Прецедентные феномены в контексте современных исследований

 В статье рассмотрены типы и дифференциальные признаки прецедентных текстов, а также способы их существования. 

Язык занимает в жизни человека особое место, он является всеобщей и всеобъемлющей системой общения, которая сложилась исторически и которая обслуживает общество во всех сферах его деятельности. Поэтому в связи с прогрессивным ростом научных знаний, возрос и удельный вес лингвистики. Стали возникать новые разделы языкознания, изучающие различные стороны функционирования языка, его тесное взаимодействие с другими дисциплинами. Результатом такого взаимодействия стала лингвокультурология - гуманитарная наука, соединившая язык и культуру, являющаяся по своей сути антропоцентричной, предусматривающей соединение человека как   личности с его  знаниями языка  и  культуры.  Она  нивелирует дефицит духовной культуры,  уничтожает феномен «языковой ностальгии», т.е. внутренний эмоциональный дискомфорт, опустошенность в человеке. 

Антропоцентричность лингвокульторологии состоит в том, что она создает мостик между сознанием  познающего  человека  и  духовными  ценностями  культуры,  приучает  человека,   читателя к сотворчеству с мастерами культуры слова. Организующим центром ее смыслового пространства оказывается человек. Но знания языка и культуры не входят в его плоть и кровь автоматически.

В системе лингвокульторологического знания особое место принадлежит лингвокультурным текстам, которые в наиболее концентрированном виде выражают моменты истории, традиции, нравы, обычаи людей, говорящих на соответствующем языке. Лингвокультурный текст как прецедентный текст может быть противопоставлен культурно-нейтральному тексту. Лингвокультурный текст состоит из культурно-маркированных единиц, которые можно рассмотреть в различных аспектах: история, авторство, источник. Они вызывают в сознании носителей языка определенную совокупность сведений, которая, с одной стороны, определяет логическую конструкцию выражения, а с другой – обусловливает границы употребления данного выражения, его стилистику, связь с определенными жизненными ситуациями, явлениями истории и культуры народа. Совокупность этих сведений и составляет культурно-исторический фон прецедентного текста.

Культурная, историко-литературная память определяет степень насыщенности любого текста (особенно литературного) «чужим словом», ставшей типичной чертой современного повседневного речевого общения. Феномены актуальные в когнитивном отношении, обладающие ассоциативным потенциалом, обращение к которым постоянно возобновляется в речи, называются прецедентным феноменом [1, с. 71].

За    любым    прецедентным    феноменом      всегда    стоит   текст    или   реалия-источник,  знания и представления о которых актуализируются в речи. Большую часть своих познаний о мире во всем многообразии его проявлений человек черпает не из непосредственно личного опыта, а из текстов различных типов. Состав текстов, входящих в когнитивную базу (совокупность знаний и представлений, которыми обладают все представители того или иного лингвокультурного сообщества), формирует лингвокультурные универсалии - прецедентные тексты.

Само понятие «прецедентный» по отношению к тексту впервые употребил Ю.Н. Караулов, который понимает под ними:

  1. значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях;
  2. имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников;
  3. обращение, к  которым  возобновляется  неоднократно   в  дискурсе  данной  языковой    личности [1, с. 216].

В число прецедентных текстов Ю.Н. Караулов включает всякие явления культуры: литературные и философские тексты, театральные спектакли, кино, телевизионные программы, реклама, песни, анекдоты, музыкальные произведения и т.п., при этом произведения эти могут быть как вербальной, так и невербальной природы, являясь достоянием нации, элементами «национальной памяти» [2, с. 44].

Оперирование прецедентными текстами в процессе коммуникации, по мнению Ю.Н. Караулова, служит самым разнообразным целям: это критерий оценки и сравнения, аргумент в дискуссии, подтверждение принадлежности партнера коммуникации к одному и тому же речевому коллективу или социально-культурному слою, а также способ самооценки. Анализируя понятие «прецедентный текст», ученый называет три способа существования текстов:

  • натуральный способ (текст в первозданном виде доходит до читателя или слушателя как объект восприятия, понимания, переживания, рефлексии);
  • вторичный (происходит трансформация исходного текста в иной вид искусства или вторичные размышления по поводу исходного текста, представленные в критических статьях, рецензиях, исследованиях);
  • семиотический (обращение  к  оригинальному  тексту  дается  отсылкой,  признаком,  тем    самым в процесс коммуникации включается либо весь текст, либо соотносимые с ситуацией общения отдельные его фрагменты) [1, с. 73].

Два первых способа существования доступны любому тексту, а третий - только прецедентному. Поэтому Ю.Н. Караулов вводит термин «текстовые преобразования», являющийся своеобразным способом     введения  в  дискурс  готовых  текстов  (прецедентных),  известных  как  говорящему,      так и слушающему, следовательно, не требующих полного воспроизведения в процессе общения. Текстовые преобразования оказываются обязательной принадлежностью любого дискурса, и образы прецедентных тестов входят в прагматикон каждой языковой личности.

Ученый называет четыре способа обращения к прецедентным текстам (т.е. четыре вида текстовых преобразований): название произведения, имя автора, имя героя, цитата.

Аналогичная   позиция   к   пониманию   проблемы   прецедентного   текста   у   В.Г.    Костомарова и Н.Д. Бурвиковой, которые опираются на точку зрения Б.М. Гаспарова, для которого текст  -  это частица непрерывно движущегося потока культурного опыта, накопленного человечеством. Чтобы охватить этот опыт, необходимо опираться на закон экономии - объять можно только «объятное», а для этого частица должна быть именно частицей, вершиной пирамиды [3, с. 31]. 

В этом случае происходит так называемая «свертка», т.е. возникает символ, обладающий традиционно признанными в данном обществе значениями, которые всегда предполагает включение механизмов историко-культурной памяти. Подобная свертка - это способ существования текста, когда повествование  опирается  на  языковые  средства,  являющиеся  своеобразным  результатом    экономии в представлении информации, ее авторы называют логоэпистемой. «Логоэпистемы можно назвать символами чего-то стоящего за нами, сигналами, заставляющими вспомнить некоторые фоновое знание, некоторый текст, сама же логоэпистема представляет собой тогда эмблему, сверткой символики текста, единицей описания текста в лингвокультурном аспекте» [3, с. 34].

Логоэпистема, по мнению ученых, это знак, который требует осмысления на двух уровнях:

  • на уровне языка;
  • на уровне культуры.

В.Г. Костомаров и Н.Д. Бурвикова к прецедентным текстам относят такие, которые десятилетиями служат основой обучения, аккультурации ребенка, при помощи которых он устно или письменно обучается языку, они составляют костяк фоновых знаний человека, другими словами, ядро  этого явления. Периферию же составляют тексты анекдотов, модных песен, фильмов, рекламы, а также лозунги, призывы и социально-исторические мифы.

По мнению авторов, логоэпистема может быть выражена разными языковыми средствами - словом или сверхфразовым единством. Обязательным условием существования логоэпистемы -  сохранение связи с породившим ее текстом.

Г.Г. Слышкин считает, что данное явление надо рассматривать не как межуровневую единицу, находящуюся на стыке языка и культуры, а как ментальную единицу, как элемент сознания, что «именно человеческое сознание играет роль посредника между культурой и языком» [4, с. 63]. По мнению ученого, прецедентный текст - это один из артефактов культуры. Любой текст, по мнению ученого, может приобрести статус прецедентного, если он будет характеризоваться «цельностью и связанной последовательностью знаковых единиц, обладающих ценностью для определенной культурной группы» [4, с. 105], а также, если он отвечает запросам жизненной идеологии данного социума. Прецедентные тексты являются основными единицами существующей в сознании носителей языка текстовой концептосферы.

Ряд уточнений предлагает ввести Ю.Е. Прохоров в понимание понятия «прецедентный текст»:

  • прецедентные тексты есть принадлежность языковой культуры данного этноса, использование которых связано с их реализацией в достаточно стандартных для данной культуры ситуациях речевого общения: именно в этом случае, являясь принадлежностью прагматикона некоторой этнокультурной языковой личности, прецедентный текст может быть использован в общении, так как подразумевает аналогичное его наличие у другой личности;
  • если сам текст входит в прагматикой личности, совокупность личных деятельностно- коммуникативных потребностей, то его использование в речи связано уже с лингво-когнитивным уровнем, т.е. системой знаний о мире и образа мира, которые реализуются в данной этонокультуре;
  • отсылка к прецедентным текстам имеет как прагматическую направленность, выявляя свойства языковой личности,   ее   цели,   мотивы   и    установки,   ситуативные   интенциональности,     так и лингвокогнитивную, реализация которой включает личность в речевое общение именно данной культуры на данном языке [5, с. 151-152].

Использование  прецедентных  текстов  в  речи,  по   мнению  автора,  помогает      ориентироваться в ситуации общения, проводя идентификацию по шкале «свой/чужой».

Таким    образом,     особенностью     развития     современной     лингвистики     является     переход к антропоцентрической парадигме, понимание лингвистики как науки о языке в человеке и о человеке в языке, потому что человек живет в «мире текстов». Само понятие человека разумного и языка связаны необходимой составляющей реализации языка как средства общения и человека как субъекта, инициатора коммуникации.

Концентрация внимания на роли человеческого фактора в языке способствовала открытию новых направлений лингвистических исследований, переключению научного интереса с вопросов изучения единиц языка на вопросы их функционирования в речи, на вопросы коммуникативной деятельности человека, фрагментом которой являются прецедентные тексты.

Прецедентные тексты составляют когнитивный компонент культуры народа, они общеизвестны, хрестоматийны в силу своей принадлежности к национально-культурному наследству, могут быть вклю- чены в новый текст не полностью, так как хранятся в сознании в свернутом, редуцированном виде.

Прецедентные тексты являются обязательным элементом всех видов коммуникации: литературной, естественной, научной, эпистолярной, публицистической и др., обладают следующими дифференциальными признаками:

  • хорошо знаком представителю национально-культурного сообщества;
  • законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности: (поли)предикативная единица; 
  • сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу;
  • обращение к прецедентному тексту может многократно возобновляться в процессе коммуникации через связанные с этим текстом прецедентные высказывания или прецедентные имена.

 

Литература

  1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987. – 261 c.
  2. Караулов Ю.Н. Некоторые особенности функционирования прецедентных высказываний // Вестник МГУ. Серия 9. Филология. – 1997. – № 4. – С. 73-78.
  3. В.Г.Костомаров, Н.Д.Бурвикова. Как тексты становятся прецедентными // Русский язык за рубежом. - 1996. - № 1. – С. 74-80.
  4. Слышкин, Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г.Г. Слышкин. – М.: Academia, 2000. – 128 с.
  5. Прохоров Ю. Е. Действительность. Текст. Дискурс: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2004. – 224 с.
Фамилия автора: Д. Каримов 
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Филология
Яндекс.Метрика