Взаимоотношения ЕС с центральной Азией: история и современность

Сегодня Центрально-Азиатский регион привлекает к себе интерес всех без исключения мировых держав. Во-первых, здесь сосредоточены богатые месторождения нефти и газа, а во-вторых, этот район Земли имеет стратегически важное месторасположение на евразийском континенте. До сих пор наиболее активными и влиятельными игроками в Центральной Азии являлись Россия, США и Китай, но с недавних пор особый интерес к нашему региону оказывает и Европейский союз.

В начале ХХІ столетия, в условиях всемирной глобализации пришло время для качественно нового партнерства между ЕС и странами Центральной Азии. Общая цель достижения стабильности и процвета­ния посредством мирного взаимодействия делает Европу и Центральную Азию партнерами в развиваю­щемся сотрудничестве. Твердые обязательства ЕС перед его восточными соседями в рамках Европейской политики добрососедства также сблизят Европу и Центральную Азию на основе политического сотруд­ничества и экономического развития.

Развитие и консолидация стабильных, справедливых и открытых обществ и соблюдение международ­ных норм имеют важное значение для полной реализации партнерства между Европейским Союзом и странами Центральной Азии. Ответственное государственное управление, верховенство права, права человека, демократизация, образование и подготовка являются ключевыми сферами, в которых ЕС готов поделиться опытом. ЕС может поделиться опытом региональной интеграции, которая ведет к политиче­ской стабильности и процветанию. ЕС также может предложить уроки, полученные в ходе политических и экономических преобразований в Центральной и Восточной Европе. Имея богатые традиции и многове­ковую историю обменов, ЕС и Центральная Азия могут сделать значительный вклад в диалог между цивилизациями. Многие проблемы, с которыми сталкивается мир в процессе глобализации, в одинаковой степени влияют на Европу и Центральную Азию и требуют их совместного решения. Вопросы безопасно­сти и регионального экономического развития требуют тесного сотрудничества ЕС с каждой страной Центральной Азии, принимая во внимание их географическое расположение, в частности, по отношению к Афганистану, Пакистану и Ирану. Кроме того, это имеет отношение к развитию в сфере управления границами, миграции, борьбы с организованной преступностью и международным терроризмом, а также торговле людьми, наркотиками и оружием.

Новым направлением деятельности ЕС с начала 90-х стало осуществление совместной внешней политики и политики безопасности (СВПБ), развивающей опыт "европейского политического сотрудни­чества" и предусматривающей согласование и осуществление странами ЕС совместных внешнеполитиче­ских действий на основе единогласно принятых решений. Этот принцип был впервые зафиксирован в Маастрихтском договоре 1993 г. Он позволяет ЕС проводить более активную региональную политику за пределами Европы.

С начала 90-х гг. ЕС проводит политику распространения своего стратегического влияния на новые центрально-азиатские государства. Условно, переход ЕС от роли "наблюдателя" к роли "участника" в региональном масштабе можно разделить на 4 периода

Первый период, охвативший временной отрезок 1991-1995 гг. показал, что стратегия ЕС в направле­нии стран Центральной Азии и Казахстана была выдержана в рамках следующих направлений:

  • стабилизация внутриполитической ситуации в центрально-азиатских республиках;
  • различного рода приветствие демократических инноваций и европейских норм морали;
  • оказание экономической помощи новым демократическим республикам в процессе вступления их в рынок и налаживания внешнеэкономических связей.

В этом случае стоит отметить, что достижение этих целей становилось эффективным только путем финансирования вышеуказанных направлений через заключение межгосударственных договоров в виде беспроцентных кредитов или займов [1].

Параллельно с финансовой помощью ЕС проводило мониторинг внутриполитической ситуации силами международных и европейских организаций (Например, ОБСЕ, Европарламент, Европейская комиссия, Комиссариат ООН по беженцам, Совет Европы и т.д.).

Подобная политика дала свои всходы, так как многие центрально-азиатские республики осознали, что им выделяют финансовую помощь взамен реформ, которые по европейским стандартам должны быть проведены в республиках Центральной Азии.

Здесь также заслуживает внимания программа "ТАСК", которая по своему определению была направлена на помощь республикам бывшего СССР.

Что касается Казахстана, уместно будет упомянуть, что 23 января 1995 года в г. Брюсселе было подпи­сано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Европейским Сообще­ством и их государствами-членами. Данное Соглашение было ратифицировано Парламентом в мае 1997 года и вступило в силу 1 июля 1999 года.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве - являлось основным двусторонним соглашением, направленным на развитие политических, экономических и культурных связей между РК и ЕС.

Соглашение закрепило стремление обеих сторон к укреплению демократии, соблюдению прав челове­ка, власти закона, а также рыночной экономики, а также создало основу для конструктивного политиче­ского диалога, создало открытый торговый и инвестиционный режим между его сторонами [2].

Второй период (1996-2000 гг.) можно назвать периодом разочарования, которое охватило страны ЕС после того, как они осознали, что за 1991-1995 гг. республики Центральной Азии не смогли, по представ­лению ЕС, приблизиться к европейским стандартам рыночной экономики и демократии.

В тоже время насаждающаяся из Запада идеология внесла свой дестабилизирующий момент во внутриполитическую ситуацию в республиках региона. Западный стандарт демократии позволил начать процесс религиозного ренессанса, который по многим параметрам стал генератором антигосударствен­ных настроений в республиках региона. В данном случае уместно будет упоминание событий 1999 года, когда в августе в Кыргызстан впервые вторглись исламские боевики.

И как следствие этого Центральная Азия в этот период стала представлять собой очаг напряженности и нестабильности, который по своим масштабам и непредсказуемости не только затормаживал програм­мы ЕС в регионе, но и дистанцинировал от себя европейские страны [3].

Третий период (2001-2004) можно условно обозначить, как попытку ЕС повторно начать проведение своих программ, направленных на достижение трех основных целей:

  • становление и развитие демократического общества в центрально-азиатских республиках;
  • финансовая поддержка республик региона с целью "привязывания" их к странам ЕС и соответствен­но к проводимой политике ЕС;
  • реализация комплекса мероприятий, направленных на стабилизацию внутриполитической ситуации в республиках Центральной Азии.

В тоже время нельзя упускать из вида, что достижение второй цели находит свое оправдание в решении Каспийского вопроса, энергетический аспект которого в настоящее время для ЕС является как никогда актуальным.

Прослеживается экономическая заинтересованность Европы в освоении энергетических и других минеральных ресурсов Каспийского региона и в частности Казахстана.

Так в Казахстане начали работать такие крупнейшие европейские компании как "ТоталФина", "Аджип", "Эни", "Шелл", "Бритиш Газ", "Бритиш Петролиум".

Здесь также стоит отметить, что после событий 11 сентября 2001 года в США, Европейский Союз кардинально пересмотрел политику в отношении стран Центрально-азиатского региона в сторону акцентирования внимания на усиление в целом регионального сотрудничества. И как следствие этого была изменена схема и стратегия предоставления помощи ЕС.

Так была пересмотрена программа ТАСК. Индикативная программа на 2002-2004 гг. стала первой программой, сформированной с учетом принятых ЕС новых инициатив по введению комплексного подхода во взаимоотношениях с Центрально-азиатским регионом.

Общий бюджет трех ежегодных программ действий, в рамках Индикативной Программы в целом сос­тавил 150 млн. евро (по 50 млн. евро на каждую программу). При этом надо учитывать, что средства Про­граммы действий были предназначены для всех стран региона: Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, и охватывали как национальные, так и региональные и малые проекты ТАСК. К примеру, доля Казахстана в бюджете Программы действий для стран ЦАР на 2002 год, помимо региональных программ, составила только 5,5 млн. евро, которые распределяются по компонентам.

Здесь нужно отметить, что объем средств, выделенный Казахстану, в рамках этой Программы является наименьшим в сравнении с другими странам региона, поскольку при этом ЕС учитывало более высокие темпы экономического развития и более благополучную социальную ситуацию в стране.

Четвертый период, свидетелями которого мы являемся, направлен на закрепление и расширение позиции ЕС на территории Центральной Азии и Каспийского региона. На сегодня ЕС уже выработал свое видение будущего Центральной Азии как региона, способного стать заслоном на пути наркотрафика, незаконной миграции и религиозного экстремизма.

И в тоже время ЕС активизирует свои действия на Каспии, так как энергетическая потребность в странах ЕС постоянно имеет тенденцию к росту. Уже сегодня становится очевидным, что ЕС в отличие от рассмотренных ранее временных периодов, направляет свои усилия больше в экономическую и энергети­ческую сферы, оставив вопросы по демократизации, плюрализме мнений и правах человека на второй план.

Осознавая, что программы, не имеющие финансовой составляющей, заранее обречены на провал, ЕС разработал новые направления финансовой помощи странам бывшего СССР, которые в большинстве своем были направлены на оживление оставшейся в республиках промышленности (в большей степени, предназначенной для добычи и транспортировки энергоносителей и полезных ископаемых). В результате стал наблюдаться рост товарооборота между странами ЕС и республиками Центральной Азии.

В этом отношении Казахстан является крупнейшим торговым и инвестиционным партнером ЕС в Центральной Азии [4].

В перспективе возможно следующим шагом в укреплении двустороннего и многостороннего сотруд­ничества с европейскими партнерами будет разработка Общей стратегии ЕС в отношении Центральной Азии (по аналогии с Пактом стабильности для Юго-Восточной Европы), или в отношении отдельных центральноазиатских государств (по аналогии с подобными документами в отношении России и Украины).

Формирование самостоятельной системы безопасности Европейского Союза имеет значение и для центральноазиатских стран, поскольку усиление военной роли и ответственности ЕС в определенной степени предопределяет перспективы взаимодействия Запада с Востоком в сфере безопасности.

Наряду с этим «новое качество отношений между ЕС и странами СНГ в сфере безопасности открывает перед нашими государствами дополнительные возможности развития сотрудничества со странами Европы, способствует выстраиванию своеобразного «многоугольника» такого сотрудничества, направленного на формирование субрегионального механизма обеспечения безопасности» [5].

 

Литература

  • Экономические аспекты интеграционных процессов: опыт Европейского союза /Под. ред. М.С. Ашимбаева. -Алматы: КИСИ, 2003, - 21-22 стр.
  • Новые основы партнерства: ЕС и Центральная Азия. Штайнмайер Ф.В. Казахстанская правда от 30 июня 2007, - 6 стр.
  • Евросоюз нацелен на партнерство. Тусупбекова Л., Казахстанская правда от 11 октября 2007, - 3 стр.
  • Безопастность Центральной Азии. Касенов У.Т. - Алматы, 1998, - 36-39 стр.
  • Дубовцев Г.Ф. Военная интеграция Евросоюза: «милитаризация» или большая ответственность за обеспечение безопасности? // Европейский Союз: десять лет после Маастрихта. - Алматы. - 2002. - С. 14-15.
Фамилия автора: Р.Сейсембеков, .А. Кузнецов
Год: 2013
Город: Алматы
Яндекс.Метрика