Фитонимы в лексико-семантической системе языка и проблема номинации

В статье рассматриваются   некоторые аспекты описания фитонимической  лексики в русском и английском языках, а также отмечаются подходы к решению проблемы анализа фитонимических номинаций и организации ЛСГ фитонимов.

Анализ перспективных направлений исследования языка отражает изучение отдельных фрагментов языковой картины мира, каковой является и фитонимическая картина мира, связанная с языковым освоением мира растений  (фитонимы  – наименования растений). Наиболее актуальными подходами для описания объектов конкретных денотативных сфер, по словам Н.И. Коноваловой, являются следующие.

  • .Системно-структурное описание единиц, составляющих определенные семантические общности, достигается его системностью (наличием иерархической, ядерно-периферийной организации единиц, смысловых и формальных оппозиций).
  • .Когнитивно-ономасиологический подход ориентирован на мотивационные и номинативные модели, которые содержат во внутренней форме названий определенного класса информацию о номинируемом денотативном пространстве, т.е. мотивационную рефлексию в сознании носителей языка.
  • .Динамический подход к описанию языковых единиц заключается в исследовании синхронно-диахронного выражения номинативного континуума, актуализирующего различные представления языковых форм, связанные с изменчивостью ментальных стереотипов.
  • .Лингвокультурологический подход к анализу содержательной стороны единиц семантических общностей включает разнообразную этнокультурную информацию, связанную с мифологическими и религиозными воззрениями народа, с традиционными обрядами и ритуалами, которые могут фиксироваться не только внутренней формой наименования определенной семантической общности, но и народной идиоматикой [1].

В лингвистической литературе существует много работ, посвященных анализу фитонимической лексики различных языков (Меркулова В.А., Рябко О.П., Абрегов А.Н., Копочева В.В., Коновалова Н.И., Панасенко Н.И., Почепцова Л.Д. и др.). Отмеченные параметры предполагают возможность обращения к разным характеристикам этого феномена.

Однако до настоящего времени не существует однозначного определения лингвистического статуса названий растений. Одни исследователи относят их к  терминам  (Меркулова 1961, 1965; Боброва 1976; Борисова 1989; Итунина 1999), другие - к номенклатуре (Закаревская 1970; Иванов 1985), третьи, определяя названия растений как номенклатуру, выделяют ряд терминологических свойств фитонимов, а именно четкую соотнесенность с денотатом, точность лексического значения, наличие обобщающего (родового) слова в предметной подгруппе [Арьянова 1989, 2]. Следует отметить, что указанные свойства присущи большей части лексико-семантических групп конкретной лексики[5].

Фитонимы функционируют в лексико-семантической системе языка, где они выполняют не только номинативную, но также прагматическую и оценочную функцию, употребляются носителями языка наряду с любыми другими словами [1]. Фитонимия представляет собой объединение лексем сходной денотативной направленности с классифицирующим интегральным семантическим признаком, в составе которой представлены частные лексико-семантические группы, характеризующие собственно лингвистические отношения между составляющими ее единицами. Исходя из данного положения, мы выделяем ЛСГ «названия растений» (НР) в составе лексико-тематической группы названий растений.

Особенности возникновения и функционирования данной ЛСГ в английском и русском языках заключаются в следующем: несмотря на то, что технические приемы номинации (образование слова из имеющихся в языке средств по принятым в данной языковой системе моделям; заимствование звуковой формы слова из другого языка; использование готовых языковых средств во вторичной для них функции обозначения) являются общими для всех языков мира, на характер приемов номинации оказывают влияние как особенности языкового типа, так и сложившаяся  в  языке лексическая система.

Языковая техника вторичной номинации, при которой происходит создание новых наименований из имеющихся в языке номинативных единиц, широко используется и в словообразовании, и в лексической сфере английского и русского языков. Так, часто при номинации экзотического растения используется название другого растения, имеющего схожие признаки. Кроме того, нельзя не упомянуть метафору и метонимию как основные способы переосмысления. Пересечение существенных для называния признаков номинируемого объекта и денотативных признаков слова, использующегося во вторичной для него функции означивания, образуют так называемую внутреннюю форму нового словесного обозначения [4].

Очень часто выделяют «живую» и «стертую» внутреннюю форму. «Живой» внутренней формой обладают слова, в значении которых сохраняется мотив, легший в основу наименования: лат. Artocarpus anisophila, англ. bread-fruit tree (букв. ‗дерево с хлебными   плодами‘),   русск. хлебное   дерево (растение   названо   по   форме     плодов).

«Стертой» внутренней формой обладают слова, в которых номинативная основа значения не   осознается   носителями   языка   (акация,   дуб,   анемон)   и   требуется   специальное этимологическое      исследование      происхождения      и      развития      значения      слова. Образование    звуковых    форм    слов    из    имеющихся    средств    по    существующим словообразовательным моделям связано с реализацией процессов деривации слов в языке. Поскольку  именно  в  производных  словах  прозрачно  выступает  природа  их  мотивации, исследование     словообразовательных     моделей     позволяет     углубить     имеющиеся представления о формировании значений словесных знаков, о связях предметного ряда с названиями его составляющих, о роли непосредственных ассоциаций в актах называния, о выборе   того   или   иного   признака   предмета   в   процессе   его   обозначения   [3].   Так, русск. маргаритка восходит    к    лат. margarite <    греч. margarites –    «жемчужина»;    в англ. Daisy ―маргаритка‖ восх. к древнеангл. dæзеsēaзe, букв. ‗глаз дня‘. 

Из примеров видно, что признаки, положенные в основу наименования, равно как и способы представления знаний (деривация - в русском и словосложение – в английском) неодинаковы в разных языках, хотя денотаты идентичны. Это связано с особенностями восприятия и языковой картиной мира того или иного народа. Заимствование звуковой формы слова из другого языка несколько отличается от всех остальных перечисленных нами случаев (надо заметить, равнозначно реализуемых в сопоставляемых языках), поскольку заимствуется целиком слово как единство звучания и значения.

Процесс номинации при использовании заимствованных элементов имеет разные пути и условия формирования ЛСГ НР. Так, английский язык насильственно насаждался в колониальных и полуколониальных странах (Индия, Северная Америка, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка и др.) и не мог не впитать в свой словарный состав множества слов из языков, с которыми он приходил в соприкосновение, а также имел непосредственную возможность наблюдать природные реалии тех мест и давать им свои названия.   Например, cocoa из   исп. cacao <   мексик. cacauat «какао»; coca из    исп., перу. coca «кока»     (кустарник); guava из     исп.    guayaba «гуайва»; yucca из     исп., гаит. yucca «юкка»; tomato из исп., мексик. tomate «томат».

В русской фитонимике имеется около 150 названий растений, связанных с тюркскими языками. Многие из них относятся к экзотическим: айва, инжир, мушмула, хурма, фисташка, кенаф, кунжут и другие; а в настоящий период идет активное заимствование названий экзотических растений, интродуцируемых в России, в том  числе и через английский язык: манго – через английский (mango), киви – из языка майори через английский (kiwi). В русский язык эти фитонимы вошли опосредованно, так как, в отличие от англичан, у русских раньше не было условий непосредственного контакта с этносами, на территории проживания которых произрастали экзотические растения [6].

Таким образом, ЛСГ «названия растений» (НР) представляет объемный материал для исследования в разных аспектах сопоставительно-типологического анализа в английском и русском языках.

 

 

Список литературы 

  1. Коновалова, Н.И. Народная фитонимия как фрагмент языковой, картины мира: монография / Н.И. Коновалова. - Екатеринбург: Издательство Дома учителя, 2001. - 150 с.
  2. Арьянова, В.Г. Об одной стороне системных отношений в диалектной фитонимике / В.Г. Арьянова // Русские говоры Сибири. - Томск: Изд-во Томск.ун-та, 1984. - С. 75- 78.
  3. Колшанский, Г. В. Объективная картина мира в познании и языке / Г. В. Колшанский. - М.: Наука, - 159 с.
  4. Беляевская Е.Г. Семантика слова / Е.Г.Беляевская. - М.: Высшая школа, - 126 с.
  5. Берестнева, А.В. Языковые тенденции в выборе мотивирующих признаков в процессе номинации экзотических растений (на материале фитонимов русского и английского языков) / А.В. Берестнева // Известия Российского педагогического университета им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради: Научный журнал.. - 2007. -№ 16 (40). –  С. 357-359.
  6. Берестнева, А.В. Типология мотивирующих признаков номинации растений в разносистемных языках (на материале фитонимов, обозначающих экзотические растения) / А.В. Берестнева // Б.А. Алборов и проблемы кавказоведения: Материалы региональной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Б.А. Алборова. - Владикавказ, 2006.- С. 32-36.
Фамилия автора: Ескалиева А.К.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Филология
Яндекс.Метрика