Человеческий потенциал Казахстана и в странах ЕАЭС 

В статье проведен анализ достижений стран ЕАЭС по индексу человеческого развития (продолжительности жизни, ВВП на душу населения, образовательному уровню) и по доходам и уровню жизни (средние размеры заработной платы, пенсий; величина прожиточного минимума; коэффициент Джини, другие показатели). Авторами отмечено сходство многих проблем в сфере развития человеческого потенциала, которые должны быть приняты во внимание как в каждой стране — члене ЕАЭС, так и на уровне интеграционного объединения.

Введение

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) — международное интеграционное экономическое объединение (союз), договор о создании которого был подписан 29 мая 2014 г. и вступил в силу с 1 января 2015 г. Как заявляют лидеры государств-учредителей, основной идеей создания Союза является экономическая интеграция стран. Конечная цель интеграционного объединения — кооперация, обновление и повышение конкурентоспособности национальных экономик стран. Основой объединения является свобода движения капитала, товаров и услуг, а также рабочей силы. Страны договорились проводить единую политику в ключевых отраслях экономики, в частности в области человеческих ресурсов.

Традиционно экономическая интеграция определяется как процесс взаимного переплетения национальных экономик и создания качественно нового хозяйственного пространства. Региональная интеграция в более широком смысле, включающая также политическую, социальную, научнотехническую, культурную интеграцию, трактуется как процесс создания общих норм, правил и политики региона [1]. При этом интеграция подразумевает масштабную территориальную дифференциацию, включающую поступательное снижение внутренних барьеров и возможное создание новых барьеров по отношению к внешним игрокам [2].

Такая дифференциация, как правило, ведет к существенному развитию имеющейся или к созданию новой региональной идентичности, которая позволяет участникам объединения отождествлять себя с ним или, наоборот, проводить разграничительные линии с остальным миром.

Интеграция только в экономической области, не подкрепленная интеграцией политической, культурной и социальной, представляет собой довольно рискованный, уязвимый в долгосрочном плане проект. Ведь позитивное влияние региональной интеграции на уровень жизни населения проявляется довольно медленно и неравномерно. В периоды неблагоприятной хозяйственной конъюнктуры самые слабые страны и регионы больше других испытывают тяготы и лишения. Если консолидирующая идея отсутствует, это неизбежно ведет к нарастанию центробежных тенденций; недовольство интеграцией распространяется как среди элит, так и среди широких слоев населения [3].

Некоторые эксперты видят в современной евразийской идее средство самоидентификации и сплочения нации, необходимое для сохранения и приумножения человеческого капитала [4]. Основу экономики ЕАЭС составляет человеческий капитал, являющийся главной движущей силой социально-экономического развития общества.

Решение  поставленных  ЕАЭС  задач  во  многом  связано  с  развитием  человеческих  ресурсов в этих странах, их социальной защищенностью, с использованием новых возможностей в рамках Союза в сфере охраны здоровья, развития образования, регулирования вопросов миграции населения.

«Одним из важных направлений современной экономической системы Казахстана и стран ЕАЭС становится развитие человеческого капитала. Создание ЕАЭС позволяет беспрепятственно получать качественные образование и профессиональные навыки, трудоустройство». В условиях ЕАЭС в   целом политика повышения качества жизни населения в экономике страны, а также проекты по повышению качества жизни населения и сокращения бедности становятся более значимыми для инвестиционной привлекательности, что также будет способствовать росту и развитию экономики [5].

ЕАЭС: создание и краткая характеристика

С 1 января 2015 г. стартовала новая международная организация региональной экономической интеграции — Евразийский экономический союз, объединивший Республику Казахстан, Российскую Федерацию, Республику Беларусь, Республику Армении, Кыргызскую Республику. Основная цель формирования ЕАЭС — формирование единого рынка товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, проведение единой, согласованной политики в отраслях экономики.

В таблице 1  представлены  основные  макроэкономические  показатели  развития  трех  стран. По данным на 2014 г. население стран ЕАЭС составляло около 2,5 % мирового; ВВП — около 3 %, а территория — 13 % [6]. 

Характеристика стран ЕАЭС, 2014 г.

Т а б л и ц а  1

Характеристика стран ЕАЭС, 2014 г.

    

Примечание. Расчеты авторов сделаны по данным [7].

Сравнивая ЕАЭС с ЕС в стадии его зарождения, мы обнаруживаем, что все шесть стран — учредителей ЕС находились на примерно одинаковом уровне экономического развития и имели сходную структуру хозяйства, основанную на высокоразвитой промышленности и открывающую возможности для производственной, межотраслевой и внутриотраслевой, кооперации, что является главной предпосылкой успешной экономической интеграции [8]. В ЕАЭС наблюдается полярный разброс экономических параметров по странам (табл. 1). Причем существуют объективные причины, тормозящие региональную евразийскую интеграцию, среди которых важнейшими являются особенности структур национальных экономик, снижение уровня торгово-экономического сотрудничества, различие реализуемых в них экономических стратегий и национальных моделей экономического развития, существенные различия во внутренней и внешней политике стран-участниц.

Человеческое развитие в странах ЕАЭС

Динамика развития человеческого потенциала по странам с разными экономическими потенциалами в начале текущего столетия показывает значительный рост доли стран с высоким уровнем человеческого развития. В эту группу по методике оценки Индекса человеческого развития (ИЧР) ООН входят и все страны — члены ЕАЭС, кроме Киргизии (Киргизия относится к группе стран со средним ИЧР). В зависимости от значения ИЧР выделяются четыре группы стран: с очень высоким уровнем ИЧР (0,808 и выше), с высоким (от 0,700 до 0, 808), со средним (0,556 — 0,699) и с низким уровнем ИЧР (менее 0,556) [8].

За последнее десятилетие все страны-члены ЕАЭС показали позитивные результаты  в динамике ИЧР, рассчитываемого на основе достижений в сферах образования, продолжительности жизни, дохода: ни в одной из стран Союза ИЧР не был в 2014 г. ниже, чем в 2005 [9].

При средних значениях этого индикатора для стран с очень высоким уровнем человеческого развития — 0,890, а с высоким уровнем человеческого развития — 0,735; в России этот показатель составляет — 0.798, в Армении — 0.733, в Беларуси — 0.798, в Казахстане — 0,788, в Киргизии — 0,655.  Динамика  ИЧР за последнее  десятилетие показывает,  что даже  в годы глобального   кризиса (2008–2009  гг.)  наблюдалось  увеличение  его   значения  во   всех  странах  —   членах     ЕАЭС, за исключением Армении и Киргизии, где было отмечено снижение этого показателя в 2010 г., но с 2011 г. и в этих странах его рост восстановился [9]. 

Сравнительный анализ показателей и положение Республики Казахстан по ряду индикаторов ИЧР, 2014 г.

Т а б л и ц а  2 

 Сравнительный анализ показателей и положение Республики Казахстан по ряду индикаторов ИЧР, 2014 г.

Примечание. Расчеты авторов сделаны по данным [9]. 

В результате отмеченной динамики в середине текущего десятилетия в рейтинге ИЧР (2014 г.) страны ЕАЭС занимали следующие позиции: Россия и Беларусь — 50–е место, Казахстан — 56-е, Армения — 85-е, Киргизия — 120-е.

По показателю продолжительности обучения все страны ЕАЭС занимают высокую позицию. У всех стран-членов, кроме Киргизии, этот показатель приближается к уровню группы стран с очень высоким уровнем человеческого развития, а у Киргизии — выше, чем в среднем в группе стран с высоким уровнем человеческого развития.

Однако относительно более низкие в сравнении с развитыми странами показатели ожидаемой продолжительности жизни и ВВП на душу населения снижают значение ИЧР этих стран.

По показателю продолжительности жизни при рождении (количество лет, которое, как ожидается, проживет новорожденный, при условии, что и его здоровье, и условия жизни не изменятся в течение всей жизни), отражающем состояние здоровья населения той или иной страны, качество здравоохранения, Россия, Армения, Беларусь находятся на уровне стран с высоким развитием человеческого потенциала, а Казахстан и Киргизия — ниже уровня стран со средним развитием человеческого потенциала.

При рассмотрении отдельных групп населения выясняется, например, что для лиц в возрасте 60 лет и старше ожидаемая продолжительность жизни во всех странах ЕАЭС в 2010–2015 гг., за исключением Армении (20 лет), была ниже, чем по странам со средним уровнем человеческого развития (18,5 лет). В Беларуси этот показатель составляет 17,1, в Казахстане 16,5 лет, Киргизии — 16,8 лет, в России — 17,5 лет. 

Одним из факторов такого положения дел является состояние расходов на здравоохранение относительно ВВП. При том, что в странах с очень высоким уровнем развития человеческого развития расходы на здравоохранение составляют в среднем 12,2 % ВВП, в странах с высоким уровнем развития человеческого развития — 6,0 %; только в России, Беларуси и Киргизии расходы на здравоохранение выше 6 % ВВП, соответственно, 6,5 %, 6,1 % и 6,7 %. В Армении — 4,5 %, в Казахстане — 4,3 % [9].

Уровень жизни и благосостояние граждан ЕАЭС

Уровень ВВП на душу населения, показатели образования, продолжительности жизни являются базовыми, но для оценки состояния человеческих ресурсов необходимо использовать и другие сопоставимые индикаторы, характеризующие уровень доходов граждан, их структуру, такие, например, как средние размеры заработной платы, пенсий; величина прожиточного минимума; коэффициент Джини, другие показатели, характеризующие уровень и распределение доходов.

По данным Евразийской экономической комиссии самая высокая средняя заработная плата — в долларах США по средневзвешенному курсу Национальных банков  стран  в  2014  г.  —  была  в  России (856 долл.), в Казахстане (675 долл.); в Беларуси этот показатель составлял 590 долл., в Армении — 381 долл., в Кыргызстане — 229 долл. [7].

Существенный разрыв наблюдается и в размерах средних пенсий — от 240 долл. в Беларуси (за декабрь 2014 г.) до 77 долл. в Армении.

По официальным данным [7] из всех стран  ЕАЭС  меньше  всего  безработных  в  Казахстане  — 56,1 тыс. человек, или 0,6 % от экономически активного населения. Следом идет Беларусь — 39 тыс. безработных, или 0,9 %, 1,3 % экономически активного населения в России — безработные, что составляет 1 млн человек.

В Кыргызстане официально зарегистрировано 59,3 тыс. безработных, уровень безработицы составляет 2,4 %, и 73 тыс. неработающих зарегистрировано в Армении.

Необходимо отметить, что за исключением России, где вакантных рабочих мест больше, чем безработных — 1,2 млн, в остальных странах интеграционного объединения обратная ситуация.

Во всех странах ЕАЭС коэффициент Джини (0 означает полное равенство, 100 абсолютное неравенство), по данным ООН имел высокие значения в течение всего периода 2003–2012 гг, особенно в России и Киргизии, составляя в среднем в эти годы 41,6 (Россия), 42,9 (Киргизия). Коэффициент Джини в Казахстане составляет — 27,8, в Беларуси — 26,5, и в этом смысле данные государства в разной степени являются социально-ориентированными странами.

Доходы граждан и уровень жизни по странам ЕАЭС

Т а блица 3 

 Доходы граждан и уровень жизни по странам ЕАЭС

Примечание. Расчеты авторов сделаны по данным [7]. 

Что касается человеческого капитала, значительное сокращение населения  ждет  три  страны ЕАЭС: Беларусь — до 8,98 млн человек в 2030 г. и до 8,1 млн в 2050-м, Россию — до 138,6 млн человек в 2030 г. и 128,6 млн в 2050-м, Армению — до 2,9 млн человек в 2030 г. и 2,7 млн в 2050-м. В Казахстане и Кыргызстане ООН прогнозирует рост населения: в Казахстане — до 20,7 млн. человек в 2030 г. и 22,5 млн. в 2050-м, в Кыргызстане — до 6,6 млн. человек в 2030 году и 7,3 млн. в 2050-м [10]. Для   экономического роста более важен темп роста (снижения) экономически активного населения. На рисунке показано, что потери в этом факторе роста Беларусь, Россия и Армения могут компенсировать только за счет мигрантов и использования труда пенсионеров (например, из партнера по союзу — Кыргызстана, где ожидается значительный рост (на 52 %) экономически активного населения), а также за счет роста его качества [11].        

Население в странах ЕАЭС в 2015, 2030, 2050 и 2100 гг., млн чел. (по данным [10], www.un.org)

Рисунок. Население в странах ЕАЭС в 2015, 2030, 2050 и 2100 гг., млн чел. (по данным [10], www.un.org) 

Сокращение рабочей силы в России, Беларуси и Армении более чем на 20 % и рост продолжительности жизни даже при повышении пенсионного возраста до европейского уровня создадут проблему уменьшения доли трудового населения с 62 % в 2010 г. до 52 % в 2050-м, что приведет страны к сложностям с пенсионным обеспечением стареющего населения. В Казахстане будет наблюдаться прирост трудовых ресурсов на 24 % [12, 13].

Таким образом, низкий уровень трудовых доходов населения относительно ВВП, высокая степень неравенства распределения доходов населения стран ЕАЭС представляются не только фактором социального размежевания в каждой из этих стран, но и тормозом повышения эффективности их экономического развития [14], а различия между странами — членами Союза по этим показателям ставят задачу гармонизации мер социальной политики.

Выводы

В ЕАЭС наблюдается полярный разброс экономических параметров по странам. Причем существуют объективные причины, тормозящие региональную евразийскую интеграцию, среди которых важнейшими являются особенности структур национальных экономик, снижение уровня торговоэкономического сотрудничества, различие реализуемых в них экономических стратегий и национальных моделей экономического развития, существенные различия во внутренней и внешней политике стран-участниц.

Развитие человеческого потенциала должно стать приоритетной задачей экономической политики стран — членов ЕАЭС. В контексте современной социально-экономической ситуации и стоящих перед ЕАЭС задач экономического роста и повышения благосостояния населения актуализируется разработка мер по оптимизации социальной политики и на уровне Союза, и на уровне каждой странычлена.

Решение проблем обеспечения развития человеческого потенциала потребует комплексного подхода в выработке единой концепции в отношении пожилого населения, развития системы гарантий социального обеспечения старости, поддержки материнства и детства, повышения уровня образования.

ЕАЭС предстоит сформировать свою социальную модель, с учетом особенностей стран-членов, их экономической, социальной, демографической неоднородности; давления глобальной конкуренции в условиях нарастания геополитических рисков.

 

Список литературы

  1. Mattli W. The Logic of Regional Integration, Cambridge,
  2. De Lombaerde Ph., Van Langenhove L. Indicators of Regional Integration: Conceptual and Methodogical Aspects // Assessment and Measurement of Regional Integration / Edit. De Lombaerde Ph. — Routledge,
  3. Буторина О.В. О научной основе Евразийского экономического союза / О.В.Буторина, А.В.Захаров // Евразийская экономическая интеграция. — 2015. — № 2 (27). — С. 52–68.
  4. Подберезкин А., Подберезкина О. Роль России в развитии евразийской интеграции // Евразийская экономическая интеграция. — 2013. — № 2 (19). — С. 88–98.
  5. Бабажанова Ж.А. Повышение человеческого капитала в условиях конкурентоспособности современной экономической системы Казахстана и стран ЕАЭС // Вестн. КазУЭФМТ. — 2015. — № 1. — С. 33–37.
  6. [ЭР]. Режим доступа: http://www.eurasiancommission.org/ru/Pages/default.aspx. (дата обращения 12 апреля 2016 г.)
  7. Государства — члены Евразийского экономического союза в цифрах: статистический ежегодник // Евразийская экономическая комиссия. — М., 2015. — 382 с.
  8. Чеботарева Е.Д. Опыт создания и основные слагаемые успешной деятельности Таможенного союза ЕС // Российский внешнеэкономический вестник. — 2010. — № 7. — С. 61–63.
  9. Human Development Report. — UN; NY. —
  10. Ковалёв М.М., Господарик Е.Г. Прогнозирование экономического роста ЕАЭС // Актуальные проблемы науки XXI века / Ред. М.М.Ковалев, Е.Г.Господарик. — 2015. — № 4. — С. 26–35.
  11. Иришев Б., Ковалёв М. ЕАЭС на старте // Беларуская Думка. — 2015. — № 1. — С. 56–65.
  12. Kurmanov et al. Developing Effective Educational Strategies in Kazakhstan // Mediterranean Journal of Social Sciences. — 2015. — Т. 6. — № 5. — С. 54.
  13. Ковалёв М.М., Иришев Б.К. Будущее ЕАЭС. Сложный поиск равновесия и роста // Вестн. ассоциации белорусских банков. — 2014. — № 31–32. — С. 9–20.
  14. Yeleussov A., Kurmanov N., Tolysbayev B. Education quality assurance strategy in Kazakhstan // Актуальні проблеми економіки. — 2015. — № 2. — С. 142–150.
Фамилия автора: Б.С.Толысбаев, Т.Б.Утеубаев, Н.А.Курманов
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика