Влияние гидразинов на биологические объекты

В статье рассмотрена сравнительная характеристика биологических особенностей производных гидразина. Описаны результаты исследования о нарушениях основных функций организма, вызванных производными гидразина, как авторов статьи, так и других ученых. Дан литературный об­зор материалов зарубежных и отечественных источников о влиянии производных гидразина на раз­личные организмы. 

Гидразин и его производные относятся к классу высокотоксичных соединений, вызывающих острые и хронические формы интоксикации с преимущественным поражением печени, системы кро­ви, а также других органов человека.

В организм гидразин и его производные могут проникать различными путями, и их относитель­ная токсичность не зависит от способов поступления. Они одинаково хорошо всасываются при под­кожном, энтеральном, ингаляционном путях введения, а также при накожной аппликации. Однако наиболее опасным является ингаляционное воздействие. Производные гидразина быстро поступают в кровь.

Гидразин и его производные неравномерно распределяются по органам и тканям. Наибольшее их содержание определяется в почках, печени и селезенке. Выведение веществ из этих органов также протекает быстро [1].

Аналогично гидразину несимметричный диметилгидразин, 2,4-динитрофенилгидразин, изо-ниазид и серный гидразин также быстро удаляются из организма. Выведение из организма гидразина и его производных, а также их метаболитов происходит через почки и легкие [2].

Судьба в организме примерно 25 % гидразина остается непрослеженной. Процесс биотранс­формации гидразина и его производных осуществляется в основном в печени.

Основная часть исследования

В 1984 г. Канео и другие исследовали распределение гидразина в живых организмах при под­кожном введении крысам с дозировкой 10 мг/кг. В результате исследования выяснилось, что макси­мальный уровень распространения гидразина в тканях был отмечен уже после 30 минут дозирования. В общей сложности в течение 48 часов 30 % введенной дозы было установлено в моче, из них 24 % — как гидразин, 3 % — как ацетилгидразин, 3 % — как диацетилгидразин [3].

В 1992 г. Прис и другие исследовали уровень распределения гидразина в плазме и печени крысы с разными дозами: 3, 9, 27, и 81 мг/кг. При введении дозы 3 и 9 мг/кг показатели распределения гид­разина в печени и плазме были эквивалентными, но при более высоких дозах концентрация гидрази­на оказалась выше в плазме [3].

Гидразин также метаболизируется микросомальными ферментами печени крыс до неизвестных продуктов, производя, в конечном итоге, молекулярный азот. Это, скорее всего, зависит от присутст­вия кислорода и NADPH (никотинамидадениндинуклеотидфосфата). Метаболизм гидразина в челове­ческих микросомах был на 20 и 70 % ниже, чем у крыс [4, 5].

При острых отравлениях на первый план выступают симптомы поражения ЦНС (судорожный эффект) и в меньшей степени — печени. При хронических отравлениях преобладают признаки пора­жения печени, при этом страдают центральная нервная, сердечно-сосудистая, выделительная, крове­носная системы. Производные гидразина опасны при любом пути поступления в организм, так как обладают способностью вызывать отдаленные и специфические эффекты, в частности, индуцировать у животных опухоли различных органов и тканей [6].

Интоксикация жидким гидразином приводит к местному раздражению, затяжной рвоте. Основ­ные симптомы отравления у человека гидразином проявляются в деятельности ЦНС, а именно: сон­ливость, атаксия, беспокойство, нарушение координации и парестезия. При медицинском вмешатель­стве эти симптомы исчезнут через несколько дней. Нарушения дыхательного и сердечных ритмов, вероятно, тоже вызваны нарушением деятельности ЦНС [7, 8].

Воздействие паров гидразина иногда вызывает тошноту, рвоту, раздражение глаз, коньюктивит, раздражение оболочек верхних дыхательных путей [9, 10].

Предполагается, что у ингалированных гидразином людей активность ферментов печени повы­шенная [11]. Помимо этого, данные лабораторных исследований показывают наличие в моче красных кровяных клеток и протеина, повышение билирубина в крови и уровня креатинина [12].

Эксперименты на животных (мыши, крысы, хомяки, морские свинки, кролики, обезьяны) пока­зали, что гидразин и его производные способны вызвать новообразования. Новообразования у этих животных возникают в легких, органах кроветворения, кровеносных сосудах, лимфоидной ткани, центральной и периферической нервной системе, молочных железах, почках, преджелудке и желези­стой части желудка, тонкой и толстой кишке, печени, желчном пузыре и желчных протоках, матке, яичниках, мочевом пузыре, надпочечниках, коже, подкожной и слюнной железе, жировой ткани. На­против, собаки и карликовые свиньи оказались резистентными к канцерогенным действиям гидрази­нов.

Анорексия, рвота, потеря веса, вялость и повышение уровня трансаминаз и билирубина наблю­дались у животных, которые получили до 20 инъекций 20 мг/кг гидразина. Патологоанатомические исследования показали жировые отложения в печени, миокарде, почках и скелетных мышцах [13].

Для человека же точных данных о канцерогенности пока нет, однако некоторые производные гидразина в этом отношении опасны. Считается, что гидразины являются проканцерогенными веще­ствами, из которых в процессе метаболизма образуются истинные канцерогены. Эпидемиологические данные ^^диметилгидразина за рубежом отсутствуют, но экспозиция при работе с ним должна быть строго ограничена. Многолетние наблюдения работающих с ^^диметилгидразином на произ­водстве дали эпидемиологические данные, позволившие в 2004 г. официально признать работу с ним канцерогеноопасной [14].

Известны случаи, когда при постоянном профессиональном ингаляционном контакте с гидрази­ном у людей появляются симптомы ангины, простуды, частичная потеря памяти, трудности при вы­полнении поставленных задач, с которыми они ранее справлялись без особых усилий. Нейропсихоло-гическое тестирование людей показало, что в таком состоянии они испытывают трудности с па­мятью, мышлением, рассуждением, концентрацией внимания. Обследование компьютерной томогра­фией никаких признаков повреждения мозга не обнаруживает. Однако при отсутствии контакта с гидразином у этих же людей начинают восстанавливаться память, мышление и концентрация вни­мания, ими без труда выполняются любые задачи. Отсюда следует, что постоянный ингаляционный контакт с гидразином может вызвать проблемы с деятельностью центральной нервной системы чело­века [15].

Гидразин, а также его разбавленные растворы и соли оказывают сильное коррозионное воздей­ствие, раздражают кожу и слизистые оболочки [16]. Данные об аллергических контактных экземах приведены в многочисленных публикациях различных отраслей промышленности [17]. В одном из изданий упоминается 150 данных об аллергической экземе от действия гидразина за 1959 и 1982 гг. [18]. Даже очень низкая концентрация (0,08 ммоль/л) сульфата гидразина в вазелине может вызвать у человека экзему [19].

В повседневной жизни люди подвергаются воздействию гидразина и его производных в основ­ном на производстве. Воздействие на человека происходит разными путями. Наиболее распростра­ненные — ингаляция и попадание на кожу. При любом из этих видов воздействий гидразин и его производные имеют способность в очень короткие сроки поступать в организм [20]. При попадании на кожу часто возникают кожный дерматит и экзема [21].

Гидразин и его производные используются в компонентах ракетного топлива. Как уже известно, они вызывают развитие рака у животных после воздействия на кожу и используются, чтобы вызвать ангиосаркомы у мышей. Ученые представили случай эпителиальной саркомы, развивающейся в большом пальце пациента из-за воздействия ракетного топлива. Предположительно, это следствие постоянного контакта вещества с кожей. Этот случай заставляет задуматься о создании альтернатив­ного, менее токсичного ракетного топлива и соблюдении индивидуальной защиты при профессио­нальном контакте [22].

Однако наблюдаются и обратные данные о действии производных гидразина, что и вызывает интерес к его изучению. К примеру, гидразин сульфат, являясь производным гидразина, напротив, применяется в фармакологии как противоопухолевое средство. Это вещество влияет на ряд биохими­ческих процессов внутри клеток. Гидразин сульфат, воздействуя на мембраны, органеллы, прекраща­ет энергетические потери клеток и истощение организма, которые происходят при опухолевом росте. При первичных поражениях даже сокращает размер опухоли [23].

Доказано, что токсические свойства гидразина и его производных реализуются путем поврежде­ния биохимических реакций почти всех изученных видов обмена. Однако среди множества биохими­ческих процессов, нарушаемых гидразинами, можно выделить круг реакций, имеющих непосредст­венную связь с возникновением и развитием ведущих эффектов отравления. К ним, в первую оче­редь, следует отнести энзимы, катализирующие процессы окисления, переаминирования, дезамини-рования и фосфорилирования. Блокирование названных ферментов опосредовано взаимодействием гидразинов с кофакторами, по типу образования гидразонов, хелатов и восстановления активных функциональных групп. Реакционная активность гидразинов в этом отношении неоднозначна, зави­сит от химической структуры, что определяет степень и особенности токсических эффектов, свойст­венных этим соединениям. В последние годы в литературе появились сообщения, касающиеся новых молекулярных критериев оценки токсического действия производных гидразина, которые, на наш взгляд, дополняют уже известные механизмы токсичности. Установлено, что под влиянием гидрази­нов увеличивается концентрация супероксидных радикалов в клеточных мембранах, причем это дос­тигается двумя путями — в результате окислительного метаболизма производных гидразина и инги-бирования кислород-детоксицирующей системы микросом, которое, в конечном итоге, также приво­дит к увеличению генерации супероксидных радикалов [24].

В результате исследований in vivo было высказано предположение, что гидразин ингибирует гликонеогенез. Это может происходить путем ингибирования зависимых от пиридоксальфосфата аминотрансфераз и декарбоксилаз. Установлено, что гидразин препятствует синтезу пиридоксаль-фосфата in vitro и in vivo. В пользу ингибирования активности аминотрансфераз может служить факт повышения уровня свободных аминокислот в плазме, печени, головном мозге и мышцах крыс и со­бак, получавших гидразин. Этим можно объяснить снижение превращения аминокислот в диоксид углерода, подавление синтеза белка [25].

Было также показано, что гидразин приводил к снижению активности аспартатаминотрансфера-зы и орнитин-кетокислотной аминотрансферазы печени, гамма-аминобутиратаминотрансферазы и глютаматдекарбоксилазы головного мозга крыс. Активность орнитиндекарбоксилазы печени крыс повышалась. In vitro выявлено подавление активности фосфоенолпируваткарбоксилазы — фермента, участвующего в гликонеогенезе. Воздействие гидразина приводило к повышению содержания цитра­та, малата и оксалоацетата в печени крыс. Снижение специфической активности орнитин-кетокислот-ной аминотрансферазы, вызванное у крыс воздействием гидразина, сопровождалось повышением со­держания орнитина в печени, головном мозге и плазме [24, 26].

В печени крыс и мышей после введения гидразина была обнаружена пролиферация гладкого эн-доплазматического ретикулума. Однократное введение гидразина (свободные основания) крысам в дозе 55 мг/кг приводило к снижению содержания цитохрома Р-450 в клетках печени. У крыс, полу­чавших гидразин (сульфат) в дозе 12 мг/кг/сут на протяжении 4 суток, не наблюдалось изменения уровня цитохрома Р-450 в микросомной фракции печени, но отмечены небольшое снижение уровня цитохрома b5, снижение активности бензопиренгидроксилазы, а также усиление активности парагид-роксилирования анилина [27].

Как показывают данные наших предварительных экспериментов с изониазидом, при хрониче­ском воздействии производными гидразина происходит развитие гипохромной анемии, видимо, свя­занное с повреждением синтеза порфиринов, что играет немаловажную роль в связывании гема с глобином. Умеренный нейтрофилез и значительный моноцитоз указывают на иммунодепрессивное действие. По биохимическим показателям можно сказать, что наибольшие изменения при гидразино-вой интоксикации наблюдаются в печени. Существует и возможность предположения о патологиче­ских процессах в поджелудочной железе, на которые указывают гипергликемия и повышение содер­жания а-амилазы.

Гидразин и многочисленные его производные действуют на центральную нервную систему, как было отмечено еще первыми исследователями [27, 28]. За последнее время ителедователями описано разнообразное действие производных гидразина на различные отделы ЦНС. Тонические судороги, которые возникают при вдыхании гидразина и его производных, доказывают, что центральная нерв­ная система является мишенью их воздействия [29].

Несмотря на то, что гидразин и его производные оказывают четкое влияние на все отделы цен­тральной нервной системы, в зависимости от дозы, пути введения и других условий, воздействие их на тот или иной отдел может проявляться по-разному. Дериваты гидразина не только непосредствен­ное влияют на нервную систему, но за счет изменения деятельности ферментов могут оказывать влияние на функции нервной системы [30].

В настоящее время доказаны действие гидразина на кору головного мозга и влияние на услов­ные рефлексы животных. При этом их влияние на условно-рефлекторную деятельность зависит от величины используемых доз и длительности их приема. Описано угнетение оборонительных услов­ных рефлексов у крыс после внутрибрюшинного введения ипрониазида. Исследования с гидразидом и фтивазидом показали нарушения в условно-рефлекторной деятельности крыс при краткосрочном введении, а при длительном введении эти соединения вызывали судорожное действие [28, 30, 31].

По литературным данным, изучение влияния монометилгидразина на высшую нервную деятель­ность макак показало, что внутрибрюшинное введение 2,5-5 мг/кг указанного вещества вызывает картину интоксикации, которая сильнее выражена при дозе 5 мг/кг. Нарушение высшей нервной дея­тельности проявилось значительно раньше клинических признаков интоксикации. Ее симптомы ис­чезли через 3-9 часов, а нарушения высшей нервной деятельности восстанавливались через 3-30 ча­сов. При применении производных гидразина изоникотиновой кислоты в качестве противотуберку­лезного препарата зафиксировано усиление тормозных процессов в деятельности центральной нерв­ной системы. Изучению влияния монометилгидразина на условно-рефлекторную деятельность обезь­ян посвящены и другие работы [32].

Все изложенные выше данные позволяют считать, что различные производные гидразина оказы­вают четкое действие на центральную нервную систему, и в первую очередь на кору головного мозга. Действие гидразина и его производных на кору головного мозга зависит от ряда факторов: величины дозы, пути введения препарата, типа высшей нервной деятельности животного.

Эти сведения подтверждаются значительным количеством работ, посвященных изучению био­электрических процессов, протекающих в нервной системе при введении указанных соединений, проведенных на различных видах животных.

Электроэнцефалографические исследования отчетливо показывают влияние производных гидра­зина на центральную нервную систему. Отмечен также факт диссоциации между поведенческими реакциями и электроэнцефалографическими проявлениями при действии некоторых центральных М-холинолитиков [33].

Некоторые авторы, сравнивая действие производных гидразина на высшую нервную деятель­ность, отмечают прямую зависимость между изменениями количества биогенных аминов (серотони-на и норадреналина) в мозгу и изменениями условно-рефлекторной деятельности. По мнению ряда исследователей, возбуждение центральной нервной системы, вызываемое ингибиторами моноами-ноксидазы, больше зависит от содержания серотонина, а не норадреналина. Но большинство иссле­дователей считают, что возбуждение центральной нервной системы под действием ингибиторов мо-ноаминоксидазы обусловлено увеличением в ткани мозга концентрации катехоламинов [34].

В действии многих веществ этого класса установлена определенная смена фаз, которую также пытаются объяснить влиянием ингибиторов моноаминоксидазы на обмен моноаминов в мозгу. Мно­гое еще не ясно в механизме действия производных гидразина на нервную систему. Однако уже сего­дня некоторые препараты из этой группы соединений нашли себе применение в медицинской прак­тике.

Все изложенное выше свидетельствует о том, что центральное действие производных гидразина изучено еще далеко не полностью. Поэтому исследование действия соединений из класса гидразина на центральную нервную систему представляет существенный интерес и в плане поисков новых ней-ротропных средств, и в плане изучения механизмов уже существующих соединений.

Нами были проведены эксперименты тестирования функции центральной нервной системы ме­тодом «открытого поля» с одним из производных гидразина — изониазидом. Исследования показали, что при затравке изониазидом подавляется ориентировочный компонент (локомоция) поведения.

И чем выше доза, полученная крысами, тем это подавление сильнее. Исследовательский компонент поведения в обеих группах затравленных крыс повышен за счет высоких показаний вертикальной активности во второй группе животных и движений на месте — в третьей. Хотя акт обнюхивания снижен по количеству, но по продолжительности действия он повышается, что свидетельствует о по­давлении двигательной активности животных обеих групп. Акты дефекации и уринации подавлены у экспериментальных животных, и это, возможно, подавление эмоциональной сферы поведения.

Подавление числа двигательных актов и повышение их продолжительности подтверждают, что при длительном применении даже умеренных доз гидразида изоникотиновой кислоты отмечаются различные нарушения со стороны нервной системы: невриты, психозы, сонливость, явления наркоза и мышечной слабости. Причиной дисфункции нервной системы может быть возникновение пиридок-синового дефицита, действие которого блокируется производными гидразина [35].

С методической точки зрения важно также обратить внимание на то, что различные современ­ные животные модели депрессивного поведения в той или иной степени позволяют регистрировать уровень тревожности в ходе биоскрининга токсикантов. Понимание этих аспектов приблизит нас к объяснению тех процессов и механизмов, которые происходят в центральной нервной системе жи­вотного, находящегося в условиях экспериментального моделирования или тестирования, поэтому дальнейшая работа на стыке тревожности и депрессии является чрезвычайно перспективной.

Выводы

Принимая во внимание данные разных литературных источников, следует отметить, что изуче­нию действия гидразина и его производных на различные системы организма посвящено значитель­ное количество исследований. Однако многие вопросы по их действию на организм в этом плане ос­таются без ответа и по настоящее время.

 

 

Список литературы

  1. БеловA.К вопросу о токсичности и опасности гидразина и его производных // [ЭР] «Промышленная токсиколо­гия». Режим доступа:www.medved.kiev.na/arhiv_mg/
  2. Савченков М.Ф., Денисов В.Б., Бенеманский В.М. Отдаленные последствия НДМГ и гидразина // НДМГ. Токсиколо­гия, гигиена и профпатология. — М., 1982. — С. 39-16.
  3. Recommendation from the Scientific Committee on Occupational Exposure Limits for hydrazine SCOEL/SUM/164, August, 2010.
  4. Timbrell J.A., Scales M.D.C., Streeter A.J. Studies on hydrazine hepatotoxicity. 2: Biochemical findings // J. Toxicol. Envi­ Health. — 1982. — Vol. 10. — P. 955-968.
  5. M., Timbrell J.A. In vitro microsomal metabolism of hydrazine // Xenobiotica, 1995. — Vol. 25. — P. 599-609.
  6. НДМГ. Токсикология, гигиена и профпатология / Под ред. С.Д.Заугольникова. — М.: Ин-т биофизики, 1982. —С. 260-263.
  7. Drews A., Eversmann K., Fritze E. Oral poisoning with hydrazine // Med. Welt. — 1960. — 1295-1297.
  8. J. Hydrazine poisoning // Brit. med. J. — 1965. — Vol. II. — P. 1246.
  9. Byrkit G.D., Michalek G.A. // Ind. Eng. Chem. — 1950. — 42. — P. 1862 [as cited by DFG, 1991].
  10. Sutton W.L. Industrial Hygiene and Toxicology, 2nd ed. / Ed. by F.A.Patty. — New York, London: Interscience Publ., 1963. — Vol. II. — P. 2218.
  11. DFG [Deutsche Forschungsgemeinschaft] Hydrazine // Occupational Toxicants / Ed. D.Henschler. — 1991. — Vol. 1. p. 171-183. VCH, Weinheim.
  12. Sotaniemi E., Hirvonen J., Isomaki H., Takkunen J., Kaila J. Hydrazine toxicity in the human. Report of a fatal case // Ann. Clin. Res. — 1971. — 3. — P. 30-33.
  13. R., BackK.C. Report, Wright-Patterson Air Force Base, Dayton, Ohio, USA, 1964 // Chem. Abstracts. — 1965. — Vol. 62. — p. 5789 [also cited by DFG, 1991].
  14. Производные гидразина // [ЭР]. Режим доступа:http://toxi.dyndns.org/base/gidrazin/gidrazin.htm
  15. Richter E.D. et al. // Israel J. of Med. Sci. — 1992. — 28(8/9). — P. 598-602.http://toxnet.nlm.nih.gov/cgi-bin/sis/ search/r?dbs+hsdb:@term+@rn+302-01-2
  16. Jakobsen B.M., Jensen A.A. Nordiska expertgruppen for gransvardesdokumentation. Hydrazin och hydrazinsalter // Arbete och Halsa. — 1985. — Vol. 6. P. 1-63.
  17. DFG [Deutsche Forschungsgemeinschaft] Hydrazine, hydrazine hydrate and hydrazine salts // Occupational Toxicants / Ed. H.Greim. — 1999. — 13. — P. 181-186. WILEYVCH, Weinheim.
  18. Pevny I., Peter G. Allergisches Kontaktekzem auf Pyridin- und Hydrazinderivate // Dermatosen Beruf Umwelt. — 1983. — 31. — P. 78-83.
  19. Lepoittevin J.P., Benezra C., Sigman C.C. Molecular aspects of allergic contact dermatitis // Textbook of Contact Dermatitis, 2nd / Eds. R.J.Rycroft, G.T.Menne, P.J.Frosch. — Berlin: Springer; New York: Heidelberg, 1995. — P. 105-119.
  20. Helmers S. et al. // Mil Med. — 2004. — 169(1). — P. 41-44; Сайт:http://toxnet.nlm.nih.gov/cgi-bin/sis/search/r?dbs+hsdb:@term+@rn+302-01-2
  21. Wrangsjo K., Martensson A. // Contact Dermatitis. — 1986. — 15, No. 4. — P. 244-245.
  22. Helmers S. et al. // Mil Med. — 2004. — Vol. 169(1). — P. 41-44; Сайт:http://toxnet.nlm.nih.gov/cgi-bin/sis/ search/r?dbs+hsdb:@term+@rn+302-01-2
  23. Реестр лекарственных средств России. 20002014 // [ЭР]. Режим доступа:http://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_1840.htm.
  24. Портянная Н.И., Осипенко Б.Г., Москадырова Г.А. К биохимическому механизму токсического действия гидразинов // Тез. докл. 1-го съезда токсикологов России. — М., 1999. — С. 306.
  25. Авакян А.Х. Новые молекулярные критерии оценки токсического действия производных гидразина. Активные фор­мы кислорода как ключевые агенты в механизме токсичности // Фармакология и токсикология. — 1990. — Т. 53, № 1. —С. 70-73.
  26. Springer D.L., Broderick D.J., Dost F.N. Effects of hydrazine and its derivatives on ornithine diecarboxylase synthesis, activ­ity, and inactivation // Toxicol. appl. Pharmacol. — 1980. — Vol. 53. — P. 365-372.
  27. Gorshtein E.S., Kopylova T.N. Effect of hydrazine hydrochloric acid on the hepatic microsomal hudroxylation system of rats // Exp. med. — 1983. — 15. — P. 22-26.
  28. Белов А.А. Изменение биохимических показателей крови у работающих с высокотоксичными компонентами ракет­ного топлива // [ЭР]. Режим доступа:http://www. kiev.ua/arhiv_mg/st_2000/00_2_8.htm.
  29. Choudhary, G., Hansen, H. Human health perspective on environmental exposureto hydrazines: a riew // Chemosphere. — — Vol. 37. — P. 801-843.
  30. Трахтенберг И.М., Сова Р.Е., Шефтель В.О., Оникиенко Ф.А. Показатели нормы у лабораторных животных в токси-логическом эксперименте. — М.: Медицина, 1978. — С. 140-143.
  31. Колла В.Э., Бердинский И.С. Фармакология и химия производных гидразина. — Йошкар-Ола, 1976. — 275 с.
  32. Беленький М.Л., Витолиня М.А. Материалы к фармакологии и токсикологии тубазида. Гидразид изоникотиновой ки­слоты // Изв. АН Латв. ССР, 1954. — Т. 2. — 96-104.
  33. Erdmann G., Kuiz G. Experimentelle Kramptedurch INH und inre therapeutische Beeinflussung, auch im Himblik auf INH — bedingte Verande-rungen des EEG bei Kindern // Monatsschr. Kinderheilkunde — 1962. — 110, No. 3. — P. 123-125.
  34. Щелкунов Е.Л. О значении центрального холинолитического компонента действия для антидепрессивного эффекта // Антидепрессанты и лечение депрессивных состояний. — Л., 1966. — С. 81-93.
  35. Бейсенова Р.Р., Коваленко О.Л., Хантурин М.Р. Особенности поведения крыс при гидразиновой интоксикации // Ак­туальные проблемы экологии: Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Караганда: Изд-во КарГУ, 2002. — С. 92-96.
Фамилия автора: Р.Р.Бейсенова , Ж.К.Жазнаева , А.И.Григорьев
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Биология
Яндекс.Метрика