К вопросу о миграционной политике Республики Казахстан

Миграция людей между разными странами достигла в наши дни небывалого масштаба: 150 млн человек (более 2% населения планеты) живут за пределами своей родины. Многие выезжают за границу по экономическим причинам: там больше платят и лучше условия для профессионального роста. Другие покидают родину, спасаясь от ужасов войны, нарушений прав человека, политических репрессий и загрязнения окружающей среды. За последние 40 лет численность эмигрантов удвоилась. Одна из главных причин этого - быстрый рост населения Третьего мира, порождающий там массовую безработицу. Всего 15% из 6 млрд жителей Земли сосредоточено в 22 богатейших странах. Именно их процветающая экономика, часто испытывающая нехватку рабочих рук, привлекает большинство современных эмигрантов [1].

По оценкам Международной организации по миграции, наша республика относится к странам, в которых наблюдаются наиболее активные миграционные процессы. А значит, в условиях мирового кризиса Казахстан в сравнении с соседними государствами испытывает и большое давление иммиграционных потоков, которые неизбежно влияют на социально-экономическую ситуацию в стране [2].

В свете современных проблем миграции Казахстан входит в группу повышенного риска. Основные предпосылки такого положения носят объективный характер и в первую очередь связаны с геополитическим положением страны. Расположение Казахстана между Европой и Азией, огромная протяженность его границ, с такими демографически напряженными странами, как КНР, Узбекистан, а также ближнее соседство с южными территориями Центрально-Азиатского региона, с Южной Азией, Кавказом и т.д. превращают регион в удобную транзитную зону для всевозможных групп мигрантов, а также в перспективно привлекательное место для их постоянной жизнедеятельности [3].

Другой комплекс причин высокого риска для PK обусловлен такими современными процессами, как глобализация мировой экономики, рост международной трудовой миграции, форсированные темпы роста экономики в Китае, а также собственно внутренними перестроечными процессами в Республике, в том числе и в демографической области. При этом существующие механизмы контроля не в состоянии охватить растущие потоки миграции. Однако, даже без затрагивания внутренних демографических проблем Казахстана, очевидна тенденция интенсификации угроз, формируемых миграцией. Даже предполагая в PK сохранение благоприятного фона в виде стабильного политического и экономического развития, отсутствия серьезных социальных катаклизмов, Республика уже в ближайшее время может стать объектом новых рисков и угроз из-за массовой иммиграции. В этой связи демографическую безопасность Казахстана будет определять главным образом ситуация в сопредельных странах, и в особенности в КНР [4].

Показательная тенденция валообразного увеличения миграций: если в 1997 году в нашу страну въезжало с различными целями около 60 тыс. человек, то только в 2003 году их оказалось свыше 800 тыс. Однако главный момент, способный внести существенные коррективы в миграционную ситуацию в Казахстане, связан с ростом и комплексным усилением Китая. Исходя из базовых характеристик этой страны, она имеет все шансы уже в недалеком будущем выступить в роли новой глобальной державы. Вместе с тем некоторые из ее характеристик и тенденций развития создают известные риски для сопредельных государств. Таковыми служат главным образом демографические характеристики КНР - страны с самым многочисленным на планете и очень мобильным населением [5].

Сам по себе факт численности китайского населения не представляет серьезных опасений: известно, что Китай в последние десятилетия мирно уживается и налаживает тесное сотрудничество со всеми своими соседями, что этнические китайцы широко представлены в национальных диаспорах множества стран мира, и они не представляют угроз для национальной безопасности государств-реципиентов. Тем не менее, накладываясь на внутренние проблемы развития некоторых из сопредельных стран, миграционный потенциал жителей Китая способен сформировать весьма обоснованные причины для беспокойства первых. Кроме того, не до конца понятными являются стратегические устремления Пекина и его амбиции как державы, возрождающей свое «былое величие» [6].

Миграционная политика является частью общего политического курса государства и стратегии его развития. Что касается КНР, то ее соотношение к вопросам миграции следует связывать с нацеленностью Пекина на региональное и глобальное доминирование, на «великое возрождение китайской нации». Традиционная убежденность китайского руководства в особой миссии «Срединного государства» (перевод официального названия Китая) как мирового лидера делает экономическую и демографическую мощь Китая важным инструментом в его взаимоотношениях с другими странами. В настоящее время КНР ведет свою внешнеполитическую линию в нескольких направлениях. Одно из главных - это налаживание тесного взаимодействия со странами Восточной Азии и вывод Пекина в качестве лидера или центра интеграционных тенденций в ATP. В этой связи Китай заинтересован в поддержании своей репутации надежной страны-партнера и страны-друга, что не приемлет даже малого демографического давления на региональных игроков Юго-Восточной Азии с его стороны. Однако главный акцент его миграционной политики переместился сегодня в других направлениях, на которых концентрируются не менее актуальные интересы Пекина. Не затрагивая здесь вопроса о его главной внешнеполитической озабоченности (США), к таким приоритетам в первую очередь необходимо причислить российское и центральноазиатское направления.

Китай поддерживая стратегическое партнерство с Москвой, которая выступает для него чрезвычайно важным и даже единственным партнером такого уровня и значения, что не раз демонстрировалось Пекином. Тем не менее, мы наблюдаем, как восточные регионы России - Сибирь и Дальний Восток - подвергаются систематическому миграционному давлению со стороны КРН, по сути превращаются в территории, находящиеся под непосредственной угрозой китайской экспансии. Китайское руководство не может не знать об антикитайских настроениях, широко распространяющихся среди всех слоев населения России, и это, казалось бы, должно противоречить его интересам. При этом, однако, фактически никаких мер для остановки нелегальной миграции китайской стороной не предпринимается, что в недалеком будущем может привести к необратимым последствиям для России [7].

Наряду с этим существует неспособность и нежелание китайских властей остановить своих граждан, мигрирующих с различными целями и на разных основаниях на территорию России. С одной стороны, каким образом создается сфера занятости для множества китайцев, оказавшихся в сложном экономическом положении в результате реформ, что отчасти способствует решению социальных проблем в Китае. От неустроенности, как известно, страдают именно северные провинции КНР, где ранее располагались основные объекты крупной социалистической индустрии, а после осуществления рыночных реформ наблюдается высокий уровень безработицы и т.п. С другой стороны, мигранты, в том числе и нелегальные, выполняют неэкономическую миссию - создают для Пекина дополнительные новые механизмы влияния на российскую сторону. В целом проблема миграции из КНР для России есть проблема не сугубо внутриполитическая, как пытаются показать официальные власти, а серьезная внешнеполитическая проблема.

Кроме того, играет свою роль и тот факт, что в настоящее время РФ и, к примеру, ЮВА занимают различные позиции в тактических планах Китая. Так в лице АСЕАН КНР имеет сплоченный блок государств ЮВА, способных выдвинуть ему свои требования и в случае необходимости выразить недовольство, тем самым поставив под угрозу стратегические цели Пекина в регионе. Москва же в данном случае обладает несравнимо меньшей маневренностью. Даже в Центрально-Азиатском регионе, традиционно считавшимся зоной влияния Москвы, Пекин рассчитывает в недалеком будущем занять доминирующую по силе своего влияния позицию. В этой связи странам ЦАР следует ожидать интенсификации усилий Китая по углублению своей роли и расширению места в региональных делах. Миграционная политика - одно из направлений данного курса.

В целом Центральная Азия в настоящее время превращается в новое перспективное направление, на котором могут быть использованы миграционные инструменты китайского руководства. Геополитическое доминирование Китая в ATP (или стремление достичь такого доминирования) всегда будет потенциальным фактором, влияющим на миграционные процессы в Казахстане. Такой прогноз соотносится с логикой внешнеполитических задач Пекина, для которого регион выступает объектом важных задач в области экономического развития и экономической безопасности, военно-политической безопасности, геостратегического противостояния с Вашингтона и т.п.

Демографическая угроза со стороны Китая для PK всегда стояла на первом месте в ряду других угроз, связанных с миграцией.

Согласно переписи 1989 года, в Казахстане проживала китайская диаспора численностью 3,6 тыс. человек. Однако с начала 1990-х годов ситуация начала быстро меняться - миграционный поток из КНР набирает силу, и на сегодня КНР выступает одним из основных поставщиков незаконных мигрантов в Казахстан.

После установления дипломатических отношений между PK и КНР в январе 1992 года были подписаны двусторонние документы, конкретизировавшие развитие связей между двумя странами по различным направлениям, в том числе Соглашение о взаимных поездках граждан, предусматривающее безвизовый режим для владельцев всех видов паспортов, направляющихся в поездки по служебным делам. Оно в значительной степени способствовало развитию торговых контактов, в первую очередь приграничной торговли и «шоп-туризма». По данным пограничных служб, в течение 1993-1995 годов в Казахстан ежедневно въезжало от 150 до 200 китайских туристов, и от 30 до 50 из них не возвращались обратно, т.е. оседали в стране или выезжали из PK в другие страны. По подсчетам, за эти три года в Казахстане, как стране достижения и транзита, могло оказаться не менее 130-150 тыс. китайских граждан. Сам по себе факт появления в стране столь значительной группы иностранных граждан, принадлежащих чужой культуре, является вызовом для ее безопасности. Неконтролируемый въезд большого числа китайских граждан на территорию Казахстана действительно вызвал обострение крими­ногенной обстановки и отрицательно воспринимался различными слоями населения, порождая опасения «китаизации» Казахстана.

Руководствуясь стремлением прекратить негативные проявления установленного безвизового порядка, вскоре казахстанской стороной бьшо принято решение о необходимости ужесточения режима межстрановых поездок с КНР. В результате чего были подписаны новые казахстанско-китайские соглашения, предусматривавшие безвизовый режим взаимных поездок только для владельцев дипломатических и служебных паспортов. Такое своевременное решение, безусловно, способствовало некоторой нормализации обстановки на казахстанско-китайской границе, однако остановить поток нелегальных мигрантов из Китая уже было невозможно.

С учетом этих факторов, а также в соответствии с концепцией правовой политики, принятой в 2002 году осуществляется работа по совершенствованию миграционной политики, хотя еще в недавнем прошлом вопрос миграции, как и в других странах СНГ, представлял для Казахстана довольно сложную социально-экономическую проблему.

Деятельность государственных органов, занимающихся проблемой беженцев, основывается на статьях закона о миграции населения, а также положениях Женевской Конвенции 1951 года о статусе беженцев и ее Протокола 1967 года. Присоединившись к этим документам, наша страна приняла на себя определенные обязательства в отношении беженцев. В первую очередь это относится к принципу невысылки, доступности к процедуре, информированности, возможности обжалования решений и представления регистрации на срок рассмотрения дел и апелляций. Концепция миграционной политики Казахстана на 2007 - 2015 годы рассматривает разработку системы мер по легализации, адаптации и интеграции иммигрантов как одно из приоритетных направлений .

С начала 2010 года в стране действует Закон «О беженцах», который предусматривает регистрацию и выдачу соответствующих документов в уполномоченных- органах Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты населения Республики Казахстан (МТСЗН). И в соответствии с договоренностью между Министерством иностранных дел PK и Управлением верховного комиссара по делам беженцев ООН (УВКБ ООН) на рассмотрение департамента Комитета по миграции по городу Алматы были переданы лица, ищущие убежище, и мандатные беженцы, ранее находившиеся на учете в представительстве УВКБ ООН в PK. С мая 2010 года департаментом была начата работа по перерегистрации и выдаче казахстанскими властями соответствующих документов, определяющих правовой статус таких лиц .

С первьгх лет независимости регулирование миграционных процессов относится к одному из важных направлений государственной политики. Создано и в соответствии с динамикой миграционной ситуации совершенствуется миграционное законодательство. В 1997 году были приняты Закон «О миграции населения» и отраслевая Программа миграционной политики Республики Казахстан на 2001-2010 годы, основными целями которой являлись обеспечение устойчивого социально-экономического и демографического развития страны, создание всех необходимых условий по реализации прав мигрантов, а также укрепление государственной безопасности страны. Также Правительством страны принята «Концепция миграционной политики Республики Казахстан на 2007 -2015 годы», которая направлена на совершенствование существующих и развитие качественно новых механизмов управления миграционными процессами. Центральное место в миграционной политике Республики Казахстан занимает регулирование этнической миграции.

Казахстан - одно из трех государств мира и единственная страна в СНГ, которая  провозгласила и реализует этническую миграционную политику, системно занимается репатриацией рассеянных по миру соотечественников. Начиная с 1991 года, Республика Казахстан приняла более 703 тысяч этнических казахов.

Для быстрейшей адаптации мигрантов к новым условиям проживания и интеграции в казахстанское общество, по поручению Главы государства Нурсултана Назарбаева Министерством труда и социальной защиты населения Республики Казахстан разработана программа «Нурлы кош», которая утверждена Постановлением Правительства PK.

Реализация Программы позволит упорядочить процессы этнической, внутренней и внешней миграции и подчинить их интересам социально-экономического развития регионов; повысить качество жизни значительной части этнических и внутренних мигрантов; стимулировать возвращение высококвалифицированных специалистов, ранее выехавших из Казахстана: предупредить возникновение социальных рисков, связанных с трудностями адаптации и интеграции мигрантов, безработицей и стихийной миграцией; обеспечить дальнейшее развитие процессов национальной консолидации, укрепление социальной стабильности и согласия, улучшение демографической ситуации в стране.

 

Литература

  1. Большой Атлас Мира. Ридерз Дайджест, 2007, с.46
  2. «Казахстанская правда» от 19 июня 2009 года
  3. Современный Китай: экономика, демография и внешняя политика 7 Коля.авт. Под ред. Л.М.Музапаровой. - Алматы: Ин-т мировой экономики и политики при Фонде Первого ПрезидентаPK. Центр по изучению Китая при ИМЭП, 2007, с. 431
  4. Современный Китай: экономика, демография и внешняя политика 7 Ком.авт. Под ред. Л.М.Музапаровой. - Алматы: Ин-т мировой экономику и политики при Фонде Первого ПрезидентаPK, Центр по изучению Китая при ИМЭП, 2007, с.431
  5. Современный Китай: экономика, демография и внешняя политика 7 Коля.авт. Под ред. Л.М.Музапаровой. - Алматы: Ин-т мировой экономики и политики при Фонде Первого ПрезидентаPK, Центр по изучению Китая при ИМЭП, 2007, с.435
  6. Там же, с. 436
  7. Современный Китай: экономика, демографгія и внешняя политика 7 Колл.авт. Под ред. Л.М.Музапаровой. - .Алматы: Ин-т мировой экономики и политики при Фонде Первого ПрезидентаPK, Центр по изучению Китая при ИМЭП, 2007, с.436
Фамилия автора: А.А. Белялов
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика