К вопросу политики США в области борьбы с международным терроризмом

Не следует считать, что до трагедии 11 сентября 2001 г. борьба с международным терроризмом не являлась одним из приоритетов стратегии национальной безопасности США. В период с 1958 по 1999 гг. в США было принято более 40 правовых актов, в той или иной степени касающихся усиления борьбы с терроризмом. В их число входит Президентская директива (1995 г.) и Закон об усилении борьбы с терроризмом (1996 г.). Эти законодательные акты расширили права органов государственной власти и правоохранительных органов по выявлению и пресечению терактов в США и за рубежом.

В комплексе современных мер по борьбе Соединенных Штатов с международным терроризмом четко прослеживается преемственность с тем, что делалось в этом направлении раньше. Однако, несомненно, что новые "угрозы и вызовы" со стороны терроризма в XXI веке заставили США пересмотреть свои антитеррористические программы, а также разработать дополнительные меры по борьбе с терроризмом [1].

В борьбе американского государства с международным терроризмом условно можно выделить два основных этапа: до и после событий 11 сентября 2001 г.

Первый этап борьбы США с современным международным терроризмом: 1980-90-е гг. В этот период четко выделяются три основных направления борьбы с международным терроризмом: а) применение военной силы против международных террористов, преимущественно, в виде "точечных ударов" по их объектам и базам; б) борьба с электронным терроризмом и защита Америки от терроризма в области электронных технологий; в) помощь США другим странам в подготовке специалистов по борьбе с терроризмом.

Использование военной силы ("точечные удары"). По словам Брюса Хоффмана, "Американская политика борьбы с международным терроризмом давно руководствуется концепцией соразмерности: военный ответ американцев будет соразмерен террористическому нападению, его спровоцировавшему". Это политика сформировалась в 1980-е гг. и продолжает развиваться в настоящее время.

В 1986 г. Соединенные Штаты ответили на взрыв бомбы на дискотеке  в  Западном  Берлине,  который  организовали арабские террористы при поддержке режима М. Кадаффи, нанесением ударов с воздуха по военным объектам Ливии в Триполи и Бенгази, включая удары по жилищу Муаммара Кадафи, с целью уничтожения самого ливийского лидера. Точно так же в 1998 г., когда было установлено, что Усама Бен Ладен был организатором массированных нападений с применением начиненных взрывчаткой грузовиков на американские посольства в Кении и Танзании, США нанесли 100 крылатыми ракетами удар по его лагерям подготовки террористов в Афганистане. Кроме того, США нанесли удар по фармацевтическому заводу в Судане, по предположениям, связанному с Бен Ладеном и производящему химическое оружие.

Одной из форм реализации политики применения военной силы против террористов в настоящее время стала операция "Справедливое возмездие" (осень-зима 2001 г.) в Афганистане против террористической организации "Аль-Кайда" под руководством Усамы Бен Ладена и покровительствовавшего ей режима талибов - исламских фундаменталистов.

б) В 1990-е гг. американским государством велась деятельность по усилению защиты США в области электронных технологий.

В последние годы задача повышения уровня защиты критически важных для жизни общества видов деятельности стала особенно актуальной. Это произошло в результате более активного использования информационных технологий в разных видах деятельности, а также, по словам сотрудника Центра защиты инфраструктуры в Федеральном бюро расследований Пола Роджерса, вследствие "более плотной концентрации видов деятельности в меньшем числе зданий и объектов".

Системы диспетчерского управления и сбора данных, применяемые в автоматизированных комплексах в химической, нефтехимической, нефтегазовой, фармацевтической промышленности, в секторах водоснабжения, управления энергетикой и транспортом и т.д., становятся особенно уязвимыми, когда для управления в них процессами применяется Интернет.

Атаки на компьютерные сети, в том числе и посредством нетрадиционных мер (таких как распространение компьютерных вирусов, о чем говорится в военных кругах России и Китая), будут играть важную роль в военных операциях в XXJ веке. Война с применением информационных технологий уже стала новой концепцией в контексте военной стратегии.

Соединенные Штаты осознают угрозу террористических акций в сфере электронных технологий и принимают соответствующие контрмеры. Так, еще в 1996 г. президент Клинтон сформировал Президентскую комиссию по защите важнейших объектов инфраструктуры (ГПСЗВОИ) и поручил ей провести инвентаризацию объектов, от которых зависит жизнеобеспечение Соединенных Штатов с тем, чтобы выявить уязвимые участки и предложить меры по их защите. В докладе комиссии от 1997 г. "Важнейшая основа: защита инфраструктуры Америки" говорится о том, что ответственность за бесперебойное функционирование важнейших объектов инфраструктуры лежит на государственном и частном секторах.

Президентской директивой также предусматривалось создание в 1998 г. Центра по защите национальной инфраструктуры (ЦЗНИ), ядром которого должен был стать Центр по расследованию компьютерных преступлений. ЦЗНИ объединил представителей ФБР, министерств торговли, обороны, энергетики, транспорта, а также разведывательных органов и других федеральных ведомств в рамках усилий по обмену информацией. Центр не только реагирует на уже совершенные вторжения (расследования), но и ведет работу по выявлению замышляемых вторжений и заблаговременно предупреждает о них [2].

ЦЗНИ ведет работу как в США, так и за рубежом. В 1998-2001 гг. ЦЗНИ осуществил подготовку и обучение более 4000 следователей на федеральном и местном уровнях, а также зарубежных специалистов в рамках девяти основных курсов подготовки по следующим дисциплинам:

  • основные методы расследования компьютерных преступлений;
  • понимание операционных систем;
  • компонентыUNLX и маршрутизаторыCISCO.

Эти курсы проводятся на учебной базе Академии ФБР в Квантико, штат Вирджиния, и в других учебных центрах на территории США. Проводимая ЦЗНИ программа подготовки и обучения персонала дополняет собой подготовку, осуществляемую министерством обороны (прямая связь с внешней политикой) и Национальной программой партнерства по борьбе с преступлениями в области электронных технологий, а также учебным отделением ФБР.

Взаимодействие на международном уровне. На рубеже веков ФБР усилило свою активность на международной арене в плане противодействия международному терроризму. В настоящее время атташе ФБР по правовым вопросам работают на постоянной основе в более чем 40 странах мира. Они устанавливают контакты со службами безопасности и разведки других стран и координируют следственные ресурсы ФБР в тех случаях, когда интересы США оказываются под угрозой.

16 октября 2001 г. президент Дж. Буш издал указ 13231 "О защите важнейших объектов инфраструктуры в условиях информационного века". Согласно ему был сформирован Президентский совет по защите объектов инфраструктуры, призванный координировать меры по защите информационных систем на важнейших федеральных объектах.

в) Международные программы США в области подготовки специалистов по борьбе с терроризмом.

Американские международные программы в области подготовки специалистов по борьбе с терроризмом были развернуты еще до событий 11 сентября 2001 г. Например, успешный 20-летний опыт имеет международная по своему характеру Программа помощи США в подготовке специалистов по борьбе с терроризмом дружественным странам.

В начале 1980-х гг., после имевшей место в ряде стран серии серьезных террористических актов, стало очевидно, что там, где они произошли, у местных полицейских сил и сил безопасности не было достаточных профессиональных знаний и соответствующего оснащения для того, чтобы эффективно противодействовать терроризму. Поэтому в 1983 г. конгресс утвердил создание специальной программы для повышения уровня эффективности в борьбе с терроризмом в дружественных странах посредством подготовки их специалистов и предоставления необходимого оборудования.

Программа США по оказанию помощи в борьбе с терроризмом (ППБТ) занимается подготовкой иностранных полицейских сил и сил безопасности для борьбы с терроризмом во всем мире. Управление данной программой было поручено в законодательном порядке Бюро дипломатической безопасности (БДБ) Государственного департамента, которое готовит сотрудников по региональной безопасности (СРБ). СРБ несут ответственность за безопасность зданий оборудования и американского персонала на территории посольства, равно как безопасность граждан США, посещающих данную страну за пределами территории посольства.

Для выполнения своих обязанностей СРБ должен налаживать и поддерживать тесные контакты и рабочие связи с сотрудниками органов безопасности принимающей стороны, которые обязаны обеспечить внешнюю охрану посольства США и его штатных сотрудников. Там, где это необходимо, Программа помощи в борьбе с терроризмом может предложить экспертную помощь. По заявке посольства и согласованию с Госдепартаментом, а также с согласия принимающей страны ППБТ высылает группу экспертов из федеральных органов США для оценки возможностей и потребностей полицейских сил и сил безопасности этой страны. После этого эксперты готовят программу обучения местных специалистов.

Подготовка специалистов в рамках ППБТ осуществляется по 4-м функциональным направлениям:

  • предотвращение кризиса;
  • разрешение кризиса;
  • действия в условиях кризиса;
  • проведение расследований.

Каждое направление, соответственно, включает в себя прохождение ряда курсов обучения. Например, подготовка по категории "Проведение расследований" включает курсы "Проведение расследований после взрыва", "Проведение расследований на месте совершения террористического акта" и т.д. Большая часть обучения иностранцев в области борьбы с терроризмом проводится в США в нескольких центрах ППБТ. Продолжительность курсов составляет от от 2-х до 5-ти недель в зависимости от изучаемого предмета. Обычно число учащихся в классе не превышает 24 человек. Обучение проводят профессиональные инструкторы, причем на занятиях дается синхронный перевод на родной язык учащихся. Выпускники курсов увозят с собой справочные материалы по курсу (на родном языке), которыми пользуются в дальнейшей работе.

С конца 1990-х - начала 2000-х гг. ППБТ разрабатывает ряд новых комплексных программ:

а)  программа обучения в области борьбы с практикой похищения людей. Данная программа призвана научить силы безопасности, полицию, государственные органы действиям в подобной ситуации;

б) программа в области обеспечения безопасности нефтепроводов. Эта проблема обострилась в государствах Центральной Азии (бывших советских среднеазиатских республиках), пытающихся в настоящее время самостоятельно экспортировать на Запад нефть. В этой ситуации усилилась опасность не только терактов, но и хищений, различных злоупотреблений, экологических катастроф и т.п. В 2002 г. ППБТ предполагала организовать экспериментальные курсы по вопросам безопасности нефтепроводов;

в)   борьба против применения оружия массового уничтожения (ОМУ) - химического, бактериологического и радиоактивных веществ. Необходимость разработки этого направления программы возникла еще в 1990-е гг. после ряда террористических актов. Только секта Аум Синрике совершила тогда 9 попыток применения бактериологического оружия и осуществила в 1995 г. атаку в токийском метро с использованием нервно-паралитического газа. После терактов в США
осенью 2001 г. с использованием спор сибирской язвы необходимость в подобной программе стала еще более актуальной;

г) противодействие финансированию террористов.

О необходимости программы борьбы с финансированием террористов американские должностные лица заговорили после известных событий 11 сентября. Однако, на практике такая программа уже существовала в рамках ППБТ. В последние годы международные террористические организации полагаются на разные источники финансирования - от государственных до частных. В качестве прикрытия используются благотворительные фонды, легальные организации по оказанию услуг и т.д. Программы помощи иностранным должностным лицам в их усилиях против сбора средств террористам разрабатываются экспертами ППБТ и других ведомств. В июле 2001 г. были организованы и прошли практическую проверку курсы по обучению следователей методам выявления и распознавания путей поступления финансовых средств террористическим группам.

Результатом участия иностранцев в международных программах США, по мысли их руководства, должно стать не только появление квалифицированных специалистов по борьбе с терроризмом, но и появление прослойки людей более чем лояльных к Америке. По словам Алана Биглера - директора Программы помощи в борьбе с терроризмом Дипломатической службы безопасности Госдепартамента США, "подготовка в рамках ППБТ позволяет участвующей в ней стране пополнять кадры своих полицейских сил и сил безопасности хорошо подготовленными сотрудниками, знакомыми с американскими ценностями и мировоззрением. На этих сотрудников в случае возникновения того или иного кризиса могут полагаться специалисты по региональной безопасности (СРБ) и другие должностные лица США".

В 1983-2001 гг. в рамках ППБТ прошли подготовку свыше 25 тыс. сотрудников полиции и службы безопасности из 117 стран. Только в 2000 г. ІТПБТ подготовила 2741 сотрудника полиции и сил безопасности из 42 стран. По словам А. Биглера, в ближайшие годы ППБТ значительно расширит свою деятельность.

Недостатки и просчеты США в борьбе с международным терроризмом. Несмотря на достаточно продуманный комплекс мероприятий по борьбе с терроризмом и определенный успех превентивных антитеррористических мер в 1990-е гг., американское государство и общество уже в начале XXI века столкнулось с реальным вызовом международного терроризма.

Одной из главной причин неподготовленности спецслужб США к терактам исламистов в Америке стали не столько их тактические просчеты, сколько тот факт, что международный терроризм воспринимался Вашингтоном до 11 сентября 2001 г. как явление несколько стороннее, т.е. стоящее в отдалении от "главных угроз и вызовов" американской цивилизации. Так, по данным опроса 1995 г., только 30% представителей политической элиты США считали международный терроризм жизненно важной угрозой для национальной безопасности Америки. В отличие от элиты более 60% рядовых американцев признавали такую угрозу.

Как представляется, главным недостатком внешней политики США по вопросу борьбы с терроризмом стало отсутствие систематической, комплексной координации действий с другими странами, причем не только с традиционными, но и потенциальными союзниками. К последним относятся те государства, которые объективно заинтересованы в борьбе с международным терроризмом, хотя при этом и не разделяют некоторые принципы внешней политики США.

Второй этап борьбы с международным терроризмом: осень 2001 г. - 2003 г. Хронологические рамки данного этапа пока весьма условны, поскольку сам временной период после II сентября 2001 г. еще очень незначителен.

Теракты 11 сентября 2001 г., приведшие к гибели людей из 88 стран, стали новой точкой отсчета в осознании факта уязвимости любого государства перед лицом международного терроризма. Их результатом явилось расширение антитеррористического сотрудничества различных стран. Не так уж не прав был госсекретарь США Колин Паузлл, утверждая, что "массовые убийства, совершенные 11 сентября под руководством Усамы Бен Ладена и его сети Аль-Кайда, объединили мир против международного терроризма". Несмотря на патетику данного заявления, вполне реалистичным выглядело предположение госсекретаря о том, что "из нашего общего горя и общей решимости могут возникнуть новые возможности для того, чтобы не только побеждать терроризм, но и работать с другими странами над целым рядом важных вопросов, вызывающих озабоченность во всем мире".

Замечание К.Пауэлла было особенно важным для России в контексте предшествовавшего периода охлаждения отношений двух стран. Президент РФ В.Путин, первым из государственных лидеров, откликнулся на трагические события. По словам К. Пауэлла, "реакция президента России Владимира Путина на 11 сентября означала начало нового периода в наших двусторонних отношениях, когда новый дух сотрудничества в борьбе с терроризмом может также сделать более решительными трудные вопросы, стоящие на повестке дня". С этого времени стали восстанавливаться конструктивные отношения России и США [3].

Многие другие страны, а также международные организации откликнулись на призыв Дж. Буша создать всемирную коалицию по борьбе с терроризмом. НАТО, Европейский союз, Организация американских государств, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Организация африканского единства, Лига арабских государств, Генеральная ассамблея и Совет Безопасности ООН единодушно приняли историческую резолюцию, обязывающую все 189 государств-участников ООН пресекать поездки террористов, их денежные потоки, планы и обеспечивать поддержку и сотрудничать в предании террористов правосудию. После терактов в отношении США впервые в истории НАТО была применена статья 5 Вашингтонского договора, которая гласит, что "вооруженное нападение на одного или более союзников в Европе или Северной Америке рассматривается как нападение на всех". Тем самым, страны НАТО фактически пообещали военную и другую помощь США в борьбе с международным терроризмом как с террористическими группами, так и странами-спонсорами терроризма. В структуру этой помощи входит "неограниченное использование их воздушного пространства, объектов базирования, морских портов, тылового обеспечения, дополнительная охрана американских войск в Европе, обмен разведданными, предоставление авиации дальнего обнаружения".

После событий 11 сентября государственные структуры США по борьбе с терроризмом сформулировали стратегию и тактику борьбы с этим явлением. По словам Пола Пиллара - специалиста ЦРУ по делам государств Ближнего Востока и Южной Азии, "кампания борьбы с терроризмом должна быть такой же многообразной, как и сам терроризм". П.Пиллар назвал следующие контртеррористические меры:

  1. Дипломатия. Дипломатия имеет важное значение в борьбе с современным международным терроризмом, который не признает границ между государствами. Эффективная дипломатия, направленная против терроризма, выполняет роль цементирующего состава, который соединяет усилия разных стран. Теракты 11 сентября показали, что помощь зарубежных партнеров нужна Соединенным Штатам в противодействии даже тем угрозам, которые направлены исключительно против США. Пределы эффективности дипломатии достаточно очевидны: заключение договора не оказывает прямого действия на поведение террористов.
  2. Уголовное право: привлечение террористов к уголовной ответственности. Предание террористов суду является важнейшим принципом политики США в борьбе с терроризмом. Перспектива поимки и наказания может удержать других террористов от действий. Однако даже если это не возымеет должного эффекта, оставшиеся на свободе террористы, объявленные в розыск, будут более ограничены в своем поведении. Эта мера не эффективна в отношении террористов-самоубийц, фанатиков и исполнителей низшего звена, которыми движут идеологические установки и отчаяние. Террористических лидеров высокого уровня, находящихся далеко от места совершенного преступления, мера привлечения к уголовной ответственности, как правило, вообще не беспокоит.
  3. Рычаги финансового контроля. В США для борьбы с терроризмом применяются два вида финансового контроля: замораживание активов, принадлежащих террористам, террористическим группам и государствам-спонсорам терроризма; наложение запрета на оказание материальной поддержки террористам. Эти меры не всегда эффективны. Так, в большинстве случаев совершение терактов не требует масштабного финансирования. Для этого требуется меньше денег, чем для организации наркобизнеса или незаконной торговли оружием. Другая проблема состоит в том, что потоки денежных средств, идущих на финансирование терроризма, чрезвычайно трудно отследить. Так, обычной практикой бывает открытие счетов на подставных лиц, использование услуг финансовых посредников, смешивание денежных средств, используемых в законных и незаконных целях.
  4. Применение военной силы. В течение последних 30 лет несколько стран с разной степенью успеха применяли военную силу для освобождения заложников. Военная сила также применялась в качестве инструмента возмездия за акты терроризма, в том числе и США - в 1986 г. против Ливии, в 1993 г. против Ирака и в 1998 г. в Афганистане против Усамы Бен Ладена. Главный недостаток применения военной силы против терроризма заключается в том, что в отличие от военных объекты террористов не представляют собой крупные стационарные цели, которые можно было бы легко уничтожить.
  5. Разведка. Сбор и анализ разведданных представляет собой наименее очевидный, но в некоторых отношениях самый важный инструмент борьбы с терроризмом.' Недостаток данной меры заключается в том, что значительная часть разведданных о террористах и террористических группах носит фрагментарный, неоднозначный и часто сомнительный характер. Конкретные тактические данные, с помощью которых можно было бы разрушать заговоры террористов, удается получить крайне редко. Органы разведки не столько создают отчетливую картину готовящихся терактов, сколько дают стратегический вектор, указывающий, какие группы представляют наибольшую угрозу, когда и где может возникнуть наибольшая опасность.
  6. Сочетание различных мер борьбы с терроризмом. Для эффективной борьбы с терроризмом все вышеупомянутые меры должны дополнять друг друга. В совокупности они могут дать больше, чем просто суммарный результат. Но если отсутствует координация, они могут друг другу мешать. Так, применение уголовного права может прийти в противоречие со сбором разведывательной информации. Эффективная координация строится на трех принципах:

а)   необходимо подключать к антитеррористической работе все соответствующие министерства, ведомства и организации, в том числе которые отвечают за внешнюю политику, военные вопросы, разведку, внутреннюю безопасность и т.д.;

б)   руководство должно осуществляться из центра, например из какого-либо министерства или Совета национальной безопасности США;

в)   различные структуры, участвующие в этой работе, должны выработать привычку к постоянному взаимодействию друг с другом.

Новая стратегия и тактика борьбы США с международным терроризмом опирается на ряд принципов. В большинстве своем они были известны Америке и раньше, однако после терактов 11 сентября приобрели особую актуальность и международную "заостренность". Данные принципы были разработаны особой государственной организацией — Управлением по борьбе с терроризмом (во главе с послом Френсисом К.Тейлором), координирующей деятельность ряда структур Госдепартамента США и Межведомственной рабочей группы по борьбе с терроризмом.

Принципы борьбы Соединенных Штатов с современным международным терроризмом:

  • не делать никаких уступок террористам и не заключать с ними никаких сделок;
  • предавать террористов правосудию за совершенные ими преступления;
  • изолировать государства, которые поддерживают терроризм и оказывать на них давление с целью вынудить их изменить свое поведение;
  • усиливать средства для борьбы с терроризмом в тех странах, которые сотрудничают с США и нуждаются в помощи.

Первый принцип означает, что правительство не будет платить выкуп, освобождать заключенных, менять свою политику или соглашаться на другие действия, которые могли бы поощрить новые теракты. Правительство США полагает, что выплата выкупа или другие уступки террористам в обмен на освобождение заложников усиливает опасность захвата новых заложников. В то же время США будут использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для обеспечения благополучного освобождения американских граждан, удерживаемых в заложниках террористами.

Второй принцип означает, что "США добиваются эффективного судебного преследования и наказания для террористов и преступников, наносящих ущерб правительству или гражданам США, и будут использовать все законные методы достижения этих целей, включая экстрадицию" [4].

Реализация третьего и четвертого принципов напрямую связана с современной внешней политикой США. Куба, Иран, Ирак, Ливия, Северная Корея, Судан и Сирия продолжают оставаться теми семью государствами, которые госсекретарь США Колин Пауэлл назвал государствами-спонсорами международного терроризма. В таком контексте становится понятной не только американская военная акция "Справедливое возмездие" против афганских талибов - опоры "Аль-Кайды", но и последовавшая за ней антииракская акция Вашингтона -война США против режима Саддама Хусейна (март - апрель 2003 г.). Безусловно, взаимоотношения США с Ираком складывались намного сложнее, чем взаимоотношения борца с международным терроризмом и "спонсора терроризма". Борьба с иракским режимом как один из приоритетов своей внешней политики была объявлена Дж. Бушем еще во время предвыборной кампании. Поэтому войну США с Ираком трудно оценить однозначно лишь как антитеррористическую акцию. Однако также очевидно, что военные действия против Ирака также не выбиваются из общего контекста борьбы Америки с международным терроризмом хотя бы внешне, на уровне самооправдания нации [5].

"Зачисление" Соединенными Штатами того или иного государства в разряд спонсоров терроризма и введение против него соответствующих санкций является одним из механизмов изоляции государств, использующих терроризм в качестве средства достижения своих политических целей.

Помимо государств-спонсоров террористов после сентябрьских терактов США объявили войну зарубежным террористическим организациям (ЗТО), активно действующим в международном масштабе. Законодательство США по борьбе с терроризмом предусматривает разные меры наказания за участие в терактах и связь с террористическими группами, включая смертную казнь (с 1996 г.).

5 октября 2001 г. госсекретарь США К. Пауэлл огласил список наиболее опасных и активных ЗТО, в который вошло 28 группировок. Среди них исламские - Абу-Нидал, Абу-Сайяф, Аль-Кайда, Вооруженная исламская группировка, ХАМАС, Хезбалла, Исламское движение Узбекистана, Аль-Джихад и т.д.; неисламские - Аум-Синрике, Баскская организация "Отечество и свобода", Армия освобождения Колумбии, Революционные вооруженные силы Колумбии, Светлый путь (Перу), Настоящая ИРА (Ирландия) и т.д.

Незаконным признается любое содействие зарубежным террористическим организациям:

  • незаконно предоставлять средства или другую материальную помощь организации, классифицированной как ЗТО;
  • представителям и членам организаций, классифицированным как ЗТО, может быть отказано в выдаче въездной визы или запрещен въезд в США;
  • американские финансовые учреждения должны заблокировать средства ЗТО и их агентов и сообщить об этом в министерство финансов США.

Угрозы и вызовы международного терроризма не только изменили настроения американской политической элиты, но и внесли некоторые коррективы во внешнюю политику США. Американский политолог Б.Поузен отметил три основных подхода в американской глобальной стратегии после 11 сентября 2001 г.

  1. Неоизоляционистский. Неоизоляционисты требовали снизить вовлеченность Америки в международные дела и коллективные действия, что в свою очередь уменьшит потребность США в помощи других стран. Террористам следует дать сокрушающий военный ответ, чтобы подобные действия не повторялись в будущем.
  2. Либерально-интернационалистский. Его сторонников интересует международное оформление борьбы с терроризмом: участие в ней ООН, жесткое следование нормам международного права, отношение к террористам как к международным преступникам, а не врагам США, использование военной силы выборочно и осторожно, осуждение ООН государств-спонсоров терроризма, их дипломатическая изоляция, присоединения США к международному суду и т.д.
  3. Гегемонистский. Жесткие гегемонисты П.Вулфовиц, Д.Рамсфелд, К.Райе считают, что настало время "разделаться" со всеми врагами США на Ближнем Востоке и Персидском заливе (Ирак, Сирия, Ливия) и укрепить доминирующее положение США в мире и регионе.

Действия администрации Буша в 2002-2003 гг. показали, что пока вырисовывается "смешанная стратегия", синтезирующая все три подхода. Так сохраняется компромисс с державами, не являющимися традиционными союзниками США (Россия, Индия), расширяется территория присутствия американских военных (Средняя Азия, Грузия), но одновременно реализуются планы поражения врагов на Ближнем Востоке и Персидском заливе. Война в Ираке продемонстрировала, что третий, "гегемонистский", подход во внешней политике США стал набирать силу [6].

Перспективы международного терроризма и борьбы с ним в контексте внешней политики США. По мнению американского политолога Уолтера Лакера, терроризм как явление неизбежен. Еще в 1999 г. на вопрос о возможности в будущем массового террора, мегатерроризма с применением всех достижений современных технологий и ОМУ Лакер ответил утвердительно. Терроризм, спонсируемый    государствами,    будет   процветать. Продолжится распространение оружия массового уничтожения. Приобретать его легче государствам нежели отдельным террористическим группам.

По мнению эксперта Стэнфордского университета М.Макфолла, борьба США с терроризмом имеет долгосрочный характер, а в случае соединения ее с распространением демократии в мире может стать стратегией на столетие. При этом неизвестно, насколько интенсивно будет проводиться собственно борьба с очагами терроризма, каков будет расклад сил на мировом и региональном уровнях, какие правила поведения установятся между участниками борьбы, а также теми государствами, которые захотят остаться в стороне, и т.д. Даже лидерство США в международной антитеррористической кампании не дает оснований полагать, что остальной мир будет безоговорочно принимать все, что делают США [7].

По мнению российских политологов, вызов Соединенным Штатам со стороны международного терроризма заключается в том, что им придется пересмотреть концегщию нового мирового порядка. Ответственность лидера мировой политики и самой мощной державы мира заключается в том, чтобы не допустить использования терроризма и религиозного экстремизма в геополитических целях, чтобы предотвратить дальнейшее распространение ядерного и другого оружия массового поражения, не допустить ядерного, био- и химического терроризма. США должны осознать важность совместных действий с мировым сообществом и бесперспективность односторонних действий в решении глобальных международных проблем.

Таким образом, современный международный терроризм - явление не только опасное, но и достаточно жизнестойкое. Он постоянно трансформируется и приспосабливается к меняющимся условиям. События 11 сентября 2001 г. показали, что современный международный терроризм характеризуется: а) большей жестокостью, б) большим размахом и масштабами.

Соответственно, успех борьбы с ним будет связан с: а) большим числом стран-участников, задействованных Соединенными Штатами, б) комплексностью мер борьбы с терроризмом.

Потребности борьбы с международным терроризмом переросли возможности одного, даже самого сильного государства (США), и требуют дальнейшего усиления взаимодействия с другими странами.

 

Литература

  1. Janda K., Berry J., Goldman J. The Challenge of Democracy. Government in A Houghton Mifflin Co, Boston, etc., 1989, 738 p. +Append., p. 699.
  2. Новая президентская администрация и внешняя политика США. Тематическая информационная подборка Государственного департамента США. Отдел по вопросам прессы и культуры генерального консульства США в Санкт-Петербурге // www. spb.ru/wwwhirul.html
  3. Joint Russian-U.S. Declaration on Defence Conversion. June 17, 1992 Summit // After the Cold War. Russian-American Defence Conversion for Economic Renewal. Ed. by M.P. Claudon and K. Wittneben. Geoeconomics Institute for International. USA, 1993, 115.
  4. Новая президентская администрация и внешняя политика США. Указ соч. //www.usconsulate.spb.ru/wwwhirul.html
  5. Примечание. Всего в 90-е гг.XX века корабли ТОФ РФ побывали в США 5 раз, а американские военные корабли заходили во Владивосток 20 раз.
  6. Новая президентская администрация и внешняя политика США. Указ соч. //www.usconsulate.spb.ru/wwwhirul.html
  7. Новая президентская администрация и внешняя политика США. Указ соч. // www, usconsulate.spb.ru/wwwhirul.html
Фамилия автора: Г.Е. Канафина
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика