Оценка эффективности инвестиций в социально ориентированные проекты

В данной статье рассмотрены методологические подходы к оценке инвестиций в социально- ориентированные проекты. Выявлены проблемы недостаточности экономического инструментария оценки социальных инвестиций. Систематизированы показатели оценки инвестиций социальной направленности. 

Современные тенденции   участия  казахстанского  бизнеса  в  жизни  общества    свидетельствуют о переходе от традиционной «лоскутной» благотворительности к социальному инвестированию. Социальное инвестирование ориентирует на улучшение условий труда и развития персонала, соблюдение прав человека, экологической безопасности, добросовестной деловой практики, природоохранной деятельности, т.е. в направлении усиления социальной ответственности бизнеса. Социальные инвестиции - наиболее прагматичная форма осуществления корпоративной социальной ответственности для нынешнего этапа развития экономики и социальной сферы страны.

Важной характеристикой социальных инвестиций является их нацеленность на увеличение человеческого капитала, повышение уровня и качества жизни населения посредством создания новых технологий и механизмов удовлетворения их материальных и духовных потребностей.

Отсутствие системы и экономического инструментария оценки эффективности социальных проектов, а также неразвитость институциональных условий для внедрения и практической реализации данной системы в Казахстане, не позволяет акцентировать внимание бизнеса и власти на принятии действительно перспективных инвестиционных решений социальной направленности, что предопределяет  необходимость  разработки  соответствующих  методов  оценки  социальных   проектов, а также механизма их внедрения в управленческий процесс на макро- и мезоуровне.

Инвестиции в социально ориентированные проекты представляют собой адресное финансирование комплекса   мероприятий    социальной    значимости,   экономическое    содержание    которых  состоит в совокупности  ограниченных  по  времени  целенаправленных  изменений  основных   количественных и качественных характеристик объектов инвестирования — отраслей или отдельных объектов социальной сферы. При этом эффективность инвестиционного процесса обуславливается: во-первых, параметрически заданными характеристиками социально-экономических результатов осуществления запланированного в проекте комплекса мероприятий по вложению денежных средств и других ресурсов; во-вторых, лимитами расходования финансовых средств и материальных ресурсов, и, в-третьих, уровнем и спецификой инфраструктурной «обустроенности» организационно-экономического механизма реализации социально ориентированных инвестиционных проектов, включая его институциональную составляющую [1-2].

Существует целый ряд особенностей, сопряженных с процедурой анализа эффективности проектов в отраслях социальной сферы, учитывать которые следует для получения адекватных оценок эффективности различных альтернативных вариантов проектов и по каждому объекту из указанных отраслей социальной сферы осуществлять выбор оптимальных параметров ресурсных ограничений.

Специфика инвестирования социальных, общественно значимых объектов (здравоохранения, образования, культуры, бытового и коммунального обслуживания и т.д.) состоит, во-первых, в том, что они из-за отсутствия прибыли малопривлекательны для частных инвесторов, и, во-вторых, имеют повышенный уровень рисков, обусловленный действием значительного количества внешних факторов, характерных для экономики Казахстана в целом. Необходимо принять во внимание, что социальные инвестиции, в отличие от благотворительности, являются бизнесом. В то же время, интегральной целью механизма реализации инвестиций в социальную среду является согласование интересов и ценностей всех участников инвестиционного процесса, направленное на получение социального эффекта.

Анализ имеющихся в зарубежной и отечественной научной литературе методологических подходов к оценке эффективности проектов социальной направленности свидетельствует о наличии двух  базовых методических приемов, в основе которых лежат либо стоимостные, либо ресурсные индикаторы, выступающие в качестве ее критерия [3-4]. Традиционно более широко используется ресурсный подход, дополняемый оценкой внеэкономических эффектов (повышение качества образования, уровня здоровья, качества жизни населения и т.п.). Однако, применительно к отечественным условиям, целесообразно использование в процедурах оценки эффективности инвестиций в социально-ориентированные проекты обоих указанных подходов, а также соответствующего им инструментария.

Любая эффективность (экономическая или социальная) представляет собой отношение полезного результата к затратам. Применительно к социальному инвестированию эффективным считается все то, что в наибольшей мере способствует решению стоящих перед обществом экономических и социальных задач. Количественные показатели экономической и социальной эффективности подразделяются на стоимостные и натуральные. Натуральные показатели применяются главным образом для оценки тех видов эффекта, которые не могут быть исчерпывающе измерены стоимостными показателями. Это относится прежде всего к социальной эффективности образования, здравоохранения и других отраслей социальной сферы.

Поскольку большинство услуг в социальной сфере и ряд услуг инфраструктуры являются общественным благом, то есть по своей экономической природе не имеют рыночной оценки, возникает вопрос, как определить экономически эффективный объем их производства [5-6]. Во многом оценка эффективности инвестиционных проектов социальной направленности определяется источником инвестирования. Так, в рамках государственных социальных инвестиций возможны три подхода. Первый заключается в определении нормативов, основанных на мировом опыте — сколько на душу населения расходуется средств на капитальные вложения в разных отраслях социальной сферы. Исходя из этого, можно оценить, по каким направлениям наблюдается особо острый дефицит средств. Недостатком этого подхода является отсутствие учета конкретных особенностей страны и целостного критерия распределения инвестиций с целью получения наибольшего эффекта. Второй подход основывается на составлении государственной инвестиционной программы. Все проекты в рамках этой программы ранжируются по степени социально-экономической отдачи, учитывающей положительное влияние проектов на эффективность экономики в целом. Затем государственный бюджет определяет, какие именно проекты будут реализованы. Преимуществом этого подхода является обеспечение наибольшей экономической отдачи от бюджетных средств и предотвращение бюрократического произвола. Недостатком является необходимость применения идентичной методологии оценки и ежегодной переоценки большого количества различных проектов. В рамках третьего подхода разработка инвестиционной  составляющей  бюджета  ведется  по  каждой  отрасли  народного  хозяйства  отдельно и исходя из контрольных цифр общих расходов определяемых параметрами бюджета. В результате планирование инвестиций является децентрализованным и учитывает отраслевую специфику. Недостатком данного подхода является слабая гибкость, невозможность сопоставления и учета общеэкономической отдачи инвестиций [7].

Говоря об эффективности социальных инвестиций, необходимо учитывать, какое влияние социальный   эффект   оказывает   на   социум   (общество).   Для   этого   необходимо   соотнести       его с определенной частью населения, например на душу населения, на 1000  человек,  10000  человек, 100000 человек. Следовательно, суть определения такого эффекта состоит в анализе причин, обусловливающих положительные изменения, выявлении степени этих изменений и влияния на общество, а для этого необходима информация о развитии процесса и его важнейших характеристик за промежуток времени, предшествующий и последующий после реализации мероприятия [8-9].

Одним из измерителей может стать показатель социальной эффективности как отношение социального эффекта (взятого с учетом его влияния на социум в целом) к вызвавшим этот социальный эффект инвестициям. Социальную эффективность можно рассматривать и через призму эффективности отдельных отраслей социальной сферы: образования, здравоохранения и др. Там, где невозможно или не нужно выделять социальную эффективность в «чистом» виде, например, для оценки крупных проектов, можно использовать показатель социально-экономической эффективности как отношение социального эффекта конкретного проекта к затратам не только стоимостным, но и натуральным, вызвавшим этот эффект. Там, где можно определить социальный эффект в денежной форме, следует использовать показатель экономической эффективности. Для комплексной оценки социальных  инвестиций корпораций могут  использоваться  качественный  и  количественный  индексы  социальных инвестиций и др.

Социальный и социально-экономический эффект социальных программ выражается в повышении качества жизни граждан и общества в целом. В качестве индикаторов оценки социального  эффекта могут быть использованы такие показатели, как снижение заболеваемости, повышение образовательного уровня,   снижение   численности   и   состава   групп   риска,   расширение   сферы   деятельности     лиц с ограниченными возможностями, повышение качества природной среды, сокращение оттока населения с территорий, диверсификация местной экономики и другие.

Методы оценки социального и социально-экономического эффекта широко осваиваются сегодня некоммерческим сектором. Не случайно в  западной  системе  социального  обеспечения  практически 100 процентов социальных программ подлежат независимой оценке для замера произведенного ими эффекта. Организации технической помощи, благотворительные и некоммерческие организации рассматривают оценку эффекта как неотъемлемый этап реализации любой программы [10-11].

Финансовые инструменты замера эффективности традиционных инвестиций частного бизнеса хорошо  известны.  Экономический  эффект  определяется  как  прибыль  на  инвестированный   капитал и может быть измерен с помощью различных инструментов, включая коэффициент окупаемости инвестиций, отношение долга к акционерному капиталу (отношение задолженности к собственному капиталу), отношение цены акции к доходу либо других количественных показателей. В случае социальных инвестиций имеет смысл разделять их экономические, социальные и социально- экономические последствия, оценивать эффективность социальных инвестиций по набору показателей, специфических для каждого из произведенных эффектов. В качестве индикаторов оценки социально- экономического эффекта применяются такие показатели, как количество новых рабочих мест, количество вновь созданных малых и средних предприятий, финансовая устойчивость предприятий, рост налоговых поступлений в местные бюджеты и другие показатели.

Оценка социальных программ является той областью, в которой накопленный опыт и технологии некоммерческого сектора могут быть успешно использованы бизнес-сектором. Результаты независимой оценки социальных программ, опубликованные в виде отчетов, могут служить доказательством того, что корпоративные программы нацелены на социальный эффект, а не носят исключительно имиджевый характер. Эти результаты могут также продемонстрировать масштаб корпоративных инвестиций, зачастую сопоставимый с социальными затратами из государственного бюджета [12].

Тот факт, что социальные инвестиции способны оказать значительное экономическое воздействие на финансовые показатели компании, требует особого внимания и изучения. Решения о социальных инвестициях, как правило, принимаются в споре с аргументами о том, что основной задачей бизнеса является извлечение прибыли, а корпоративные социальные программы снижают выбор и уменьшают ресурсы индивидуальных инвесторов и сотрудников компании. Четкие доказательства наличия экономического эффекта, очевидно, могут послужить важным доводом в пользу социальных программ при принятии решения об их реализации.

Как известно, основной целью ведения бизнеса является получение прибыли. Как альтернативный вариант прибыли рассматривается уровень капитализации корпорации, по сути, представляющий собой потенциальную прибыль собственника бизнеса в случае его реализации. Отсюда, на микроуровне существует  два  основных  направления  воздействия  на  повышение  прибыли  –  это  рост       выручки и снижение затрат в соответствии с соотношением: 

Прибыль = Выручка – Затраты. 

В случае с оценкой прибыльности социальных инвестиций эта формула может быть трансформирована следующим образом: 

Социальная прибыль = Социальный эффект – Сумма социальных инвестиций. 

Социальная прибыль (социальное приращение) – оценка объема полезности осуществления социального инвестирования, произведенная на основе сравнения общего объема социальных инвестиций с эффектом, полученным от социального инвестирования. Другими словами, социальная прибыль есть разница между полученным объемом полезности (например, снижение смертности, повышение уровня образования, обеспеченность жильем и т.д.) в результате  социального инвестирования и имевшимся (если имелся) до инвестирования объемом данной полезности.

Важно не только выявить социальную прибыль, но и определить эффективность социальных инвестиций, которая может быть выражена в виде экономической и социальной эффективности. Понятие «экономическая эффективность» давно сложилось в экономической науке и стало общепринятым, применительно к социальным инвестициям экономическая эффективность отражает только одну часть общих показателей эффективности. Другую часть отражают показатели социальной эффективности социальных инвестиций. Понятие «социальная эффективность» только входит в научный оборот и не имеет однозначного толкования. Таким образом, социальная эффективность это отношение социального эффекта к вызвавшим этот социальный эффект инвестициям.

Денежная оценка социального эффекта представляет собой социальный доход. Социальная прибыль на уровне  микроэкономики  можно  рассматривать  как  разницу  между  валовым  социальным доходом и социальными затратами (инвестициями).

Количественная оценка экономического эффекта социальной активности компаний, вместе с тем, встречается с рядом трудностей. Отсутствуют единые стандарты отчетности по социальным инвестициям. До сих пор не достигнуто единство в отношении терминологии. Не найдены адекватные финансовые   показатели,   отражающие   такие   нематериальные   активы, как репутация компании и мотивация сотрудников. В результате привлекательность социальных инвестиций с трудом может быть описана формальным финансовым языком.

Нет специалистов, сочетающих знание финансового менеджмента и управления социальными проектами и программами. Трудно преодолевается противоречие между долговременным характером социальных инвестиций и требованиями ежегодной отчетности.

В корпоративном мире предпринимаются попытки разработать и внедрить в практику единые инвестиционные показатели для различных индустрий; одна из таких попыток - Глобальная инициатива отчетности (Global Reporting Initiative). Отдельные системы рейтингов, такие как Dow Jones Sustainability Index, также дают некоторое представление о сравнительных характеристиках компаний в свете их социальной активности, однако они не могут быть использованы для прямых оценок привлекательности социальных инвестиций.

В целом, хотя показатели социальной активности компании и учитываются при оценке ее финансовых рисков и перспектив развития основного бизнеса, формализованные единые методики оценки возвратности социальных инвестиций находятся в ранней стадии разработки.

К сожалению, корректно и непротиворечиво оценить масштабы социальных инвестиций крайне сложно. Это и несформированность единого понятия социальных инвестиций, и отсутствие четко сложившихся правил и обычаев классификации тех или иных социальных инвестиций, и отсутствие общепринятых стандартов публичной отчетности. Эти недостатки усиливаются нарастающими сложностями на международных финансовых рынках. Все перечисленные недостатки   свидетельствуют о несовершенстве нынешней модели взаимодействия бизнеса, общества и государства. Тем не менее, существующие  проблемы  измерения социальных инвестиций не  снимают общественную  потребность в развитии практических инструментов таких измерений. Таким образом, наметившиеся активный поиск и разработка измерителей социальных инвестиций должны привести к нахождению более точных практических инструментов таких измерений [7].

В Казахстане институт независимой программной оценки находится еще в стадии становления. Благодаря усилиям международных и местных организаций, таких как Фонд Сорос Казахстан, Центр ОБСЕ в Астане, Всемирный банк и ряда НПО Казахстана, формируется профессия независимого оценщика, продвигаются профессиональные стандарты, создаются культура и потребность проектного анализа, основанного на точных количественных и качественных данных. Развиваются такие методы оценки, как сравнение с контрольными группами, интервью, анкетирование, сравнение со среднестатистическими данными и другие.

Тот факт, что социальная активность компаний во всем мире все чаще рассматривается в качестве элемента эффективного корпоративного управления, дает основание полагать, что данная тенденция получит широкое распространение и в Казахстане. Оформившись как явление, социальное инвестирование придаст новый импульс развитию количественных и качественных инструментов, позволяющих получать и анализировать надежную, достоверную информацию о степени воздействия социальных корпоративных программ на общество и бизнес.

Главным побудительным мотивом к социальному инвестированию в Казахстане должно стать стремление к экономическому росту, возможному, сегодня, прежде всего за счет развития человеческого капитала, а также нацеленность на устойчивое развитие.

 

Литература

  1. Social Investment Forum http://www.socialinvest.org
  2. Report on Socially Responsible Investing Trends in the United 2010. Social Investment Forum Foundation http://www.socialinvest.org
  3. European SRI Study 2010 http://www.eurosif.org/
  4. Якимец В. Социальные инвестиции бизнеса: механизмы, примеры, проблемы, перспективы // Труды института системного анализа Российской академии наук (ИСА РАН),
  5. Соболев И.П. Социальная политика как фактор устойчивого развития // Экономист. – 2003. – №
  6. Нидзий Е.Н., Романенко Н.М. Финансовая структура социальных инвестиций. – Волгоград: Авторское перо, 2004.
  7. Ивлев С.С. Социально-ответственные инвестиции в мире // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. – № 1.
  8. Валентей С., Нестеров Л. Развитие общества в теории социальных альтернатив. – М.: Наука,
  9. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: теория и практика / В.Г. Варнавский; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука,
  10. Хараева М.С. Приоритетные направления системы государственного регулирования социальных инвестиций в Российской Федерации // Экономика и финансы. – 2009. - №
  11. Хараева М.С. Социальная прибыль как результат социальных инвестиций // Справочник экономиста. – 2009. - №
  12. Хараева М.С. Человеческий капитал как фактор опережающего экономического развития // Креативная экономика. - 2009. - № 3.
Фамилия автора: Н.С. Кафтункина 
Год: 2011
Город: Павлодар
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика