Понятие оценки в паремиях русского и английского языков, презентующих концепт «смелость»

Аксиологическое отношение, сформированное у человека по отношению к миру, выражается в оценке явлений окружающей действительности. В статье предпринята попытка сопоставительного исследования положительной и отрицательной оценки в паремиях русского и английского языков. 

Культурные  следы  в  значениях  паремий  стали  очевидным  фактом.  «Фразеологический  слой языка в наибольшей степени обладает культурно национальным своеобразием, хранит в себе культурно маркированные смыслы» Пословицы являются голосом древней культуры, а человек, который  ее произносит – ее инструмент. Паремии считаются результатом коллективного опыта,  синтезом коллективного мышления, мифопоэтическим элементом. Корпус пословиц считается частью фразеологической системы языка, свойствами которой является отражение специфики оценочных предпочтений общества [1, с. 35-46].

Проблемой явления оценки издавна занимались исследователи многих областей человеческого общения.  Данное  понятие  обладает  разнообразными  классификациями,  большим  количеством подходов к анализу, разнообразными трактовками и множеством исследователей от античности и до  современности [2, с. 67].

Многочисленные и многоплановые исследовательские работы описывают оценочную речевую деятельность. Определение сути понятия «оценка» дается исследователями по-разному. Причиной этому может служить сложность процесса порождения оценки, где какое – либо явление должно быть воспринято, сопоставлено с существующей моделью мира или с особыми представлениями человека.

В философском словаре понятие «оценка» определяется как «акт выявления и обоснования моральной ценности тех или иных феноменов (поступков, намерений и пр.), из которых складывается сознательная человеческая деятельность [3, с. 7].

В системе нравственных отношений оценка выполняет главным образом роль моральной санкции, социальная значимость и эффективность которой определяется реальным весом морали среди других факторов, детерминирующих человеческое поведение.

Всякая конкретная оценка представляет собой применение некоторого общего морального положения (принципа, нормы, идеала, постулата, критерия) к частной ситуации» [3, с. 10].

В.Н.Телия утверждает, что «если оценка является суждением о ценностях, адресованным кому -  либо, то оценка не может не быть объективированной посредством ее согласования с системой ценностей   притом в данном социуме» [1, с. 10].

Особенностью  «оценки»  является  ее  «ассиметрия»  между  положительной  и  отрицательной зонами «хорошо/плохо». Это несоответствие объясняется следующим образом: «оценка «хорошо» может означать как соответствие норм, так и превышение ее, в то время как оценка «плохо» всегда означает отклонение от нормы» [1, с. 7].

По  мнению  Н.А.  Авгановой,  лексическая  единица,  которая  передает  оценочное  значение, является «непременным компонентом» в оценочной структуре. Она отмечает, что «оценочная функция характерна почти для любого слова, входящего в состав языка». Исходя из результатов наблюдений, можно сделать вывод, что передача отношения говорящего к содержанию высказывания может быть посредством использования определенной части лексики. Это могут быть глаголы, входящие в определенную семантическую группу, оценочные прилагательные, модальные слова, существительные, где сема оценки выделяется самостоятельно, и наречия [4, с. 48].

Большое количество работ по аксиологии, формирующее ценностное представление (хорошо / плохо) представляет возможность ознакомиться с отношением авторов к структуре оценочных построений. Традиционная  точка  зрения  придерживается  мнения  о  том,  что  оценочные  построения  имеют свойство распадаться на три основных элемента: субъект оценки, что представляет собой эксплицитный или имплицитный компонент оценочной конструкции, который представляет человека или общество,  со стороны которого дается оценка; основание; объект оценки представляет собой компонент оценочного высказывания или фрагмент окружающей среды, который оценивается. Объект оценки наделен особенностью в обозначении не только конкретного предмета,  но и целой  ситуации,  действия или  факта [5, с. 97].

Каждому объекту действительности свойственно обладание неопределенным числом аксиологически релевантных  свойств.  Характеристика  объекта  может  быть  как  положительной  с  одной  стороны,    так и отрицательной с другой. Под основанием оценки следует понимать компонент высказывания, выражающий суть и являющийся реальной основой конструкции. Установление или выражение определенного отношения между субъектом и объектом оценки составляет содержание или характер оценки [1, с. 97].

Таким образом, под оценкой следует понимать упорядоченную структуру, элементы  которой постоянны: субъект, объект и основание оценки.

Любым типом оценки предполагается либо позитивная, либо негативная характеристика предмета оценивания. Выражение положительной и отрицательной  оценки  может быть эксплицитно и имплицитно, то есть через элементы паремии или через весь ее текст. Позитивная оценка, представляемая эксплицитно может выражаться в паремиях: «На миру и смерть красна», «В судьбе, как и в борьбе, выигрывает смелый»,

«A  good  beginning  is  half  the  battle»  [Хорошее  начало  половина  дела  сражения]  такими  словами, как

«красивый», «выигрывать» в русских паремиях и словами «good», «well» в английских. Данные слова несут одобрительный характер всей паремии и ее значению, отражая факт позитивного эмоционального переживания. Негативная оценка в паремиях: «Видом хорош, а на дело не гож», «Смелым Бог владеет, труса черт качает», «Make a coward fight and he'll kill the devil» [Заставь труса драться, и он убьет дьявола], выражается с помощью слов «не гож», «черт» в русских паремиях, и «kill», «devil» в английских. Данные слова несут в себе неодобрительную или пренебрежительную оценку такому качеству, как трусость. Также к позитивной оценке концептов «смелость» и «boldness», представленной эксплицитно, можно отнести  паремии:  «Про  доброе  дело  говори  смело»,  «Bold as  a lion» [Отважный,  как  лев],  где лексема

«доброе» несет положительное лексическое значение как компонент семантической структуры, а лексема

«lion» положительное лексическое содержание в основном значении, в котором заложено положительное отношение к смелому поведению. Негативная оценка трусости наблюдается в паремиях: «Боится его, как черт ладана», «Паникер да трус - хуже нет обуз», «Cowards die many times before their death» [Трусы умирают  много  раз].  Данный  результат  достигается  с помощью  употребления  таких  слов,  как  «черт»,

«обуза», «death», поскольку в них заключается факт эмоционального переживания. Слово «хуже» также выражает   неодобрительную   оценку   предмету   речи,   образуя   отрицательный   оценочный     компонент в паремии. Положительная оценка, выраженная имплицитно, достигается в паремиях: «Отвага - силе подруга», «Смелость силе воевода», «The heart of a lion» [львиное сердце], с помощью метафорических образов,     которые     способствуют     восприятию     и пониманию     информации     и     созданного  образа с соответствующим эмоциональным  эффектом. Данное положительное отношение субъекта  высказывания к его объекту достигается через оценочный предикат, выраженный в том значении и в ценностных установках, которым обладают данные паремии. Так, оценочные компоненты слов «подруга», «воевода» выражают одобрительную оценку предмета речи, что отражено и в основном его лексическом наполнении, слово «lion» представляет собой целостный наглядно представленный образ и содержит положительное оценочное   содержание   в   основном   значении,   где   образ   льва   несет   в   себе   эмоцию    восхищения и положительную  оценку  сильному и  смелому человеку.  Соответственно,  исходя  из  толкования паремий с метафорическими образами, взаимодействие и союз отваги, смелости и силы, а также проявление храбрости приветствуется субъектом высказывания и формирует положительное оценочное суждение. Отрицательная эмоциональная оценка может выражаться в паремиях «Укрепится человек - крепче камня, а ослабнет - слабее воды», «Роблив как заяц», «A man of words and not of deeds is worth a garden of weeds» [Противник дел, любитель слов подобен саду без плодов] с помощью такого стилистического приема, как сравнение,   где   предметы    и лица    объединяются    по    определенному    общему    признаку,  который не переносится на сравниваемый  предмет,  как  происходит  в  случае  с  метафорами,  а  четко выделяется [6, с. 8]. Данный эффект достигается тем, что основное лексическое наполнение слов «ослабнет»,  «слабее», «роблив», несет неодобрительную оценку, что выражается в эмоциональном переживании субъекта. Принадлежность словесной единицы «weeds» [сорняки], являющейся одной из составляющих компонентов семантической структуры и несет в себе отрицательную, негативную эмоцию, что содержится в его оценочном значении.  Это приводит к презрительной оценке личности,  которому свойственно  хвастовство и отсутствие свойства подтверждать слова поступками.

В ходе исследования определилось немало паремий, несущий в себе образный характер, выражаемый зооморфизмами, для понимания которых достаточно соотнести объект высказывания с нормативно- оценочным образом животного, образ которого может олицетворять те или иные свойства и качества характера. Зооморфизмы языка отображают этнокультурные условия формирования лексического фонда языка. С помощью их употребления появляется возможность придать речи яркость и красочность, что объясняется  использованием  разнообразных  средств  образной  выразительности:  переносного  значения, метафорического, сравнения и пр. С помощью зооморфизмов возможно выражение оценки состояния лица, оценки действий, манеры его поведения, с их помощью можно отображать внешний облик человека, тем самым, формируя эмоциональную оценку: «Брови соболиные, очи соколиные, сам орел» - человек, молодец красивого, статного внешнего вида; «Видно сокола по полету, а молодца по походке», Like, a lion in the field [Как лев на поле боя], где оценочное основное значение слов «сокол», «коршун», «лев» содержит положительное оценочное содержание, так как они являются символами силы, удали, ума и красоты, в них заложено положительное, одобрительное отношение к обладателю подобных качеств, который автоматически наделяется высшей оценкой общества. Существуют устойчивые сравнения, которые несут отрицательную  оценку.  В пословицах:  «Видом сокол,  а голосом ворона»,  «Видом орел,  а умом тетерев», «You are a man among the geese when the gander is away» [Храбрый с гусями, пока нет  гусака] осуществляется противопоставление сильным и удалым образам сокола, орла, гусака примеров неуклюжести, трусости и глупости: «ворона», «тетерев», «гуси», где фон первых образов с отрицательным значением слов, являющихся лексемами с неодобрительным содержанием в основном значении, усиливает отрицательную  эмоциональную  оценку вторым.  Взаимоотношения  образов,  представленных  в паремиях:

«Мертвым соколом утки не затравишь», «Полно мертвым соколом ворон пугать!», «Hares may pull dead lions by the beard» [И заяц может дергать мертвого льва за бороду], где пес и сокол олицетворяют удаль, смелость, ловкость, храбрость, а заяц, утка и ворона – трусость, глупость и нерасторопность. В  данном случае следует обозначить образ, который имеет большую ценность. Так, формируя отрицательную оценку такому качеству, как хвастовство, в паремиях осуществляется сравнение, из которых ясно,  что  сокол сильнее  утки  и  вороны,  а  лев сильнее  зайца.  Однако, пренебрежительное  отношения  образами, несущие в себе трусость к представителям силы и храбрости, которая не может проявиться в силу  каких–либо причин, формирует отрицательный оценочный компонент в паремиях посвященных проявлению таких качеств, как трусость и хвастовство.

Из   рассмотренных  примеров  следует,   что  существует  немало  паремий,   отражающих   отношение к смелости, так же к сопутствующим ей качествам, что выражается путем дифференциации по признаку оценочной   коннотации.    Таким    образом,    концепт    «смелость»    находит    как    положительную,  так и отрицательную оценку в паремиях русского и английского языка, которая может выражаться через эмоциональный, оценочный компонент в высказывании, а также с помощью представления целостного наглядного образа, представляющий собой одобрительный / неодобрительный, положительный / отрицательный характер. Так как рассмотренные паремии появились в различные периоды культурно – исторического   развития    русского    и    английского    народов,    они    имеют    национальный   характер и сформировавшуюся оценку тем или иным поступкам или характерам, которые имеют общепринятые эталоны, входящие в социальную и моральную сферы и сложившиеся нормы и представления о хорошем и плохом.

 

Литература

  1. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. - М.: Просвещение, – 203 с.
  2. Маркелова Т.В. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке. - М.: Филологические науки. – 120 с.
  3. Минина М.А.  Психолингвистический  анализ  семантики  оценки:  автореф.  дис.  …   канд. филол. наук. - М.: 1995. - 15 с.
  4. Авганова М.А. Некоторые средства выражения отношения говорящего к содержанию высказывания. Проблемы языкознания и теории английского языка: Сб. трудов. - М.: Гос. пед. инст-т им.  Ленина, – 152 с.
  5. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: Наука, 1985. – 228 с.
  6. Гилязева Э.  Н.     Лингвокультурологические особенности фразеологических единиц с компонентом «предметы  быта»  в  татарском  и  немецком  языках:  автореф.  дис.  …  канд.  филол.  наук.   -    Казань: Татарский. гос. гуманитарно-пед. ун-т, 2006. – 15 с.
Фамилия автора: Т.А. Пешкова,  А.В. Кулибаба
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Филология
Яндекс.Метрика