывалось разработать правила о согласованном размещении в районах переселенческих фондов общесоюзного значения совхозов, колхозов и обществ с индивидуальным зем­лепользованием, с тем, чтобы совхозы могли возможно больше организовано технически воздей­ствовать на хозяйство окружающих землепользований, а последние могли бы возможно полно обеспечить совхозы сезонной рабочей силой. Для использования переселенцев, «едущих без пла­новых нарядов на переселение (самовольное переселение) для заселения и хозяйственного освое­ния свободных и излишних земельных районов подготовки фондов и их заселения по планам переселения, а также в целях большего упорядочения самовольного переселения и урегулирова­ния поземельных отношений между переселенцами и старожилым населением, предложили земельным и переселенческим органам разработать «правила о заселении этого рода переселен­цами указанных земель и о доприселении в старожильческие земельные общества, имеющие излишние земли, изъятие которых для образования переселенческих участков по их размерам или территориальному размещению хозяйственно не целесообразно». В этих документах должно было быть предусмотрено «связь планов землеустройства и планов переселенческих мероприя­тий по выявлению и использованию излишних земель, а также меры по урегулированию позе­мельных отношений между старожилами и до приселяемыми».

Основным фактором успешности управления миграционными процессами является успешная их адаптация в местах прибытия. Отсюда понятно, почему в документе уделено было внимание этой проблеме. В тексте документа прямо сказано «в целях создания условий возможно большей приживаемости переселенцев и развития их хозяйств обязать органы переселения к моменту при­бытия переселенческих семей в их районы заселения производить распашку целины из расчета 4 гектара на семью для колхозов и 3 гектара - для индивидуальных хозяйств. В районах промысло­вого и промышленного заселения размер распашки определять в соответствии с основным заня­тием переселенцев». Таким образом Госплан СССР пытался облегчить адаптацию мигрантов. Более того, этим документов регулировались действия местных органов власти. Так, Всесоюзно­му Переселенческому Комитету, совместно с НКЗемом РСФСР и организациями автотранспорта, предложено «срочно разработать вопрос о практических мерах по введению автотранспорта в этих районах».

Всесоюзному Переселенческому Комитету, совместно с НКЗемами Союзных Республик, кол-хозцентрами и кооперативными организациями, поручено обеспечить переселенческие хозяйства в первые годы достаточным снабжением и обслуживанием сельско-хозяйственным инвентарем и средствами производства с таким расчетом, чтобы в дальнейшем колхозы могли полностью раз­вернуть свои хозяйства и распахать все пахотоспособные земли - в лесных районах не позднее 6-го и в степных 5-го года с момента водворения, индивидуальные же хозяйства - в лесных районах не позднее 7-го года и в степных 6-го года». Это же ведомство должно было разработать, совместно с земельными органами и органами совхозного и колхозного строительства, организа­ционные формы обеспечения и обслуживания хозяйства на переселенческих фондах сложными машинами с. х. производства (в том числе и организацию тракторных станций) и установками сельско-хозяйственной индустрии, определяя вместе с тем тип хозяйственно-технического обо­рудования колхозов и земельных обществ с индивидуальной формой землепользования.

Поручено Всесоюзному Переселенческому Комитету, совместно с НКТоргом СССР, Всесоюз­ным Советом Колхозов, НКЗемом РСФСР, а также колхозцентрами РСФСР и ЗСФСР и коопера­тивными организациями, разработать план и практические мероприятия по вовлечению пересе­ленческих колхозов в систему индустриализации, предусмотрев соответствующие кредиты. Для усиления экономического стимулирования переселенцев, «предоставления переселенцам зара­ботка, облегчающего организацию переселенческого хозяйства, поручено «органам переселения приступить к замене существующей системы ходачества рабочими дружинами из переселенцев не позднее 1929/30 года в возможно большей степени использовать переселенцев для работы по подготовке переселенческих участков». Органам переселения дано указание «принять все меры к улучшению качества работ и их рационализации, а также возможно точно определить стоимость отдельных мероприятий, особенно по подготовке земельных фондов к заселению и хозяйствен­ному устройству переселенцев, а также по культурно-просветительному и медико-санитарному их обслуживанию».

И все же в документе ясно видно, что районы «Дальнего Востока, Сибири и Казахстана, имели «наибольшее хозяйственное и политическое значение». И здесь отметим два интересных момента. Первый - в документе была заложена идея «организации колонизационно-промышленно-транспортных комбинатов» разработка которых поручалась Всесоюзному Переселенческому Комитету, Правительству РСФСР, ВСНХ СССР и НКПС с последующим представлением проек­та постановления по данному вопросу на утверждение ЦИК и СНК Союза ССР .Наконец, второе положение которое гласило, «признать необходимым выделения на переселенческих фондах в Дальне-Восточном Крае, Сибирском Крае, Казакской Автономной Советской Социалистической Республике, а также и на других фондах общесоюзного значения, районов, предназначенных для совместного водворения переселенцев одной и той же национальности. Поручить Всесоюзному Переселенческому Комитету установить по согласованию с Народным Комиссариатом Земледе­лия Союзных республик районы совместного водворения, с таким расчетом, чтобы переселение в эти районы, могло быть организовано с 1929/30 года [23].

Происходит в рассматриваемый период, реорганизация системы управлением миграционными процессами. Переселенческий Комитет, находившийся в ведении НКЗема СССР был преобразо­ван в Переселенческое Управление.

29 января 1930 г.состоялось расширенное заседание коллегии НКЗем СССР совместно с рес­публиканскими земельными органами с повесткой «Об основных установках и о плане пересе­ленческих мероприятий 1929-1930 года на фондах общесоюзного назначения». Вновь прозвучала мысль о том, что реорганизация переселенческого дела должна производиться на основе того, что в ряде районов, «хозяйственно совершенно не развитых, в первую очередь в Сибири и на Дальнем Востоке необходим подъем и скорейшее освоение земель, чрезвычайно ценных в сель­скохозяйственном отношении, но не обжитых или мало обжитых.»

Переселенческому Управлению было предложено вести свою работу в районах промышлен­ного и промыслового союзного заселения (Камчатка, Сахалин, район Союззолота, рыбопромыш­ленные районы ДВК и свеклосахарные районы Западной Сибири и т.д.). В районах, где этого тре­бовали особые условия, переселенческие мероприятия должны проводиться совместно с пересе­ленческими органами НКЗема СССР и заинтересованными промышленно промысловыми орга­низациями на основе особых договоров. В необжитых и малообжитых районах переселенческие мероприятия, включая как подготовку фондов и водворение, так и организацию административ­но-хозяйственного и культурного обслуживания приезжающих переселенцев, - должны прово­диться через машинотракторные станции. Было особо подчеркнуто, что «водворение переселен­цев в районы крупных старожильческих колхозов или в районы сплошной коллективизации ста­рожильческих хозяйств» должна производиться «путем доприселения и объединения прибываю­щих переселенческих колхозов с колхозами, существующими на местах водворения. Вся работа по водворению переселенцев, по устройству и обслуживанию образуемых смешанных колхозов должна проводиться местными земельными органами и соответствующими органами колхозной системы на основе особых договоров с переселенческими органами НКЗема СССР. Эти меропри­ятия должны осуществляться за счет средств Переселенческого Управления». В целях осуще­ствления намеченных стратегических целей, переселенческому управлению поручалось:

а)  совместно с Колхозцентром и с Сектором Крупного Хозяйства НКЗема СССР выработать типовой договор, предусматривающий в основном (с тем, чтобы в соответствии с особенностями каждого отдельного случая могли быть допущены те или иные изменения) условия, на которых будут построены совхозно-колхозные отношения в районах переселения;

б)  одновременно с выработкой оперативного плана переселения установить районы и определить границы для каждой из предусмотренных выше (п. 3) формы переселения;

в)  в трехмесячный срок разработать порядок упрощения структуры переселенческих органов с тем, чтобы с 1930-31 года переселенческие мероприятия по организации территории хозяйственного устройства переселенцев в районах заселения полностью были переданы хозяйственным организациям на основе договоров с переселенческими органами. Изменялся порядок финансирования. Расходы государства по индивидуальному переселенческому сектору сокращались, разрешалось переселение в индивидуальном порядке за счет средств самих переселенцев на места, специально отведенные переселенческими органами. Было предложено «НКЗемам Союзных Республик проводить подбор переселенцев по нарядам Переселенческого Управления и только в гнездовом порядке, образуя на местах выхода крупные колхозы из бедняцко-середняцкой части села, с возможно большим вовлечением в них демобилизуемых красноармейцев. К работе по
организации колхозов привлечь коллективные объединения.» В документом утверждался «объем мероприятий по заселению переселенческих фондов общесоюзного значения в 1929-30 г.» Предлагалось «поселить и хозяйственно устроить на подготовленных для этого фондах 100.130 переселенцев, объединенных в колхозы. Переселение индивидуальных хозяйств, зачис­ливших землю в [19] 29-30 году, приостановить, обязав НКЗемы РСФСР, УССР и БССР уведо­мить об этом заинтересованное население; подготовить новый переселенческий фонд, необходи­мый для заселения в 1930-31 г. 189.000 чел. переселенцев, объединенных в колхозы» [24].

Другой вариант объемов переселения был обозначен в первом пятилетнем плане развития народного хозяйства, утвержденного в 1929 году. Здесь содержались ориентировочные цифры, составленные из расчета примерно на 300 тыс. переселенцев, из которых первые 6 000 должны были прибыть в Казахстан в 1930 г., 43000 в 1931, а остальные в 1932-1933 гг. Основную массу их планировалось мобилизовать из Украины, России, разместив переселенцев в Павлодарской, Семипалатинской, Петропавловской областях. К июлю 1930 г. «плановое переселение» стало пробуксовывать, планы мероприятий по подбору переселенческих контингентов и по сельско­хозяйственному переселению выполнялись «в лучшем случае на 20-30%, установлено наличие обратного движения переселенцев, равное по своим размерам прямому движению» Причиной сложившейся ситуации были « недостатки и недочеты в работе на местах водворения, доходящих в отдельных случаях до недопустимых безобразий, которые зарегистрированы как обследования­ми специальных комиссий, так и установлены по данным представителей районов выхода» [25].

В связи с наметившимися тенденциями, а по сути анализ показывал наличие глубокого кризи­са в организации переселения, в НКЗеме СССР срочно было созвано совещание. На нем было предложено «Наркомземам Союзных Республик обратить серьезное внимание на состояние рабо­ты по подбору переселенческих контингентов и принять решительные меры по изжитию наблю­дающегося на местах недостаточно внимательного отношения к мероприятиям по подбору и отправке переселенцев». Предложенный план по исправлению сложившейся ситуации состоял из двух составляющих - финансовой и пропагандистской. Первая предусматривала увеличение объемов финансирования. Наркомземы союзных республик должны были срочно представить в НКЗ СССР заявки и соображения о кредитах, необходимых для дополнительных мероприятий по проведению работы, связанной с подбором переселенческих контингентов и отправкой их в районы водворения; Вторая включала в себя комплекс мероприятий предусматривающих, говоря современным языком, информационную поддержку. Совещание пришло к выводу, что «работа на местах выхода может быть правильно поставлена при условии своевременной информации земельных органов не только о естественно исторических условиях открытых для заселения мас­сивов, но также и о тех организационных формах ведения хозяйства, которые предусматривают­ся планами заселения и планами устройства переселенческих МТС, колхозов и других хозяй­ственных объединений». Регионы-доноры «обязательно должны быть информированы об уставах тех колхозных объединений, которые устроены или которые предположено устраивать на каж­дом данном, отведенном для заселения массиве». В связи с изложенным потребовали «срочно разослать на места выхода краткое информационное письмо о состоянии работ по подготовке переселенческих фондов к водворению, указав в этом письме районы и массивы, пригодные для немедленного заселения и нуждающиеся в отправке переселенческих континентов в связи с про­изведенными посевами; обязали Наркомземы союзных республик немедленно провести в печати кампанию по вопросам переселения, организовав эту кампанию с таким расчетом, чтобы движе­ние переселенческих контингентов было усилено в максимальной степени; предложили привлечь к делу усиления переселенческого движения с мест выхода, а также к работе по наблюдению за проведением этой работы на местах, органы центральной печати («Правда», «Известия») и орга­ны РКИ. С целью «заострения внимания советской общественности на вопросах переселения просить НКЗ СССР войти с представлением в ЦК Партии и высшие Правительственные органы на предмет издания директив и указаний местным руководящим партийным и советским учреж­дениям и организациям об основных установках переселенческого дела». Признано необходи­мым проведение Наркомземом Союза кампании в широкой прессе с разъяснением основных установок и с конкретными указаниями методов и повседневной практики переселенческой рабо­ты. Просить Наркомзем Союза принять за правило и ввести в дальнейшем в практику системати­ческое освещение всех возникающих в текущей переселенческой работе вопросов в прессе как в центральной, так и местной.

Предложили переиздать изданные переселенческие справочники общего характера «описани­ями крупных массивов водворения по отдельным районам общесоюзного значения», издавать специальные плакаты, листовки, карты с указанием маршрутов следования переселенцев и распо­ложения крупных массивов заселения. Все вышеуказанное надо было сделать в жесткие сроки, «с таким расчетом, чтобы эта литература могла быть использована на местах выхода с начала опера­ционного года (октябрь месяц)».

Отмечая положительные достижения в деле привлечения к переселенческой работе системы промысловой и рыбацкой кооперации, признать необходимым возложить работу по подбору сельскохозяйственных переселенцев и по организации переселенцев в переселенческие колхозы на местах выхода на соответствующие колхозно-кооперативные системы, в связи с чем просить НКЗ СССР:

а) срочно установить совместно с Колхозцентром, Всекопромсоветом и системой рыбацкой кооперации порядок и условия выполнения колхозно-кооперативными системами рабты по подбору переселенческих контингентов и по подготовке их на местах выхода к пересе­лению;

б) предусмотреть в общесоюзной смете расходов на переселение - кредиты, необходимые для обеспечения систем Колхозцентра и промкооперации соответствующими работниками, ответственными за проведение мероприятий по переселению; в) оставить за НКЗ СССР и мест­ными земельными органами общее руководство мероприятиями по подбору переселенческих контингентов, инструктирование и инспектирование всей переселенческой работы.

Отметим, так же решение о создании на местах «особого инспекторского аппарата, обслужи­вающего эту работу». В составе Наркомземов союзных республик, Краевых и Областных земель­ных Управлений предложено организовать специальные переселенческие аппараты «отнесением расходов по содержанию этих аппаратов на средства общесоюзного бюджета по смете НКЗ СССР; контроль за деятельностью отделов « возложить на Наркомземы союзных республик, сохранив за НКЗ СССР общее руководство всем переселенческим делом», разработать проекты штатов местных переселенческих органов.

В целях упорядочения переселенческой работы на местах выхода считать совершенно необхо­димым коренное изменение существующей до настоящего момента. За каждой республикой предлагалось закрепить конкретные «крупные переселенческие массивы в районах водворения, учитывая при этом национальные особенности переселенческих контингентов», обязать Нарком-земы союзных республик распределить эти массивы в пределах отдельных районов своих рес­публик. В целях более четкой постановки переселенческого дела в районах водворения признать необходимым провести в жизнь систему мероприятий, обеспечивающих постоянную и взаимную связь между районами выхода переселенцев и районами вселения, для чего организовать, начи­ная с [19] 30/31 г. следующие мероприятия:

а) обеспечить возможность отдельным районам выхода переселенцев, прикрепленных к определенным крупным переселенческим массивам в районах водворения, высылать своих представителей в эти массивы и ознакамливаться таким путем не только с климатическими и природными условиями, но также и с хозяйственными и производственными возможностями этих массивов;

б) провести, в качестве опыта, работу по командированию в районы выхода переселенцев представителей переселенческих колхозов, организуемых в местах водворения и подлежащих доприселению, с тем, чтобы эти представите­ли знакомили переселенцев с условиями ведения хозяйства в колхозах, с уставами колхозов, а также и с ближайшими производственными задачами, поставленными перед районом местопре­бывания колхозов;

в) обеспечить командирование представителей машинно-тракторных пересе­ленческих станций, организованных в местах заселения, в районы подбора переселенческих кон-тингентов для подробной информации об условиях организации и ведения хозяйства на террито­рии этих станций;

г) проработать вопрос о порядке непосредственных письменных сношений районов выхода с районами водворения по вопросам, связанным с формированием и переброской переселенческих контингентов;

д) реорганизовать существующую практику посылки хозяйствен­ными органами вербовщиков в районы выхода для подбора промысловых переселенцев, имея в виду, что эти вербовщики могут допускаться в отдельных случаях и при условиях, обеспечиваю­щих ответственную и четкую информацию как о районах устройства переселенцев, так и об усло­виях переселения;

е) обеспечить Наркомземам союзных республик возможность командировать периодически своих представителей для ознакомления с общим состоянием работы в районе вод­ворения, а также и с массивами, предназначенными для закрепления за отдельными республика­ми. Ставка была сделана на красноармейские переселения.

При этом, признавалась «непроработанность вопроса о порядке организации переселения красноармейских колхозов». Для решения этого вопроса необходимо было «срочно издать, по соглашению с ПУРом, соответствующую инструкцию, обеспечивающую четкую постановку работы в районах выхода, по оформлению и переселению красноармейских переселенческих контингентов».

Задачи стоящие перед государством в рассматриваемый период могли быть решены при нали­чии переселенцев, рабочей силы, имеющих определенную квалификацию. Следует признать, что организаторы переселений хорошо указанное понимали. В связи с этим был предложен механизм решения возникшей проблемы. Он предусматривал: выявление в местах выхода наличных кадр­ов, которые «могут быть в текущем году и [19] 30/31 году выделены для целей переселения; б) к подготовке и переподготовке на будущее время промысловых переселенцев в соответствии с запросами районов заселения». Предусматривалось выделение специальных средств на организа­цию «подготовки и переподготовки членов специальных промысловых артелей и колхозов, направляемых в районы переселения».

Рассматривался вопрос о целесообразности « заключения на местах выхода договоров между хозорганами и промысловыми переселенческими артелями и колхозами на обеспечение послед­них в места водворения сырьем, полуфабрикатами и гарантированным заработком». Время тре­бовало внесения изменений в существовавшие ведомственные акты. Так, Наркомзему было пред­ложено «в срочном порядке отменить директиву «по оформлении в самостоятельные колхозы тех переселенцев, которые доприселяются в уже существующие на местах водворения колхозы, так как для этих переселенцев специальных уставов, кроме тех, которые приняты в колхозах мест водворения, не требуется». Для упрощения порядка доприселения в переселенческие колхозы мест водворения новых переселенческих контингентов просить НКЗ СССР издать, по соглаше­нию с Колхозцентром СССР, особое разъяснение, предусмотрев в этом разъяснении условия, при наличии которых доприселяемые по нарядам НКЗ Союза переселенческие контингенты могут включаться в состав полноправных членов колхозов без предварительного обсуждения на общем собрании кандидатур доприселяющихся, требуемого при приемах новых членов в обычные директивы. Ввиду поступающих в районах выхода переселенцев заявок на переселение в индиви­дуальном порядке, просить НКЗ СССР разъяснить порядок, при котором переселение в индиви­дуальном порядке может быть допущено, районы, куда эти переселенцы должны направляться, а также уточнить объем льгот, предоставляемых единоличникам-переселенцам.

Обратить особое внимание НКЗ СССР на необходимость скорейшего установления порядка ликвидации переселенцами своего имущества, оставляемого в местах выхода, имея в виду при этом:

а) необходимость привлечения к делу ликвидации имущества переселенцев колхозно-кооперативной системы;

б) необходимость четкой организации дела финансирования колхозов, а также бедняков-единоличников, заявляющих желание приобрести имущество, оставляемое пере­селенцами;

в) установление порядка выдела колхозами в районах выхода имущества тех членов этих колхозов, которые будут включены в план переселения.

Считать необходимым полностью отменить право переселенцев на сдачу земли в аренду и просить НКЗ СССР одновременно поста­вить вопрос в Правительстве о необходимости увеличения норм ссудной помощи, оказываемой переселенцам в районах водворения.

В целях упрощения процесса переселения считать необходимым разработать сроки посылки рабочих дружин из районов выхода, а также передвижения самих переселенцев в районы водво­рения, которые должны быть согласованы со сроками сельскохозяйственных кампаний в районах выхода и в районах водворения.

Предлагалось изменить существовавший порядок регистрации переселенцев. Для чего, про­сить НКЗем СССР пересмотреть существующую систему регистрации. Из материалов совещания следуют категории переселенцев. Предлагалось учитывать переселенцев, следующих в районы водворения; переселенцев, возвращающиеся обратно; переселенцев, следующих для ликвидации имущества; возвращающиеся члены рабочих дружин [26].

Анализ проведенных документов позволяет нам подтвердить справедливость выводов Л.И. Бородкина, С.В. Максимова. Последние, утверждали что, смысл, вкладываемый в термин «плановое переселение» в него в 20-е и 30-е гг., различался существенным образом. Так, в упомянутых указах середины 20-х гг. термин «плановость» (переселения) по своему содержанию был еще далек от «плановости», употребляемой в контексте документов конца второго десятилетия, не говоря уже о 30-х гг. Плановое переселение в первых указах понималось как система мер, направленных на государственное регулирование процессов механического движения населения в пределах СССР. Сосуществование на территории страны различных экономических укладов объективно требовало от государства постоянно учитывать сложный комплекс стихийных про­цессов, определявших жизнь общества того времени [27].

13 февраля 1929 г. бюро Казкрайкома ВКП(б) рассмотрело вопрос о переселении и организа­ции Переселенческого управления в Казахстане и вынесло решение, одобряющее план проведе­ния переселенческих работ в республике. Чуть позже, на V11 съезде Советов КазАССР рассмо­трена возможность начала планового переселения в республику. По данным Н.Ф Базановой в Казахстан прибыло 250 квалифицированных металлургов Москвы и Сибири для восстановления предприятий рудного Алтая. На строительство Карсакпайского медеплавильного завода из раз­ных районов РСФСР только в 1926 г. приехали 629 рабочих. Из Астрахани в Гурьев было направ­лено 150 опытных нефтяников. На стройке узкоколейной железной дороги Александров-Гай-Эмба вместе с казахами и русскими трудящимися активно работали 3 тыс. немцев Поволжья [28].

Среди прибывших на строительство Балхашского завода 69,2% были русские,20,2% украин­цы, 1,6% белорусы, 4,4% татары, 0,2% поляки представители других этносов [29].

Наиболее квалифицированную часть строителей, по данным М.Х. Асылбекова, от 8 до 12% составляли рабочие прибывшие из Центральных районов РСФСР, Поволжья, Урала, Сибири [30].

В течение 1928-1930 гг. в Казахстан на работу в совхозы из разных областей СССР прибыло 65 тыс. семей [31].

Рассмотренные процессы сыграли свою роль в изменении национальной структуры населения Казахстана. В 1926 году в границах Казахстана проживало 6 198 467 человек. Казахи оставались доминирующим этносом, их удельный вес снизился до 58,5%,абсолютная численность увеличи­лась, по сравнению с 1897 г. всего на 6,5%.Численность русских ,напротив, увеличилась в 2,8 раза, а удельный вес до 20,6%. Так же увеличился удельный вес украинцев на 13,9%. Русское население преобладало в Акмолинской и Семипалатинской областях. Значительная часть украин­цев проживала в Кустанайском округе, в Акмолинской губернии их доля увеличилась с 18,7% до 25,8%. Казахи преобладали в Сырдарьинской, Уральской, Актюбинской, и Джетысуйской губер­ниях. Для русского населения был характерен высокий процент грамотных в возрасте от 9 до 49 лет - 64,3%, от 50 и старше - 27,9%. Среди казахов 9,9% и 5,3 % соответственно [32].

Таким образом, в 1920-е г. миграции в республику определялись рядом факторов, из которых особо отметим процесс национально-государственного строительства, осуществление колониза­ционных установок Советского государства в новой трактовке. Практически все регионы страны активно участвуют в миграционном движении крестьянского населения. В Казахстан, наряду с Сибирью, Северным Кавказом, направлено 59,6% всех мигрантов, [33] что подчеркивало значе­ние региона в геополитических интересах советского государства.

 

Литература

  1. Алексеенко А.Н., Алексеенко Н.В., Козыбаев М.К., Романов Ю.И. Этносы Казахстана. - Астана, 2001, - с. 12.
  2. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 4, - Алматы, 2009, -с. 193, 194.
  3. Алексеенко А.Н., Алексеенко Н.В., Козыбаев М.К., Романов Ю.И. Этносы Казахстана. - Астана, 2001, - с. 12.
  4. ГАРФ, ф.1064, оп.2, д.125, л.1.
  5. Алексеенко А.Н., Алексеенко Н.В., Козыбаев М.К., Романов Ю.И. Этносы Казахстана. - Астана, 2001, - (168 с.), с.12.
  6. РГАЭ , ф. 478, оп.7, д. 198,л.7.
  7. РГАЭ, ф. 478, оп. 7, д. 198, л.2.
  8. РГАЭ, ф. 478, оп. 7, д. 198, л.7об.
  9. РГАЭ, ф.478, оп.7, д.198, л.2. 
  10. РГАЭ, ф.478, оп.7, д.198, л.4.
  11. РГАЭ, ф. 478, оп. 7, д.198, л.12.
  12. РГАЭ, ф. 478, оп. 7, д.198, л.10.
  13. РГАЭ, ф. 478, оп. 7, д.198, л.16.
  14. РГАЭ, ф.478, оп.7, д.198, л.35.
  15. РГАЭ, ф.478, оп.7, д.199, л.1 и об.
  16. РГАЭ, ф.478, оп.7, д.199, л. 29, 37.
  17. Извлечение из земельного кодекса РСФСР.СУ, 1922, №68 //Переселенческое дело. Сборник декре­тов и распоряжений по переселению. Под ред. Большакова М.А. - М, 1927, - с. 15.
  18. Извлечение из земельного кодекса РСФСР .СУ, 1922, №68 // Переселенческое дело. Сборник декре­тов и распоряжений по переселению. Под ред. Большакова М.А. - М, 1927, - с. 16.
  19. Извлечение из земельного кодекса РСФСР .СУ, 1922, №68 // Переселенческое дело. Сборник декре­тов и распоряжений по переселению. Под ред. Большакова М.А. - М, 1927, - с. 16.
  20. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комисса­ров. 1 декабря 1924 г. //Переселенческое дело. Сборник декретов и распоряжений по переселению. Под ред. БольшаковаМА. -М, 1927, - с. 18.
  21. Постановление Совета Труда и Обороны. О ближайших задачах колонизации и переселения. 1924 г. //Переселенческое дело. Сборник декретов и распоряжений по переселению. Под ред. Большакова М.А. -М, 1927, - с. 18.
  22. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 26. Д. 26. Л. 258-265.
  23. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 27. Д. 26. л. 106-108.
  24. Восточный вектор переселенческой политики в СССР. Конец 1920-х - конец 1930-х гг., - с. 67.
  25. РГАЭ. Ф. 7446. Оп. 2. Д. 198. л. 4,5.
  26. РГАЭ. ф. 7446. оп. 2. д. 198. л. 4-9. Восточный вектор переселенческой политики в СССР. Конец 1920-х - конец 1930-х гг., - с. 69-70.
  27. Бородкин Л.И., Максимов С.В. Крестьянские миграции в России/СССР в первой четвертиXX века (Ма­кроанализ структуры миграционным потоков).russiabsu.narod.ru/pases/themes/txt/borodkinpdf
  28. Базанова Н.Ф. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР. - Алма-Ата, 1987.С. 36, 52.
  29. Базанова Н.Ф. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР. - Алма-Ата, 1987.С. 55.
  30. История рабочего класса Советского Казахстана. В 3-х томах.Т.1 (1917-1937 гг.) - Алма-Ата, 1987, - (432 с), с 283.
  31. История переписей населения и этнодемографические процессы в Казахстане. - Алматы, 1998, - с. 32.
  32. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 4, - Алматы, 2009, (768 с.), с. 658, 660.
  33. Бородкин Л.И., Максимов С.В. Крестьянские миграции в России/СССР в первой четвертиXX века (Ма­кроанализ структуры миграционным потоков)russiabsu.narod.ru/pases/themes/txt/borodkinpdf
Фамилия автора: Б.О. Жангуттин
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика