Этнография Казахстана как инструмент воспитания современной молодежи

В статье отмечено, что в воспитании молодого поколения и формировании казахстанского патриотиз­ма важную роль играют этнографические знания, научные исследования казахской степи, номадизма, родоплеменной организации казахов. Определено, что зарубежные путешественники, открывая коче­вую культуру казахов, публиковали научные результаты в различных периодических изданиях науч­ных и географических обществ, издавали целые книги. Автор подчеркивает, что данные материалы, до сих пор неизвестные отечественным исследователям, могут быть использованы в этнопедагогике. 

На церемонии награждения победителей Национального конкурса «Мерешп отбасы» Президент РК Н.А.Назарбаев сказал: «В середине XXI века самыми развитыми государствами окажутся те, в которых абсолютное большинство семей будет жить в спокойствии и достатке. Будет воспитывать детей, давать им качественное образование, проявлять заботу о старших поколениях, вести здоровый образ жизни» [1].

В воспитании нового поколения казахстанцев одно из приоритетных мест отводится истории и этнографии Казахстана. Уважение старшего поколения и забота о нем были в основе семейного и школьного воспитания казахских детей с давних времен. В настоящее время история и этнография Казахстана стали одним из инструментов воспитания современной молодежи. Исторический и этно­графический материал о казахах в исследованиях зарубежных ученых, путешественников, географов, писателей может быть использован в школах, в высших учебных заведениях.

Кочевое общество казахов рассматривалось зарубежными исследователями как некий социаль­ный организм, развитием которого управляют свои специфические законы природы и исторического процесса. Описание кочевого скотоводства как основной отрасли материального производства каза­хов в XIX в. и первые десятилетия XX в., с той или иной глубиной интерпретации его социально-экономической сущности, присутствует во многих статьях западных авторов: «Киргизы занимаются исключительно скотоводством и, говорят, известны своей скрупулезной честностью. Длинный, грубо сшитый плащ (килат) и штаны из грубой верблюжьей шерсти составляют их одежду. Головные убо­ры напоминают чепец старой женщины в форме усеченного конуса, расширенный в задней части шеи примерно на семь дюймов. В зависимости от ранга и богатства владельца она (одежда. — переводчик) вышита различными мехами и т.д. Отверстие в конусе головного убора предусмотрено для вентиля­ции головы» [2].

Киргизская музыка очаровывала европейских путешественников. Вот одно из описаний путеше­ственника С.Гедина: «...Музыка была монотонной и грустной, но она хорошо гармонизировала с окружением и настроением, на которое она вдохновляла. Одним словом, она была типично азиат­ской. Я сидел и слушал ее с удовольствием, отдавая мое воображение в плен музыке, мягкому сто­нущему ночному ветру, нежному потрескиванию костра. Следовало бы в течение долгих лет многие и многие ночи тратить время, слушая мечтательные звуки этого примитивного киргизского инстру­мента!» [3].

Английский полковник и писатель Р.Гобболд, имя которого малоизвестно в отечественной исто­рии, так описывает жилище киргизов: «Аул (кибитка) состоит из деревянного каркаса, имеющего изогнутую форму. Установив на земле остов, его покрывают войлоком, сделанным из шерсти яка или верблюда.

Через круг, образующий потолок, выходит дым от очага. Эти аулы (или кибитки) очень прочные и выдержат почти любой ураган или пыльную бурю. Общий вес составляет 200-250 кг, это грузо­подъемность всего лишь одного верблюда. Киргизы — мусульмане. Примечательно, что они прово­дят зимы на высокогорье, в теплую погоду ища убежища в более высоких, но узких долинах. Киргиз­ских женщин меньше, чем мужчин, и численность населения почти стабильна» [4].

Молодое казахстанское поколение, которое «растёт в новой, независимой стране., молодежь — опора нашего будущего. Государство открыло перед новым поколением все двери и все пути», — особенно подчеркнул Президент РК Н.А.Назарбаев в Послании народу Казахстана «Нұрлы Жол» [5]. Подрастающему поколению казахстанцев небезынтересно будет узнать о традиции казахов стирать белье. Данная тематика не нашла соответствующего отражения у казахстанских этнографов.

Странным образом, но опыт стирки белья кочевников-киргизов нашел отражение на страницах американских газет: «Кочевники-киргизы на севере Памира имеют привычку быть чистыми, хотя же­сткая вода далека от того, куда можно погрузить одежду. Одетые в шерстяную одежду, они изобрели в высшей степени искусство валяния. Везде, где татары расположили свой лагерь, одно из первых дел, которое они наметили, это валяние во дворе, где очищается каждая тряпка. Это не стирка — это грубое и простое действие, но зато получается чистая одежда» [6].

Хотя соколиная и орлиная охота были развлечением во многих странах мира, но большая часть штата Канзас занята Великими равнинами, что делает его немного схожим с казахскими степями по масштабам пространства. Канзасская газета «Western Kansas World» описывает орлиную охоту киргиза: «. киргиз тащит летать орла над волками. Ремешок из толстой кожи крепится вокруг каж­дой ноги птицы, позволяя летать на расстоянии 10 дюймов.

Волк замечает летящего орла. Как только птица хватает животное, она твердо ставит одну ногу в область поясницы, а другую тащит вдоль поверхности земли, хватаясь за камни, сорняки, или то, что дает ей небольшую основу. Если волк поворачивается, орел клюет его глаза мощным клювом. Тяжелая ноша на спине животного заставляет его идти так медленно, что охотник вскоре настигает его. Выжидая, он ударяет волка хлыстом или ножом» [7].

«Есть великое понятие — Родина, — поделился сокровенным Президент РК Н.А.Назарбаев во время интервью у подножия Улытау. — Поэтому надо знать свою историю. Будущее народа, который не знает и не чтит свою историю, весьма туманно» [8].

Известный французский путешественник Гийом Капю, бывший во главе французской научной миссии в Центральной Азии по поручению своего правительства в конце XIX в., в книге «Крыша ми­ра» написал проникновенные слова: «Крик моей души: «Путешественники Европы и рабы цивилиза­ции, вы не знаете шарма юрты, ни мелодии до-мажор чайника, ни казана для плова, ни завываний бури и всей поэзии номадической жизни, яркие воспоминания о которых оставляют у меня всегда сожаление о прошлом, которое никогда не сможет быть будущим» [2; 96].

По его мнению, Центральная Азия и казахские степи открыты для прогресса, так как новые фак­торы цивилизации пришли с севера, пересекая степи и пустыни, которые отделяют Туркестан от Си­бири и Урала. Его поразили такие просторы, «где тебя никто не остановит, нет препятствий для про­движения людей и вьючных животных». Здесь автор выражает точку зрения о влиянии географиче­ского фактора на административную организацию общества и его культуру [2; 1].

Одна из заслуг исследователя в том, что он подробно описал французскому читателю быт, тра­диции, обычаи алайских киргизов. «На протяжении столетий алайские киргизы кочуют со своими семьями в верхние долины, проходя труднодоступные места, чтобы вернуться на зимние кочевки, используя ту же дорогу... Кара-киргизы с многочисленными стадами кочуют с летней на зимнюю ко­чевки и обратно» [2; 7]. Имена Батыр-бека, волостного киргизов из Ягульчи (район Оша), его брата Камчи-бека, Рахмета, Менаса, Садыка надолго останутся во французской истории путешествий.

Ему нравится домбра: «Киргизский инструмент, расщепленный из тонкого камышитового ство­ла, воспроизводил примитивные звуки, но полные смысла».

Вот характеристика киргизской женщины, данная французским путешественником: «Женщина у мусульман Средней Азии мало почитаема, она редко принимает участие в политической и социаль­ной жизни, мать мало руководит сыновьями, жена мало привязана к мужу, но ее качества заслужива­ют уважения и преданности людей племени, ее народа. Ее глаза сияют, когда она их поднимает, и это заставляет уважать еще больше этот дикий народ, который сначала выслушает военные добродетели, только затем мудрость из уст интеллигентной женщины».

Эти глубоко проникновенные слова французского исследователя передают, по моему мнению, дух казаха-номада, дух казахской степи, так важные для молодого казахстанского поколения: «Все номады, живущие под большим небом, в высшей степени божественные существа, свободные в своей свободе, дети равнин, где ни взгляд, ни движение, ни мысль не встречают препятствий. Легкий ветер качает волнами серебристую траву степи [ковыль] и камышей Балхаша, ветер поднимает столбики пыли, зимой степь покрывается легкой корочкой льда. Таковы киргизы, скачущие рысью в степи под мелодии их инструментов, таковы были гунны и всадники Чингиз-хана, надвигающиеся как буря на народы Запада» [2; 130].

Географическое неизвестное, тайна цивилизаций центральноазиатского региона, загадка души народов и желание познать их духовный мир — причины, которые двигали французами в изучении Средней Азии, которое активизировалось с начала XIX в. в связи с созданием Географического об­щества Парижа (1822 г.) и Азиатского общества (1824 г.). Во второй половине XIX в. успех русской колонизации в Туркестане подталкивал французов чаще посещать регион. Историческая конфронта­ция русской колонизации северной и английской — южной части центральноазиатского региона скрывала за собой лингвистическое, историческое и культурное единство народов. Археологи, геоло­ги, географы, картографы и офицеры направлялись в регион для открытий и славы. Сюда устремля­лись французские инженеры, военные, торговцы и туристы, которые с интересом наблюдали за строительством транскаспийской железной дороги. 27 мая 1888 г. Наполен Ней, внук маршала Нея, присутствовал при первом гудке локомотива, всего в нескольких сотнях метров от могилы Тимура. По выражению Н.Нея, «столица великого Тимура стала русским вокзалом: таковы капризы истории».

Французский путешественник Феликс де Рокка, посетивший центральноазиатский регион в са­мом конце XIX в., отмечает, что «осуществится судьба Центральной Азии к новой жизни, и, таким образом, подтвердится еще раз всеобщий и неоспоримый принцип существования природы: создание путем пожертвования» [9; 4].

Путешественника поразила мужественность и самоотверженность казахских женщин. Эти каче­ства, как указывает Ф. де Рокка, заметили еще в VIII в. европейские путешественников. «Женщина всегда играла большую роль у казахов. Все делает по дому, у нее на все есть силы, отсюда независи­мость и закрытость ее характера. Она никогда не закрывает лицо, как таджикские женщины. В своем роду ее мнение играет роль. Она отличается от турецкой женщины в гареме, хотя это одна и та же мусульманка-азиатка... В случае войны они готовы защищать свои кибитки... Однако наличие калы­ма, различающегося для богатых и бедных, — признак зависимости женщины, мужья нежно называ­ют своих жен «карлыгаш, сарыкыз, жибек» [9; 176].

Исследователь выделяет институт семьи у киргизов, имеющий большое влияние: «Здесь рано женились и выходили замуж, т.к. дети рано созревали, благодаря хорошему мясному питанию — ко­нине и говядине» [9; 179].

В преддверии проведения международной выставки в Астане ЭКСПО-2017 для современной молодежи будет интересно знать, что казахская степь, будучи в составе Российской империи, прини­мала участие в международных выставках XIX в. Первая всемирная выставка в Париже прошла в 1855 г., затем последовали выставки в 1867, 1878, 1889 гг., когда отмечалось 100-летие Французской революции, 1900 (1873 г. — в Вене, в 1876 г. — в Филадельфии). Париж становился важным экономическим и культурным центром не только страны, но Европы и мира.

В 1875 г. в Париже проходила Международная выставка морской и речной промышленности, на которой были представлена не только промышленная продукция, но и продукты питания. Как пишет корреспондент французской газеты «Le Figaro» А.Тансе, кумыс был завезен во Францию с 1874 г. Он дает отличные характеристики кумысу: «. кумыс Эдвард применяется нашими врачами для борьбы с хроническими заболеваниями груди, а также там, где он может быстро восстановить организм.

Его восстанавливающие и питательные качества делают из него превосходный напиток, ценное средство для женщин, которые кормят. По мнению компетентных людей, нет другого средства, кото­рым быстро откармливают, больные желудки могут с легкостью его переварить». Не забыты его ле­чебные действия при легочных заболеваниях, что было хорошо известно в России. Автор даже ука­зывает адрес в Париже, где он производился: ул. Прованс, 44. И автор призывает правильно исполь­зовать кумыс и продолжить начатые ведущими учеными исследования по его целебным свойствам [10].

Через два месяца этот же корреспондент в новой статье о кумысе характеризует его как «драго­ценный напиток киргизов», который занимает одно из первых мест в современной терапии в лечении легочных заболеваний и анемии. Автор продолжает идею широкого использования этого ценного напитка [10].

Такие факты, как использование кумыса при лечении Президента Америки Гарфилда и Ее Вели­чества королевы Елизаветы Румынской, должны расширить этнографические компетенции молодых казахстанцев [11].

Практические знания о скачках, в которых принимали участие киргизские лошади, должны рас­ширить исторические и этнографические компетенции молодого поколения казахстанцев. В англий­ском городе Ньюмаркете в 1883 г., где победила некая лошадь под именем Кумыс, принадлежала ба­рону Ротшильду [12]. Английский город Ньюмаркет совершенно уникален. Это город с богатой ко­ролевской историей, с породистыми скаковыми лошадьми. Это город скачек — «спорта королей», откуда он был экспортирован по всему миру. Жокей-клуб Ньюмаркета в 1752 и 1809 гг был самым влиятельным регулятором британских скачек.

А лощадь под именем Стетоскоп, принадлежащая господину Лефевру и которую победил Ку­мыс, не могла быть, по правилам, предложена на аукционе. Следовательно, такой лошадью мог стать Кумыс.

Известно, что Ротшильды, всемирно известная банковская династия, были большими любителя­ми и ценителями чистокровных лошадей. По-видимому, эта лошадь принадлежала Эдуарду Альфонс Джеймс де Ротшильду (1868-1949), правнуку основателя династии Майера Амшеля Ротшильда (1744-1812). Эдуард де Ротшильд имел большую конюшню, и питомцы его конного завода завоевали массу призов на самых известных скачках. Кроме того, он был известным меценатом.

Еще один французский автор А.Улар так описывает гонки в степи: «Когда вечером мы прибыли в место, где находился финиш и где были разбиты палатки ханского суда, обзор был великолепным. Вдоль холмов и на другой стороне, на берегу реки, и дальше на равнине до горизонта, живописные группы лагерей выстроились в огромный ипподром. Длинной цепью, привязанные веревками от стойки к стойке, многочисленные лошади покрывали степь. Со всех сторон прибывали люди .

Это происходило в самый разгар мероприятия и сопровождалось тысячами мужчин, женщин и детей верхом на лошадях, скачущих на сумасшедшей скорости, кавалькада-чудовище прошла вниз по кру­тому склону последнего холма».

Его рассказ дополняется описанием кумыса: «Ночь прошла в празднествах. Кумыс, вкусный на­питок из кобыльего молока... Хан повелел, чтобы на следующее утро было запланировано пять ос­новных скачек» [13].

Сегодня история и этнография в Казахстане стали действенным инструментом воздействия на воспитание и сознание молодого поколения казахстанцев, которым строить и жить в новом процве­тающем Казахстане.

 

 

Список литературы

  1. Назарбаев Н.А. Речь на открытии Национального конкурса «Мерейп отбасы» // Казахстанская правда. — 2014. — 19 сент.
  2. Capus G., en sci., charge de missions sciemtifiques. Le toit du monde (Pamir). Ouvrage ill. de 31 gravures sur bois et d'une carte. — Paris: ^cherte, 1890.
  3. Hedin Sven. Kirghiz music // The evening bulletin. — 1898. — December — P. 2.
  4. CobboldRalph P. Innermost Asia — Travels and Sport in the Pamirs. — London,
  5. Назарбаев Н.А. Послание народу Казахстана «Нурлы жол — путь в будущее» // Казахстанская правда. — 2014. — 12 нояб. — С. 1-2.
  6. The Profession of Laundress in Many Country // The Sun. — 1906. — July — Р. 6.
  7. Eagles and Their Prey // Western Kansas World. — 1888. — May — P. 1.
  8. Назарбаев Н.А. Размышления у подножия Улытау // Казахстанская правда. — 2014. — 26 авг. — С. 1.
  9. Rocca F., de. De l'Alaiа l'Amou-Daria. — Paris: Paul Ollendorf, — P. 4.
  10. Tence Alfred. Visite au palais de l'industrie // Le Figaro. — 1875. — 30.08 (Numero 241). — 2.
  11. Hors Paris // Le Figaro. — 1895. — 29.06 (№ 180). — 1.
  12. Milton R. Courses a Newmarket // Le Figaro. —1883. — 11.04 (Numero 101). — 6.
  13. Le grand steeрle-chase мongol // Le Figaro. — 1901. — 10.06 (Numero 161). — P. 5.
Фамилия автора: З. Д .Шаймарданова
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Педагогика
Яндекс.Метрика