К вопросу распространения протестантских деноминаций на территории Северного Казахстана (вторая половина ХIХ– начало ХХ вв.)

В статье рассматривается история распространения протестантских конфессий на территории Северного Казахстана во второй половине ХIХ– начале ХХ вв., анализируются причины и основные направления расселения протестантского населения, приводится их численный состав по Акмолинской, Тургайской и Семипалатинской областям, а также сведения о первых формах начального обучения, первых протестантских священнослужителях и их деятельности. Изучаются особенности миссионерской деятельности каждой из протестантских деноминаций, вследствие чего раскрываются меры по противодействию распространения протестантских общин со стороны Русской православной церкви.

Религиозное своеобразие Северного Казахстана во многом было предопределено многонациональным составом населения региона, который формировался на протяжении нескольких столетий. Первые протестантские группы на территории Казахстана были представлены немцами, в частности, лютеранами, затем меннонитами, баптистами и адвентистами. Вызвано это было тем, что в российской армии и местной колониальной администрации был значительный контингент немцев. Помимо этого, Западная Сибирь, в том числе и территория Северного Казахстана, были местом ссылки военнопленных шведов, поляков, финнов, значительная часть которых принадлежала к тем или иным протестантским конфессиям.

Строительство в середине ХVIII в. Пресногорьковской и Колывано-Воскресенской оборонительных линий привело к увеличению числа военнослужащих инославного исповедания, что создало предпосылки для возникновения лютеранских приходов в гарнизонах.

В конце ХIХ в.  происходит переселение  лютеран и основание  ими своих  первых  поселений. По данным переписи 1897 г., в Павлодаре проживали 20 католиков и лютеран. В первом десятилетии ХХ в. происходит массовое переселение немецких колонистов и в Павлодарское Прииртышье. Новые селения немцы основывали строго по вероисповеданию: 5 лютеранских (Акимовка, Федотовка, Луганск, Анастасьевка, Розовка) и 12 меннонитских и баптистских. Важно учитывать локальную и религиозную однородность колоний: «Конфессиональная община выступала для немцев в качестве условия самосохранения и коллективного осуществления традиций в инонациональной и иноконфессиональной среде» [1].

По данным переписи населения Российской империи 1897 г., в Тургайской области проживали 55 лютеран (30 муж., 25 жен.), большую часть которых составляли немцы (26 муж. и 18 жен.), а также русские (4 муж., 3 жен.), украинцы (4 муж., 3 жен.), поляки (1 жен.), литовцы и латыши (3 жен.) [2]. Разумеется, эти цифры не представляли полной картины, так как многие поселения немцевлютеран еще не были зафиксированы, а часть немцев, лютеран в частности, числились как православные, так как состояли на государственной службе. Ясно одно, что лютеране в дореволюционном Казахстане представляли абсолютное большинство среди всех протестантских групп и деноминаций. Данный факт закрепляет не только Первая Всероссийская перепись населения 1897 г., но и статистические обзоры разных лет. Например, в обзорах Тургайской области, начиная с 1909 г., в ведомостях по вероисповеданиям имеются данные только по лютеранам, а деления населения Акмолинской области на 1 января 1915 г. по вероисповеданиям можно проследить по таблице.

Протестантское население Акмолинской области и процентное соотношение к общему количеству населения [3]

Т а б л и ц а 

 Протестантское население Акмолинской области и процентное соотношение к общему количеству населения

Из таблицы видно, что лютеране превышали баптистское население в 2,8 раза, адвентистов — в 18, а самой малочисленной религиозной группой являлись меннониты.

В 1890-х гг. начинают возникать первые общины евангельских христиан-баптистов в Казахстане. Они были представлены немцами, а также славянами, в основном русскими и украинцами. Переселение на территорию края христиан-баптистов было вызвано рядом причин. Во-первых, как все переселенцы, они искали более благоприятные условия для жизни; во-вторых, они бежали от религиозного давления, которое особо велико было в европейской части Российской империи.

Баптизм в Северном Казахстане начал внедряться в конце ХIХ– начале ХХ вв. В Кустанайском уезде Тургайской области проживало значительное число баптистов. 25 июля 1901 г. Епископ Оренбургский и Уральский в письме Военному губернатору Тургайской области генерал-майору А.А.Ломачевскому сообщал о том, что благочинный Тургайской области миссионер-священник Ф.Соколов рапортом от 28 июня 1901 г. за № 637 доносил ему, что в Кустанайском уезде устраиваются до 50-ти новых переселенческих поселков среди казахских аулов. И далее, в целях успеха миссионерского дела в Казахской степи, епископ обратился к губернатору с предложением, чтобы на этих участках были водворены «истинно православные сыны церкви Христовой»; между тем сюда направлялись из внутренних губерний штундисты и баптисты, а также просил «сделать с своей стороны зависящее распоряжение о недозволении водворяться на новые земельные участки среди орды вредным для церкви Божией сектантам и раскольникам» [4].

Первые общины баптистов, по утверждению Г. Янцена, появились в Аулие-Ате (Жамбылская область). Однако в настоящее время руководство Евангельских христиан-баптистов в Республике Казахстан считает, что основание евангельского движения приходится на 1903 г., когда в с. Николаевка Тарановского района Кустанайской области возникла община баптистов, основанная Д.И. Воронкиным [5; 100]. Церковь в с. Николаевском, имевшая отдельное здание, способна была вмещать до 1000 человек. По данным Тургайского областного правления за 1912 г. в Николаевской баптистской общине числились 1547 чел., в п. Анненском — 636 чел. [6], в п. Львовском — 309 [7].

В 1912 г. баптисты проживали в поселках Смирновский (146–200 чел.), Джаркуль, Костреяновский, Ново-Антоновский (75 чел.), Станционный, Асинкритовский (68 чел.), Малороссийский, Щербиновский, Варварьинский, Валериановский, Котюбакский, Окрайный, Ново-Троицкий, Банновский, Мареинский, Чедендовский, Надеждинский и в г. Кустанае (26 чел.). Всего на 1912 г. в Кустанайском уезде числились 3190 баптистов [6; 145, 146].

Еще в 1899 г. в с. Смирновка (п. Смирновский, позже Комсомольского района, ныне Карабалыкского района), по сообщениям В. Дика, «из уст брата Федора Лукича было возвещено Евангелие спасения». В 1905 г. через водное крещение к церкви присоединились 16 человек. Через два года в церковь были приняты еще 30 человек, а в 1908 г. в общине были уже 150 членов церкви. «Быстро растущая община решила построить молитвенный дом, и к Рождеству он был закончен. Дом, строившийся на 400 человек, в день своего торжественного посвящения Господу не мог вместить всех желающих» [8; 112]. Смирновская община одной из первых баптистских общин в Казахстане получила официальную регистрацию 13 октября 1908 г. и была внесена в реестр как Смирновская Община русских христиан-баптистов. Сообщение о внесении в реестр было опубликовано в местной периодической печати [9].

Известно, что община в п. Варварьинском образовалась не позднее 1908 г., так как на тот год в ней числились уже 30 человек. А начиная с 1909 г. численность общины превышала 60 человек. В Кустанае община баптистов зародилась не позднее 1906 г., так как на этот год по статистическим сведениям по Тургайской области сообщалось о 12 верующих [6; 145, 146]. Исследователь В. Дик отмечает, что история общины г. Кустаная берет свое начало с 1908 г., а к 1914 г. община выросла до 50 человек [8; 116].

Баптизм являлся самой активной в миссионерском отношении религиозной группой в протестантизме. Помимо перехода в баптизм обычных граждан, «из ряда вон выходящих» событий в изучаемый период был переход в «секту» баптистов православного священника Викторовского прихода Кустанайского уезда Александра Волгина. Разумеется, для православных иерархов это был весьма ощутимый удар. Сразу же после перехода Волгина в баптизм было проведено расследование, которое в крайне негативной форме очерняло Волгина, характеризуя его как человека нечестивого и развратного. В расследовании сообщалось: «Сняв святейший сан, Волгин поселился в находящемся в районе Викторовского прихода Николаевском поселке, состоящем исключительно из баптистов». В качестве основной цели ставилась высылка Волгина за пределы епархии как вредного элемента [10].

Важно отметить еще один факт из истории баптистских церквей Кустанайского региона, а именно переход в баптизм волостного старшины Большой волости Авраама Плужникова и пропаганда данного учения среди населения вверенной ему волости. Уездный начальник и православные иерархи сетовали, что оставление его на этой должности послужит более быстрому распространению баптизма в волости [11].

Как и в других регионах, верующие в Кустанайском уезде подвергались гонениям и давлению со стороны православного населения и местной власти. Так, в 1910 г. жители п. Асинкритовского Кустанайского уезда, принадлежащие к церкви Евангельских христиан-баптистов, Кирилл Косинский и другие обратились в МВД с жалобой на чинимые местной гражданской властью стеснения в устройстве ими молитвенных собраний. В течение двух лет происходили переписки, судебные тяжбы между православными, местной властью и баптистами, дошедшие и до Тургайского губернатора. В  итоге это привело к тому, что против верующих возбудили несколько уголовных дел за совращение православных и открытое глумление над православной религией. Вдобавок ко всему встал вопрос о выдворении баптистов из с. Асинкритовского [12].

Донесения «о вредной деятельности сектантов» можно встретить и в отношении других населенных пунктов. Так, под грифом «секретно» был обнаружен документ о тайных совещаниях, преимущественно ночью, в п. Львовском Кустанайского уезда, население которого наполовину состояло из сектантов-штундистов и молокан. Кустанайский уездный миссионер М. Голованов сообщал, что «в миссионерской школе п. Львовского учатся 22 мальчика православных и 44 сектантов. Сельский староста с разрешения крестьянского начальника постановил в классе икону Спасителя. Узнав об этом, сектанты требовали снять икону. Староста отказался исполнить желание баптистов. Баптисты заперли школу, и  учение  прекратилось» [13].  За такие  действия  главные участники «беспорядка» Г. Гончаров, Н. Дьячков, Г. Музыченко и А. Лобарь были подвергнуты аресту на 3 месяца, Ф. Царенко и Л. Помазан — на 2 месяца, баптистов Л. Лобаря и Е. Парфенюка привлекли «за кощунство по отношению к Иконе» к ответственности по суду [13; 26–26 об.].

Вместе с тем уездный миссионер был обеспокоен следующим: «Считаю долгом доложить о необходимости особого внимания на п. Львовский, а также на Викторовский, Николаевский, кои также имеют в своем составе немало сектантов, находящихся в тесном общении друг с другом и состоящих в сношениях с главарями баптизма, от которых получают соответствующие директивы, не лишенные политической окраски. Отсутствие, с одной стороны, полицейской власти, с другой, как противовес штундизму, православного духовенства, — дает сектантам возможность осуществить идею всякого рода беззакониями и зачастую возмутительными способами. Между тем штундизм  распространяется с поразительной быстротой и может быть недалека та пора, когда сектантство широкой волной разольется по области вообще и по Кустанайскому уезду в частности» [13; 1 об.-2].

По данным на 1901 г. баптисты проживали в Акмолинском уезде — поселках Ксениевском и Николаевском; Кокчетавском уезде — с. Никольское; в Петропавловском уезде — станица Пресногорьковская, п. Камышловский при этой же станице, в с. Семипольское Дмитриевской волости и с. Макарьевское Макарьевской волости [14; 17].

Сведения о первых баптистских поселенцах Петропавловского уезда находим в личных фондах Государственного архива Северо-Казахстанской области. М.И. Бенюх сообщает, что в условиях переселенческой политики создавались первые общины баптизма: в Петропавловске, Медвежке, Успенке, Дмитриевке. В отчете Совета Омского епархиального братства за 1910 г. говорится, что свою деятельность пропагандисты направляли на переселенческие поселки, где наблюдался массовый отход от православия. В 1910 г. в п. Дмитриевском пропагандисты возмутили половину православных жителей, и приходской священник вынужден был телеграммой просить о командировании   миссионера «для успокоения православных». Деятельность проповедников духовные чиновники объясняли ростом влияния баптистов, «скрывая истинные причины…» [15].

Возникновение баптистской общины в г. Петропавловске связано с именем Г.И. Мазаева — видного деятеля баптизма в России начала ХХ в., который проводил активную евангелизацию, включающую в себя распространение брошюр, проведение диспутов, евангельские беседы и многое другое. С 1907 г. он с семьей проживал в 90 км от этого города и часто посещал верующих Петропавловска, а в его экономии было около 20 дворов, причем большинство его работников были верующими. На заимке Г.И. Мазаева была воскресная школа, где по воскресеньям проходили собрания [8; 149]. Так, отчетная документация на 1 января 1912 г. по г. Петропавловску предоставляет сведения об отходе от православия и переходе 25 человек в баптизм в 1911 г. [16]. А в 1914 г. в Петропавловске в день Пятидесятницы крещение приняли около 20 человек [8; 150].

В одном из обзоров Акмолинской области говорится: «Баптисты вкраплены как в городское, так и в сельское население. Наибольшее число их в городах и уездах Омском и Петропавловском. Последователей рационалистических сект (баптистов, молокан, адвентистов и меннонитов) в 1914 г. числилось 19420 душ обоего пола, что в процентном отношении составляло: к общему числу   населения — 1,22 % и к православному — 2,47 %» [17; 70].

Перейдя к обзору миссионерской деятельности, направленной на борьбу с сектантством, необходимо отметить, что в 1914 г. число лиц, заявивших желание перейти в различные секты, понизилось по сравнению с 1913 г. По данным областного правления в 1914 г. на всю епархию таких заявлений было 241, из этого числа женщин — 118, а мужчин — 123, а в 1913 г. — 432. В баптизм в 1914 г. пожелали перейти 225 человек, а в 1913 г. — 425 лица. Наиболее «зараженные» сектантством были уезды Омский и Петропавловский. Рост уходящих от православия в баптизм миссионеры объясняли недостатком священников в области, неполной подготовкой их к делу противосектантской миссии, при усиленной пропаганде, которые настойчиво ведут сектанты среди православных жителей, в особенности в тех переселенческих поселках, где нет священников и молитвенных домов [17; 70].

По сведениям Епархиального Миссионерского Совета на 25 июня 1915 г. сектанты и старообрядцы в Акмолинской области распределялись по уездам в следующем порядке: в Петропавловском уезде: старообрядцев — 13, штундо-баптистов — 179; в Кокчетавском: старообрядцев — 1226, штундо-баптистов — 120, адвентистов — 47 и хлыстов — 131; в Атбасарском: старообрядцев — 68, молокан — 32, штундо-баптистов — 721; в Акмолинском: старообрядцев — 1100, штундо-баптистов — 594, молокан — 726. Всего по области: старообрядцев — 2953, молокан — 2206, штундо-баптистов — 6229, адвентистов — 82, меннонитов — 51 и хлыстов — 131. В течение 1914 г. уклонились в баптизм — 186, присоединились к православию — 10 [18].

Известно то, что в 1904 г. в Павлодарском уезде существовала община в с. Богословка. Также сообщается о п. Дорожинка и Коволевка, в которых имелись общины баптистов. В 1907 г. в Благовещенский район прибыл незадолго до этого освобожденный из кавказской ссылки верующий баптист Полторацкий. Он поселился в с. Песчаное Качаирского района и заключил договор с крестьянским начальником о праве на заселение трех пустующих больших участков земли поселенцами исключительно из баптистов. Он организовал переселение в эти поселки некогда ссыльных верующих братьев, в результате в этой местности были образованы три поселка: Благовещенка, Тихомировка и Верный [8; 132]. В 1907 г. образовалась община из 35 верующих в г. Павлодаре. К 1910 г. в ней было 59 членов, много детей и молодежи [5; 100].

Ростом баптизма было обеспокоено руководство православной церкви. Омский епископ регулярно оповещал губернаторов о возникновении и распространении баптизма в епархии, он требовал принятия жестких мер к недопущению распространения этого вероучения. И это закономерно, ибо баптизм был действительно той силой, которая могла беспокоить православие. Лютеране и меннониты были ограничены только немцами, евангелизация среди славян почти не велась. Баптизм, напротив, активно распространялся среди славянского населения.

Возникновение первых меннонитских колоний в исследуемом регионе относится к 1880–1890 гг. С 1907 по 1910 гг. в Павлодарском уезде Семипалатинской области немцы-меннониты основали 7 переселенческих поселков. Общая площадь земли, занятой ими, равнялась 58 тысячам десятин. Это были переселенческие поселки: Константиновский, Васильевский, Борисовский (Гнаденфельд), Забаровский, Надаровский, Аввакумовский и Ново-Ивановский. В 1907 г. в Павлодарском уезде водворилось 94 семьи (588 чел.), в 1908 г. — 384 семьи (440 человек), в 1909 г. — 230 семей (1487 чел.) и в 1910 г. — 85 семей (519 чел.), а всего 793 семьи, или 5034 чел., что составляло в некоторые годы до 30% всех переселенцев в этот район [19; 49].

В Акмолинскую область меннониты переселились из Екатеринославской губернии, арендовали на новых землях заимки и занимались хлебопашеством. На 1 января 1915 г. меннониты были зарегистрированы в Петропавловске и Омске и в Петропавловском, Омском и Кокчетавском уездах [17; 70].

С началом формирования протестантского населения стали появляться и первые формы начального обучения детей: домашнее обучение, занятие пасторов с конфирмантами во время объездов своих приходов, церковные школы. На территории Акмолинской области активное открытие школ происходило в 1909–1911 гг. Некоторое количество школ было открыто в Павлодарском, Петропавловском, Акмолинском уездах. В октябре 1910 г. открылась частная меннонитская школа в Петропавловске, заведал ею И.А. Янцен. Занятия начали посещать 12 детей. К началу 1915–1916 учебного года на территории Степного края существовали 34 немецкие школы, официально разрешенные попечителем учебного округа, из них в Павлодарском уезде — 10: 1 — лютеранская и 9 — меннонитских школ. Все открыты в 1912–1913 гг. [20; 130, 161].

Самой малочисленной протестантской общиной в дореволюционном Казахстане были адвентисты Седьмого дня. Имеется сравнительно меньшее количество источников по истории возникновения первых поселений адвентистов, в сравнении с баптистами или лютеранами. Известно, что адвентисты жили в г. Омске и уездах: Омском, Петропавловском и Кокчетавском, по области их насчитывалось 1645 чел., или 0,1 % от общего числа населения [17; 69, 70].

Более полную картину динамики распространения протестантских конфессий в Северном Казахстане выявляем из анализа статистических обзоров. Из всех уездов Тургайской области менее заселенными протестантами в изучаемом периоде были Иргизский, затем Тургайский уезды. Протестанты, так же как и католики, в конце ХIХ в. были расселены преимущественно в г. Тургае; в Кустанае впервые протестанты появляются в 1891 г. С начала ХХ в. происходит массовое заселение протестантами сельской местности, в частности, большие потоки направляются в Кустанайский уезд. Тургайский уезд протестанты начинают заселять во втором десятилетии ХХ в. [21].

В конце ХIХ– начале ХХ вв. наибольшее количество протестантов размещалось в Акмолинской области. Так, в 1911 г. в области проживали 42402 протестанта, тогда как в Семипалатинской области — 5981, а в Тургайской — 3870, при этом в источниках (статистических обзорах) по Акмолинской области имеется конфессионально разграниченная информация по лютеранам, баптистам, адвентистам и меннонитам.

Очевидно, что протестантские деноминации в Северном Казахстане были представлены в основном лютеранами и баптистами; меннониты и адвентисты составляли весьма малый процент в соотношении к общему числу населения. Если в 1911 г. лютеране и баптисты, проживающие в сельской местности, превышали городское население в 13 и 1,6 раза соответственно, то к 1915 г. происходит обратный процесс — уменьшение сельского и увеличение городского протестантского населения. В 1911 г. в уезде проживали 34 адвентиста, все мужского пола; к 1915 г. наблюдаем абсолютное их отсутствие в Петропавловском уезде. В эти же годы происходит сокращение численности и меннонитов — со 182 до 5 человек [22].

Проведя сравнительный анализ по уездам Семипалатинской области, выясняем, что наиболее заселенным протестантами уездом является самый северный — Павлодарский уезд. Так, в 1911 г. из 5981 протестанта области 5778 проживали именно в Павлодарском уезде. В отличие от католиков протестанты Павлодарского уезда по количественным показателям не уступали другим северным уездам Казахстана, а к 1911 г. превысили наиболее заселенный этими конфессиональными группами Кустанайский уезд в 1,7 раза. Крупные потоки переселения протестантов в уезд наблюдаются здесь с 1907 г. [23].

Особенность активного распространения протестантских групп в сибирских епархиях характеризует в своей статье А. Коптева, которая считает, что протестантские конфессии распространялись благодаря своей действенности, той «дерзости», о которой так «кричали» православные миссионеры и что давало сектантству право на жизнь, утверждало его в жизни. «Опасность, исходящая от сектантов, — это следствия первопричины, которая заключалась в общественной атмосфере, создавшейся вокруг проповедника-сектанта и его паствы, и от которой так далек наш миссионер. Понятно, что эта организация (т.е. Православная церковь), существовавшая больше на бумаге, почувствовала свое бессилие, столкнувшись с сектантами», — заключает автор [24].

Таким образом, можно заключить, что протестанты представляли собой значительную группу населения Северного Казахстана в дореволюционный период и характеризуются следующими особенностями возникновения и распространения:

  • Протестанты Казахстана принадлежали к представителям европейских народов, в основном к немцам и славянам, были также небольшие группы прибалтийских этнических групп. Процесс оформления протестантских общин на территории Северного Казахстана начинается с XVIII в. А их активное переселение на территорию края приходится на конец ХIХ– начало ХХ вв. Сначала потоки переселенцев протестантского вероисповедания направились в города, но в начале ХХ в. происходит заселение и сельской местности. Их присутствие на территории Северного Казахстана характеризуется неравномерностью, дисперсностью расселения, проживали они компактно, создавая несколько селений, которые находились недалеко друг от друга, чаще всего в одной волости. Значительное число изучаемых конфессиональных групп проживало в Кустанайском уезде Тургайской области, Петропавловском уезде Акмолинской области и Павлодарском уезде Семипалатинской области.
  • Приходы и общины протестантских групп и деноминаций оформляются в начале ХХ в., а во втором десятилетии ХХ в. появляются первые духовные наставники. Евангелизация среди славян лютеранами и меннонитами почти не велась, активно прозелитизм осуществлялся баптистами. С началом формирования протестантского населения стали появляться и первые формы начального обучения детей. На территории Северного Казахстана открытие школ происходило в 1909–1911 гг., в основном лютеранами и меннонитами.
  • Как и в других регионах, инославные религиозные группы подвергались давлению со стороны православного населения и местной власти. Это наблюдалось в момент их распространения, а особенно в период начала Первой мировой войны, — происходили резкие колебания количества протестантского населения. Возможно, это связано с миграционными процессами, их выездом за пределы Казахстана, но смеем предположить, что антинемецкие настроения могли вызвать и то, что они скрывали свое происхождение и религиозную принадлежность.

 

 

Список литературы

  1. Яковенко Ю. Этноконфессиональный состав немцев Павлодарского Прииртышья: история формирования (ХХ век) //
  2. Роль религиозных конфессий в жизни немцев Центральной Азии: Междунар. науч.-практ. конф. — Алматы, 2002. — С. 240.
  3. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. LXXXVII. Тургайская область. Таблица
  4. Распределение населения по вероисповеданиям и родному языку. — СПб., 1904. — С. 40–41.
  5. Обзор Акмолинской области за 1914 г. — Омск, 1915. — С.
  6. Центральный государственный архив Республики Казахстан (далее — ЦГА РК). Ф.25. — Оп.1. — Д.2761. — Л.9.
  7. Иванов В., Трофимов Я. Религии Казахстана: Справочник. 2-е изд. — Алматы: Аркаим, — 238 с. 6 ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.777. — Л.145–146.
  8. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.959. — Л.1.
  9. Дик В. Свет Евангелия в Казахстане. История возвещения Евангелия и распространения общин баптистов и меннонитов в Казахстане (первая половина ХХ века). — Steinhagen: Samenkorn, 2003. — 384 с.
  10. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.796. — Л.6; Сведения о внесении в реестр старообрядческих и сектантских общин // Тургайские областные ведомости. — 1911. — 20 авг. — С. 4.
  11. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.374. — Л.1–19.
  12. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.3202. — Л.1. — 18–18 об.
  13. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.804. — Л.5–5 об. — 8–8 об.
  14. ЦГА РК Ф.25. — Оп.1. — Д.355. — Л.20.
  15. Андрецов А. История протестантских конфессий в Казахстане (вторая половина XVIII — 1917 г.): Автореф. дис. …канд. ист. наук. — Алматы, 2004. — 36 с.
  16. Государственный архив Северо-Казахстанской области. — Ф.158. — Оп.1. — Д.100. — Л.14. 16 ЦГА РК Ф.369. — Оп.1. — Д.2953. — Л.18.
  17. 17 Обзор Акмолинской области за 1914 г. — Омск, 1915. — Ведомость № 1. 18  ЦГА РК Ф.393. — Оп.1. — Д.138. — Л.30.
  18. Вибе П.П. Образование и становление немецких колоний в Западной Сибири в конце ХIХ– начале ХХ вв. // Немцы. Россия. Сибирь: сб. ст. — Омск, 1997. — 241 с.
  19. Черказьянова И.В. Школьное образование российских немцев (проблемы развития и сохранения немецкой школы в Сибири в XVIII–XX вв.). — СПб., 2004. — 368 с.
  20. Обзор Тургайской области за 1892 г. — Оренбург, 1893 г. — Ведомость № 5; Обзор Тургайской области за 1904 год.
  21. Оренбург, 1905 г. — Ведомость № 6; Обзор Тургайской области за 1909 год. — Оренбург, 1910 г. — С. 17; Обзор Тургайской области за 1911 год. — Оренбург, 1912 г. — С. 18; Обзор Тургайской области за 1912 год. — Оренбург, 1913 г. —С. 18; Обзор Тургайской области за 1915 год. — Оренбург, 1916 г. — С. 9.
  22. ЦГА РК Ф.393. — Оп.1. — Д.52. — Л.16; ЦГА РК Ф.393. — Оп.1. — Д.131. — Л.1 об.-2; Обзор Акмолинской области за 1911. — Омск, 1912 г. — Ведомость №
  23. ЦГА РК Ф.460. — Оп.1. — Д.77. — Л.5, 7, 9, 12, 14, 16, 18, 20, 22 об., 23; Обзор Семипалатинской области за 1902  г. Семипалатинск, 1903. — Ведомость №
  24. Коптева А. Миссионерская деятельность в Сибири // Сибирские вопросы. — 1912. — № 7–8. — С. 54–61.
Фамилия автора: Ж.Е.Нурбаев
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика