Правовые основы деятельности тюрем Казахстана в 60-90 гг. И проблемы совершенствования их деятельности в современных условиях

В предлагаемой статье рассматриваются историко-правовые аспекты деятельности тюрем в Казахстане в 60-90-е годы.

Н.С. Хрущев а также последующие генеральные секретари КПСС, имея неограниченную власть, не отменяли использование труда осужденных, и места лишения свободы до распада СССР продолжали функционировать на основе принципа самоокупаемости. Поэтому сущность и значение мест лишения свободы не изменились. Были сглажены и изменены только некоторые его фрагменты.

На территории СССР создание широкой сети исправительно-трудовых колоний с собственным производством началось с 1961 года согласно Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 апреля 1961 года «О мерах по улучшению деятельности исправительно-трудовых учреждений МВД СССР» [1]. Данным Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 апреля 1961 года было утверждено новое «Положение об исправительно-трудовых учреждениях и тюрьмах МВД СССР». Согласно этому «Положению …» в тюрьмах были введены два вида режима: общий и строгий. На строгом тюремном режиме должны были содержаться злостные нарушители режима, переведенные из исправительно-трудовых колоний сроком до трех лет.

Надо сказать, что в 60-80-е годы численность тюрем в СССР сокращалась. Это обстоятельство мы объясняем, во-первых, тем, что в исправительно-трудовых колониях, которых в Казахстане к середине 80-х гг. насчитывалось более 70, имелись внутренние тюрьмы, так называемые штрафные изоляторы и помещения камерного типа, где был установлен тюремный режим. Поэтому необходимость в широкой сети тюрем отпала. Во-вторых, в 60-80-е гг. особо опасные политические преступники, как правило, содержались в психиатрических стационарах специализированного типа с интенсивным наблюдением. Например, по данным работников Минздрава СССР, в эти годы более 90 тысяч «инакомыслящих» получили «лечение» в психиатрических больницах [2]. В-третьих, с усилением уголовной репрессии требовалась широкая сеть следственных изоляторов. К моменту распада СССР на территории Казахстана функционировало всего 17 следственных изоляторов и одна тюрьма, которая в 1989 году была передислоцирована из города Павлодара в город Аркалык.

С начала 60-х гг. следственные изоляторы вообще не входили в систему мест лишения свободы. Их деятельность регламентировалась «Положением о предварительном заключении под стражу», утвержденным постановлением Верховного Совета СССР, введенным в действие с 1 ноября 1969 года [3].

К концу 60-х гг., когда основным видом мест лишения свободы окончательно стали исправительно- трудовые колонии закрытого типа, были приняты «Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР» от 11 июля 1969 года. В нем также было предусмотрено создание тюрем [4].

После всего этого постановлением Верховного Совета Казахской ССР от 17.12.1971 года был утвержден «Исправительно-трудовой кодекс Казахской ССР» [5]. В данном кодексе подробно регламентировались порядок и условия исполнения наказания в виде лишения свободы, ссылки, высылки, исправительных работ без лишения свободы. А также были указаны основания освобождения от отбывания наказания и помощь лицам, освобожденным из мест лишения свободы. Были регламентированы вопросы участия общественности в исправлении и перевоспитании осужденных.

Следует отметить, что в статье 1 ИТК Казахской ССР было указано, что ИТК Казахской ССР «…имеет своей задачей обеспечение исполнения уголовного наказания с тем, чтобы оно не только являлось карой за совершенное преступление, но исправляло и перевоспитывало осужденных в духе честного  отношения к  труду,  точного  исполнения законов и  уважения к правилам  социалистического общежития, предупреждало совершение новых преступлений как осужденными, так и иными лицами, а также способствовало искоренению преступности» [5].

В статье 7 ИТК основными средствами исправления и перевоспитания осужденных были названы: режим отбывания наказания, общественно полезный труд, политико-воспитательная работа, общеобразовательное и профессионально-техническое обучение.

В систему мест лишения свободы, согласно статье 12 ИТК, входили исправительно-трудовые колонии, тюрьмы и воспитательно-трудовые колонии.

Возникает закономерный вопрос: что изменилось в вопросах организации тюрем?

Согласно статье 28 ИТК Казахской ССР 1971 года, в тюрьмах должны были содержаться следующие категории осужденных:

  • особо опасные рецидивисты осужденные к лишению свободы в виде тюремного заключения;
  • лица, по достижении восемнадцатилетнего возраста совершившие особо опасные государственные преступления;
  • лица, по достижении восемнадцатилетнего возраста совершившие другие тяжкие преступления, осужденные за них к лишению свободы на срок свыше пяти лет;
  • осужденные, переведенные из исправительно-трудовых колоний по основаниям;
  • осужденные, оставленные для работы по хозяйственному обслуживанию в следственных изоляторах.

Проще говоря, в тюрьмах надлежало содержать особо опасных преступников и переведенных из ИТК злостных нарушителей режима содержания. Это правило, между прочим, как мы знаем, возникло в середине 30-х гг., когда были созданы тюрьмы. Получается, что по большому счету ничего не изменилось. Изменение произошло в условиях содержания. Они были ужесточены. Как уже было отмечено  ранее,  в  ИТК  Казахской  ССР  было  предусмотрено  два  вида  тюремного  режима:   общий и строгий. Осужденные в этих тюремных режимах должны были содержаться раздельно друг от друга в общих камерах.  В  необходимых  случаях,  по  мотивированному  постановлению  начальника тюрьмы и с согласия прокурора, осужденные содержались и в одиночных камерах.

Надо сказать, что в тюрьмах на общем режиме должны были содержаться лица, осужденные впервые к тюремному заключению, и лица, переведенные со строгого режима. На общем тюремном режиме, осужденные могли расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости деньги в сумме до трех рублей в месяц, имели право в течение года на два краткосрочных свидания, могли отправлять одно письмо в месяц и получать не более двух бандеролей в год и пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час.

Согласно статье 31 ИТК Казахской ССР, в тюрьмах на строгом режиме полагалось содержать несколько категорий осужденных:

  1. лиц, ранее отбывавших тюремное заключение;
  2. лиц, осужденных к тюремному заключению за преступления, совершенные в местах лишения свободы;
  3. лиц, переведенных из колоний для отбывания наказания в тюрьме;
  4. лиц, переведенных в установленном порядке на строгий режим в качестве меры взыскания.

Осужденные, содержавшиеся в тюрьмах на строгом режиме, имели возможность расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости деньги в сумме до двух рублей в месяц; отправлять одно письмо в два месяца и получать одну бандероль в течение шести месяцев; пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью тридцать минут. Свидания, получение посылок и передач осужденным, содержащимся на строгом режиме, не разрешались.

Таким образом,  вышеизложенное  позволяет  нам  сделать  вывод  о  том,  что  условия содержания в тюрьмах в 50-80-е годы были ужесточены, по сравнению с периодом 30-40-х годов, тем более со временем 20 годов. Ужесточение режима содержания в тюрьмах можно объяснить тем, что в 60-80 гг. тюрьмы продолжали применяться в качестве меры наказания в отношении осужденных, отбывающих наказания в исправительно-трудовых колониях.

С приобретением независимости Президент Республики Казахстан подписал новый Уголовно- исполнительный кодекс, который вступил в силу с 1 января 1998 года [6]. В отличие от прошлого, данный кодекс регламентирует исполнение всех наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом Республики Казахстан. Надо сказать, что структура и содержание этого кодекса были скопированы из Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, принятого годом раньше. Поэтому  система и виды исправительных учреждений у нас одинаковы, в том числе разные виды условий отбывания наказания в пределах одной колонии.

Следует заметить, новый УИК Российской Федерации был разработан в условиях, отличавшихся от социально-политической обстановки в Казахстане. В то время в местах лишения свободы России отбывало более 1 млн. осужденных. К тому же в России социально-политическая обстановка в середине 90-х годов была сложной по сравнению с Казахстаном (война в Чечне и др. события). Россия вынуждена была  сохранить  старую систему исправительных  колоний,  несмотря на  их существенные  недостатки.

Социально-политическая обстановка так же, как и иные обстоятельства в Казахстане, позволила нам разработать и принять новый УИК на основе опыта демократических стран мирового  сообщества. Однако в Казахстане был принят УИК, аналогичный российскому. Данный факт можно объяснить тем, что   процессом   реформирования   правоохранительной   системы,   в   том   числе    законотворчеством в Казахстане, занимаются в основном практические работники (начальник КУИС, министр МВД, министр юстиции, генеральный прокурор, их заместители и т.д.) и мало привлекаются или вообще не привлекаются ученые специалисты.

Анализ Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан показывает, что в части системы исправительных учреждений существенных изменений не произошло. Так, согласно статье 69 УИК РК, исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы. Анализируя нормы УИК и сравнивая их с нормами ИТК Казахской ССР 1971 года, мы пришли к выводу, что в части организации и деятельности тюрем существенных изменений не произошло. Так, согласно нормам нового УИК тюрьмы предназначены для отбывания наказания следующих категорий осужденных:

  1. осужденные на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений;
  2. осужденные, признанные особо опасными рецидивистами.
  3. осужденные, переведенные из исправительных колоний как злостные нарушители установленного порядка отбывания наказания.

Таким образом, в тюрьмах содержится только определенная категория осужденных, в том числе переведенных из исправительных колоний.

В Уголовно-исполнительном кодексе Республики Казахстан предусмотрено, как и раньше, два вида тюремного  режима:  общий  и  строгий.  На  строгом  режиме  содержатся  осужденные,     поступившие в тюрьму, а также осужденные, переведенные с общего тюремного режима. Затем, по отбытии не менее одного года срока наказания, осужденные могут быть переведены на общий тюремный режим.

Осужденные в тюрьмах содержатся в общих запираемых камерах. В необходимых случаях осужденные по мотивированному постановлению начальника тюрьмы с согласия прокурора могут содержаться и в одиночных камерах.

На общем тюремном режиме разрешается в течение года иметь два краткосрочных и два длительных свидания, получать две посылки или передачи и две бандероли, а также пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа. Разрешается также ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости деньги, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере трех месячных расчетных показателей. Осужденным, находящимся на строгом режиме, разрешается в течение года иметь два краткосрочных свидания, получать одну посылку и одну бандероль и пользоваться ежедневной прогулкой – один час. Также осужденным разрешается ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости деньги, имеющиеся на их лицевых счетах в размере одного месячного расчетного показателя.

Можно констатировать, что в новом УИК РК в части организации и деятельности тюрем существенных изменений не произошло.

В  нашей стране сохранение тюрем  без  каких-либо  коренных изменений  его  основ было  связано с тем,  что  тюрьма,  созданная  когда-то  в  30-е  годы  как  придаток  исправительно-трудовых   лагерей и исправительно-трудовых колоний, используется в этом качестве до сих пор и выполняет функцию подавления и слома личности строптивого осужденного.

На наш взгляд, в современных условиях, чтобы реформировать деятельность тюрем Казахстана, необходимо учитывать опыт пенитенциарных систем демократических стран мирового сообщества. Это обусловлено тем, что идея исправления преступника в условиях изоляции его от общества впервые возникла в странах Западной Европы и в Северной Америке в XVIII столетии. В лестнице наказаний с этого момента вместо смертной казни и телесных наказаний предпочтение отдавалось тюремному заключению. С другой стороны, такая постановка проблемы требовало создания исправительных тюрем.

Анализ  специальной  литературы  показывает,  что  в  XVIII-XIX  столетии  в  Северной    Америке и в странах Западной Европы было создано всего лишь несколько типов исправительных тюрем: пенитенциарий, реформатории для содержания молодых преступников, прогрессивная система отбывания наказания и т.д. [7]. В основе каждого из этих тюремных систем лежала вполне определенная идея, практическое осуществление которой, по мнению создателей, должно было  исправить преступника. Однако, как показала практика, такие тюремные системы имели существенные недостатки, а их создатели в процессе работы получили противоположный результат.

В 50-60-е годы ХХ века в Скандинавских странах был предпринят ряд мер по преобразованию пенитенциарных  программ.  Однако,  как  пишет  доктор  Варшавского  университета  Моника    Платек, «…через некоторые время скандинавские эксперты вынуждены были признать, что вместо ресоциализации получили противоположный эффект» [8].

В современных условиях в тюрьмах США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Швейцарии и других стран используются отдельные фрагменты прогрессивной системы отбывания наказания, возникшие в 40-е годы XIX столетия в Англии [9]. 

Таким образом, несмотря на все усилия демократических стран мирового сообщества за три века не удалось создать такую тюремную систему, которая способствовала бы полному исправлению преступника в условиях строгой изоляции его от общества. К концу ХХ века у многих исследователей, общественных и политических деятелей ряда государств сложилось мнение, что любая  тюремная система не приносит никакой пользы как для преступника, так и для общества, а порождает только проблемы. Об этом свидетельствуют, к примеру, материалы Международной конференции по реформе уголовных наказаний, проходившей в апреле 1999 года в Лондоне. В нем приняли участие министры, парламентарии, судьи, а также представители неправительственных организаций более чем из 50 стран и 5 контингентов [10]. В ходе обсуждения участники конференции пришли к единому мнению, что пенитенциарные  (тюремные)  системы  всего  мира  находятся  в  кризисном  состоянии.    Оказывается, в тюрьмах многих стран одни и те же проблемы: переполненность, отсутствие гигиены, нехватка продуктов питания и медикаментов, а также высокий уровень инфекционных заболеваний и смертность среди заключенных.

Практика деятельности тюремных систем мирового сообщества, в том числе и России, позволила сделать еще один неутешительный вывод: в условиях изоляции преступника от общества исправить его невозможно.  К  примеру,  об  этом  известный  Российский  ученый  Г.Ф.  Хохряков,  пишет следующее:

«…Изоляция человека от общества объективно приводит к негативным последствиям. Какие бы усилия ни предпринимались для того, чтобы повысить эффективность исправления и перевоспитания в местах лишения свободы, они обречены…» [11].

Наша современница Вивен Стерн, посетившая тюремные системы более 30 стран мира, пишет,  что в настоящее время во многих странах Западной Европы заключенных рассматривают не как отдельную личность, которую следует исправить в условиях строгой изоляции, а рассматривают его в совокупности с их семьями, социальными группами и жизненными перспективами. Поэтому здесь заключенным помогают поддерживать связь с семьей, приобретать полезные профессии, учат отдавать предпочтение ценностям внешнего, а не тюремного мира [12, с. 26]. В этой связи Вивен Стерн пишет, что в тюрьмах Германии заключенным предоставляют до 21 дня отпуска, в тюрьмах Нидерланд, когда отсутствует камера заключенных, не помещают по несколько человек в одну камеру, а высвобождают места за счет исправившихся, в тюрьмах Финляндии некоторая часть заключенных живет в  восьмикомнатных домиках, где они работают и получают заработную плату и им предоставляют 18 дней отпуска в год и т.д. [12].

Таким образом,  в  странах  Западной  Европы,  с  одной  стороны,  лишение  свободы  применяется в очень  ограниченном  количестве.  С  другой  стороны,  здесь  принимаются  меры,  чтобы  как   можно в большей мере сохранить социальные связи заключенных с внешним миром.

К сожалению, согласно нормам УИК РК, осужденный, отбывающий в  тюрьме  наказание, отдаляется от внешнего мира. Сегодня в единственной тюрьме, существующей в Казахстане для привлечения осужденных к производительному труду, возможности ограничены, здесь не создаются самодеятельные организации осужденных. Привлекать к воспитательной работе родственников осужденных также очень трудно в силу отдаленности тюрьмы. Предоставление свиданий, получение передач ограничены до минимума, по сравнению, к примеру, с исправительными колониями.

На наш взгляд, тюремный режим, установленный согласно нормам УИК РК, затрудняет процесс адаптации  осужденного  к  условиям  жизни  на  свободе  после  его  освобождения.  Дело  в  том,     что в условиях исправительных колоний у осужденных вырабатываются определенные стереотипы поведения  и  мышления.  Тюремный  режим  не  устраняет  их,  а,  усугубляет,  делает  их специфически

«тюремными». Нельзя не отметить и то, что осужденные, отбывающие наказания в исправительных колониях, факт их перевода в тюрьму признают положительным явлением, обозначая  перевод жаргонным выражением «пошел в крытку», т.е. тюрьму. А когда эти осужденные возвращаются из тюрьмы в колонию, к ним уже относятся с большим уважением и говорят «был в крытой» [13-14]. Следовательно, перевод в тюрьму в воспитательном плане не эффективен, но тем не менее в целях оздоровления обстановки в исправительных колониях такие переводы осуществляются постоянно.

Более того, мы убеждены, что тюремный режим развивает отрицательные черты характера, подвергает корректировке его мировоззрение и жизненные ценности, меняет его социально- психологический облик. Поэтому не случайно, что часть осужденных после освобождения совершает новые преступления. Однако определенная категория осужденных после освобождения желает покончить с прошлым и начать жизнь «с нового листа», но и здесь им это не всегда удается, так как само общество их не признает. Как известно, адаптационный период протекает медленно, такому осужденному необходимо иметь огромную силу воли, чтобы вести праведный образ жизни, в противном случае старые стереотипы мышления и поведения, сложившиеся в условиях тюрьмы, нередко становятся источником и катализатором новых противоправных проступков и преступлений.

Таким образом, нами были рассмотрены организационно-правовые основы деятельности тюрем Казахстана. Процесс становления и развития тюрем в Казахстане можно условно разделить на два этапа: I  этап  - октябрь 1917-конец 20-х гг.,  характеризуется: разработкой  и  принятием  нормативных    актов, регламентировавших деятельность тюрем на основе опыта пенитенциарных систем стран Западной Европы  и  США,  практической  нереализованностью  этих  актов,  т.к.  тюрьмы  не  были   превращены в воспитательные учреждения. II этап - с середины 30-х гг. до 1991 года. В середине 30-х годов на основе ведомственных актов ГУЛАГа НКВД СССР были созданы следственные тюрьмы и тюрьмы для содержания заключенных, деятельность которых регламентировалась ведомственными Положениями ГУЛАГа НКВД СССР. Эти тюрьмы были организованы, с одной стороны, в целях укрепления политического строя советского государства и ужесточения условий содержания заключенных в системе ИТЛ ГУЛАГа НКВД СССР. По существу, тюрьмы для содержания заключенных являлись придатком системы лагерей ГУЛАГа. Сущность тюрем не изменилась ни в 60-80-е годы, ни в условиях современности, о чем свидетельствуют изложенные нами данные.

Тюрьмы были созданы на основе существующего стереотипного мнения практических работников: чем строже режим изоляции и условия отбывания наказания, тем лучше. К сожалению, подобное мнение до сих пор имеет место в среде населения Казахстана, в том числе распространено среди сотрудников мест лишения свободы. К примеру, 91% опрошенных нами сотрудников УИС Павлодарской области на вопрос, следует ли ужесточить режим содержания в исправительных учреждениях Казахстана, ответили положительно. Однако практика советских тюрем показывает, что исправить преступника в условиях строгой изоляции его от общества невозможно. Напротив, в наших тюрьмах, созданных на основе идей устрашения, осужденный деградирует, у него развиваются отрицательные морально-нравственные ценности, тюрьма окончательно убивает у него такое качество, как человечность. На наш взгляд, следует скорректировать нормы УИК РК в части тюрем и внести в его деятельность отдельные фрагменты прогрессивной системы отбывания наказания с учетом передового опыта демократических стран мирового сообщества.

 

Литература

  1. Панасенко В.З. Из истории становления и развития исправительно-трудовых учреждений МВД Казахской ССР (1920-1985 гг.). - Алма-Ата, 1987. - 107 с.
  2. История Казахстана: Учебник для 11 класса средней школы (Нурпеисов К., Аяганов Б., Жаксылыков Н.). – Алматы: Рауан, 1993. – 160 с.
  3. Закон СССР «Об утверждении Положения о предварительном заключении под стражу» от 11 июля 1969 // Свод законов СССР. - Том 10. - М.: Издательство «Известия», 1988. - С.
  4. Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР от 11 июля 1969 года // Свод законов СССР. - Том - М.: Издательство «Известия»,1988. – С. 615-640.
  5. Исправительно-трудовой кодекс Казахской ССР 1971 г. - Алматы: Казахстан, 1985.- 270 с.
  6. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан. - Алматы: ЮРИСТ, – 84 с.
  7. Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. - М.: 1924. - 342 с.
  8. Моника Платек. Тюремная реформа. Небольшой обзор истории тюремной системы//Руководство по обучению сотрудников исправительных учреждений. - Варшава, 2000. – 256 с.
  9. Греков М.Л. Тюремные системы: состояние, перспективы: автореф. дис.… канд. юрид. наук.(120008). – Красноярск: Кубанский государственный университет, 2000. – 25 с.
  10. Новая программа реформы исполнения наказаний // Международная конференция по реформе уголовных наказаний. - Лондон, – 15 с.
  11. Хохряков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы (Проблемы, дискуссии, предложения). – М.: Юридическая литература, 1991. – 224 с.
  12. Вивен Стерн. Страх против будущего (Фрагменты). - М.: PRI, 2000. – 130 с.
  13. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. – Изд. 3-е. – Том 1. - М.: Госюриздат, 1960. - С. 1762-1825. – 384 с.
  14. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. – Изд. 3-е. – Том 2. - М.: Госюриздат, 1961. - С. 1825-1870. - 582 с. 
Фамилия автора: Н.Т. Санасыров, В.Н. Жамулдинов 
Год: 2011
Город: Павлодар
Категория: История
Яндекс.Метрика