Эколого-географическая характеристика биоразнообразия Баянаульского государственного национального природного парка и прилегающих к нему территорий

В статье рассмотрены эколого-географические особенности Баянаульского национального парка и прилегающих к нему территорий, в целях усиления охраны популяции архара, а также других редких видов животных и растений и живописных степных ландшафтов. Проанализировано антропогенное воздействие на природные комплексы рассматриваемых территорий присоединения к БГНПП участков «Мурынтал», «Жиландыбулак», «Желтау», «Салкынтау». Расширение площади природного парка будет способствовать сохранению биоразнообразия в регионе, усилению экологического воспитания и образования, развитию экологического туризма.

Баянаульский государственный национальный природный парк (БГНПП) был образован в 1985 г. на площади 50 688 га в Баянаульском районе Павлодарской области. Его центральная усадьба находится в п. Шонай. Согласно приказу Комитета лесного и охотничьего хозяйства от 10 февраля 1994 г. № 15 Баянаульскому национальному парку был передан зоологический заказник «Кзылтау» Павлодарского ЛХПО. Заказник образован без изъятия земельных участков и расположен на терри­тории основных землепользователей: Кзылтауский сельский округ — 24600 га; Куркелинский сель­ский округ — 35400 га. Границы определены в соответствии с решением Павлодарского облиспол­кома от 29.05. 1979 г. № 205/10 и акта определения границ от 25.07.1986 г. Он был образован соглас­но Постановлению Совета Министров Казахской ССР от 26 января 1981 г. № 29 «Об организации государственных заказников в Павлодарской и Талды-Курганской областях» на площади 60 тыс. га. Цель создания этого резервата — сохранение и восстановление ценных в хозяйственном, научном и культурном отношении редких и исчезающих видов животных и растений. Постановлением Совета Министров Казахской ССР от 17 февраля 1986 г. № 69 был изменен статус заказника: «Кзылтау» стал государственным заказником республиканского значения без ограничения срока действия.

Баянаульский национальный парк является первым национальным парком, созданным в Казах­стане. Он располагается на северной кромке Казахского мелкосопочника, и территория его составля­ет 50 тыс. га. Основное предназначение Национального парка — сохранить в первозданном состоя­нии уголок уникальной природы с его животным и растительным миром на границе сухих низких гор и степной зоны [1].

Территория Баянаульского национального парка разделена в настоящее время на три изолиро­ванных участка. Площадь их мала, и обитающие здесь животные испытывают постоянное беспокой­ство. В поисках корма архары постоянно выходят за пределы ООПТ и становятся мишенью браконь­еров. В государственном заказнике «Кызылтау», являющемся местом средоточения архаров в период размножения, недостаточно предусмотрено мер для их охраны. Вследствие раздачи земель заказника крестьянским хозяйствам антропогенный пресс будет усиливаться, также неизбежна конкуренция за пастбища между домашними и дикими животными, что, несомненно, приведет к миграции животных в более благоприятные места обитания. Такими местами являются участки проектируемого присое­динения, где также достаточно высокая численность архаров (Жельтау, Мурынтал). Их охрана в ста­тусе ГНПП будет способствовать сохранению популяций архаров и других ценных видов животных.

В целях усиления охраны популяции архара, других редких видов животных, а также растений и живописных степных ландшафтов многие ученые рассматривают вопрос о присоединении к БГНПП следующих участков: «Мурынтал», «Жиландыбулак», «Желтау», «Салкынтау».

Наиболее многочисленными представителями фаунистического разнообразия данной террито­рии являются птицы. В общей сложности здесь зарегистрировано гнездование 67 видов, относящихся к 10 семействам. В число гнездящихся видов не вошли многие водоплавающие и околоводные пти­цы, которые размножаются на водоемах (речки и соленые озерқи) вблизи парка и могут встречаться на территории самого парка.

В силу однообразия ландшафтов и бедности растительных ассоциаций герпетофауна Баянауль-ского национального парка и участков, предлагаемых для его расширения, представлена лишь семью видами. Из земноводных на этой территории обычным объектом является лишь обыкновенная жаба. Здесь должна встречаться также остромордая лягушка, поскольку парк находится в южной части об­ласти ее распространения. Из пресмыкающихся отмечены 5 видов, наиболее многочисленным из ко­торых является прыткая ящерица. В литературе есть упоминание о встрече в Баянауле живородящей ящерицы, однако документально эта информация не подтверждена [2].

На территории, отведенной под расширение Баянаульского государственного национального природного парка, наблюдается целый ряд факторов антропогенного воздействия: пожары, перевы­пас скота, сенокошение, вырубка мелколиственных лесов, дорожная дигрессия, браконьерская охота, туристическая деятельность.

При анализе воздействия на природные комплексы рассматриваемой территории можно выде­лить три степени антропогенной деятельности: слабую, среднюю и сильную.

При слабой степени отмечается фоновое состояние или слабая деградация: почвенно-растительный покров практически остается ненарушенным или находится на стадии восстановления.

Средняя степень деградации не сопровождается практически заметными изменениями, однако происходит нарушение почвенно-растительного покрова при пастбищной и дорожной дигрессиях, отмечается сохранение доминантного состава растительности.

Сильная степень деградации почвенно-растительного покрова проявляется локально и приуроче­на, главным образом, к селитебным объектам (вокруг населенных пунктов, зимовок, кладбищ) [3, 4].

В целом состояние природных комплексов на предполагаемой проектом дополнительной терри­тории Баянаульского государственного национального природного парка, включающей зоологиче­ский заказник «Кзылтау» с прилегающими участками, удовлетворительное. На равнинах, шлейфах гор производится выпас скота (в основном наблюдаются слабые и средние нарушения растительно­сти). Участки покрыты сетью дорог, по колеям которых наблюдаются сильные (необратимые) нару­шения почвенно-растительного покрова. На территории имеется 9 зимовок, вокруг них — сильные и средние нарушения почв и растительности вследствие перевыпаса и сгущения дорог. Около 23 % площади, предлагаемой как дополнительная к территории заказника, было распахано в прошлые го­ды и в настоящее время представляет собой залежи. Имеются и точечные нарушения почвенно-растительного покрова — это развалины, могилы, старые зимовки. На лесных участках дополнитель­ной площади заповедника производятся санитарные рубки. Расположенные вблизи поселков и зимо­вок лесные массивы испытывают отрицательное влияние перевыпаса.

На участках, проектируемых под расширение Баянаульского государственного национального природного парка, происходит трансформация растительности, выражающаяся в изменении флори­стического состава сообществ и фитоценотической роли видов (проективное покрытие, численность, жизненное состояние, габитус, продуктивность, семенное и вегетативное возобновление), упрощении структуры сообществ, трансформации почвенного покрова, связанная с выпасом животных на паст­бищах.

При фоновом состоянии или слабой степени нарушенности сохраняется доминантный состав растительных сообществ. Жизненность растений хорошая. Изменения в составе и структуре сооб­ществ незначительные: в небольшом количестве присутствуют рудеральные виды, снижаются обилие и продуктивность хорошо поедаемых скотом видов, изменяется их габитус вследствие скусывания животными. Изменений в почвах не наблюдается.

При средней степени нарушенности доминантный состав растительных сообществ сохраняется, но снижается роль разнотравья и злаков, возрастает обилие сорных, плохопоедаемых видов и полу­кустарничков. Снижаются продуктивность сообществ, численность видов и их проективное покры­тие. Имеют место сбитые участки, скотопрогонные тропы, лишенные растительности, где нарушен верхний почвенный горизонт [4].

При сильной степени нарушенности в покрове доминирующую роль играют рудеральные и дигрессионно-активные виды растительности. Практически полностью выпадают из состава тра­востоя злаки. Наблюдается конвергенция растительного покрова на всех элементах рельефа. Габитус растений нарушен в результате скусывания и вытаптывания животными. Сильно развиты тропинча­тость, микротеррасированность склонов, очаги водной и ветровой эрозии и дефляции. До 50 % мощ­ности нарушен почвенный горизонт «А».

В целом на территории, предлагаемой для присоединения к парку, степень нарушенности при­родных комплексов в результате выпаса скота можно оценить как слабую и локально среднюю вбли­зи населенных пунктов.

Территория участков, предполагаемых для присоединения, используется как пастбища и (выбо­рочно) сенокосные угодья. Однако степень использования земель для сельскохозяйственных нужд различна и по-разному отражается на естественном состоянии почвенного покрова.

Значительная часть территории используется под пастбища. Оценка степени деградации расти­тельности, связанная с перевыпасом, предусматривает три степени. При слабой степени деградации растительность почвы практически остается ненарушенной. Средняя степень также не сопровождает­ся заметными изменениями в почвенном покрове, в том числе и в морфогенетических свойствах, мо­гут происходить лишь слабые изменения при поступлении органического вещества в почву. Однако имеются локальные нарушения почв слабой степени по скототропам и скотопрогонам, несущие сбой верхней части гумусового горизонта, который сопровождается нарушением дернины и, как следст­вие, возникновением очагов водной эрозии, особенно по выраженным и крутым склонам. В этих случаях, как правило, происходит подмыв, обнажение дернины и локальный смыв горизонта «А» (до 50 % его мощности). Сильная степень деградации растительного покрова проявляется на терри­тории низкогорного массива лишь локально и приурочена к селитебным объектам (вокруг ферм, ле-товок, зимовок и др.). Здесь нарушение почвенного покрова может достигать средней и сильной сте­пени. В результате сбоя и водно-эрозионных процессов значительно нарушается верхняя часть про­филя, включая горизонты «А» и частично «В».

Нарушения почвенного покрова на небольших территориях, используемых под сенокошение, при этом не превышают очень слабых и слабых степеней. И связано это только с изменениями посту­пления органического вещества в почву.

В целом для всей территории низкогорного массива нарушенность почвенного покрова незначи­тельна по площади и по степени.

Другие локальные нарушения почвенного покрова возникли в связи с постоянно и временно действующими проселочными дорогами, следствием действия которых стала средняя и сильная сте­пень нарушения (отчуждение части или всего гумусового горизонта). Часто многоколейные просе­лочные дороги и обычные вдоль этих дорог скотопрогонные тропы определяют достаточно широкую (50-100 м, максимально — до 200) полосу отчуждения, в пределах которой почвы практически пол­ностью теряют горизонт «А», а по колеям и скотопрогонам частично нарушается или полностью смывается горизонт «В». На временных (сезонных) проселочных дорогах, характеризующихся сла­бым нарушением почвенного покрова, обычно подвержены изменению часть или весь горизонт «А» почвы. Однако по выраженным и крутым склонам наличие дорог провоцирует смыв поверхностных горизонтов, который может быть значительным [3].

Особую роль в проявлении водно-эрозионных процессов играют факторы пирогенного воздей­ствия (так называемые палы), возникающие на обширных территориях равнинных зональных и гор­ных почв. Пожары уничтожают растительность и оказывают существенное влияние на численность почвообитающих животных и микроорганизмов, при этом серьезно нарушаются биологическая активность и функционирование почв. Кроме того, как следствие, возникают водно-эрозионные про­цессы (плоскостной смыв и линейное расчленение), на которые влияют время и интенсивность дож­дей, выпадающих непосредственно после пожаров.

В настоящее время, по данным ученых, нарушенность почвенного покрова на всей территории, предполагаемой как дополнение к заказнику, оценивается как очень слабая и слабая.

Слабое антропогенное воздействие на растительный покров исследуемой территории объясняет­ся снижением плотности населения в регионе и уровня его хозяйственной активности вследствие ухудшения экономической ситуации.

Для экологической оценки современного состояния растительного покрова за основные крите­рии нарушенности приняты изменения:

а) видового состава;

б) фитоценотической роли видов (проек­тивного покрытия, численности и продуктивности);

в) жизненности, генеративности, фенологическо­го состояния, габитуса, степени поврежденности побегов, нарушенности дерновин злаков;

г) состоя­ния ветоши;

д) наличия видов-индикаторов трансформации [5].

Для оценки нарушенности растительности мы используем следующие степени (градации) (4-балльная система):

О — фоновая, неизмененная растительность;

1 — слабая степень нарушенности: слабые внеш­ние проявления изменений в состоянии габитуса отдельных видов, исчезновение редких или особо чувствительных видов, уменьшение количества лишайников, ветоши и опада;

2 — средняя степень нарушенности: состав видов-доминантов сохраняется, но изменяются отдельные структурно-физиономические характеристики сообществ; ухудшается жизненность видов, происходят морфологи­ческие изменения органов растений;

3 — сильная степень нарушенности:

  • происходят изменения в ви­довом составе доминантов и эдификаторов — доминируют корневищные, вегетативно-подвижные ви­ды;
  • видовой состав сообществ сильно изменен и обеднен — увеличивается число малолетников, паск-вальных и рудеральных видов;
  • наблюдается исчезновение старых и появление новых сообществ [6].

Наибольшее влияние на растительный покров площади, предполагаемой для расширения Баяна-ульского государственного национального природного парка, оказывают следующие факторы антро­погенного воздействия: выпас скота, пожары, дорожная дигрессия, заготовка сена.

Влияние основного фактора антропогенного воздействия прошлых лет — выпаса домашнего скота — в настоящее время резко снизилось. На большей части территории отмечена слабая и сред­няя степень нарушенности растительности, характеризующаяся выпадением из травостоя ковыля красноватого и увеличением количества полыней и типчака. В основном изменениями, связанными с выпасом скота, затронуты равнины и шлейфы гор, а также леса, находящиеся вблизи населенных пунктов и зимовок (в лесах трансформируется травяной покров и подлесок). Сильные нарушения, в результате которых происходит уничтожение растительности (или замена естественной раститель­ности на сорную), наблюдаются лишь вокруг зимовок (радиус 200-500 м) и поселков (радиус 1-2 км). В березняках и осинниках выпас скота вызывает уменьшение количества злаков и появление типич­ных сорных видов (конского щавеля, подорожника среднего, горца птичьего и др.). Разнотравно-злаково-осоковые и осоково-разнотравно-злаковые луга микропонижений при усиленном выпасе скота также значительно видоизменяются — в них появляется много сорных видов (подорожник средний, конопля сорная, лебеда татарская, бодяг полевой) [7].

Растительность больших площадей участков, предлагаемых к охране, периодически испытывает последствия пожаров, в результате которых происходит практически полное уничтожение раститель­ности. Общими признаками для всех степных участков, испытавших на себе влияние пирогенного фактора, являются: увеличение количества разнотравья (особенно вероники сизой и лука длинноли­стного), уменьшение диаметра дернин злаков, высоты кустов таволги и караганы. Степи, в прошлом подвергшиеся многократным пожарам, сильно закустариваются караганой низкорослой. Среди лес­ных насаждений Баян-Аула наиболее страдают от пожаров ольховые рощи. Одиночные экземпляры кипрея узколистного в их травостое появляются из-за незначительных низовых пожаров. В травостое березняков и осинников после пожара много кипрея узколистного, молодой поросли березы и осины.

Третьим по значимости фактором воздействия человека на растительность является дорожная дигрессия. Площадь таких нарушений очень изменчива и постоянно увеличивается, так как часть проложенных дорог не имеет твердого покрытия и появляются новые. Нерегламентированная сеть полевых дорог повреждает или полностью уничтожает растительный покров. В дорожных колеях уплотняется или разбивается почва, деформируются почвенные горизонты. Такие участки длитель­ное время не зарастают и являются очагами линейной эрозии и дефляции.

Растительность части территории трансформирована в результате распашки прошлых лет. В на­стоящее время эти участки представляют собой залежи на различных стадиях восстановления расти­тельности. В местах, где ранее проводились лесокультурные работы, на месте кустарниково-овсецово-красноковыльной и таволгово-типчаково-красноковыльной степи еще имеются характер­ные растения коренных сообществ (таволга зверобоелистная, карагана низкорослая), но значительно уменьшилось количество злаков и, наоборот, увеличилось количество полыней. Появились и настоя­щие сорняки: льнянка обыкновенная, конопля сорная и др. [8].

Кроме того, на пространствах, занятых лугами, по лесным опушкам и полянам, а также, иногда, на степных территориях производится заготовка сена. Нарушения, вызванные сенокошением, незна­чительны, характерны для участков неежегодного использования. Рациональное сенокошение даже способствует сохранению степного и лугового типа растительности. На дополнительных участках парка также уменьшается фитоценотическая роль кустарников и полукустарников, при этом в траво­стое происходит увеличение количества разнотравья. Количество ковыля красноватого и овсеца пус­тынного остается прежним, но их дернины становятся менее густыми. Наблюдается уменьшение размеров таволги и измельчение ее листьев, появляется много сорных видов (подорожник средний, конопля сорная, лебеда татарская, бодяг полевой).

Рубки на лесных участках незначительны (в основном санитарные). Но в последнее время за­метно увеличилось число неконтролируемых вырубок в мелколиственных лесах (заготовка дров ме­стным населением). Если не прекратить выпас скота и вырубку леса на этих участках, то они посте­пенно превратятся в полностью деградированные. Дальнейшая их дигрессия повлечет за собой пол­ное уничтожение древесного яруса и смену леса лугом. Также наблюдается загрязнение участков ле­са, расположенных вблизи населенных пунктов, бытовыми отходами.

В ходе изучения территории были обнаружены точечные объекты нарушения почвенно-растительного покрова как результат хозяйственной деятельности прошлых лет — тригопункты, руины старых тригопунктов, развалины старых зимовок, могилы и т.д. В настоящее время там на­блюдается восстановление растительного покрова.

В целом растительный покров исследуемой территории испытывает слабое влияние антропоген­ного воздействия.

В последние 20-30 лет в различных регионах Казахстана произошли значительные качественные изменения состава фауны: одни виды животных перемещаются на север, другие движутся на восток; и причина этих явлений — изменение климата. Наряду с этими естественными процессами, происхо­дившими в природе всегда и не приводившими к пагубным последствиям, в последние десятилетия усиливается влияние деятельности человека на природную среду и ее компоненты. В Казахстане наиболее сильное антропогенное воздействие на животный мир произошло в последние 10 лет. От­сутствие средств к существованию и необходимость прокормить семью толкнули людей на незакон­ные действия. Именно за последние годы в Казахстане практически уничтожена сайга, повсеместно выбивается джейран. В Центральном Казахстане постоянному преследованию подвергаются лось, косуля, кабан и архар. На численность животных и их распределение, кроме отстрелов и отловов, здесь влияют пожары, происходящие в сухие периоды года. Палы направлены на восстановление травяного покрова, однако вместе с травой сгорают массивы кустарников и леса. В условиях Казах­ского мелкосопочника это приводит к остепнению участков, которые были заняты прежде кустарни­ком и деревьями. В огне погибает большое количество рептилий, гнезд и выводков птиц, мелких млекопитающих, насекомых [9].

Негативное влияние на число крупных млекопитающих оказывает и сплошная распашка земель вокруг горных массивов и крупных останцов. В отсутствие фактора беспокойства архары часто вы­ходят на кормежку в предгорную степь. По нетронутым степным участкам они осуществляют пере­ходы из одной горной группы в другую. Уменьшение количества выпасаемого домашнего скота сни­зило нагрузку на пастбища и благотворно сказалось на состоянии центральноказахстанской группи­ровки архара.

Основные критерии необходимости расширения территории Баянаульского государственного национального природного парка следующие:

Биогеографические — присоединение новых участков к БГНПП позволит сберечь экосистемы сухих типчаково-ковыльных степей, нигде более в Казахстане и в Евразии не охраняемых.

Биологические — флористическое разнообразие Баянаульского государственного природного парка с учетом присоединяемых участков и прилегающих территорий насчитывает около полутысячи видов высших сосудистых растений, среди которых ведущее место занимают сем. сложноцветных, злаковых, розоцветных, бобовых, губоцветных и гвоздичных. Наиболее представительными по числу видов являются полыни, мятлики, луки, лапчатки, осоки, лютики. В список редких включено 59 ви­дов. Таким образом, на общей площади Баянаульского ГНПП встречается третья часть флоры Казах­ского мелкосопочника [9].

Несмотря на то, что в Казахстане продолжает неуклонно снижаться численность сокола балоба­на, на участках она достаточно высокая. Он внесен международными природоохранными организа­циями — IUCN и BirdLife International в список видов, которым угрожает исчезновение. В силу сво­его географического положения Казахстан играет очень важную роль в сохранении данного вида со­кола. Находясь в центральной части ареала вида и занимая почти 40 % его площади, Казахстан явля­ется одним из основных мест размножения балобана и резерватом для других регионов.

Природоохранные — присоединение новых участков — Жельтау и Мурынтал — позволит обес­печить свободу перемещений архара, создать условия для большей его безопасности и сохранности, минимизировать факторы беспокойства. На участке Мурынтал имеются березово-осиновые колки с редкими видами флоры, а на участке Жельтау — редкие сообщества морковниково-красноковыльных степей. В настоящее время они испытывают сильный антропогенный пресс, поэтому включение их в состав Баянаульского ГНПП позволит сохранить уникальный генофонд бореальных видов, находя­щихся на южной границе своего ареала, и эталонные, степные биоценозы. Расширение площади ООПТ будет способствовать сохранению биоразнообразия в регионе, усилению экологического вос­питания и образования и развитию экологического туризма [10, 11].

Во всех функциональных зонах должны соблюдаться экологические требования. Выполнение всего комплекса природоохранных задач такой особо охраняемой природной территории, совме­щающих интересы охраны природы и экологического воспитания, достигается благодаря территори­альному разграничению разных функциональных участков национального парка.

На территории допускается развитие культурно-просветительской деятельности и экологическо­го туризма, ограниченной хозяйственной деятельности и прокладываются экологические маршруты, учебные тропы, которые должны обеспечить посетителей возможностью осмотра достопримечатель­ности парка, разрешать сенокошение, выпас скота [12]. 

 

Список литературы

  1. Закон Республики Казахстан «Об особо охраняемых природных территориях» от 15 июля 1997 г. № 162-1 ЗРК. — Алматы: ТОО «Экопроект», 1997.
  2. Забелина Н.М. Обзор проблем в области развития особо охраняемых природных территорий в странах мира и СНГ. — М.: Вестник «З», 1996. — С. 17-26.
  3. Гельдыева Г.В., Веселова Л.К. Ландшафты Казахстана. — Алма-Ата: Ғылым, — 176 с.
  4. Джанпеисов Р., Соколов А.А., Фаизов К.Ш. Почвы Казахской ССР. Вып. 3. Павлодарская область. — Алма-Ата:АН КазССР, 1960. — 256 с.
  5. Иващенко А.А. Растительный мир Казахстана. — Алматы: Алматыкітап, — 175 с.
  6. Иващенко А.А. Сокровища растительного мира Казахстана. По страницам Красной книги. — Алматы: Алматыкітап, — 128 с.
  7. БайтеновМ.С. В мире редких растений. — Алма-Ата: Кайнар, 1986. — 176 с.
  8. Макулбекова Г.Б. Растительность Баянаульских гор и ее смены: Автореф. дис. ... канд. биол. наук. — Алма-Ата,— 25 с.
  9. Охраняемые природные территории // Материалы к созданию концепции системы охраняемых природных террито­рий России. — М.: ВВФ, 1999. — С. 14-19.
  10. Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам особо охраняемых природных территорий» от 23 января 2001 г. № 151-11 З РК. — Алматы, 2001 // e.gov.kz
  11. Кертешов Т.С. Принципы и пути развития экологического туризма на особо охраняемых природных территориях // Материалы 4-й Казахстанской Междунар. турист. ярмарки «Туризм и путешествие». — Алматы, 2004. — С. 69-75.
  12. Перспективы развития экологического туризма в Казахстане. — Алматы: ТОО «Экопроект», 2001. — С. 26-29.
Фамилия автора: М.Б.Абишева, Г.М.Тыкежанова, А.Б.Абилова
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Биология
Яндекс.Метрика