Оценка ведущих факторов в развитии девиантных состояний у подростков г. Астаны

Представлены материалы по оценке проявлений девиантных состояний у подростков г. Астаны. Опрос и психологическое тестирование свидетельствуют о ведущей роли в состоянии тревоги и дис­баланса взаимоотношений в семье, усугубляющих внутреннюю тревогу подростка. Несоблюдение требований МОН РК по учебной нагрузке способствует развитию у них признаков утомления. Авторы отмечают, что профилактическая работа по коррекции должна основываться на смягчении воздейст­вия стрессовых событий, выявлении внутренних ресурсов членов семьи, что в дальнейшем будет оп­ределять формы и методы работы психологов и подростковых врачей. 

Введение

Организм подростка, находящийся в процессе морфологического и функционального развития, в большей степени подвержен влиянию стресс-факторов, особенно в неблагоприятных экологических условиях и возрастающей школьной нагрузки [1, 2].

Многочисленные исследования свидетельствуют о неблагоприятном и резко ухудшающемся со­стоянии психического здоровья молодежи, причем наблюдается тенденция резкого возрастания забо­леваемости именно пограничными нервно-психическими расстройствами [3-7].

Целью работы явилась оценка ведущих факторов в развитии девиантных состояний у подрост­ков г. Астаны.

Материалы и методы

В рамках исследований были опрошены 75 детей школ-гимназий, в том числе проведена оценка расписаний и организации учебной нагрузки. Психологическое тестирование девиантных состояний оценивалось по шкале проявлений тревожности (The Children's Form of Manifest Anxiety Scale, CMAS), разработанной A.Castenada et. al. (1956), адаптированной А.М.Прихожан (1994), шкале проявлений тре­вожности для подростков (Manifest Anxiety Scale (MAS)), разработанной Дж.Тэйлором (1953), адапти­рованной Т.А.Немчиным (1966), а также по методике оценки семейной социограммы [8].

Комплексная оценка условий обучения в общеобразовательных учреждениях проводилась по методике А.Г.Сухарева, Л.Я.Каневской (2002) с применением ранговой шкалы трудности предметов И.Г.Сивкова (1975) [9]. Проведен анализ расписаний 2-х школ-лицеев г. Астаны с углубленным обра­зовательным процессом по профилям: гуманитарный, физико-математический, химико-биологи­ческий, информационно-технологический.

Оценка проводилась по характеру распределения учебной нагрузки за 2014-2015 учебный год. Анализировалась учебная нагрузка с 5 по 11 классы: пятиклассников (по расписанию 9 классов), шестиклассников (по расписанию 9 классов), семиклассников (по расписанию 6 классов), восьми­классников (по расписанию 5 классов), девятиклассников (по расписанию 7 классов), десятиклассни­ков (по расписанию 6 классов), одиннадцатиклассников (по расписанию 5 классов).

Анализ включал оценку характера распределения предметов по видам профиля, а также оценку соотношений предметов на неделю и учебный год по уровням сложности.

Все профилирующие предметы были сгруппированы по рейтингу сложности от 5 до 20 у.е.

Профилирующие предметы по урокам распределились следующим образом:

  • математические предметы (логика, информатика, математика, геометрия);
  • естественные предметы (физика, химия, биология, черчение, естествознание, география);
  • гуманитарные предметы (казахский язык, казахская литература, русский язык, русская литера­тура, английский язык, французский язык, история Казахстана, всемирная история, экономика, физическая культура, пение, изобразительное искусство).

Каждый урок имел свой балл по степени трудности: математика, русский язык (для националь­ных школ) — 11 баллов; иностранный язык — 10 баллов; физика, химия — 9 баллов; история — 8 баллов; родной язык, литература — 7 баллов; естествознание, география — 6 баллов; физкульту­ра — 5 баллов; труд — 4 балла; черчение — 3 балла; рисование — 2 балла; пение — 1 балл. При оценке расписания уроков подсчитывалась сумма баллов по дням недели в отдельных классах, затем нагрузка изображалась графически.

Статистическая обработка материалов проводилась с помощью статистического пакета «Statistica», версии 5.5. Проверка на нормальность распределения измеренных переменных осуществ­лялась с помощью теста Шапиро-Уилка. Поскольку было выявлено нормальное распределение пере­менных, нами применялись параметрические методы (t-Стьюдента) для зависимых выборок. Результа­ты обработки представлены в виде среднего значения (М) и стандартного отклонения (s) [10].

Результаты и их обсуждение

Опрос показал, что проблемы существуют в семьях, где пьющие родители. Первоначальная ди­агностика показывает, что подростки ощущают сложности, отмечается фиксация на прошлом и страх перед будущим. В основном подросток прячет свои чувства, скрывает отношения в семье (36 %).

В семьях прослеживается насилие, отсюда постоянная тревожность, что, в конечном счете, пре­пятствует движению к эмоциональной зрелости и умственному здоровью (56 %). Ребенок чувствует нехватку душевного тепла дома, и это ведет к тому, что подростки ищут теплоту в окружении (35 %), двойное желание независимости и защиты в рамках окружения (15 %), желание найти согласие и равновесие с окружающими (48 %).

Наблюдаются пропасть между реальной жизнью и жизнью в фантазиях, уход от реальности, не соответствующей желаниям, попытка убежать от нее в мечты и игры, недостаток контакта с внешним миром, где в ответах жизнь повседневная и духовная были малосвязанными.

На рисунках прослеживались трудности самовыражения в отношениях с близкими: «мне трудно найти своё место», «меня не замечают» или: «мне и без них неплохо», «я не стремлюсь найти здесь своё место». Подросток «не видит» себя в структуре семьи, не чувствует свою нужность и ценность. Думаем, что это может быть одной из причин побегов из дома.

Результаты показали, что проблемы были не только в семьях, где употребляют алкоголь, но и в благополучных семьях. В таких семьях, где наблюдаются проблемы в виде частых ссор родителей, ребенок находится в страхе, поэтому в ответах дети написали (62 %), что «я хочу, чтобы мама с па­пой не ругались», «хочу, чтобы они понимали друг друга». Чувство недостатка эмоциональной теп­лоты дома была ведущей проблемой в таких семьях. В статусе это проявилось внутренней тревогой, подозрительностью, боязнью быть покинутым (особенно при разводе родителей).

В семьях, где отсутствовал один из родителей или оба родителя, ребенок не чувствует себя в безопасности, и это проявилось в ответах желанием оградить себя от опасности. Подросток чувст­вует нехватку душевного тепла дома, потребность в интеллектуальном защитном контроле, что явля­ется причиной развития у него в статусе признака чрезмерной осторожности и защиты. Такие дети стремятся не принимать никакой критики, заглушать ее, соответственно у них растут внутренняя тре­вога, подозрительность и боязнь быть покинутыми.

У детей из неполных семей, где отсутствует отец, при тестировании проявились потребность в мужской заботе (папе), отсутствие тепла в психической сфере или наличие конфликта с важным человеком мужского пола.

При безработных родителях, или хотя бы одного из них, ребенок бессознательно выражал себя в символическом виде неустойчивость личности, построенной больше на слабом, ненадежном осно­вании.

Таким образом, «проблемными зонами» по опросам были: алкоголизм родителей; отсутствие ра­боты у одного или обоих родителей; насилие в семье; нарушение детско-родительских отношений и безнадзорность.

Анализ учебной нагрузки показал, что обучение проходит в две смены: первая смена длится с 8:00 до 14:10 часов, вторая — с 12:50 до 18:55 часов по расписанию. Продолжительность занятия составляет 45 минут. За смену количество перемен составляет 7, из них 6 коротких, по 5-10 минут, между 3 и 4 уроком — большая перемена продолжительностью 20 минут.

Отдых учащихся протекает без элементов активного отдыха и организации. Контингент учащих­ся — около 2635 человек.

Ниже представлен рейтинг нагрузок обучения с учетом профилирующих предметов (рис. 1).

Рейтинг сложности профилирующих предметов

Распределение недельной нагрузки предметов в часах

Рисунок 1. Рейтинг сложности профилирующих предметов

Как видно из рисунка 2, максимальная недельная нагрузка была у учеников 9-го класса, затем следуют 10-й и 8-й классы.

В целом процентное соотношение предметов показало, что 56 % в лицеях составляют классы с гуманитарным уклоном, 23 % — с математическим и 21 % — с уклоном в области естествознания.

Как видно из рисунка 3, в течение недели у учащихся 8-10 классов максимально загруженными предметами по уровню сложности были вторник и пятница, — нагрузка составила в среднем 75 бал­лов. Нагрузка скачкообразная и держится на высоких уровнях — от 50 до 78 баллов (выше среднего). Наименее загруженной была среда — для 8-9 классов нагрузка составила 32 балла. Следует отме­тить, что у 10 классов этот день достигал 70 баллов по сложности предметов.

Ранжирование предметов

В целом следует отметить, что в распределении учебной нагрузки не соблюдаются требования по рекомендуемой максимальной нагрузке дней в неделе — вторник и среда [11]. В нашем случае максимальная нагрузка присутствует во вторник, четверг, пятницу, что не соответствует физическим ритмам работоспособности учащихся. В конечном итоге, это способствует развитию у учащихся ран­них признаков утомления.

Выводы

  1. Взаимоотношения родителей усугубляют внутреннюю тревогу подростка и способствуют раз­витию у них депрессивных состояний.
  2. Характер и распределение учебных нагрузок без соблюдения рекомендованных Министерст­вом образования требований усиливают психобиологический фон, так как нагрузка не соответствует физическим ритмам работоспособности учащихся, что способствует развитию у них ранних призна­ков утомления.

«Кризисное вмешательство» должно основываться на смягчении воздействия стрессовых собы­тий, на оценке состояния дисбаланса с выявлением внутренних ресурсов членов семьи, на основе ко­торых нужно определять формы и методы работы с подростком.

Работа выполнена по грантовому финансированию научных исследований МОН РК по приори­тету «Наука о жизни» (2015-2017 гг.).

 

 

Список литературы

  1. Тимербулатов И.Ф., Зулькарнаев Т.Р., ЮлдашевВ.Л., ПиваргоЕ.А. К вопросу изучения факторов риска пограничных психических расстройств у школьников // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2008. — № 6. — С. 17-19.
  2. Олейчик И.В. Психопатология, типология и нозологическая оценка юношеских эндогенных депрессий (клинико-катамнестическое исследование) // Неврология и психиатрия. — 2011. — № 2. — С. 10-18.
  3. Lewis C.C., Simons A.D. Adolescent depression. The International Encyclopedia of Depression / Ed. by R.E.Ingram. — New York: Springer Publishing Company, — P. 5-9.
  4. Zuckerbrot R.A., Cheung A.H., Jensen P.S. et al. and the GLAD-PC Streering Group. Guidelines for Adolescent Depression in Primary Care (GLAD-PC): I. Identification, Assesmant, and Initial Management // Pediatrics. — 2007. — Vol. 120. — P. 1299­1312.
  5. Кучма В.Р., Чубаровский В.В. Актуальные вопросы психогигиены и охраны здоровья детей и подростков: Материа­лы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. — М., 2007. — С. 11-27.
  6. Thornton K. Improvement/rehabilitation of memory functioning with neurotherapy/QEEG. Biofeedback // J. Head Trauma Rehabilitation. — 2000. — 25. — P. 1485.
  7. Bradley J.D., Golden C.J. Biological contributions to the presentation and understanding of attention-deficit/hyperactivity disorder: a review // Clin. Psychol. Rev. — 2001. — Vo 21, No. 6. — P. 907.
  8. Большая энциклопедия психологических тестов. — М.: Эксмо, 2006. — 416 с.
  9. Неменко Б.А., Оспанова Г.К. Гигиена детей и подростков. — Алматы: Акнур, 2013. — 312 с.
  10. Вуколов Э.А. Основы статистического анализа. Практикум по статистическим методам и исследованию операций с использованием пакетовSTATISTICA иEXCEL: Учеб. пособие. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: ФОРУМ, 2008. — 464 с.
  11. СП «Санитарно-эпидемиологические требования к объектам воспитания и образования детей и подростков» № 1684 от 30.12.2011.
Фамилия автора: А.А.Мусина, Р.К.Сулейменова, Р.К.Татаева, Ф.Т.Сембиева , З.Керуенова , А.Юсупова , А.Сакенова
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Медицина
Яндекс.Метрика