Оптимизация налогового регулирования при трансфертном ценообразовании

Цель исследования – провести анализ законодательства Республики Казахстан о трансфертном ценообразовании в контексте налогообложения и практического применения норм, их эффективность при разработке рекомендаций по оптимизации процесса налогообложения, а также урегулирования международных отношений в области трансфертного ценообразования.

Методологияописательный и сравнительный анализ трансфертного ценообразования на территории Республики Казахстан с учетом международной практики, основанный на анализе практических случаев, возникающих при осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Оригинальность/ценность – на сегодняшний день одной из наиболее эффективных и наименее затратных по ресурсам стратегий является процедура формирования трансфертного ценообразования. Несмотря на это, механизм, созданный самими налогоплательщиками, имеет непрозрачную структуру, что выводит его в реальной действительности в область необоснованных регуляторов, с которыми борется государство осуществляя в лице фискальных органов, жесткую фискальную политику.Проблема относится к области актуальных задач современной практики и мало проработана в казахстанских научных изысканиях. В данном направлении рассматривается практическая ценность исследования.

Выводынеобходимо внести коррективы в законодательство и нормативные акты в области трансфертного ценообразования и налогообложения. Фискальные органы должны выявлять факты незаконной налоговой оптимизации и при этом не создавать условий для ограничения предпринимателями внешнеэкономической деятельности, а наоборот стимулировать расширение бизнеса и налогового потенциала. Необходимо создать адекватные механизмы определения истинных источников конечных выгодоприобретателей бизнеса, выявления реальных отношений зависимости и контроля бизнеса.

Анализ закона о трансфертном ценообразовании в контексте налогообложения и практического применения норм этого закона позволяет сделать однозначные выводы о необходимости повышения их эффективности и разработке целого комплекса рекомендаций по совершенствованию процесса налогообложения при трансфертном ценообразовании.

Первое, что приходится констатировать, это то, что история зарождения, развития и решения вопросов трансфертного ценообразования прямо связана и, более того, непосредственно вытекает из практики международного налогообложения. В частности, на базе конвенции ООН и ОЭСР об устранении двойного налогообложения и формирования трансфертных цен. 

Однако также необходимо признать, что будучи детищем указанных источников, законодательство Казахстана совершенно не отвечает духу и требованиям, заложенным в них, даже напротив, скорее противоречит им. Таким образом, можно констатировать полное несоответствие целей, инструментов достижения этих целей, а также последствий применения казахстанских и международных законодательных актов по вопросам трансфертного ценообразования.

Так, если смотреть на вещи глобально, то видно, что практика большей части зарубежных государств в вопросах трансфертного ценообразования призвана стимулировать деятельность и развитие транснациональных компаний и предприятий, осуществляющих международные операции, стремится обеспечить привлекательность своей страны для потенциальных инвесторов, открывает доступ к рынкам технологий и капитала. Защищая интересы государства, данные законодательные ограничения и требования направлены на искоренение возможностей сокрытия доходов, ухода от налогообложения, недопущения двойного налогообложения, т.е. обеспечения честной конкуренции и легитимного бизнеса путем наказания тех предпринимателей, которые для обеспечения собственных интересов приносят в жертву интересы целого общества.

Практика же казахстанского трансфертного законодательства показывает, что в нашем случае мы получили нормы, которые, наоборот, наказывают любую инициативу предпринимателей по расширению бизнеса, укреплению международных связей и отношений, закрывают возможность привлечения в страну новых и прогрессивных технологий, использования рыночного потенциала других стран. В целях защиты интересов государства такие законы приравнивают всех предпринимателей к категории правонарушителей, заранее обрекая их на неудачи в международном бизнесе, вместо того чтобы помочь упрочить свои позиции и сделать страну привлекательной для инвесторов.

Однако чтобы не быть голословным приведем аналитические выкладки из проведенного исследования и раскроем те потенциальные угрозы и негативные моменты, которые прямо вытекают из практики применения указанных законодательных актов по трансфертному ценообразованию.

Начнем с главного и определяющего положения указанных норм международного и казахстанского законодательства.

Надо отметить, что международная практика трактует трансфертные цены как цены, складывающиеся по операциям только взаимосвязанных сторон, которые по определению могут формировать цены по сговору в целях обеспечения своих интересов по минимизации налогов путем перераспределения полученных прибылей в страны с малыми ставками или льготным налогообложением. При этом предполагается, что цены между независимыми компаниями изначально являются рыночными по той простой причине, что складываются они на основании конъюнктуры рынка и прочих рыночных факторов  и соответственно не могут подвергаться контролю.

И это, мы считаем, абсолютно правильный подход, так как именно цены между независимыми компаниями и формируют рыночные цены, к которым впоследствии и обращаются казахстанские контрольные органы для проведения сравнительного анализа и выявления отклонений между ценами конкретных сделок своих налогоплательщиков. Получается нонсенс, когда наши законодатели предлагают считать трансфертной цену, сложившеюся между независимыми компаниями, по причине, ее отличия от самой себя или подобных ей.

С другой стороны, наше мнение таково, что даже при наличии взаимосвязей между сторонами международной сделки необходимо выделять для контроля только те из них, которые приводят к занижению потенциально начисленных налогов, т.е. когда позволяют участникам сделки уйти от налогообложения, так как эти сделки могут также преследовать другие цели. В числе таких целей можно выделить, например, повышение эффективности управления бизнесом, когда холдинг производит оптимизацию бизнеса путем специализации и концентрации своих структурных подразделений. Также может быть поставлена цель перераспределения капитала не с целью ухода от налогов, но с целью обеспечения более дешевого финансирования инвестиционных проектов. Кроме того, возможны случаи, когда проводится диверсификация рисков, освоение новых рынков, новых продуктов и другие, связанные с необходимостью создания в нужном регионе родственных структур и осуществления предпринимательских сделок с ними. 

Иначе говоря, нужен механизм идентифицирования сделок по уходу от налогообложения. Именно эту задачу пытается решить метод «вытянутой руки», который заключается в определении рыночных цен между связанными компаниями путем их сравнения с рыночными ценами между независимыми компаниями в аналогичных экономических условиях. При этом порядок применение данного принципа исключает ценовой контроль за операциями между независимыми компаниями.

В то же время действующий Закон РК «О трансфертном ценообразовании» в определении понятия «трансфертная цена» заложил право осуществления контроля над сделками между независимыми сторонами что идет в противоречие с принципом «вытянутой руки». Этот принцип предполагает, что связанные стороны свободны в установлении цены товара или услуги, по которой будет осуществляться сделка, но налоговые органы будут применять цену, присущую рынку и соответственно облагать налогом доходы одной из связанных компаний так, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

Более того, определение связанности сторон в этом законе существенно отличается от международной практики, что фактически приводит к тому, что сделки между независимыми сторонами, рассматриваются как сделки между связанными сторонами. Поэтому также предлагается более четко сформулировать определение связанности сторон, которое бы исключило противоречивость и обеспечило однозначность трактовок по данной категории.

Кроме того, международное право предполагает равноправие контрольных органов с предпринимателями в вопросах осуществления контроля над трансфертными ценами и не допускает использование недоступной для налогоплательщиков информации, так как в противном случае налогоплательщики практически всегда оказываются уязвимыми при решении спорных моментов

Не в пользу казахстанского закона о трансфертном ценообразовании говорит и тот факт, что Казахстан, заключив конвенции по устранению двойного налогообложения с 44 странами мира, которые, как и другие международные соглашения, имеют приоритет над внутренним законодательством, в то же время не обеспечил практические процедуры по их применению и в части трансферта.

Рассматривая вопросы дифференциала, мы также убедились в неэффективности использования этого инструмента. Он имеет половинчатое решение, так как при самом факте наличия такого инструмента корректировки цены, как дифференциал, налогоплательщики не могут его применять в полной мере, из-за необходимости выполнять условия, находятся за пределами возможностей самого предпринимателя, так как требуемые документы обоснования фактически произведенных затрат покупателем никогда не будут представлены им из-за статуса коммерческой тайны этих затрат.

Следовательно, для устранения этого дисбаланса необходимо пересмотреть возможность использования дифференциала. В этой связи мы предлагаем принимать к корректировке суммы дифференциала исходя из практики таких затрат в той местности, где осуществляется сделка, то есть расчетным путем, без требования предоставить документальное подтверждение этих затрат. Кроме того, в этом случае появляется возможность учитывать и неденежные статьи затрат, но которые оказывают существенное влияние на формирование цены и обеспечивают повышение эффективности сделки.

Таким образом дифференциал стал бы доступным, реальным и действенным инструментом, способствующим эффективной реализации международных сделок. В контексте защиты интересов государства, предлагается ввести ограничение размера дифференциала с учетом диапазона рыночных цен. Что касается диапазона рыночных цен, то и здесь необходимо отметить наличие разного и произвольного толкования закрепленных положений в законе, что позволяет сотрудникам налоговых органов использовать практически неограниченные возможности применения тех цен, которые будут их устраивать в той или иной ситуации.

В связи с этим предлагается четко описать механизм подбора такого диапазона рыночных цен и правила использования конкретной цены из этого диапазона для сравнения, либо предусмотреть возможность для налогоплательщика быть свободным в выборе цены в пределах определенного диапазона цен. Соответственно, здесь же можно предложить определение трансфертной цены не жестко, по принципу любого отклонения цены контракта от рыночной цены, а гибко, с учетом определенного люфта, может в пределах диапазона цен. 

Дальнейшего совершенствования требуют и положения о возможности заключения налогового соглашения по вопросам трансфертного ценообразования. Здесь, думаем, нужны более четкие гарантии со стороны государства, что если налогоплательщик заключил такое соглашение, то он должен быть на сто процентов уверенным в технологии применения к нему норм трансфертного законодательства. При этом должна быть исключена возможность налоговых органов в одностороннем порядке расторгнуть данное соглашение по фактам незначительных нарушений со стороны налогоплательщика. Здесь можно и нужно предусмотреть штрафные санкции за допущенные нарушения по данному соглашению, однако также нужно четко прописать эти нарушения.

Что касается котировального периода, то здесь также имеется множество недочетов, которые отрицательно сказываются на осуществлении трансграничных сделок. Мы считаем ненормальным, когда установление котировального периода не соответствует условиям проверяемого контракта в том плане, что не совпадают сроки поставок, перехода права собственности, сроки оплаты, виды и схемы взаиморасчетов и так далее. Нельзя, на наш взгляд, устанавливать шаблонные котировальные сроки на все случаи жизни, а нужно исходить из конкретных условий договора.

Аналогично и по долгосрочным контрактам, когда цены устанавливаются в начале, в момент заключения соглашения, а поставки осуществляются в течение определенного периода времени. Необходимо идентифицировать конкретные условия конкретного договора, определяя обоснованность долгосрочной цены, наличие в договоре условий и обязательств по пересмотру цены в зависимости от рыночных условий, привязанность цены к определенному критерию и другие возможные условия и только после этого определять котировальный период.

Надо также исходить из того спорного момента, что в каждом контракте объективно появляются несколько цен.Так для целей таможенных платежей и налога на добавленную стоимость принимаются цены по дате регистрации грузовой таможенной декларации, для целей учета принимается цена на момент перехода права собственности, при расчетах по предоплате принимается цена, зафиксированная на дату предоплаты и т.д. Очевидно, что цены, установленные в контракте, будут подвержены и курсовой разнице в зависимости от того как складывается ситуация на рынке, что также должно быть учтено при определении как самой трансфертной цены, так и дифференциала, котировального периода, диапазона цен.

Например, моментом реализации товара является дата перехода права собственности к покупателю, хотя в Налоговом кодексе моментом реализации согласно методу начисления является отгрузка товаров, выполнение работ и предоставление услуг с целью продажи, обмена, безвозмездной передачи, а также передача заложенных товаров залогодержателю. Это говорит о том, что будет иметь место разница между датой перехода собственности и отгрузкой. Очевидно, что это будет влиять на определение рыночной цены, так как, допустим, цена контракта определена на момент отгрузки или заключения контракта и ситуация на рынке будет меняться по мере прохождения товара к покупателю, и теперь рыночная цена будет определяться только при получении товара покупателем.

Кроме того, важен и такой момент, как определения рыночной цены только в соответствии с рынком поставки товара, вне зависимости от места регистрации покупателя. А ведь покупатель может находиться совершенно в другой стране, а поставки нашей продукции осуществлять в другие страны. Тогда рыночная цена будет определяться по рынку страны поставки, а не страны покупателя, но договоренности с покупателем достигали исходя из его условий, соответственно в данной ситуации мы также получаем неадекватное определение рыночной цены для сравнения и определения трансфертного отклонения.

Чтобы решить данную проблему, налогоплательщик обязан предоставить проверяющим весь путь своего товара. Но такая информация доступна только покупателю, который никогда не предоставит ее нашему предпринимателю, так как это его коммерческая тайна.

Поэтому считаем необходимым внести изменения также и в этой части норм регулирования вопроса о трансфертном ценообразовании. Возможно путем унификации требований таможенного, налогового, финансового и трансфертного законодательства. 

Далее, в новом законе предусмотрено такое требование как мониторинг сделок по трансфертному ценообразованию, где  прописан большой перечень документов, которые  необходимо  предоставлять в налоговые органы для осуществления мониторинга сделок. Это огромный поток информации, собирать и представлять который на регулярной основе очень сложном. Тем не менее, есть карательные меры, которые будут вынуждать предпринимателей заниматься этой неэффективной работой.

Согласно положениям нового закона, дифференциал будет учитываться при определении рыночной цены только в случае своевременного и обоснованного предоставления информации по мониторингу сделок. В связи с этим возникает вопрос о том, что определение рыночной цены должно зависеть только от рыночных факторов, а не от скорости оформления и представления документации.

А в нынешней редакции закона, в случае не предоставлении информации в ходе мониторинга сделок, дифференциал не будет учитываться в процессе проведения налоговой проверки.

Также немаловажным фактором является исключение дифференциала при сделках, стороной которого выступает государство с льготным налогообложением. Хотя государство тем самым пытается исключить сделки с оффшорными компаниями, вместе с тем мы считаем, что и здесь должны приниматься во внимание только экономические факторы и учитываться все расходы, связанные с реализацией контракта, а регулирование оффшорных зон производить другими методами, чтобы исключить противоречия и нестыковки в восприятии бизнес процессов.

Таким образом, видно, что, согласно новому закону о трансфертном ценообразовании практически все сделки по внешнеэкономической деятельности будут подпадать под трансфертное ценообразование и при этом практически в одностороннем порядке будут защищены интересы государства при ограниченных возможностях налогоплательщиков отстоять свои рыночные позиции. Хотя защита интересов государства в этом случае также представляется усеченной, не стратегической и не перспективной, решая сегодняшние проблемы пополнения бюджета таким образом, государство лишает себя огромных перспектив развития в будущем за счет расширения международной торговли, укрепления позиций частного бизнеса, повышения его конкурентоспособности на мировой арене.

Резюмируя, можно сказать, что необходима такая система законодательных норм в области трансфертного ценообразования и налогообложения, которая бы позволяла выявить предпринимателей, которые в действительности применяют механизм трансфертного ценообразования с целью налоговой оптимизации. Но в то же время эти законодательные документы должны оказывать стимулирующее воздействие на других предпринимателей, которые, используя реальные рыночные условия, стремятся расширить свой бизнес за счет внешнеэкономической деятельности. Достичь этого возможно только с учетом мирового опыта определения и классификации трансфертных цен, казахстанской специфики, которая заключается в отсутствии инструментов выявления признаков взаимосвязанности сторон. Следовательно, наряду с другими мерами по совершенствованию механизма налогообложения при формировании трансфертных цен, предлагаемых на основании проведенного исследования, можно рекомендовать также создание адекватного механизма определения истинных источников и конечных выгодоприобретателей бизнеса, выявления реальных отношений зависимости и контроля бизнеса.

С другой стороны понятно, что государства не могут успешно развиваться в отрыве от мировой экономики, без наличия всесторонних межгосударственных и бизнес-связей. В свою очередь, развитие национальных экономик в этом контексте происходит на основе унификации рыночных условий, вхождения элементов рынка в другие страны и установление определенных международных стандартов.

Этим и объясняется переход Казахстана на международные стандарты в различных отраслях экономики, в том числе и финансовой отчетности, которая составляет основу информационной базы данных по бизнесу.

В связи с этим, как нам кажется, успех в международной предпринимательской деятельности во многом будет зависеть также и от решимости казахстанских государственных органов более кардинально перестраиваться на международные стандарты внешнеэкономической деятельности, в том числе и в части регулирования трансфертного ценообразования. 

 

Литература 

  1. Закон Республики Казахстан от 5 июля 2008 года№ 67-IV.О трансфертном ценообразовании [Электрон. ресурс]. – 2008. – URL:http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30194061.
  2. Проблемы применения нового Закона РК о трансфертном ценообразовании на практике [Электрон. ресурс]. – 2013. – URL:http://kodeks-advocate.kz/?p=650.
  3. Сактаганова И.С., Акина Г.Ж. Реалии трансфертного ценообразования [Электрон. ресурс]. – 2012. – URL:http://enu.kz/repository/repository2012/Realii-senoobrazovania.pdf.
  4. Накипов А. Пути совершенствования законодательства о трансфертном ценообразовании в Казахстане [Электрон. ресурс].– – URL: http://nalogikz.kz/files/442.html.
  5. Мендыбаев А. Новое в законодательстве по трансфертному ценообразованию [Электрон. ресурс]. // Учет и аудит Казахстана. – 2008. – № – URL: http://kz-adviser.kz/pub/3-aak/236-transfer.
  6. Абрютина М.С. Ценообразование в рыночной экономике. Учебник. – М., 2002. – 256 с.
  7. Лейкин Д. Трансфертное ценообразование // Управление компанией. – 2005. – № – С. 38-39.
  8. Раков И.А. Трансфертное ценообразование в международной торговле. Правовые позиции стран-членов ЕврАзЭс [Электрон. ресурс].– 2011. –URL:http://www.eltoma-offshore.com/publication. php?id=89.
  9. Бовин А. OFSA. Основные принципы. Трансфертное ценообразование [Электрон. ресурс].– 2006. –URL:http://citforum.ru/consulting/articles/ofsa/ofsashtml.
  10. Ильяшик И.В. Трансфертное ценообразование – инструмент повышения конкурентоспособности предприятия [Электрон. ресурс] //Российское предпринимательство. – 2010. – № 6. – С. 38-42.
  11. Толкушкин А.В. Энциклопедия российского и международного налогообложения. – – 912 с. 12 Никитин С.С., Глазова Е.С., Степанова М.П. Трансфертное ценообразование в развитых странах [Электрон. ресурс] // Деньги и кредит. – 2006. – №4. – С. 35-40. –URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=12801283.
  12. Martin, , Vandekerckhove, J. Market Performance Implications of the Transfer Price Rule // Southern economic journal. – 2013. – №80 (2). – pp. 466-487. DOI: 10.4284/0038-4038-2011.049.
  13. Mura, A., Emmanuel, C., Vallascas, F. Challenging the reliability of comparable sunder profit based transfer pricing methods // Accounting and Business – 2013. – № 43 (5). – pp. 483-505. DOI: 10.1080/00014788.2013.798581.
  14. Graf, ,Kimms, A. Transfer price optimization foroption-based airline alliance revenue management // International Journal of Production Economics. – 2013. – № 145 (1). – pp. 281-293. DOI: 10.1016/j. ijpe.2013.04.049.
  15. Haake, C. J., Martini, J. T. Negotiating Transfer Prices // Group Decision and Negotiation. – 2013. –№ 22 (4). – pp. 657-680. DOI: 10.1007/s10726-012-9286-6.
Фамилия автора: Доскемпирова А.А.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика