Актуальные направления исследований проблем межкультурной коммуникации

За последние полвека наблюдается исключительно рост научного интереса к проблемам межкультурного взаимодействия. В статье рассматривается проблема межкультурной коммуникации, выделен ее исторический аспект. Приведены примеры экспериментальных исследований по данной проблематике. Авторами отмечены некоторые механизмы межкультурной коммуникации. Подробно описаны такие из них, как этническая и культурная идентичность, этноцентризм, этнические стереотипы. Выводы авторов касаются актуальности и важности изучения особенностей межэтнического взаимодействия.

В демократическом государстве, в котором законодательно закреплены свободы, права личности и обязанности его членов, идеология выполняет функцию движущей силы социальных интересов, способствуя реализации общественных и личных целей. Одним из основных общечеловеческих принципов, на которых основана идеология современного демократического правового государства, является уважение к представителям различных национальностей, их культуре и национальным ценностям.

Как это ни прискорбно, но и в новом тысячелетии мы являемся свидетелями многочисленных этнических конфликтов, экстремистских действий, подъема националистических настроений. Несомненно, эти проблемы требуют научного осмысления, а также изучения ценностно-нормативных систем культуры каждого народа, координирующих межкультурные взаимодействия как отдельных индивидов, так и народов в целом.

За последние полвека наблюдается исключительно рост научного интереса к проблемам межкультурного взаимодействия. Этот интерес привел к появлению новой науки — межкультурной коммуникации. Межкультурная коммуникация возникла в США благодаря практическим интересам политиков и бизнесменов. Как известно, после Второй мировой войны активно начала расширяться сфера влияния американской политики, экономики и культуры. У многих государственных деятелей, бизнесменов очень часто начали возникать проблемы при установлении практических контактов с представителями других культур [1]. В истории известно немало случаев, когда это приводило к конфликтам, взаимной неприязни. Не спасало даже совершенное знание языков. В связи с этим постепенно складывалось осознание необходимости изучения не только языков, но и культур других народов, их обычаев, традиций, норм поведения.

В Европе развитие исследований межкультурной коммуникации происходило несколько позднее, чем в США. Однако формирование европейского сообщества открыло межгосударственные границы для  свободного перемещения  людей,  капиталов и товаров. Это привело к тому, что    крупные города Европы стали менять свой облик благодаря проявлению представителей разных культур. Таким образом, сама жизнь актуализировала проблему взаимного общения носителей разных культур. На этом фоне постепенно формировался интерес ученых к проблеме межкультурного общения.

Основная часть зарубежных исследований по проблеме межкультурной коммуникации выполнена в контексте изучения этнических предубеждений и предрассудков. В современных американских исследованиях (Tenenbaum, Harriet R., Ruck, Martin D., 2007) среди педагогов выявляются больше положительных ожиданий от учеников европейского происхождения, чем от выходцев из Латинской Америки или афро-американцев [2]. Между тем французские ученые из университета Нотр-Дам (Daniel J.Myers, Alexander J.Buoye, Janet Mcdermott, Douglas E.Strickler, Roger G.Ryman, 2000) на основе формирующего эксперимента доказали, что увеличение знаний об элементах культуры других этнических групп положительно отражается на развитии навыков межкультурной коммуникации [3].

Сегодня в Казахстане очень многое делается для сохранения стабильности и единства в обществе, и немалая заслуга в этом принадлежит Президенту РК. Созданная Президентом 20 лет назад Ассамблея народа Казахстана определила возможность и необходимость изучения родных языков, возобновления традиций, обычаев [4].

Психологические исследования межэтнических проблем обосновывают раскрытие механизмов межэтнических отношений, таких как этническая идентичность, культурная идентичность, культурные ценности, толерантность, этническая адаптация и т.д. Основным процессом межэтнических отношений является межэтническая коммуникация.

Культурные последствия расширяющихся контактов между представителями разных стран и культур выражаются, среди прочего, и в постепенном стирании культурной самобытности. Особенно это очевидно для молодежной культуры — все носят одинакового фасона джинсы, слушают одну и ту же музыку, поклоняются одним и тем же идолам — «звездам» спорта, кино, эстрады. Однако со стороны более старших поколений естественной реакцией на этот процесс стало стремление сохранить особенности и отличия своей культуры. Поэтому сегодня в межкультурной коммуникации особую актуальность имеет проблема культурной идентичности, т.е. принадлежности человека к той или иной культуре.

Культурная идентичность оказывает определяющее влияние на процесс межкультурной коммуникации. Она предполагает совокупность определенных устойчивых качеств, благодаря которым те или иные культурные явления или люди вызывают у нас чувство симпатии или антипатии. В зависимости от этого мы выбираем соответствующий тип, манеру и форму общения с ними.

Интенсивное развитие межкультурных контактов делает актуальной проблему не только культурной, но и этнической идентичности. Это вызвано целым рядом причин. Во-первых, в современных условиях, как и раньше, культурные формы жизнедеятельности с необходимостью предполагают принадлежность человека не только к какой-либо социокультурной группе, но и к этнической общности.

Во-вторых, следствием бурных и разносторонних культурных контактов становится ощущение нестабильности окружающего мира.

В-третьих, закономерностью развития любой культуры всегда была преемственность в передаче и сохранении ее ценностей, так как человечеству необходимо самовоспроизводиться и саморегулироваться. Содержание этнической идентичности составляют разного рода этносоциальные представления, разделяемые в той или иной степени членами данной этнической группы.

Этническая идентичность — это не только принятие определенных групповых представлений, готовность к сходному образу мыслей и разделяемые этнические чувства, она также означает построение системы отношений и действий в различных межэтнических контактах. С ее помощью человек определяет свое место в полиэтническом обществе и усваивает способы поведения внутри и вне своей группы.

В процессах межкультурной коммуникации взаимодействуют «привычная» нормативноценностная система собственной культуры и «непривычная», чаще всего непонятная нормативноценностная система чужой культуры. При этом большинству людей свойственны восприятие и оценивание явлений незнакомой окружающей действительности с позиции «своей» этнической общности, рассматриваемой в качестве эталона (эталонным может считаться все, что угодно: религия, язык, литература, пища, одежда, поведение и т.д.). Этот феномен давно известен в социальных и этнологических исследованиях как явление этноцентризма — «предпочтения своей этнической группы» [5], или пример внутригруппового фаворитизма.

Сущность этноцентризма как общественно-психологического явления также сводится к наличию совокупности массовых иррациональных положительных представлений о собственной культуре как о некоемом «ядре», вокруг которого группируются другие этнические общности [5; 119].

Понятие «этноцентризм» было впервые введено в науку в 1883 г. австрийским социологом И.Гумпловичем. Далее оно разрабатывалось американским социологом Д.Самнером, по мнению которого, этноцентризм — это такое «видение вещей, при котором своя группа оказывается в центре всего, а все другие соизмеряются с ней или оцениваются со ссылкой на нее».

Социокультурные изменения, протекающие в современном мире, отражают глубинную трансформацию, происходящую в самой структуре общественного бытия. Данная трансформация рассматривается как своего рода выход из того сложного состояния, в котором находится современное общество. Это связано с тем, что одними из основных характеристик нашего времени являются: формирование единого информационного пространства, взаимопроникновение культур и процессы глобализации.

Решение этих проблем не может осуществляться вне развития и углубления коммуникативных процессов между культурами и осознания формирования нового социокультурного пространства и новой личности, что обусловливает необходимость теоретического осмысления процессов межкультурной коммуникации.

Пространство мегаобщества требует от индивида адекватной реакции на новые социальные условия, именно поэтому вопрос интерпретации межкультурных различий как одной из функциональных особенностей процесса глобализации представляет особый интерес для исследователей различных научных направлений.

Немалое количество современных исследований направлено на выявление психологических последствий опыта межкультурного контакта, Так, например, у японских детей в возрасте от 6 до 18 лет, вернувшихся из-за границы, был обнаружен более негативный образ Японии и ее народа, чем у их соучеников, не имевших опыта пребывания за рубежом [6].

В целом ряде исследований были выявлены межкультурные различия в особенностях коммуникативной активности. Например, отмечается, что в дискуссиях американцы предпочитают высказываться ясно и четко и стремятся в первую очередь выдвинуть основной аргумент, чтобы вызвать у оппонентов желание услышать остальную информацию [7]. Между тем высокая зависимость коммуникации от контекста, присущая многим восточным культурам, проявляется в расплывчатости и неконкретности речи, изобилии некатегоричных форм высказывания, слов типа «может быть», «вероятно» и т.п. Так, японцам соблюдать вежливость и сохранять гармонию межличностных отношений помогает сам строй родного языка, в котором глагол стоит в конце фразы: говорящий, увидевший реакцию на свои первые слова, имеет возможность смягчить фразу или даже полностью изменить ее первоначальный смысл [5; 128].

Отдельное внимание исследователей направлено на изучение межкультурных различий в невербальной, особенно проксемической (связанной с физическим расстоянием между общающимися людьми), стороне коммуникации. Так, нормы приближения к человеку во многих других культурах сильно отличаются от американских. Высокая потребность в тесном контакте при общении характерна для культур Латинской Америки, арабских стран и Южной Европы, а низкая, хотя и в разной степени, кроме культуры США, отличает культуры Дальнего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии и Северной Европы. В исследовании студентов из разных стран самая большая дистанция была выявлена у жителей Северной Европы, самая короткая — у арабов, высококонтактными оказались также южноевропейцы и латиноамериканцы [7; 117].

В рамках задач этнической психологии, среди которых на современном этапе выделяют такие, как исследование социально-психологических проблем межэтнического взаимодействия, изучение особенностей формирования и актуализации этнической идентичности на индивидуальноличностном уровне, создание и апробирование программ и методов социально-психологического тренинга успешного межкультурного взаимодействия [8], особую значимость приобретает исследование роли этнических стереотипов в процессе формирования позитивной этнической идентичности, а также изучение влияния стереотипных представлений на успешность адаптации мигрантов к новому культурному окружению [8].

Круг проблем, стоящих перед этническим психологом, и выбор методов их разрешения поистине необозрим. Но главным принципом, по-видимому, должно являться глубокое и беспристрастное изучение особенностей этнических групп и социально-психологических механизмов межэтнического взаимодействия с целью поиска путей для наиболее адекватного восприятия других народов и общения с ними в духе терпимости и взаимоуважения.

Одной из глобальных проблем исследования этнической психологии в вопросе межэтнической коммуникации является этноцентризм.

Этноцентризм представляет собой психологическую установку воспринимать и оценивать другие культуры и поведение их представителей через призму своей культуры. Чаще всего этноцентризм подразумевает, что собственная культура превосходит другие культуры, и в этом случае она расценивается как единственно правильная, превосходящая все другие, которые, таким образом, недооцениваются. Все, что отклоняется от норм, обычаев, системы ценностей, привычек, типов поведения собственной культуры, считается низкопробным и классифицируется как неполноценное по отношению к своему.

М.Бруэр и Д.Кэмпбелл выделили основные показатели этноцентризма:

  • восприятие элементов своей культуры как «естественных» и «правильных», а элементов других культур — как «неестественных» и «неправильных»;
  • рассмотрение обычаев своей группы в качестве универсальных;
  • оценка норм, ролей и ценностей своей группы как неоспоримо правильных;
  • представление о том, что для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею, не доверять членам других групп даже враждовать с ними (см. Brewer, Campbell, 1976) [9; 236].

Большинство культурных антропологов сходятся во мнении, что этноцентризм в той или иной степени свойствен любой культуре. Во многих из них принято считать, что смотреть на мир через призму своей культуры является естественным, и это имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Положительное заключается в том, что этноцентризм позволяет бессознательно отделить носителей чужой культуры от своей, одну этнокультурную группу от другой. Негативная ее сторона состоит в сознательном стремлении изолировать одних людей от других, сформировать уничижительное отношение одной культуры по отношению к другой.

Совершенно очевидно, что каждый этнос в процессе своей жизнедеятельности на определенной территории в конкретных социально-экономических и исторических условиях вырабатывает свой уникальный стереотип поведения, который «поставляет» членам этноса общепринятые модели поведения в тех или иных стандартных ситуациях. В данном контексте «стереотип» означает не столько представление о другом этносе, сколько устойчивые, регулярно повторяемые элементы образа жизни, которые хотя и обладают известной социальной значимостью, однако не носят «событийного характера и не осознаются носителями поведения как «поступки» [10]. Как утверждают С.А.Арутюнов и Н.Н.Чебоксаров, этнические различия проявляются в том, как люди одеваются, как едят, в их излюбленных позах стояния или сидения [11]. В разных этнических культурах одним и тем же действиям может придаваться различное значение или одно и то же содержание может находить различное выражение в поступках. Стереотипные представления как раз и формируются при попытке интерпретировать поведение представителя другого этноса, которое обычно осуществляется с точки зрения особенностей своей собственной культуры.

Особенность этнического стереотипа как социально-психологического феномена определяет и набор выполняемых им функций. Г.Таджфел выделяет две функции стереотипа на индивидуальном и две — на групповом уровне. К индивидуальному уровню относятся когнитивная (схематизация, упрощение) и ценностно-защитная (создание и сохранение положительного «Я-образа») функции, к социальному уровню — идеологизирующая (формирование и сохранение групповой идеологии, объясняющей и оправдывающий поведение группы) и идентифицирующая (создание и сохранение положительного группового «Мы-образа») [8; 37].

Как  уже  отмечалось,  стереотипы  служат  для  упрощения  межэтнической  дифференциации  и«экономии» восприятия в этноконтактных ситуациях. Их роль также заключается в объяснении– оправдании (с позиции интересов  собственной группы) отношений между этническими группами, конкретной этноконтактной ситуации или собственного поведения по отношению к членам иноэтнических групп. Вместе с тем этнический стереотип отражает стремление людей к сохранению и укреплению позитивной этнокультурной идентичности, играя важную роль фактора консолидации и фиксации этнической группы. Как отмечает Г.У.Солдатова, этнические стереотипы — это когнитивные инструменты поддержания оптимальной проницаемости этнических границ. Оптимальность состоит в том, что плотность этнических границ, а с одной стороны, должна быть не меньше, чем это требуется для сохранения группы как самостоятельного и целостного этнокультурного образования, с другой — не больше, чем это необходимо для непрекращающегося взаимодействия между разными народами [1; 207]. Важно отметить, что в условиях роста межэтнической напряженности функции этнических стереотипов по защите позитивной этнической идентичности гипертрофируются. Они трансформируются и делают этнические границы более плотными.

Рассмотренные нами аспекты изучения межкультурной коммуникации, этнических стереотипов далеко не исчерпывают всего разнообразия подходов и методов исследования этой области социальной психологии.

Множественность точек зрения на содержание, своеобразие и роль этнических детерминант восприятия и обилие работ, посвященных этому вопросу, лишний раз демонстрируют актуальность и важность изучения особенностей межэтнического восприятия. Характер межнациональных отношений на современном этапе, нарастание процессов дезинтеграции при одновременном стремлении человечества к объединению предъявляют свои требования к выбору тем и методов социальной психологии. 

 

Список литературы

  1. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. — М.: Смысл,
  2. Tenenbaum, Harriet R., Ruck, Martin D. Are teachers' expectations different for racial minority than for European American students? A meta-analysis // Journal of Educational Psychology. — 2007. — Vol. 99(2). — Р. 253–273.
  3. Daniel J.Myers, Alexander J.Buoye, Janet Mcdermott, Douglas E.Strickler, Roger G.Ryman. Signals, symbols, and vibes: an exercise in cross-cultural interaction // Teaching Sociology. — 2000. — Vol. 29. — Р. 95–101.
  4. Закон Республики      Казахстан      от      10.2008      N      70–4      «Об      Ассамблее      народа      Казахстана»      / http://assembly.kz/ru/docs/zakon-respubliki-kazahstan-ob-assamblee-naroda-kazahstana
  5. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс,
  6. Berry W., Sam D.L. Acculturation and adaptation // Handbook of cross-cultural psychology. Social behavior and applications. — 1997. — Vol. 3. — Р. 291–326.
  7. Triandis H.C. Cross-cultural psychology // Asian Journal of Social Psychology. — 1999. — Vol. 2. — Р. 127–143.
  8. Байбурин А. Этнические аспекты изучения стереотипных форм поведения и традиционная культура // Советская этнография. — 1985. — № 2. — С. 36–46.
  9. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. — М.: Ин-т психологии РАН: Акад. проект, 2000. — 320 с.
  10. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. — М.: Ин-т психологии РАН: Акад. проект,
  11. Арутюнов С.А., Чебоксаров Н.Н. Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечеств // Расы и народы. Современные этнические расовые проблемы. — — Вып. 2. — С. 8–30.
Фамилия автора: Б.А.Амирова, Н.С.Cафаев
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика