Центральная Азия во внешней политике Европейского союза:водно-энергетический аспект

Исследование водно-энергетической проблемы в Центральной Азии в контексте интересов Европейского Со­юза необходимо для понимания позиций геополитических игроков в Центральноазиатском регионе. В статье анализируется современная политика ЕC в отношении стран Центральной Азии в сфере водных и энергетиче­ских ресурсов. Значительное внимание уделено вопросам обеспечения энергетических интересов Евросоюза в Центральной Азии, опыту ЕС в разрешении проблем трансграничных рек. Анализ внешней политики Евро­пейского Союза в регионе позволяет дать прогнозы в отношении европейской энергетической политики, ее влиянии на геополитическую и геоэкономическую ситуацию в Центральной Азии.

Рациональное использование водных ре­сурсов является важной составляющей устой­чивого развития всех стран Центральной Азии. Регион обладает большими запасами воды, бо­гатыми и разнообразными энергетическими ре­сурсами.

Ресурсы гидроэлектроэнергии сконцент­рированы в Кыргызстане и Таджикистане, рас­положенных в верховьях рек Сырдарьи и Аму­дарьи, а энергетические ресурсы расположены в Узбекистане, Туркменистане и Казахстане. Тенденция мирового развития состоит в том, что собственно экономический подъем и политиче­ская устойчивость все больше находится в зави­симости от энергообеспечения. Следовательно, вопросы водно-энергетических взаимоотноше­ний неотделимы от вопросов государственной безопасности, региональной устойчивости и экономического и финансового развития.

Центральная Азия - это конгломерат стран с достаточно большой плотностью народо­населения, критическим уровнем бедности, остро нуждающихся в ресурсах развития, что обуславливает формат сложившихся сложных взаимоотношений в водной и энергетической сфере.

Географические и климатические особен­ности Центральноазиатского региона обуслав­ливают неравное распределение водных ресур­сов. В бассейне Аральского моря формируется около 116 км3 воды. Главный поток (93,33 км3 или же 80,7%) формируется на территориях Таджики­стана и Кыргызстана, а наибольшее применение (85%) находит в странах, расположенных в низо­вьях рек - в Казахстане, Узбекистане и Туркмени­стане. Доля данных государств в формировании вод незначительна и равна всего 13,94 % от обще­го стока.

Основными источниками стока в Цент­ральной Азии являются ледники и снежники, которые гарантируют 25-30% ежегодного стока. Во время вегетационного периода, их доля в го­довом стоке составляет до 50% [1].

Центральноазиатский регион - один из са­мых интенсивных, демографически увеличи­вающихся ареалов мира. Ежегодный темп при­роста народонаселения составляет 1,5-2%. На сегодняшний день, регион ЦА является родиной для более чем 60 миллионов человек. Бесспор­но, что с ростом населения, будет увеличиваться потребление воды. Специалисты прогнозируют, что к 2030, повышение спроса воды в Средней Азии достигнет 15-20%.

Дефицит водных ресурсов в Центрально-ази­атском регионе, как правило, является причиной их нерационального распределения. Продолже­ние данного сценария может негативно отраз­иться на водной безопасности Центральноази­атского региона. Данный вопрос можно решить лишь с помощью скоординированных действий всех заинтересованных стран, на базе хорошо отлаженного регионального сотрудничества. Использование трансграничных вод необходи­мо распределять с помощью международных многосторонних соглашений, двусторонних со­глашений или обычного международного права.

Ситуация с согласованием водопользования в регионе настолько сложна, что, по нашему мнению, необходимо обратиться к опыту Евро­пейского Союза в сфере решения подобных про­блем.

Французский дипломат Пьер Морель, специ­альный представитель Европейского Союза по Центральной Азии так отзывался об опыте ис­пользования трансграничных рек Европы: «В Европе протекают такие большие трансгранич­ные реки, как Дунай, Рейн или Рона. Договор об их совместном использовании между странами Европы успешно работает уже более 100 лет. Конечно, условия коммерческого, политическо­го, общественного и экономического характера в Центральной Азии складываются пока совсем иначе. Поэтому ЕС готов делиться и уже делится своим опытом насчет разрешения проблем ис­пользования трансграничных рек, но учитывая специфику условий в Центральной Азии» [2].

Опыт ЕС убедительно доказывает, что стра­нам ЦАР необходимо договариваться не в рам­ках собственных границ, а в контексте бассейна рек в целом. Хотя следует признать, что для при­знания этих принципов самой Европе понадоби­лось почти семьдесят лет, главным из которых является - необходимость учета не только своих национальных интересов, но и готовность усту­пить часть суверенитета своим соседям в сфере использования потенциала трансграничных рек.

В 2007 г. Германия, являясь тогда председа­телем ЕС, инициировала Стратегию ЕС по Цен­тральной Азии. 22 июня 2007 г. руководители 27 государств - членов ЕС приняли документ под общим названием «Европейский Союз и Цен­тральная Азия: стратегия нового партнерства».

В этом документе впервые были изложены кон­цептуальные подходы ЕС в отношении развития сотрудничества с 5 государствами Центральной Азии (Казахстаном, Кыргызстаном, Таджики­станом, Туркменистаном, Узбекистаном). Разра­ботчики заострили внимание на том, что «боль­шая часть основных экологических проблем Центральной Азии связана с распределением, использованием и защитой качества водных ре­сурсов», и заявили, что «поощрение сотрудни­чества в сфере использования водных ресурсов может одновременно укрепить региональную безопасность и стабильность и поддержать эко­номическое развитие».

В Стратегии ЕС в отношении использования водных ресурсов были предложены следующие меры:

  • поддерживать внедрение компонента EECCA (Восточная Европа, Кавказ, Цент­ральная Азия) в «Водную инициативу ЕС» (EuWI-EECCA) для безопасного водоснабже­ния, санитарии и интегрированного использова­ния водных ресурсов;
  • способствовать трансграничному исполь­зованию речного бассейна, а также региональ­ному сотрудничеству в рамках «Экологической конвенции по Каспийскому морю»;
  • предоставлять особую поддержку инте­грированному использованию трансграничных водных ресурсов на поверхности и под землей, включая внедрение технологий более эффек­тивного использования воды (ирригация и др.);
  • расширять сотрудничество в соответ­ствующих рамках для упрощения финан­сирования инфраструктурных проектов, связан­ных с водными ресурсами, включая привлече­ние международных финансовых учреждений и фондов сотрудничества государственного и частного секторов;
  • поддерживать укрепление региональ­ного потенциала интегрированного исполь­зования водных ресурсов и производства гидроэнергии [3].

В рамках EUWI в 2008-2009 гг. была соз­дана специальная Объединенная экспертная группа с участием специалистов из стран Цен­тральной Азии и Европейского Союза. Евро­пейские функционеры советовали государствам Центральной Азии отказаться от строительства больших ГЭС из-за чрезмерных финансовых вложений и возможного нанесения ущерба окружающей среде [4].

Хотя на сегодняшний день сам ЕС не пред­лагает каких-либо конкретных проектов в сфе­ре возведения гидроэнергетических объектов в Центральной Азии, ограничиваясь ролью экс­перта либо консультанта.

В 2008 г. ЕС приступил к реализации I Ре­гиональной Программы развития в области водных ресурсов. Программа была рассчи­тана на 2009-2012 гг. и включала два проек­та: «Поддержка использования и управления трансграничными водоносными слоями» и «Интеграция водоносных слоев для совмест­ного использования водных ресурсов Фер­ганской долины с целью усовершенствования использования объединенных водных и зе­мельных ресурсов» (на каждый из этих про­ектов выделялось по 2 млн. евро) [5].

Региональная координация и поддержка для повышения уровня регионального сотрудниче­ства между Евросоюзом и Центральной Азией в области охраны окружающей среды и водных ресурсов (WECOOP) была запущена в январе 2012 года с целью обеспечения стабильности и безопасности в регионе. WECOOP также спо­собствует снижению уровня бедности и повы­шению уровня жизни в рамках Целей развития тысячелетия. Данный проект способствует и со­действует более тесному региональному сотруд­ничеству как внутри Центральной Азии, так и между Центральной Азией и ЕС, в частности, в энергетической, транспортной сфере, в области высшего образования и водно-экологического сектора [6].

Таким образом, Европейский Союз под­черкивает важность регионального сотруд­ничества по вопросам воды, окружающей среды и энергетики в Центральной Азии.

На сегодняшний день особенно актуальны­ми для ЕС являются энергетические вопросы, касающиеся обеспечения собственной энерге­тической безопасности и необходимости дивер­сификации поставок энергоносителей. В этой связи особый интерес для Европейского союза представляют нефтегазовые ресурсы Централь­ной Азии, прежде всего, Казахстана и Туркме­нистана. Кроме того, в систему интересов ЕС в Центральной Азии входит эксплуатация тран­зитного транспортного потенциала региона с целью развития трансконтинентальной транс­портной структуры для содействия торговле между Европой, Центральной Азией и Китаем.

Итак, на политику ЕС в Центральной Азии оказывает сильное влияние энергетический фак­тор. По очевидным причинам ЕС полагается на Центральную Азию как на стабильный ис­точник природных ресурсов. В ближайшем бу­дущем отношения между Центральной Азией и ЕС будут зависеть от геоэкономических и гео­политических факторов. Это может иметь как положительное, так и отрицательное влияние на отношения между Европой и Центральной Ази­ей. Многое зависит от политической воли субъ­ектов, участвующих в этих геополитических тонкостях, хотя неоспорима одна вещь: Европа и Центральная Азия необходимы друг другу по объективным причинам [7].

В сфере обеспечения энергетической без­опасности, в рамках новой стратегии выбран курс на диверсификацию энергетических векто­ров стран Европейского союза, который должен способствовать уменьшению зависимости ЕС только от одного поставщика, расширяя источ­ники энергопоставок, путей снабжения, способ­ствуя также увеличению запасов нефти и газа. Это позволит уменьшить риски энергетического голода.

Европейская энергетическая дипломатия пе­реживает серьезную трансформацию. На фоне нарастания напряжения в нестабильных регио­нах мира, революциями в странах Северной Аф­рики и Ближнего Востока, которые долгое вре­мя являлись для ЕС основными поставщиками энергоресурсов, увеличивающегося желания освободиться от зависимости России и стран ОПЕК в импорте, увеличения спроса на углево­дороды как главного источника энергии и в Ев­ропе, и в мире в целом, Центральная Азия стано­вится еще более привлекательной и интересной для ЕС, что также нашло отражение в принятой стратегии ЕС для Центральной Азии, рассчи­танной на 2007-2013 гг.

Регион Каспия и Центральной Азии не явля­ется равносильным энергетическому потенциа­лу России, однако может выступать в качестве еще одного важного альтернативного источника нефтяных и в особенности газовых ресурсов. Диверсификация газового импорта Евросоюза в будущем к 2020 г. благодаря проделанной ра­боте может привести в дополнение к 150 млрд кубометрам российского газа еще 300 млрд кубометров.

ЕС заинтересован в энергетических возмож­ностях региона. Влияние энергетического фак­тора, во-первых, сказалось на выборе стратеги­ческих партнеров для ЕС в регионе. Еще в то время, когда отношения с центральноазиатски­ми странами были на этапе становления (пер­вая половина 1990-х гг.) энергетический аспект сыграл свою ключевую роль. Прежде чем при­нять решение о сотрудничестве с государства­ми Центральной Азии, ЕС тщательно оценивал экономические преимущества и значение ЦАР в сфере безопасности. И хотя употреблялся об­щий термин «политика в Центральной Азии», отношения дифференцировались: страны, бо­гатые энергетическими ресурсами были более предпочтительны. Поэтому более интенсивные связи и больший интерес наблюдаются в отно­шении трех стран - Казахстана, Туркменистана и Узбекистана - которые обладают значитель­ным количеством энергетических ресурсов. Можно выявить ряд факторов, определяющих сотрудничество ЕС и Казахстана. К ним можно отнести следующие:

  1. Растущий спрос на углеводороды как глав­ного источника энергии и в Европе, и в мире в целом обуславливает увеличение зависимости стран Европейского Союза от импортных энер­горесурсов.
  2. Желание освободиться от зависимости России и стран ОПЕК в импорте побуждает ЕС диверсифицировать энергетические поставки.
  3. Нестабильность поступления российских нефти и газа через территорию Украины, что угрожает энергетической безопасности ЕС.
  4. Стабильная политическая и экономическая ситуация в Республике Казахстан, развитое за­конодательство в области финансовой системы, рынка труда и защиты иностранных инвестиций.

В этих условиях Казахстан как перспектив­ный и выгодный экспортер энергетических ре­сурсов получает большие возможности для обсуждения и принятия реальных договоров в рамках задачи обеспечения энергетической без­опасности ЕС.

Укрепление позиций ЕС было бы жела­тельным в контексте создания противовеса чрез­мерному влиянию США, России и КНР. Широ­кое экономическое вовлечение ЕС в Каспийский регион могло бы способствовать стабилизации политической ситуации в этом районе.

В свою очередь, в результате успешной ре­ализации идеи создания единой европейской энергетической системы и стратегии энергети­ческой безопасности ЕС, центральноазиатские страны могут получить гарантированного и бо­гатого потребителя своих энергоресурсов.

В этой связи, именно Евросоюз может стать тем недостающим звеном в процессах междуна­родного взаимодействия в центре Евразии, ко­торое придаст им стабильно позитивный вектор дальнейшего развития в интересах всего конти­нента. Однако для этого Европе следует уделять на порядок большее внимание евразийской по­вестке дня и, в первую очередь, Центральной Азии, где наиболее ярко и полно представлены и пересекаются интересы России и Китая в сфе­рах политики, экономики и безопасности, и уже имеет место устойчивая тенденция российско­китайского сотрудничества [8].

С одной стороны, реализация планов Набук- ко и Транскаспийского трубопроводов создают для ЕС благоприятный шанс для обеспечения поставок по этим направлениям. Но, с другой стороны, соперничество России и особенно Ки­тая, скорее всего, создадут серьезную опасность для Европейской стратегии.

Пути сотрудничества ЕС и стран ЦА в энер­гетической сфере:

  • диверсификация проектно-инвести­ционной деятельности нефтегазовых евро­пейских компаний (приоритетное направление должны получить проекты, направленные на переработку углеводородов);
  • создание совместных предприятий (СП), занимающихся переработкой углеводородного сырья на территории стран Центральной Азии;
  • ориентация на глубокую переработку газа путем создания сети газохимических произ­водств на территории стран Центральной Азии вблизи газовых месторождений;
  • тесное сотрудничество в атомной отрасли.

Таким образом, стратегия Европы направлена на укрепление отношений со странами Централь­ной Азии с тем, чтобы обеспечить свободный до­ступ на энергетический рынок. Тем не менее, как отмечают многие специалисты, изучающие отно­шения Центральной Азии и ЕС, Евросоюз пока далек от региона Центральная Азия. Европе при­дется сделать немало для того, чтобы занять проч­ные позиции на энергетическом рынке, так как Центральная Азия и Казахстан находятся не толь­ко в сфере интересов ЕС. В регионе присутствуют не менее сильные и значимые на мировом энер­гетическом рынке государства. Для закрепления своих позиций в Центральной Азии ЕС придется побороться с другими крупными претендентами на обладание энергетическими ресурсами этого региона.

Но, важность участия Европы в региональ­ной политике состоит в том, что с помощью сво­их принципов и методов проведения внешней политики и диалога с другими странами, ЕС сможет предотвратить жесткую борьбу за об­ладание энергоресурсами и сохранить стабиль­ность в регионе Центральной Азии, не допустив преобладания какой-либо одной державы.

 

Литература

  1. Камолидинов А. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и роль Таджикистана в их решении // http:// khovar.tj/rus/society/34565-vodno-energeticheskie-problemy-centralnoy-azii-i-rol-tadzhikistana-v-ih-reshenii.html
  2. Грозин А.В. Водные проблемы Центральной Азии: «сегодня» и «завтра» // http://www.materik.ru/rubric/detail. php?ID=2836&print=Y
  3. Европейский Союз и Центральная Азия: Стратегия нового партнерства // http://eeas.europa.eu/central_asia/docs/2010_ strategy_eu_ centralasia_ru.pdf
  4. Ядуха В. ЕС вмешался в водные войны // РБК daily. http://www.rbcdaily.ru
  5. Central Asia environment // European Commission. External Cooperation programmes. // Mode of Access: http://ec.europa.eu/ europeaid/where/asia /regional-cooperation-central-asia/environment/ca_environment_en.htm
  6. Европейский Союз выделил гранты для укрепления системы управления водными ресурсами и повышения осведом­ленности населения о проблемах окружающей среды (10/02/2012)// http://eeas.europa.eu/delegations /kazakhstan/press_corner/ all_news/news/2012/20120210_1_ru.htm
  7. Laumulin М. The European Union and Its Central Asian Strategy // Central asia affairs.- 2012. - №3. -P.3-15.
  8. Парамонов В. Россия, Китай и ЕC в Центральной Азии //http://www.ceasia.ru/prezentatsii/rossiya-kitay-i-ec-v-tsentralnoy- azii.html
Фамилия автора: Г.А. Мовкебаева, А.З. Курганбаева
Год: 2013
Город: Алматы
Яндекс.Метрика