Заметки к 20-летнему юбилею национальной валюты Казахстана 

Цель исследования – определить роль и значение ввода в обращение национальной валюты тенге в социально-экономическом развитии Казахстана в ретроспективе и перспективе.

Методология – в статье применялись общенаучные методы познания: наблюдение, обобщение, сравнение, дедукция и индукция, диалектико-материалистический подход, статистический анализ данных.

Оригинальность/ценность – в процессе исследования были выявлены современные проблемы функционирования национальной валюты в проведении фискальной политики. В сопоставимом анализе развития кредитно-денежной и бюджетно-налоговой политики с момента получения Республикой Казахстан независимости и до ее современного состояния автором проанализирована система реформирования всей финансовой системы Республики Казахстан в соотношении с основными социальноэкономическими показателями.

Выводы – монетарным и фискальным властям Казахстана следует придерживаться закономерностей, разработанных финансовой теорией, в проведении политики, соответствующей направлениям экономического цикла. Национальная валюта должна еще пройти сложный путь к достижению полной конвертируемости, что обеспечивается структурными преобразованиями по развитию отечественного производства, импортозамещения, особенно по товарам потребительского назначения, повышением конкурентоспособности экономики страны на внешних рынках. Именно на это нацелены стратегические программы государства, от результатов выполнения которых будет зависеть также и полноценное функционирование национальной валюты.

День 15 ноября 1993 года отмечают как профессиональный праздник финансовые работники страны: именно с этого момента введена в оборот казахстанская национальная валюта – тенге.

Переход на собственную валюту был обусловлен, в первую очередь, экономическими факторами: страна находилась в глубочайшем экономическом и финансовом кризисе, одной из причин которого был политический и экономический распад Советского Союза. Это вызвало неконтролируемую эмиссию применявшейся валюты – рубля всеми образовавшимися странами (называемая в начале 90-х годов «рублевая зона стран СНГ»). Глубина финансового кризиса обусловлена была также переходом с начала 1992 г. на «свободные цены» вместо действовавших твердых, «прейскурантных» и открытием внешних границ, что привело к наполнению пространства СНГ долларовой массой. По сути, действовали две валюты: доллар США и рубль СНГ, причем, последний стремительно обесценивался в связи с сокращением масштабов внутреннего производства и наплывом импортных товаров, цены на которые завышались произвольно посредниками-спекулянтами. К тому же всё это происходило на фоне сепаратистских действий правительства России по замене рублей, функционирующих на её территории на новый дизайн, которые представляли более устойчивую валюту, а старые рубли выводились в «рублевую зону», что вызвало дополнительный скачок инфляции в странах СНГ. Так, в Казахстане уровень потребительских цен изменялся следующим образом:

Таблица 1 – Уровень потребительских цен в Казахстане 

 Уровень потребительских цен в Казахстане  

Резко сокращались объёмы производства: валовой внутренний продукт в процентах к предыдущему году составлял: в 1991 г. – 89,0%; в 1992 г. – 94,7%; в 1993 г. – 90,8%; уровень падения к базовому, 1990 г., составил 76,5%. Объёмы промышленного производства также падали: в процентах к предыдущему году соответственно: в 1991 г. – 96,2%; в 1992 г. – 85,7%; в 1993 г. – 86,3%; уровень  падения к базовому, 1990 г., составил 64,7%. Валовой выпуск продукции (услуг) сельского хозяйства снизился по отношению к базовому 1990 г. до 80,7% (а всего за период падения производства в отрасли, т. е., по 1999 г. – до 35,6%; только с этого года началось увеличение объемов производства в отрасли).

Катастрофически снижался уровень жизни населения: занятость населения составила по отношению к 1991 г.: в 1992 г. – 98,2%; в 1993 г. – 91,9%. Резко обесценились заработная плата и пенсии, которые вдобавок выплачивались с большими задержками; основной удар кризис нанес по пенсионерам и малоимущим слоям населения: безработным, многодетным семьям, инвалидам.

Необходимо отметить, что в этот период политики форсированного перехода к рынку, так называемой «шоковой терапии», которую в Казахстане приняли вслед за проводившейся аналогичной политикой в России, проводились непопулярные меры по разгосударствлению и приватизации собственности, сопровождающиеся её некорректным переделом, что в еще большей мере порождало хаос в производстве; особенно губительное влияние эти меры оказали на сельское хозяйство, где были разрушены крупные товаропроизводящие комплексы, что привело к остановке перерабатывающих предприятий.

В условиях экономического хаоса, разгула спекуляции, коррупции, криминала, Правительство Казахстана приняло единственно верное решение – выход из рублевой зоны и введение   собственной валюты. Следует отметить, что такое решение назрело еще во время провозглашения независимости страны – в 1991 г., но Правительство некоторое время надеялось на возможность оставаться в рублевой зоне, чтобы обеспечить нормальные экономические и финансовые связи с Российской Федерацией и другими странами СНГ в интересах взаимно кооперированных предприятий и еще существовавших товарных и денежных потоков в надежде сохранить единый народно-хозяйственный комплекс.

Введение тенге также имело важное национально-политическое значение: оно символизировало окончательную самостоятельность Казахстана как суверенного государства; это один из атрибутов независимости страны.

Следует, однако, отметить, что глубина и последствия экономического кризиса еще проявлялись до конца 90-х годов прошлого века – начала 2000-х нынешнего века: ВВП начал стабильно увеличиваться с 1999 г., а окончательно превысил уровень 1991 г. лишь в 2003 г., а объём промышленного производства – только в 2007 г. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума с максимального уровня в 2002 г. – 46,7%, начала уменьшаться с 2003 г. (44,5%) до нынешних 3,8%.

Что касается государственного бюджета, то его доходы составили в 1993 г. 7,1 млрд. тенге или 24,1% от ВВП, т. е. пропорции соотношения оказались даже выше современных 19,2% (2012 г.), что вообще-то можно объяснить также и относительно небольшой величиной ВВП того года – 29,4 млрд. тенге. При этом, бюджетный дефицит был невелик: всего 1,3% ВВП, что объясняется недостаточными масштабами финансирования потребностей экономики и социальной сферы.

Таким образом, введение тенге хотя и обусловило перелом тенденции к улучшению, но окончательно не решило сложившиеся проблемы, поскольку нужно было решать параллельные вопросы: в первую очередь, восстановление внутреннего производства, структурных пропорций в экономике, приемлемого равновесия доходов и расходов государственного бюджета и операций платежного баланса, обеспечение социальной сферы. К тому же, либерализация внешнеэкономической деятельности привела к массовому оттоку финансовых ресурсов (капитала) за пределы страны, в том числе, в оффшорные зоны, что вызывало необходимость для монетарных властей дополнительной накачки тенговой массы и, в свою очередь, ее постоянное обесценение относительно резервной и других валют. Ведь трудно представить, что в начале своего действия официальный курс тенге к доллару США составлял всего лишь 5,26 (в среднем за период 1993 г.) а на конец периода (1993 г.) – 6,31 тенге за один доллар.

Фактически начавшаяся с начала независимости Казахстана долларизация экономики продолжается до настоящего времени, и это закономерная данность всех малых экономик развивающихся стран, находящихся в зависимости от США в эпоху глобализации. Об уровне долларизации можно судить по доле кредитов, выданных коммерческими банками в иностранной валюте по данным за 2012 г. – 29,2%. Таким образом, можно констатировать, что сейчас в Казахстане действуют две валюты: национальная тенге, и иностранная – доллар.

В условиях функционирования национальной валюты следует учитывать, что в открытой экономике страны, активно участвующей в мировой торговле, процессе перемещения потоков капитала и прочих видах внешнеэкономической деятельности, приходится иметь дело с целым спектром экономических задач. Наряду с вопросами обеспечения экономического роста, снижения уровня безработицы и контроля темпов инфляции, неотъемлемой частью политики в такой системе становится достижение равновесного состояния платежного баланса страны. Немаловажным является и вопрос о выборе режима валютного курса.

Финансовая теория даёт ответы на проблемы сбалансирования упомянутых параметров.

При решении проблемы соотношения «внутреннего равновесия», подразумевающего равенство совокупного спроса и предложения в отечественной экономике при условии полной занятости трудовых ресурсов и «внешнего равновесия», достигаемого при равновесии платежного баланса, из всего множества экономических целей можно выделить доминирующую – достижение полной занятости при стабильном уровне цен внутри страны. Однако, при этом отчетливо прослеживается тенденция, согласно которой реализация вышеназванной цели посредством увеличения совокупных расходов внутри страны в целом и расходов на импорт, в частности, оказывала прямое воздействие на состояние платежного баланса страны. При этом следует вспомнить, что существовавшая одно время международная   валютная система требовала от правительств и соответствующих государственных органов поддержания фиксированных, заранее оговоренных, курсов национальной валюты. Необходимость сохранения валютных курсов на определенном уровне делала власти стран заинтересованными в том, чтобы спрос и предложение на их национальные валюты находился в состоянии равновесия, что, непосредственно, приводило к стремлению достичь равновесия платежного баланса наряду с внутренним равновесием.

Основной вывод, который приходится из этого заключить, – невозможность одновременного достижения внутреннего и внешнего равновесия за счет использования исключительно инструментов либо кредитно-денежной (монетарной) политики, либо фискальной (налогово-бюджетной). Для успешного достижения общего равновесия необходимо использовать оба типа экономической политики.

Следует иметь в виду, что в макроэкономическом регулировании возможно применение так называемой стимулирующей (или экспансионистской) и сдерживающей (или рестриктивной) кредитноденежной (монетарной) и налогово-бюджетной (фискальной) политик.

Стимулирующая монетарная политика проводится Национальным банком при спаде производства, безработице и недоиспользовании производственных мощностей и включает в определенной комбинации следующие действия:

  • расширение операций на открытом рынке (покупка государственных ценных бумаг на открытом рынке у предприятий, банков и населения);
  • понижение резервной нормы;
  • понижение ставки рефинансирования (учетной ставки).

Сдерживающая монетарная политика включает мероприятия обратного характера.

  • продажа государственных ценных бумаг на открытом рынке;
  • увеличение предписываемой резервной нормы, или
  • увеличение ставки рефинансирования (учетной ставки).

Стимулирующая фискальная политика проводится в период спада экономики и предусматривает:

  • увеличение государственных расходов;
  • снижение налогов;
  • сочетание этих направлений политики с учетом большего эффекта увеличения государственных расходов.

Следует отметить, что действие фактора увеличения государственных расходов, приводящего к росту объема национального производства, со временем компенсируется депрессивным влиянием повышения внутренней процентной ставки как следствия дополнительного размещения на вторичном рынке государственных облигаций, необходимого для финансирования данного увеличения в государственных расходах.

Сдерживающая фискальная политика, обусловленная избыточным спросом и инфляцией, включает обратные направления:

  • уменьшение государственных расходов;
  • увеличение налогов;
  • сочетание данных направлений.

Несмотря на то, что Правительство и Национальный банк принимали усилия по сбалансированию и достижению стабилизации экономических параметров, в них содержались определенные недостатки. Наиболее существенные, такие, например, как игнорирование роли международного перелива капитала, отсутствие четкого разграничения самого инструментария налогово-бюджетной и кредитноденежной политики и его влияния на совокупный спрос и выпуск в экономической системе.

Разрешение данного противоречия возможно применением модели Манделла-Флеминга. Суть модели в кратком виде сводится к тому, что эффективность применения налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики в малой экономике в условиях абсолютной мобильности капитала (т. е. «открытой экономики») решающим образом зависит от придерживающегося страной режима валютного курса. Это означает, что:

  • при режиме фиксированного валютного курса и условии существования абсолютной мобильности капитала стимулирующая кредитно-денежная политика, проводимая правительством, оказывается неэффективной вследствие своей неспособности оказать влияние на рост объема национального производства, а значит, способствовать увеличению уровня занятости, наоборот, к достижению как внутреннего, так и внешнего равновесия приводит стимулирующая фискальная политика;
  • при режиме плавающего валютного курса и абсолютной мобильности капитала применение инструментов фискальной политики для достижения желаемого уровня национального производства, а вместе с тем и занятости, оказывается неэффективным, а использование кредитноденежной политики – эффективным средством для одновременного достижения внутреннего (увеличение объема производства и рост числа занятых) и внешнего (равновесие платежного баланса) равновесия.

Если принять во внимание, что монетарными властями Казахстана проводилась политика фиксированного валютного курса («валютный коридор»), то в такие периоды рост национальной экономики был меньше. В те периоды, когда курс тенге значительно снижался («плавал»), наблюдался экономический рост (таблица 2); аналогично упомянутых закономерностей ВВП реагировал на изменение затрат государственного бюджета (с учетом временных лагов по обоим комплексам мероприятий политики). Так, ослабление курса и рост затрат государственного бюджета в течение 1994 г. привели к росту ВВП на 4,4%; одновременно это сохраняло высокий уровень инфляции; впрочем, затраты государственного бюджета увеличивались за весь исследуемый ряд лет, за исключением 2012 г; в этом году наблюдалось однонаправленное действие обоих параметров, что привело к падению ВВП с 107,5% до 105%. Разнонаправленное движение параметров регулирования в 2003, 2004, 2005 гг. вызвало минимальные приросты ВВП: 0,3 в 2004 г. и 0,1% в 2005 г.; но при этом, инфляция сократилась в 2004 г. на 0,1% а в 2005 увеличилась на 0,8% (что объясняется резким скачком индекса цен экспортных поставок продукции с 79,2% в 2004 г. до 137,1% в 2005 г.; так, мировая цена на сырую нефть Brent увеличилась с 40 долл. в 2004 г. до 62 долл. в 2005 г. Финансовый кризис 2007-2009 гг., с одной стороны вызвал падение ВВП на 5,6% в 2008 г. и еще на 2,1% в 2009 г., но девальвация 2009 г. положительно сказалась на росте производства в 2010 г. – 7,8%. В 2011 г. положительно сработали инструменты фискальной политики – увеличение затрат государственного бюджета почти на 1 трлн. тенге, что дало прибавку к ВВП на 7,5%, при стабильном курсе тенге.

Таблица 2 – Основные социально-экономические показатели

 Основные социально-экономические показатели

Поэтому монетарным и фискальным властям Казахстана следует придерживаться закономерностей, разработанных финансовой теорией, в проведении политики, соответствующей направлениям экономического цикла.

Однако национальная валюта должна еще пройти сложный путь к достижению полной конвертируемости, что обеспечивается структурными преобразованиями по развитию отечественного производства, импортозамещению, особенно по товарам потребительского назначения, повышению конкурентоспособности экономики страны на внешних рынках. Именно на это нацелены стратегические программы государства, от результатов выполнения которых будет зависеть также и полноценное функционирование национальной валюты.

 

Список литeрaтуры 

  1. Назарбаев Н. А. «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» [Электрон. ресурс]. – Астана: Акорда, – URL: http://www.akorda.kz/ru/page/page_ poslanie-prezidenta-respubliki-kazakhstan-lidera-natsii-nursultana-nazarbaeva-narodu-kazakhstana-.
  2. Указ Президента Республики Казахстан от 19 марта 2010 года № Госудaрствeннaя прогрaммa по форсировaнному индустриaльно-инновaционному  рaзвитию  Рeспублики  Кaзaхстaн нa 2010-2014 годы [Электрон. ресурс]. – Астана: Акорда, 2010. – URL: http://www.minplan.gov.kz/ economyabout/8408/30357/
  3. Укaз Прeзидeнтa Рeспублики Кaзaхстaн от 1 фeврaля 2010 годa № Стрaтeгичeский плaн рaзвития Рeспублики Кaзaхстaн до 2020 годa [Электрон. ресурс]. – Астана: Акорда, 2010. – URL: http:// ru.government.kz/docs/u100000922_20100201.htm.
  4. Постaновлeниe Прaвитeльствa Рeспублики Кaзaхстaн от 4 мaртa 2011 годa № Прогрaммa посткризисного восстaновлeния [Электрон. ресурс]. – Астана: Акорда, 2011. – URL: http://adilet.zan.kz/ rus/docs/P1100000225.
  5. Грязнова А. Г. Финансово-кредитный энциклопедический словарь. – М.: Финансы и статистика, 2002.
  6. Официальный сайт Агентства Республики Казахстан по статистике [Электрон. ресурс]. – URL: www.stat.kz.
  7. Мельников В. Д. Финансы. – Алматы: Экономика,
  8. Официальный сайт Президента Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. – URL: www.akorda.kz.
  9. Официальный сайт Министерства Финансов Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. – URL: www.minfin.kz.
  10. Официальный сайт Национального банка Республики Казахстан. [Электрон. ресурс]. – URL: www.nationalbank.kz.
  11. Warburton, E.S. Monetary policy and the trade weighted dollar // Studies in Economics and Finance. – 2013. – №30 (2). – pp. 80-93. DOI: 10.1108/10867371311325408.
  12. Yeşin, P. Foreign currency loans and systemic risk in Europe // Federal Reserve Bank of St. Louis Review. – 2013. – №95 (3). – pp. 219-235.
  13. Sivarajadhanavel, P., Chandrakumarmangalam, S. An empirical analysis on currency future trading practices in the Indian stock exchange // Life Science Journal. – 2013. – №10 (7). – pp. 814-819.
  14. Dominguez, M.E.,  Fatum,   R.,   Vacek,   P.   Do   sales   of   foreign   exchange   reserves lead to currency appreciation? // Journal of Money, Credit and Banking. – 2013. – №45 (5). – pp. 867-890. DOI: 10.1111/jmcb.12028.
  15. Tashtamirov, R. Modern money mechanics as a basis of economic "slavery" // World Applied Sciences Journal. – 2013. – №25 (5). – pp. 798-802. DOI: 10.5829/idosi.wasj.2013.25.05.13341.
  16. Christodoulopoulou, S. The effect of currency unions on business cycle correlations: the EMU case // Empirica. – 2013. – pp. 1-46. DOI: 10.1007/s10663-012-9207-6.
Фамилия автора: В.Д. Мeльникoв 
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика