Влияние Октябрьского переворота 1917 года на политическую жизнь в казахстане и создание демократической программы партией «Алаш»

В статье рассматривается влияние Октябрьского переворота 1917 года на политическую жизнь в Казахстане, что выразилось, прежде всего, в активизации деятельности национальных партий и подъеме политического национального сознания. Особого внимания заслуживает проект Программы партии «Алаш», явившийся прообразом национальной Конституции. В исторической литературе достаточно хорошо изучена деятельность партии «Алаш». Однако, программные положения партии «Алаш», единственной партии в Казахстане впервые на территории бывшей Российской империи, сформулировавшей конституционные принципы, до сих пор не получили своего анализа с точки зрения демократических ценностей. Этот пробел нам хотелось бы восполнить в данной статье.

Появление национальных политических партий в Казахстане в 1917 году говорит о том, что в стране в тот пери­од национальное самосознание достигло высокого уровня, реально закладывались основы многопартийности и плюралистической политической системы общества в Казахстане. Но отсутствие опыта политической борьбы, своеобразие исторического момента, неоднородность национально-освободительного движения, отсутствие собственных вооруженных сил для защиты национальной автономии (отряды же милиции были малочислен­ны), давление партии большевиков, вылившееся в дальнейшем в репрессии - все это затормозило развитие демократических процессов и, в конечном итоге, привело к их уничтожению и формированию жесткой команд­но-административной системы в стране.

В период становления и утверждения неза­висимости молодой Республики Казахстан идет процесс формирования новых ценностей и иде­алов молодой нации. Особая роль в духовных исканиях и формировании научного, а также па­триотического мировоззрения и национального самосознания молодого поколения отводится исследованиям по истории родного Отечества.

Большое внимание вопросам изучения от­ечественной истории всегда уделял и Президент РК Назарбаев НА.

Ранее, в 2003 году, Президентом Н.А.Назар- баевым было объявлено о начале беспрецедент­ной программы «Мәдени мұра» («Культурное наследие»). За семь лет реализации программы - с 2004 по 2011 годы - было проведено 26 мас­штабных специальных исследований по исто­рии, археологии и этнографии Казахстана. Но все это - начало нашей большой работы, направ­ленной на восстановление исторической памяти и исторической справедливости.

Нового взгляда и переосмысления требуют методологические подходы к историческому процессу и его отображению в науке истории, а также мировоззренческие и ценностные основа­ния исторического познания.

Проблемы формирования культурно-исто­рической политики на государственном уровне также стоят и в соседней России, где в послед­нее время широко обсуждаются поставленные на президентском уровне вопросы более глубо­кого изучения истории страны и создания еди­ного учебника по истории России.

К профессиональной деятельности ученых историков сегодня предъявляются довольно высокие требования, обусловленные необхо­димостью изучения зарубежных источников на иностранных и древних языках. Историки, из­учающие историю Казахстана, не только уста­навливают исторические факты, но и формиру­ют современное отношение к ним, открывают для широкой публики культурно-исторические образцы и таким образом аккумулируют исто­рический опыт народа. Сегодня в мире оза­бочены кризисом национально-культурной идентичности, которым охвачены не только от­дельные индивидуумы, но и целые сообщества, этносы, нации и государства на разных конти­нентах. Между тем, национальная, этническая, культурная и страновая идентичность, а также национальное сознание молодого поколения формируется именно на базе историко-культур­ного знания. Сейчас наблюдается также острый дефицит достойных кумиров для подражания, экраны заполонили вампиры и бандиты. Именно историческая наука призвана донести до моло­дого поколения полную информацию о лучших сынах Отечества, посвятивших свою жизнь слу­жению своему народу, сделавших свой неоце­нимый вклад в историю и культуру казахского народа, нашедших новые смыслы и создавших духовные ценности, на которых зиждется дух народа, его идеалы, самобытность, осознание им своей миссии.

На этапе состоявшегося независимого го­сударства возникли новые задачи, а, именно, необходимость осмысления своей сложной и богатой истории с высоты современной науки и создание целостной национальной историче­ской картины. С этой целью в июне 2013 г. Пре­зидент РК выдвинул инициативу по разработке и реализации специальной программы истори­ческих исследований под названием «Народ в потоке истории», а также разработать базовый учебник истории Казахстана. Также было пред­ложено Министерству образования и науки РК включить в программу среднего образования такой предмет, как «Алашеведение», при из­учении которого молодое поколение получит знания об идейных истоках независимости, о лучших представителях казахского общества начала 20-го века, чьи взгляды на права лично­сти, государственное и политическое устрой­ство, образование, опередили свое время на многие десятки лет.

Влияние Октябрьской революции на по­литическую жизнь в Казахстане выразилось, прежде всего, в активизации деятельности на­циональных партий и подъеме политическо­го национального сознания. Особого внима­ния заслуживает проект Программы партии «Алаш», явившийся прообразом национальной Конституции. В исторической литературе до­статочно хорошо изучена деятельность партии «Алаш». Однако, программные положения пар­тии «Алаш», единственной партии в Казахста­не, впервые на территории бывшей Российской империи сформулировавшей конституционные принципы, до сих пор не получили своего ана­лиза с точки зрения демократических ценно­стей. Этот пробел нам хотелось бы восполнить в данной статье.

Революционные события, сотрясавшие Рос­сию в период двух революций 1917 года, от­разились и на политической жизни в бывших колониальных окраинах. По всему Казахстану наблюдался рост политической активности на­селения, к общественной жизни приобщились самые различные слои казахского общества. Общественная жизнь казахского общества в данный период отличалась многообрази­ем взглядов, мнений и суждений по вопросам дальнейшего пути развития общества, ростом национального самосознания. Это все отобра­жало своеобразие исторического момента, не­однородность социального состава казахского общества, в том числе и ее национальной ин­теллигенции. Уже в дооктябрьский период на территории Казахстана сформировались основы плюрализма мнений и многопартийности.

В Казахстане в это время существовали мест­ные организации различных российских пар­тий: кадетов, социал-революционеров (эсеров), меньшевиков, большевиков, монархистов и др. В областях и уездах появились различные рабо­чие, мусульманские, молодежные и т.д. органи­зации. Были созданы молодежные организации «Еркін дала» в Оренбурге, «Бірлик» в Омске, «Жас қазақ» в Уральске, организованный Тура- ром Рыскуловым «Революционный союз казах­ской молодежи» в Аулие-Ата и Мерке, которые ставили своей целью культурно-просветитель­скую деятельность среди населения. Огромное влияние на рост политического сознания тыло­виков оказало их общение с русскими рабочими и солдатами, вернувшимися с фронта.

В то время казахи являлись одним из наибо­лее крупных этносов, проживающих в России. В ходе переписи, проведенной в 1897 году, было зарегистрировано 4 млн. 84 тысячи 139 лиц ка­захской (киргиз-кайсацкой) национальности1. Если объединить всех их, это было бы нема­ленькое образование - автономное или даже го­сударственное.

В казахской общественной мысли к октябрю 1917 году созрели идеи консолидации на обще­казахской, на общетюркской и на общемусуль­манской основе. Лидеры казахов Степного края, объединенные в партию «Алаш», и находясь в Оренбурге, выступали за объединение казах­ских земель и оформление казахской автоно­мии. Лидеры казахов Туркестанской губернии, сосредоточившись в Ташкенте, больше склоня­лись к идее консолидации народов Туркестана на основе тюркской и мусульманской общно­сти (партия «Шуро-и-Исламия»). Подавляющее большинство народных масс Казахстана и Сред­ней Азии было безграмотным и находилось под сильным влиянием мусульманского духовен­ства. Поэтому представители южной казахской интеллигенции считали, что приобщить народ к знаниям и просвещению легче и целесообразнее в тех условиях через ислам.

Возникшие после Февральской революции национальные политические партии отражали интересы коренного населения: «Алаш» - пар­тия национальной демократической интеллиген­ции, выступавшая за западные демократические ценности, «Уш жуз» - партия радикально, про­большевистски настроенных слоев населения и «Шуро-и-Исламия»- организация исламизма и тюркизма.

Надо отметить, что вместе со стремительным калейдоскопом революционных событий взгля­ды лидеров некоторых партий также проходили определенную эволюцию. Так, например, пар­тия «Уш жуз» в начале своего пути ратовала за федерацию тюркских народов, а в дальнейшем перешла на пробольшевистские позиции. А в партии «Шуро-и-Исламия» постепенно выде­лились два противоположных крыла: улемисты, которые стояли на позициях «чистого ислама», и джадиды - сторонники тюркизма, отличавшиеся модернизмом и прагматизмом. Первые во главе с востоковедом Серали Лапиным были сторон­никами ортодоксального ислама, требовали соблюдения норм шариата, выступали против реформы образования на европейский манер, а вторые, лидером которых был М.Чокай, высту­пали за проведение демократических реформ, особенно в сфере образования.

Октябрьские события 1917 г. и угроза боль­шевизации края поставили новые задачи перед лидерами национальных партий.

Национальная интеллигенция, ставшая впо­следствии ядром партии «Алаш», вышла на политическую арену с 1905 года. Социальную базу партии «Алаш» составляла интеллигенция, которая выражала идеи национальной свобо­ды, создание суверенного автономного нацио­нального государства, курс на демократические ценности и рыночные отношения. Подготовку общеказахского съезда, на котором и намеча­лось провозгласить новое государственное об­разование, казахские демократы начали еще в 1913 году. Особенно активно эта идея пропаган­дировалась на страницах знаменитых в то время изданий - журнала “Айкап” и газеты “Казах”. Впоследствии газета “Казах”, редакторами ко­торой были М. Дулатов и А. Байтурсынов, стала центральным печатным органом Алаш-Ордын- ского правительства и партии.

Особенно активным и несущим большие на­дежды оказался 1917 год, в течение которого со­зывались подготовительные областные съезды и два общеказахских съезда в Оренбурге (первый - 21-28 июля и второй - 5-13 декабря).

Напомним, что 21-28 июля 1917 года со­стоялся первый Общеказахский съезд в городе Оренбурге, который рассмотрел вопрос об обра­зовании партии Алаш, создании территориаль­но-национальной автономии, землеустройстве населения, отношении к религии, положении женщин и др. Председателем движения был избран яркий представитель казахской интел­лигенции 20-х годов прошлого столетия, бле­стящий экономист, тогда комиссар Тургайской области Алихан Букейханов.

5-13 декабря 1917 года в Оренбурге был проведен Второй общеказахский съезд в Орен­бурге, явившийся программным и самым зна­менательным в истории казахского демократи­ческого движения. 21 ноября 1917 г. в газете «Казах» был опубликован проект Программы партии «Алаш», составленный Алиханом Бу- кейхановым, Ахметом Байтурсыновым, Мир- жакипом Дулатовым, Елдесом Гумаровым, Есенгали Тормухамедовым, Габдулахмидом Жундибаевым и Газимбеком Биримжановым.

Данный проект навсегда вошел в сокровищ­ницу национальной политической и правовой мысли.

Программа состояла из десяти параграфов. Так, в параграфе I провозглашалось: «Россия должна быть демократической, федеративной республикой. Каждое государство, входящее в Федеративную Республику, являясь самостоя­тельным, действует в единении с другими госу­дарствами — членами федерации...»2

Таким образом, подчеркивалось равенство субъектов федерации и приоритет самоуправ­ления автономий. Кстати, при советской власти полностью была разрушена система местного самоуправления в стране и сейчас этот вопрос является объектом жарких политических дис­куссий в постсоветских республиках. Основате­ли партии “Алаш” были далеки от сепаратизма, ибо понимали угрозу гражданской войны и не хотели напрасного кровопролития для своего на­рода. Они видели автономию со своим законно избранным правительством в составе децентра­лизованной (федеративной) демократической России, которая, по их мнению, должна была провести широкие демократические преобра­зования и сыграть важную роль в повышении и развитии национальной демократической поли­тической культуры.

Всеобщее равное избирательное право было дополнено важными антидискриминационными нормами. В пар. I провозглашалось, что “правом выборов пользуются все без различия проис­хождения, вероисповедания и пола”3. Ранее на июльском Оренбургском съезде (21-28 июля 1917 г.) политические права женщин также провозглашались равными с правами мужчин4. Это был огромный прогрессивный шаг для того времени, который даже опередил завоевания демократии в западных странах. Кроме того, они пошли дальше американской демократии, которая, как известно, не предоставляла в то время избирательного права негритянскому на­селению и туземцам. В США лишь белые жен­щины получили избирательное право в 1920 г. (и то не во всех штатах), в Великобритании - в 1928 г., а во многих европейских странах изби­рательное право для женщин ограничивалось имущественным либо образовательным цензом. В восточных странах традиционной исламской ориентации вопрос о предоставлении женщи­нам равного избирательного права даже не ста­вился в течение XX века.

Таким образом, мы видим здесь политиче­скую зрелость молодых казахских демократов, определивших с самых первых съездов равное и всеобщее избирательное право, как одно из важ­нейших политических прав личности.

В пар.1 Программы впервые вводится долж­ность президента, хотя механизм его избрания и полномочия больше схожи с правовым статусом премьер-министра. Так, указывается, что прези­дент избирается не всенародно, а «учредитель­ным собранием и государственной думой на определенный срок лет. Президент управляет через совет министров, ответственен перед учредительным собранием и государственной думой. Законодательная власть сосредоточена в руках только государственной думы, которой принадлежит право контроля над правитель­ством».

В пар.11 говорилось о свободе казахской авто­номии: «Автономия казахов слагается из обла­стей, населенных ими, и составляет часть Рос­сийской Федеративной Республики... Партия «Алаш» - сторонник справедливости, спутник бедняков, враг притеснителей...»

Автономия, по мнению авторов Программы, должна была объединить области, представля­ющие сплошную территорию с господствую­щим казахским населением единой культуры, истории и единого языка. Таким образом, здесь черты будущего национально-государственно­го образования выступают достаточно четко, и столь же определенным, с выделением наиболее важных признаков, стало понимание нации как консолидированной этнической общности.

В пар. III Программы впервые в истории Казахстана были зафиксированы такие важные демократические гражданские и политические права, как: равноправие всех без различия веро­исповедания, происхождения, пола, неприкос­новенность личности и тайна частной перепи­ски, свобода слова, печати, собраний и союзов, неприкосновенность жилища и имущества, за­прет на лишение свободы без судебного рассмо­трения и вынесения решения суда.

Пар. iv гласил: «Религия отделяется от го­сударства. Все религии равноправны... у казахов должен быть свой муфтиат...».

Лидеры партии «Алаш» отстаивали принци­пы светского демократического государства, в котором образование, государственная служба и законодательство отделены от религии (исла­ма) и в данном вопросе противостояли взгля­дам представителей мусульманских партий. В то же время провозглашался принцип свободы совести, а также толерантности и уважения к существующим конфессиям, все религии при­знавались равноправными. Данное положение говорит о высоком уровне понимания тонких вопросов веры и ее значения в духовной жизни многонационального народа Казахстана. В дан­ном вопросе алашевцы занимали демократиче­ские позиции в отличие от большевиков, прово­дивших политику воинствующего атеизма.

Партия «Алаш» также уделяла особое вни­мание вопросам функционирования судебной ветви власти, которая должна была основывать­ся на демократических принципах. Так, в пар^ говорилось: «Власть и суд должны строиться в соответствии с особенностями каждого на­рода. Бий и судья должны знать язык местного народа... В сфере правосудия и суда все люди бу­дут равны...Преступления, за которые предус­матривается суровое наказание, будут рассма­триваться судом присяжных. В районах, где казахи составляют большинство, языком суда является казахский».5

Провозглашался важный принцип демокра­тии - равенство всех перед законом и судом. Суд присяжных, по мнению лидеров «Алаш», дол­жен был обеспечить гласность судебного про­цесса, независимость суда, всестороннее, объек­тивное и справедливое рассмотрение уголовного дела6. Однако, советская власть уничтожила демократические институты как традиционно­го суда биев, так и светского суда присяжных, заменив их на органы ВЧК. Понятие права как социальной, культурной, исторической общече­ловеческой ценности было зачеркнуто больше­виками. В 1929 году на партийной конференции секретарь ЦК ВКП(б) Лазарь Каганович откро­венничал: “Мы отвергаем понятие правового государства. Если человек, претендующий на звание марксиста, говорит всерьез о правовом государстве и тем более применяет понятие “правовое государство” к советскому государ­ству, то это значит, что он отходит от марксист­ско-ленинского учения о государстве”7. На ре­ализацию важнейшего положения программы «Алаш» о необходимости суда присяжных по­надобилось 90 лет (!). И только в суверенном демократическом Казахстане суд с участием присяжных заседателей наконец-то стал реаль­ностью и был введен с 1 января 2007 года, что стало важнейшей вехой в истории национально­го правосудия.

В пар.ІХ провозглашались демократические принципы организации образования в Степи: «Образование должно быть достоянием всех. Обучение во всех учебных заведениях— бесплат­ное. В начальных школах преподавание долж­но вестись на родном языке. Казахи должны иметь на родном языке средние учебные заведе­ния, университеты. Учебные заведения должны быть автономными, власти не вмешиваются в обучение...»8

В земельном вопросе (пар.Х) партия «Алаш» установила запрет на переселение крестьян в ка­захские земли до обеспечения коренного насе­ления землей на местах, а незаселенные участ­ки, ранее отобранные в переселенческий фонд земель, предполагалось вернуть казахам. Недра, подземные богатства, лесные массивы, реки объявлялись государственной собственностью, которыми могли распоряжаться только органы местного самоуправления - земства.9

Программа в духе демократических ценно­стей, ставящих во главу угла личность и ее пра­ва и свободы, а также национальные интересы, обеспечила партии «Алаш» большой успех на выборах в Учредительное собрание. По коли­честву голосов, полученных на выборах в Уч­редительное собрание (262404 голоса), «Алаш» заняла восьмое место среди полусотни партий, существовавших в России накануне Октябрь­ской революции, и получила 43(!) депутатских места.10

Второй всеказахский съезд (5-13 декабря 1917 г.) решил, что в состав казахской автоно­мии должны войти Букеевская Орда, Уральская, Тургайская, Акмолинская, Семипалатинская об­ласти, районы Закаспийской области и Алтай­ской губернии, населенные казахами и объеди­ненные под названием «Алаш»11. Было также определено и пропорциональное представи­тельство во всех учреждениях нового государ­ственного образования всех народов, живущих на казахских землях. Всем им гарантировались права национальных меньшинств. В целях спа­сения «Алаш» от общего развала анархии было решено создать орган исполнительной власти

Временный народный совет «Алаш-Орда» из 25 кандидатур, 10 (или 40%) из которых предо­ставлялись представителям русского и других народов края12. Уже один этот факт говорит о многом, а именно об отсутствии у лидеров «Алаш» каких-либо этнократических или шови­нистических устремлений. В принятой позднее резолюции чрезвычайного казахского съезда 14­17 октября 1918 г. в Кустанае русскому народу предоставлялось полное право на добровольное присоединение (или отказ) к автономии Алаш и предусматривались в таком случае общие с русским населением местные земства13. Таким образом, мы не видим ни в одном документе движения “Алаш” намека на оголтелый нацио­нализм или этнократизм, а также на сепаратизм. Поэтому навешивание большевиками ярлыка «буржуазный националист» на лидеров и пред­ставителей партии «Алаш» являлось заведомой клеветой. «Алашординец - националист, враг народа» стал синонимом тотальных репрессий против тех, кто составлял интеллектуальный по­тенциал казахского народа.

Съезд разработал план создания казах­ской милиции численностью в 25000 человек. Предусматривалось ее определенное количе­ство на каждую область, обучение и снабже­ние по уездам. Обеспечение милиции оружием должно было осуществляться центральной ад­министрацией на средства, полученные через налогообложение.

Разгон большевиками 6 января 1918 г. Все­российского Учредительного собрания, на ко­торое лидеры национально-освободительного движения возлагали большие надежды, а также захват Оренбурга красногвардейцами чрезвы­чайно осложнили положение Алаш-Орды. При слабости средств коммуникаций и невозмож­ности управлять всеми казахскими районами из одного центра, правительство Алаш было разде­лено на части. Восточное отделение во главе с А. Бокейханом обосновалось в Семипалатинске, Западное во главе с Ж. и X. Досмухамедовыми в Жымпиты. Отдельно действовала Семире- ченская группа Алаш-Орды. В изменившихся условиях руководство автономии Алаш решило начать переговоры с Советским правительством о взаимном признании.

В марте 1918 г. в Москву направились Жа- ханша и Xалел Досмухамедовы для встречи с В. Лениным и И. Сталиным. 19-20 марта со­стоялись телефонные переговоры Сталина с А. Бокейханом и его заместителем X. Габбасом. Советские власти признавали правомочность решений Общеказахского Съезда, но согла­шались признать автономию только в случае созыва общеказахстанского съезда с участи­ем местных Советов. В ответ Алаш-Орда вы­двинула свои требования, соглашаясь признать Советскую власть только в случае подчинения местных Советов правительству Алаш до созы­ва Общеказахстанского Учредительного Собра­ния. Последнее было не в интересах Москвы и переговоры были свернуты. Одновременно В. Ленин и И.Сталин начинают работу по созда­нию альтернативного, большевистского прави­тельства Казахстана. Для этого при Народном комиссариате по делам национальностей был открыт казахский отдел во главе с большевиком А. Жангельдиным и М. Туганчиным, которым была поручена организация Всеказахстанского съезда Советов для провозглашения Советской Казахской Автономии. Алаш-Орда, видя неже­лание Москвы признавать небольшевистскую, либерально-демократическую казахскую ав­тономию, начинает сближение с антибольше­вистскими силами, в первую очередь, с лидером уральского казачества Дутовым. Весной 1918 г. на территории бывшей Российской империи на­чалась кровопролитная гражданская война, мно­гие события которой проходили непосредствен­но в Казахстане.

Под влиянием Октябрьского переворота в ноябре 1917 года в Казахстане появляется еще одна национальная политическая партия «Уш жуз», которая объявила себя Казахской соци­алистической партией. Эта партия, выражая интересы беднейших слоев населения и части национальной интеллигенции, пыталась под­держать демократические преобразования в стране. Партия просуществовала до лета 1918 года. Организатором и идейным вдохновителем ее был Кольбай Тогусов. К.Тогусов, как и мно­гие другие, не смог найти правильный путь спа­сения своего народа. Его идеалом была демокра­тическая республика, но как к ней прийти, как добиться истинной свободы, К.Тогусов не мог понять и решить. Поэтому его привлекали попу­лярные лозунги эсеров, а затем идеи социализма большевиков. Он пытался соединить воедино идеи демократии, лозунги эсеров и традицион­ного мусульманского направления. Его стрем­ление связать лозунги «мусульманского брат­ства», «единения тюрко-татарского общества» по признаку тюркоязычности и приверженности исламу с развивающимся революционным про­цессом, объясняется особенностями националь­но-освободительного движения на восточных окраинах России. «Уш жуз» считала, что рели­гия и государство должны быть неразделимы. Колебания, шатания, неуверенность были ха­рактерны как для руководителя, так и для самой партии «Уш жуз». Ушжузовцы стали оппонен­тами партии «Алаш» и были против Алашской автономии, хотя четкой позиции по вопросу на­ционально-государственного строительства не имели. С начала 1918 года партия «Уш жуз» во всех своих документах подчеркивала свою при­верженность Советам, поддерживала програм­му партии большевиков. Большевики не просто поддерживали партию «Уш жуз», но и пытались противопоставить две национальные партии друг против друга, все больше и больше разжи­гая вражду между ними.

Таким образом, под влиянием Октябрьского переворота 1917 года национальные партии в Казахстане активизировали свою деятельность в соответствии с новыми задачами, отражая осо­бенности переломного момента в истории стра­ны, а также чаяния определенных слоев неодно­родного казахского общества, что выразилось в разных подходах к вопросу национального госу­дарственного устройства.

Выдающимся достижением прогрессивной политической и правовой мысли явилась Про­грамма партии «Алаш», которая могла бы по­служить первой конституцией национальной автономии Казахстана, если бы история дала такой шанс.

В этом документе изложены базовые поло­жения, являющиеся основой любой конститу­ции: определение формы правления, формы по­литико-территориального устройства, порядок образования и компетенцию высших органов власти, правовой статус личности. Лидеры пар­тии «Алаш» склонялись к модели демократиче­ской федеративной парламентской республики с ярко выраженным приоритетом законодатель­ной ветви власти и самостоятельности нацио­нальных автономий. А в области прав человека придерживались позиций классического либе­рализма, утверждающего приоритет граждан­ских и политических прав и свобод личности, равенство всех перед законом и верховенство закона.

В отличие от некоторых постсоветских де­магогов, лидеры партии «Алаш» не считали свой народ неготовым или не расположенным к введению демократических институтов. Как истинные интеллигенты они уделяли особенно большое внимание вопросам образования, раз­витию широкой сети школ. Именно образова­ние должно было поднять демократический дух и политическую культуру народов Казахстана. Конституционное закрепление гражданских и политических прав и свобод личности рассма­тривалось ими как необходимое условие разви­тия демократии в Казахстане.

Изучая ставшие историческим памятником программные документы партии «Алаш», про­существовавшей всего немногим более двух лет, мы можем в заключение сказать, что у истоков казахской демократии стояли высокообразо­ванные и юридически просвещенные патриоты. Они хорошо знали передовые политико-право­вые и философские учения Запада, которые яв­ляются базовыми для становления и развития конституционализма:         теории естественного

права, разделения властей, президентской и пар­ламентской систем правления, демократических прав и свобод личности.

Правительство Алаш-Орды создало все предпосылки образования нового государства для последующего обретения Казахстаном сво­ей независимости. В процессе острой дискуссии с большевистским правительством о границах республики удалось добиться возвращения Ка­захстану ряда очень важных территорий, ко­торые ранее принадлежали России. Среди них - Коростылевская степь, Семипалатинская, Акмолинская области и северное побережье Каспийского моря. В 1920 году лидеры автоно­мии под началом Алихана Букейханова провели переговоры с Владимиром Лениным по вопро­сам определения внешних границ КазАССР, ко­торые в пределах нынешних границ Республики Казахстан были признаны большевиками.

Появление национальных политических партий в Казахстане в 1917 году говорит о том, что в стране в тот период национальное само­сознание достигло высокого уровня, реально закладывались основы многопартийности и плюралистической политической системы об­щества в Казахстане. Но отсутствие опыта по­литической борьбы, своеобразие исторического момента, неоднородность национально-освобо­дительного движения, отсутствие собственных вооруженных сил для защиты национальной ав­тономии (отряды же милиции были малочислен­ны), давление партии большевиков, вылившееся в дальнейшем в репрессии - все это затормозило развитие демократических процессов и, в конеч­ном итоге, привело к их уничтожению и форми­рованию жесткой командно-административной системы в стране.

 

Литература

  1. Алексеенко Н.В. Население дореволюционного Казахстана: численность, размещение, состав (1870-1914). А., С.90-94.
  2. Алаш-Орда. Сб. док-тов / Состав. Н. Мартыненко. - А., С.88.
  3. Там же.
  4. Башикова А.Б. У истоков казахской демократии: конституционализм в политико-правовом учении лидеров партии «Алаш» // Сб. мат-лов научно-практич. конференции «К 10-летию независимости Республики Казахстан». Алматы, С.136.
  5. История Казахстана с древнейших времен до наших дней. В 5 т Алматы, Т.4. С.123.
  6. Суд присяжных был введен в царской России еще в 1857 г императором Александром II и считался важнейшим ин­ститутом системы правосудия. (Л.Толстой поднимал тему суда присяжных в знаменитом романе «Воскресение», в котором главный герой Дм.Нехлюдов являлся присяжным заседателем).
  7. Советское государство и революция права. №1. С.9.
  8. История Казахстана с древнейших времен до наших дней. В 5 т Алматы, Т.4. С.124.
  9. Земства (земские учреждения) — выборные органы местного самоуправления (земские собрания, земские управы) в Российской империи. Они были введены земской реформой 1864 года. Функции земств были довольно широкими и касались решения административно-хозяйственных проблем: устройство школ, оборудование больниц, строительство дорог, пропа­ганда агрономических знаний, создание курсов «повышения квалификации» для врачей, учителей, агрономов, статистиков, развитие ремёсел, кустарного производства. Большевики не приняли земские учреждения в Казахстане в силу их высокого демократического потенциала
  10. Аманжолова Д. Движение Алаш в 1917 году. М., С. 18.
  11. Слово «Алаш» имеет несколько значений: улус, союз казахских племен (алты алаш, он сан алаш), казахский народ, боевой клич союза казахских племен.
  12. Алаш-Орда. Сб. док-тов / Состав. Н. Мартыненко. - А., С. 69.
  13. Башикова А.Б. У истоков казахской демократии: конституционализм в политико-правовом учении лидеров партии «Алаш» // Сб. мат-лов научно-практич. конференции «К 10-летию независимости Республики Казахстан». Алматы, С.135.
Фамилия автора: М.Ж. Ташенев
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика