Социальная модернизация общества и проблемы правосознания

В современном обществе значение правосознания особенно. В транзитных обществах, как Казахстан, правосознание играет существенную социальную роль. Реформы, стоящие на повестке дня, в том числе в сфере права, непосредственно связаны с процессом формирования эффективной отечественной модели правосознания. 

Год 20-летия  отечественной  независимости  даже  закоренелых  скептиков  побуждает усомниться в своих прогнозах относительно ее благоприятных перспектив. Самым убедительным аргументом является практика обнародования и реализации ежегодных Посланий Президента народу. Нынешнее, пятнадцатое по счету, стоит особняком, и дело не в «круглых» цифрах. По сути, настоящий документ носит качественно новый характер. Он предваряет, по мнению ряда ученых, экспертов, выход страны на новый уровень развития. Прежде всего речь идет о начале процесса наполнения понятия «социальное государство», содержащееся в начальных строках нашей Конституции [1]. По нашему мнению, это своевременный шаг. Порой можно было услышать мнения примерно следующего характера: «необходимо новое мышление», «нужно менять сознание общества», «необходима модернизация общественных отношений, основой которой является изменение стереотипов мышления» и т.д. По интенсивности их появления на общественном поле можно предположить, что существует диалектическое противоречие между новыми социально-экономическими отношениями и старыми, отжившими стереотипами в общественном сознании.

Происходящие кардинальные реформы в экономике и социально-политической жизни общества, государства всегда глубоко затрагивают каждого человека и никого не могут оставить равнодушными. И здесь единство мнений и согласованность действий,  которые  необходимы  для  их  успешной реализации,  -  далеко  не  лишние  параметры  в  общественном  микроклимате.  Распад  СССР    привел к отсутствию всеобъемлющей национальной идеи, вдохновляющей и мобилизующей народ на строительство будущего, имела место естественная девальвация, а то и отторжение, духовных ценностей, идеалов, густо замешанных на коммунистической идеологии, ранее сплачивавших граждан многонациональной страны в единый советский народ. Процессы, направленные на создание начал рыночно ориентированной экономики, неизбежным образом сопровождаются и издержками роста. Например, расслоение общества на бедных и богатых, а также – экономические и финансовые деструктивные явления, вызванные в основном интеграционными процессами страны в мировое хозяйство, в общественном сознании произошла переориентация целевых и ценностных установок на сугубо материальные, преходящие ценности, о чем свидетельствуют данные различных исследований и эмпирические наблюдения.

Общество, не располагающее надлежащей генеральной идеей своего развития, со статусом общенациональной, не ведающее и не представляющее, куда и зачем его ведет правительство, не может быть  единым    целым.  Как  правило,  такое  состояние  находит  проявление     в  социальной     аномии и недоверии государству, власти, низкой правовой культуре граждан, задержке оформления принципов и институтов гражданского общества, учащении проявлений нездорового психического состояния индивидов, а также многих других явлениях подобного свойства. Задача ученых - изучать их и предлагать обществу рекомендации и желательно не по лечению, а санации.

Анализ причин слабой эффективности, хуже того, провала, осуществляемых в мировой практике, тех или иных реформ а также изучение истоков большинства хронических социальных болезней, все глубже поражающих общество, показывают, что главной причиной являются не столько ошибочные управленческие решения, сколько неготовность и неспособность общества принять те преобразования. Хотя объективно (с точки зрения эволюционных изменений) этому обществу они необходимы для того, чтобы перейти на следующий этап своего развития. Очевидно, что модернизация в стране невозможна без изменения менталитета нации, целевой и ценностной ориентации общественного сознания. Осознанность, дееспособность и ответственность – вот «три кита», на которые должен опираться тот или иной социум при выборе и реализации шагов, призванных определить его будущий облик. Принципиально важно, чтобы в такой переломный момент своей истории общество не зацикливалось собственно на проблемах, а искало пути, способы их решения. В этом ракурсе проблемы правосознания для модернизационных процессов в современном казахстанском обществе имеют важное значение. Многие дефиниции, определяющие настоящее явление, во многих его сущностных характеристиках идентичны. С этих позиций, по нашему мнению, правосознание представляет собой совокупность мысленных и чувственных оценок правовых явлений, правовых отношений. Его место в ряду и иерархии иных феноменов правовой сферы дает исследователям не менее богатую пищу для осмысления.

В научной литературе правосознание определяется как составная часть, или вид, общественного сознания, структурно-логическим наполнением которого являются взгляды, убеждения, идеи, относящиеся к праву [2-3]. Данное понятие в абстрактном плане может соответствовать определению правовой идеологии. Однако довольно сложное содержательное состояние рассматриваемого явления не позволяет и даже самым всеобъемлющим его категориально-понятийным дефинициям отразить наиболее характерные признаки. В структуре правосознания существуют еще чувственные элементы, образующие правовую психологию. На это налагается функциональная природа правосознания. В правовой   системе в этом смысле правосознание выполняет довольно значительную социально утилитарную нагрузку: трансформирование информационных потоков по схеме «правовая система - субъект правовой деятельности» и обратно. Настоящий обмен информацией реализуется в сфере правосознания через юридические категории, теоретико-концепцтуальные построения, правовые чувства, посредством которых люди оценивают правовую реальность. Из-за того, что коммуникационные связи носят перманентный    характер,    правосознание    склонно    отражать    в    целом    внутреннее       состояние и направленность правового развития, исполнять роль интеллектуальной основы правовой системы.

Понимание правосознания как внутреннего компонента развивающейся правовой системы позволяет воспринимать ее не только как некую данность, но и определенное субъектное начало. Указанная сторона больше проявляет себя на важных фазах социальной эволюции. Переходный период общественного раз- вития, протекающий ныне на постсоветском пространстве, отражает через правосознание духовный климат всей правовой системы. Поэтому пертурбации, имманентные правосознанию в подобной ситуации, наиболее рельефно проявляют свою сущностную и функциональную природу, чем заслуживают особого  внимания исследовательского сообщества.

Признаки переходности имеют место практически во всех компонентах современной отечественной правовой системы. Правосознание же этого времени можно расценивать как не совсем сложившееся, сформированное   явление.    С    этой    точки    зрения    ему    свойственны    признаки,   соотносящиеся с фрагментарностью, противоречивостью и радикальностью.

Фрагментарность правосознания, поставленная нами на первое место, объективно обусловлена распадом, нарушением налаженных связей на некогда едином духовно-правовом пространстве. При этом ранее превалировавшие, правовые ценности оказываются отвергнутыми (довольно часто непродуманно, из-за конъюнктурных соображений), а в отношении новых общественный консенсус еще не сложился. Волевой демонтаж, коррозийные процессы, которым в подобной ситуации подвергается мировоззренческий остов правовой сферы, создают социальную напряженность. Отсутствие же системы передачи правового опыта между поколениями субъектов права подвергает ее еще большему испытанию на прочность.

Противоречивость транзитного правосознания детерминирована изъянами, несовершенством тех компонентов правовой системы, состояние которых оно предназначено отражать в идеях, чувствах. Проблемное самочувствие целого ряда правовых вопросов и заимствование, порой носящее самоцелевой подтекст, а не рациональный подход, наработок мировой правовой культуры вызывают в процессе их восприятия, понимания и усвоения в значительных общественных кругах затруднения. Более того, препятствуют должному формированию сложившихся  правовых традиций в массовом сознании.

Как отмечено выше, правовая система - развивающееся явление. Последнее, в условиях транзитного общества, обретает довольно динамичный характер. Кроме того, закономерное углубление реформ, свойственное   таким социумам, сопровождается противоречиями, трудностями преобразований. Такой расклад способствует росту радикальных настроений среди значительной части населения, при известных обстоятельствах вполне могущих вызвать на практике деструктивные акции. Вместе с тем, данное обстоятельство не должно означать скорого удовлетворения социально-ориентированных ожиданий общества, отдающих популизмом. В нашем случае оно не может ассоциироваться с лавинообразным преобразованием правовой системы в течение исторически кратковременного периода. Последовательное, отвечающее приоритетам правового регулирования повышение условий жизни большинства членов общества более отвечает потребностям устойчивого правового развития. И в этом контексте, на постсоветском пространстве, казахстанский пример наиболее показателен. Изначально, с распадом СССР, руководство страны избрало приоритетом своей преобразовательной деятельности экономическую область. Высокие результаты, наличествующие здесь сегодня, с одной стороны, вывели Казахстан в число лидирующих субъектов в рамках СНГ по уровню жизни и другим индикаторам, с другой – позволяют теперь предметно заняться задачами политико-правового реформирования [4].

Кризис правосознания в переходный период общественного развития возникает вследствие разрыва структурно-логической связи  потребностей  и  интересов,  ценностных  ориентаций  и  установок,  норм и традиций, осознанных правовых образов, сформировавшихся у субъектов правовых отношений. Однако указанное обстоятельство - лишь часть айсберга. Имманентность правосознания, равно как и всей правовой жизни, к перманентному изменению налагает на них большую и важную социальную функцию. Парадоксальность переходной ситуации в духовно-правовой сфере, следующая из этого, заключается в том, что правосознание не только отражает уже сложившиеся правовые явления, но и предопределяет характер ее духа, устройства в обозримом будущем. Таким образом, правосознание - важный инструмент органической модели правового воспитания человека, общества, формирования правовой культуры. Отсюда движение к стратегической цели – правовой государственности - должно идти не только по линии совершенствования законодательства, но и сопровождаться повышением уровня правосознания людей. В этом случае обретение на отечественной почве реальных очертаний высокими образцами политико–правового устройства общества, государства, известных из мирового опыта, станет естественным следствием изменения в укладе жизни, традициях, мировоззрении и ориентациях людей. Тогда они способны обрести необратимость, станут неотъемлемым атрибутом казахстанского социума.

В среде ученых бытует утверждение, что правовая реформа возможна лишь при известном уровне развития правосознания. Из чего берут начало попытки ускоренного внедрения в правосознание общества, индивида новых идеалов, принципов, ценностей, заимствованных у признанных авторитетов процесса правового созидания, правда, порой ассиметричных и по форме, и по содержанию национальным ментальности, культуре. Тем не менее, волевая перезагрузка массового правосознания имеет место и нередко ее спутником выступает неуместное превознесение роли новых правовых идей. Собственно сам ход, направленность и темпы развития правосознания обретают черты поспешности, а показатели их мониторинга зачастую ложным образом выставляются в большей мере в позитивном свете. Конечно же, со временем, эволюционным способом между политическими и правовыми культурами казахстанской и иной природной принадлежности число составляющих, рознящих их должно уменьшаться, найдут свое выражение и другие явления подобного свойства. Например, «будет постепенно возрастать удельный вес носителей субкультур активной группы», что является важным признаком уровня развития правосознания в конкретном обществе, залогом его прогрессивного движения.

Еще одним подтверждением нашего тезиса о сложном содержательно–структурном характере правосознания является то, что, наряду с динамизмом, оно наделено такими свойствами, как устойчивость, сопротивляемость новым идеям и принципам. Ведь человеческое сознание, как правило, в целом чрезвычайно консервативно к инновациям. Для преодоления же укоренившихся в сознании, в том числе и правовых взглядов, и даже предрассудков, требуется значительно солидный период времени, чем для обновления нормативно-правовой базы. Состояние и динамика правовой системы в обществе переходного типа показывают, что процесс трансформации правообразования, системы права и системы законодательства может занять относительно короткие сроки, в то время как правовое сознание, приобретенное в процессе длительной жизнедеятельности, априори не может и не должно подвергаться чрезмерно поспешным переменам.

Данная посылка строится на том, что правосознание — явление не только относительно автономное в отношении многочисленных внешних условий, раздражителей, оно неизменно на протяжении целых исторических периодов. Основная мысль заключается в том, что правосознание есть духовная основа правовой системы, придающая ей устойчивость даже при экстраординарном сценарии социального развития. Настоящее свойство правосознания помогает исполнению им полезной функции социального регулятора. При всех изменениях, порой самых кардинальных, экономики и политики оно способствует воспроизводству некоего типа/стандарта/образца, наиболее отвечающего общему представлению об отечественном правовом мышлении. В условиях развивающейся молодой казахстанской государственно–правовой системы именно указанное свойство правосознания может стать основой возрожденной традиции права нашего народа. Правосознание и правовая культура народа обеспечивают непрерывность развития правовой традиции, гарантируют правовую преемственность.

В переходный период субъекты права тяготеют к новым ценностным ориентациям, но в течение определенного времени им приходится прибегать к услугам прежних стандартов правосознания либо мириться с их существованием. Далеко не все из них имеют негативный характер. Отдельные стереотипы правосознания  выполняют  весьма  утилитарную  функцию,  в  частности,  представления  об иерархии нормативно-правовых актов или чувство уважения к закону. Поэтому общественное правосознание способно выполнять консервативно-конструктивную функцию постепенного приспособления новых социальных институтов к меняющимся общественным условиям. Это убедительно демонстрирует ис- тория формирования старейшей английской правовой системы, где консервативность — важное условие эффективной и предсказуемой эволюции. Право, будучи ее продуктом, может приспосабливаться к меняющимся условиям, сохраняя универсальное гуманистическое начало. Уважительное отношение к праву формируется, когда оно становится частью традиции и в течение длительного времени функционирует в относительно неизменном виде, вбирая нововведения и следуя по пути социального прогресса. Именно такого подхода не хватает многим обществам переходного типа к правовым системам, стремящимся решать реформистские задачи многообразных преобразований посредством демонтажа прежнего социального механизма, порой до основания, а не рационального приспособления и постепенного совершенствования правовых институтов под задачи нового дня. При этом принципиально важно стремиться к творческому воспитанию собственного и самобытного правосознания, перекликающегося с сознанием и психологией народа, вобравших в себя элементы его этических, исторических, культурных, религиозных и иных традиций. Предстоит также, видимо, большая и серьезная работа по унификации правосознания частных лиц и общественного правосознания в целом, ориентированных и выстроенных на указанной «народной почве».

История показывает, что технический и технологический прогресс значительно опережают скорость психологической   адаптации   общества   к   этим   изменениям.   Изменение   технологического   уклада в необходимых масштабах требует само по себе много времени. Также очевидно, что без трансформации общественного  сознания   никакая  адаптация  общества  к  изменениям  в  его   экономической    жизни и технологическом укладе невозможна.

 

Литература

  1. Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана. 01.2011 г. / htpp://www.аkorda.kz/
  2. Проблемы общей теории государства и права: Учебник. / Под ред. В.С. Нерсесянца – М.,
  3. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие. / Под ред. Марченко М.Н. М.,
  4. Алгоритм «казахского чуда» или неизвестный Казахстан глазами инвестора // Биржевой лидер. – – № 5.
Фамилия автора: М.А. Сулейменов 
Год: 2011
Город: Павлодар
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика