Влияние торгово-экономических отношений на развитие аграрных отношений в Западном Казахстане в XIX веке

В развитии аграрного хозяйства торговые отношения представляют важный аспект, поскольку для реализации продуктов сельского хозяйства это закономерное явление. Применительно к данной теме отметим, что торгово-экономические отношения развивались в аграрном секторе экономического развития Западного Казахстана довольно длительное время. В период переселенческой политики царизма этот аспект получил дальнейшее, более усиленное развитие. Сама по себе аграрная политика царского правительства не столько способствовала тому, что торгово-экономические отношения развивались быстрее, а в том плане, что сам процесс переселенческого движения способствовал вовлечению в процесс продуктообмена дополнительные источники и силы, что было возможно при увеличении фактора торгово-экономических, финансовых отношений!

Переселенческая политика существенно изменила экономическую структуру Западного Казахстана, повлияла на социальные отношения в обществе. Переселение и колонизация означали существенную деформацию сложившейся социально-экономической структуры хозяйства Казахстана. Этот процесс прямым образом влиял на положение казахского населения. Царское правительство считало, что колонизация необходима для освоения окраин России. В современной исторической науке Казахстана выделяются несколько видов-хозяйства на территории степного края к концу XIX века: 1) Кочевое скотоводческое хозяйство в «чистом» виде; 2) оседлое земледельческое хозяйство; 3) Кочевое скотоводческое хозяйство, но с разнообразной структурой сенокошения и земледелия; 4) земледельческо-скотоводческое, с преобладанием первого; 5) полуоседлая скотоводческая форма с сенокошением. Это разнообразие хозяйственных типов показывает, что в Казахстане не было какой-либо однообразной формы экономических отношений. В данном случае, это еще раз подтверждает, что не может быть каких-либо единых стандартов при оценке различных хозяйств казахов и переселенцев.

Контроль над проведением переселенческой политики правительству не удавался полностью, и оно стремилось развивать административные рычаги влияния, чтобы способствовать укреплению влияния русского населения в регионе. Польза для правительства была в переселении избыточного населения на окраины, но в плане реализации переселенческой политики и контроля над ее осуществлением были серьезные трудности, что не могло не задевать интересы правительства. При этом, кочевое и полукочевое население в южных районах продолжало жить в условиях, когда существовали условные границы между пастбищами. Так, например, граница Темирского уезда с Закаспийской областью была номинальной и не разграничивала фактическое землепользование населеыйя. Из Темирского уезда 31% казахов перекочевывали в Хивинское ханство [1, с.72]. Напротив оседлое казахское  население стремилось расселяться  более  компактно, но мелкими группами. В материалах местной администрации отмечалось: «Осевшие киргизы большею частью живут небольшими поселками. Зимовки их... сложенные из дерна или воздушного кирпича, располагаются по берегам рек и озер, обыкновенно группами в 5-10 зимовок» [2, с.33-34].

Рассматривая вопрос об аграрном развитии Западного Казахстана, необходимо затронуть вопрос о промысловых занятиях населения региона. Например, поселенцы в Мангышлакском уезде часто занимались рыболовством, как подспорьем в своем хозяйстве. «Первое и главное место в «промыслах» занимал т.н. «сельскохозяйственный наем». Этот вид «промысла» обнимал собой многообразные виды наемной работы за определенную плату деньгами или натурой в байских, казачьих и русских кулацких хозяйствах. В качестве наемных работников нанимались на круглый год и на разные сроки менее года, посезонно, на несколько месяцев и т.д.» [3, сЛ43-144]. Среди хозяйств, нанимающих батраков на сезонные работы, были также и казахские хозяйства.

В условиях развития земледелия и скотоводства возрастали объемы торговли в регионе. В системе вывоза на продажу 78% составляло просо [4, с.248]. Необходимо отметить также рыболовный промысел, которым занимались казахи и переселенцы. Однако в рыболовном деле сложилась сложная ситуация. Интерес к развитию рыболовства имело несколько ведомств: Министерство государственных имуществ, торговли, продовольствия, а также военное министерство. Только лить вмешательством полиции было невозможно защитить рыболовные промыслы, нужны были мероприятия культурно-производственного характера [5].

Прогресс земледелия должен предполагать также прогресс использования новейших форм технического производства в сельском хозяйстве. А.А. Кауфман по этому поводу писал: «... в чем суть нашего аграрного кризиса... в том, что трехполье в одних местах, залежное хозяйство в других не может уже прокормить переросшего емкость территории населения: залежное хозяйство потому, что земля не получает достаточного отдыха, трехполье - потому, что земля не удобряется или удобряется слишком слабо; а не отдыхает земля и не удобряется потому, что сгущение населения заставило распахать все, что только возможно было распахать» [6, с. 164]. Учет луговой площади в статистических материалах, несмотря на многочисленные исследования, был не завершен и не систематизирован конкретно по каждому региону [7]. Уральские лошади пользовались значительным спросом на многих рынках, также как и Оренбургские лошади. Чиновник Оренбургско-Турагайского управления земледелия и государственных имуществ И.И. Мальчевский в результате обзора некоторых местностей отмечал, что серьезной помехой для хозяйственного развития является экстенсивный путь производства в аграрном секторе. При этом мешали такие факторы: залежная система земледелия, отсутствие разнообразных посевов, частые неурожаи. Далее, И.И. Мальчевский отмечает, что не изжиты полностью остатки общинного устройства, что стесняет инициативу крестьянства: «... не зная промысла он должен вести хозяйство и вести его так, как ведет его сосед, дабы не нарушать теми веками установившихся традиций» [8]. Таким образом, крестьяне часто вели свое хозяйство так, как это было принято с давних времен, что, естественно не могло повысить технический уровень производства. Более рациональным считалось расселение крестьян на хутора, в связи с тем, что община не могла решить проблему модернизации сельского хозяйства.

Развитие земледелия продолжало усиливать процесс оседания казахского населения. По словам Б.А. Скалова: «... с чрезвычайно сильным распространением среди киргизов сенокосилок и конных грабель, с развитием земледелия и вздорожанием земли, вопрос о переходе на сенное содержание есть только вопрос времени». Возрастали расходы на содержание пастухов в скотоводческих хозяйствах. Казах-пастух в среднем получал на зиму 15-20 рублей, 5-10 пудов муки, 20-25 пудов мяса. При этом значительной проблемой для скотоводства продолжало оставаться слабое ветеринарное обслуживание скота.

Экспедиция по исследованию степных областей под руководством Ф.А. Щербины отмечала, что в Актюбинском уезде: «Благодаря обилию земель, здешнее земледельческое хозяйство всюду покоится на залежной системе. Нигде в уезде нет еще и намека на переход к более интенсивным системам использования земли» [9, с.35]. Заметим, что даже в Актюбинском уезде, который считался одним из наиболее земледельческих, тем не менее, даже здесь, была распространена залежная система земледелия, что подтверждает факт недостаточно эффективного и повсеместного внедрения новейших орудий труда. Заимствование казахами земледельческой культуры переселенцев, в принципе повышало уровень производства продукции сельского хозяйства. Однако, с другой стороны, эти хозяйственные условия, далеко не всегда, были на высоком технологическом и агротехническом уровне. Таким образом, заимствование хозяйственных условий у переселенцев объективно приводило к росту хлебной продукции. Но процесс обработки земли носил во многом, характер развития залежного хозяйства. Экстенсивный путь в земледелии не мог повысить модернизацию сельского хозяйства. «Казахи перенимали культуру и технику земледелия, приглашая русских крестьян для производства земледельческих работ у себя или через участие в земледельческих работах на полях русского населения» [3, с. 104].

Годовой расход Тургайских переселенцев составил 87,698 рублей, из которых на личные нужды тратилось 37,25 рублей. Более интенсивно развивались различные виды промыслов.

В Актюбинском уезде процент кочевого населения, был выше, чем оседлых жителей, но этот уезд считался земледельческим. В Кустанайском уезде, процент соотношения кочевого и оседлого населения был почти одинаковым. Однако в данном уезде, многие хозяйства специализировались на выращивании хлебной продукции. Некоторое количество кочевых хозяйств также прибегало к методам хлебопашества, в целях удовлетворения собственных нужд и для торговли. Наиболее негативным фактором в этом процессе, было изъятие земель у казахского населения, что мешало развитию хозяйства самих казахов. В Уральском уезде бороновка одной десятины рабочим скотом в среднем стоила 3 руб. 67 коп., а в Лбищенском уезде 3 руб. 35 копеек. Цена одной лошади в Кустанайском уезде стоила в среднем от 20 до 100 рублей, в Актюбинском уезде от 30 до 150 рублей, в Уральском от 35 до 150 руб., в Темирском от 25 до 100 рублей.

В развитии аграрных отношений присутствует разделение между z-гственным способом получения прибыли и получением прибыли - тем вложения дополнительных затрат. До осуществления =ніхжомасштабной колонизации и изъятия земель, хозяйственный уклад Жадного Казахстана был в целом, связан с кочевым скотоводством. При ?том земля была той экономической основой, на которой осуществлялся тот самый круглогодичный процесс кочевания, столь необходимый для ~.: ддержания уровня традиционнрго хозяйственного уклада. При данных '•словиях, кочевник стремился реализовать в земле исключительно потребность в разведении скота и повышении его продуктивных свойств. В процессе колонизации и переселенческого движения появилась новая хозяйственная конъюнктура. Земля стала объектом изъятия для новых лелей - развития земледелия. Возросли денежные расходы на развитие .хозяйства во всем регионе.

Оказавшись в новых условиях степной зоны, многие переселенцы обратили внимание на тот факт, что существующие природно-климатические условия достаточно пригодны для скотоводства. От использования естественных условий пастбищ в целях кочевания они переходили к применению физических усилий для земледелия. В связи с этим возросло стремление населения к повышению агрономических и других знаний необходимых для ведения сельского хозяйства. Отношение к земле изменилось в плане получения дохода и стало принципиально иным. Земля оставалась главной формой и основой получения прибыли для населения. Борьба за землю приняла важный характер. Здесь и необходимо отметить, что для удовлетворения своих потребностей в продуктах, казахское население занималось также земледелием. Это еще раз подтверждает тот факт, что материальный фактор играет довольно существенную роль в жизни общества.

Не все переселенцы смогли реально справиться с трудностями. Поэтому наблюдался большой поток крестьян, которые возвращались назад, на свою родину. Так что, опасность того, что надежда получить помощь, исчезает, вполне имела место в крестьянской среде. В данном случае, это не могло не влиять на социально-экономическую структуру региона. Россия была по преимуществу аграрной страной, поэтому проблема миросознания крестьянства занимает важное место в исследовании аграрного развития. Почти все семьи в Кустанайском уезде имели в среднем долг 34 рубля в год [11, с. 32-33]. 23% семей не имели сельскохозяйственный орудий.

Социальная структура населения Западного Казахстана видоизменялась в ходе осуществления переселенческой политики, аграрной колонизации, миграционных процессов. Политика царского правительства постепенно уничтожала сословия в казахском обществе, приводила к тому, что ключевым аспектом в определении социального положения населения становилось не социальное происхождение, а наличие      богатства.      Таким      образом,      развитие ^rS капиталистических отношений приводило к постепенному исчезновению политического и экономического влияния родовой верхушки казахского общества. С развитием земледелия и постепенным  исчезновением традиционного  хозяйственного уклада первостепенное значение получает не степень родства, а принадлежность к  финансовой  верхушке  общества.  Довольно  значительным было количество бедных хозяйств. Переселенцы в южных районах, несмотря на сложные климатические условия, тем не менее, стремились развивать свое хозяйство.

В ходе аграрной трансформации, кочевое и полукочевое скотоводство значительно изменилось в плане экономической целесообразности, но нет достаточных оснований, говорить о том, что традиционный уклад утратил свое значение в сфере хозяйственных отношений. Российский историк В.И. Колесник отмечает: «Разумеется, социально-экономический прогресс кочевников неизбежно подводил их к переходу на оседлость. Но вряд ли отсюда вытекает вывод о тупиковом характере кочевого направления развития экономики» [12, с. 150]. Таким образом, проблема развития кочевого хозяйства продолжала оставаться одной из наиболее острых проблем в регионе, в особенности в условиях аграрной трансформации.

Продолжали возрастать расходы хозяйств на осуществление сельскохозяйственных работ. В Уральской области распашка одной десятины посева стоила в среднем 2 руб. 38 коп., бороновка одной десятины обходилась в 1 руб. 52 коп., для найма косца при сборе урожая один час работы оценивался в 1 руб. 58 копеек. В то же время повышались цены на скот и продукцию скотоводства. Увеличивались расходы на общественные работы и сельскохозяйственные ссуды. В основном ссуды выделялись на продовольственное обеспечение 114194 руб., на заготовку семян 20051 рублей. Развитие ссудного капитала происходило в связи с быстрым ростом земледельческих хозяйств. Хлебная продукция поступала на многие рынки. В Актюбинском уезде, например хлеб по железной дороге вывозился на продажу в Оренбург.

В Уральской области оставалась значительная проблема развития земледелия в казачьих станицах. В Уральском казачьем войске было значительное количество земли, неудобной с сельскохозяйственной точки зрения. Под водами находилось 94140 десятин, под болотами 17446 дес., под песками и солончаком было 151702 десятин. Земельные интересы казаков, переселенцев, казахов были связаны с закреплением своего положения в сельском хозяйстве. Казахское население в условиях земельных изъятий отправляло многочисленные просьбы в местные органы власти с просьбой о выделении земельных участков.

Традиционное для кочевого общества коневодство теряло свое значение, и начали развиваться новые хозяйственные условия, связанные с ростом крупного рогатого скота. Количество овец сокращалось медленными темпами. Овцеводство продолжало играть важную роль в скотоводстве. По мере развития земледелия именно эти виды скота стали преобладать в составе стада не только в казахских, но и в переселенческих хозяйствах. В Уральском уезде, коневодство занимало очень незначительное значение, а овцеводство было самым распространенным видом хозяйства.  В Кустанайском уезде среди переселенцев скотоводство занимало довольно значительную роль. Среди видов скота постепенно получило распространение также свиноводство, что было связано с хозяйством переселенцев. В данном случае, указывается на преобладание крупного рогатого скота. Переселенцы также занимались скотоводством, а казахи приспосабливались к земледелию. В этом случае, отчетливо наблюдалось трудовое и хозяйственное взаимовлияние между казахским и переселенческим населением.

Региональный фактор является одним из ключевых аспектов в исследовании истории Казахстана, как составляющая часть исторического процесса. Исследование местного опыта всегда являлось важнейшим аспектом в проблеме изучения истории аграрных отношений в Западном Казахстане. В начале, в регионе формировался определенный культурный компонент, когда складывались элементы трудового взаимовлияния между кореннымл-іаселеыием и переселенцами. В данных условиях, происходила переоценка ценностей, переход к оседлости, изменение формы хозяйства.

 

Литература:

  1. Статистический обзор Астраханской губернии за 1910 год. -Астрахань, 1911.-81 с.
  2. Переселение в Степной Край в 1907 году. Справочная книжка о переселении в области Тургайскую, Уральскую, Акмолинскую и Семипалатинскую. - Санкт-Петербург, 1907. - 168 с.
  3. Бекбергенов М.С. Социально-экономические отношения в Казахстане в концеXIX - началеXX вв. // Дисс... канд.ист.наук. - Ленинград: ПИАН СССР, 1953.-365 с.
  4. Сулейменов Б. Аграрный вопрос в Казахстане последней третиXIX -начатXX в (1867-1907 гг). - Алма-Ата: АН КазССР, 1963. - 411 с.
  5. РГАЭ (Российский государственный архив экономики). Ф.478. Оп.1. Д.76. Л.156.
  6. Кауфман А.А. Соображения по вопросу о допустимости наделения переселенцев в некоторых местностях Тургайской области в уменьшенном против 15 десятин на душу размере. - Санкт - Петербург: тип «Балашев и К», 1900. - 79 с.
  7. ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф.Р-5446. Оп.55. Д.128. Л.32-33.
  8. ГАОО (Государственный архив Оренбургской области). Ф.126. Оп.1. Д.1. Л.13.: Материалы по киргизскому землепользованию собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей. Ьргайская область. Т. VII. Актюбинский уезд. - Воронеж, 1903. - 571 с.
  9. ГАОО. Ф.126. Оп.4. Д.11. Л.14.
  10. Седельников Т.И. Борьба за землю в Киргизской степи (Киргизский земельный   вопрос   и колонизационная политика правительства). - Санкт - Петербург: «Дело», 1907. - 84 с.
  11. Колесник В.И. Экономические возможности кочевых обществ //Вопросы истории, 2007. - № 4. - С. 142-152.
Фамилия автора: ФРИЗЕНД.Я.
Год: 2010
Город: Актюбинск
Категория: История
Яндекс.Метрика