Специфика административной ответственности в системе юридической ответственности

Классификация юридической ответственности в теории права базируется на комплексе критериев, являющихся основными для всех видов юридической ответственности. Как правило, критерии юридической ответственности позволяют обосновать представление о системе юридической ответственности, ее связи с системой права, об отраслевой принадлежности каждого вида юридической ответственности, об их взаимосвязи и взаимодействии. В литературе подчеркивается состоятельность отраслевого критерия: выделенные с учетом отраслевого критерия конституционная, уголовная, административная, гражданско-правовая, трудовая, финансовая, уголовно-исполнительная, уголовно-процессуальная и гражданско-процессуальная ответственности можно считать самостоятельными видами юридической ответственности. При этом каждый из видов ответственности по отраслевому критерию может быть подчинен фокусированному полезному результату системы юридической ответственности; соответствует специфическим особенностям структуры функциональной системы в целом, и системы юридической ответственности, в частности. Указанные основания позволяют представить выделенные виды юридической ответственности как структурные элементы (компоненты) системы юридической ответственности [1, с. 39].

Исходя из единства происхождения всех видов юридической  ответственности,   административная ответственность в общих чертах представляет собой отрицательную реакцию государства, государственного органа, должностного лица на совершенное правонарушение и представляет собой меру правового принуждения, реализуемого в виде наложения определенной административно-правовой санкции на правонарушителя уполномоченными на то законодательством органами. При этом главной специфической атрибутикой административной ответственности является то, что она имеет строго определенную правовую форму и строго характерные правовые свойства, обособляющие ее в самостоятельный вид юридической ответственности. Одной из интересных ее особенностей является то, что в случаях нарушения норм права уполномоченными на то законодательством должностными лицами она в большинстве случаев трансформируется в административное насилие   либо произвол государственных органов, должностных лиц. Поэтому при применении мер административной ответственности необходимо в первую очередь соблюдать принцип законности, который по существу и является критерием ее легитимности.

Анализируя проблему определения понятия административной ответственности, А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий и Ю.М. Козлов пришли к выводу о том, что «административная ответственность – вид самостоятельной юридической ответственности, который выражается в применении уполномоченным органом или должностным лицом  административного взыскания к лицу, совершившему правонарушение. Административная ответственность обладает признаками, свойственными юридической ответственности вообще» [2, с. 269-270].

К.С. Бельский верно заметил, «что подобный взгляд на административную ответственность, как и вообще на правовую ответственность, является плоским. Почему плоским? А  потому, что в его поле зрения попадает то, что лежит на поверхности, на плоскости. Если  иметь в виду административную ответственность, то на «поверхности» данной категории находятся взыскания, наказания, санкции. Иначе говоря, в таком определении административная ответственность выступает как одноэлементная категория» [3, с. 652-653]. Следует ли   соглашаться с  подобными  высказываниями  К.С.  Бельского – вопрос дискуссии, но на наш взгляд, и собственное определение административной ответственности, данное К.С.  Бельским,  не  является исчерпывающим и не лишено определенных недостатков. Так, К.С. Бельский приходит к выводу, что «административная ответственность представляет собой меры административного (судебного) органа, принятые в отношении административного правонарушения, в процессе реализации которых с правонарушителя истребуется объяснение о совершенном деянии, само деяние подвергается официальной (правовой) оценке и на основе этой оценки к лицу применяется одно из административных наказаний» [3, с. 655]. Однако и в данном К.С. Бельским определении вызывает некоторое сомнение высказывание о том, что административные меры применяются в «отношении административного правонарушения». На наш взгляд, было бы точнее указывать на то, что меры административного воздействия применяются не в «отношении административного  правонарушения», а в  отношении  правонарушителя  – делинквента, те есть конкретного лица, совершившего административное правонарушение. Основным достоинством данного определения является то, что исследователь, определяя понятие административной ответственности, однозначен во мнении о том, что при анализе структуры административной ответственности следует обращать главное внимание на ее «официальную оценку»: «В структуре   административной  ответственности «официальная оценка» является сущностным элементом, характеризующим качественную сторону рассматриваемого понятия; применение административного наказания – элемент, характеризующий его количественную сторону и означающий материализацию «официальной оценки». Именно «официальная оценка» придает ответственности тот смысл,  ради которого это понятие появилось: применение санкции осуществляется на законной основе и на основе  справедливости,  с  соблюдением  прав лица, совершившего правонарушение» [4, с. 656] и т.д. Действительно, «официальная оценка», собственно говоря, и содержит в себе смысл и содержание понятия административной ответственности, и последователей подобного рода суждений в юридической литературе предостаточно. Так, например, А.А. Таранов, считает нужным обращать главное внимание на то, что «административная ответственность является одной из разновидностей юридической ответственности и имеет с ними общие закономерные черты: административная ответственность носит принудительный, властный характер; административная ответственность дает отрицательную оценку поведения правонарушителя» [5, с. 6-7]. Именно административная ответственность материализует собой «отрицательную оценку поведения правонарушителя», что содержит в себе важнейшее правовое значение как для общества, так и для самого правонарушителя, а принудительный, властный характер, присущий административной ответственности, отражает специфику административных правоотношений, основанных на административно-правовом методе «власти и подчинения».

Анализируя проблемы административной ответственности в Республике Казахстан  с точки зрения обособления роли принудительной силы государственной власти, Б.А. Жетписбаев указывает на то, что «административная ответственность – это вид юридической ответственности, осуществляющий применение мер административно-принудительного    воздействия за  административные  правонарушения  уполномоченным на то государственным органом или должностным лицом, в порядке, установленном административным законодательством, исполнение которого может быть обеспечено принудительной силой государственной власти» [6, с. 58]. Безусловно, в данном определении в достаточной степени нашла отражение специфика административно-властных отношений, составляющих основу административно-принудительной деятельности государства, как вынужденной реакции государства на совершенное правонарушение.

Исследователями    восприняты     попытки и в определении понятия административной ответственности несовершеннолетних.  Так, А.С. Бахралинов считает, что «административная ответственность несовершеннолетних – особый вид юридической ответственности, который выражается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного взыскания либо мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему лицу, совершившему административное правонарушение» [7, с. 10]. Институт административной ответственности, таким образом, включает в свой состав не только административные взыскания, но и принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним правонарушителям. С подобной точкой зрения стоит согласиться, так как принудительные меры воспитательного воздействия в данном случае являются альтернативными административному взысканию. Это в значительной степени расширяет понимание правового смысла института административной ответственности несовершеннолетних.

Таким образом, в современной административно-правовой литературе понятие «административная  ответственность»  употребляется в самых различных смыслах и содержаниях и это приводит к выводу о том, что в современной административно-правовой науке пока еще невозможно представить какое-то одно, причем бесспорное, оптимальное определение  данного понятия. Этим обстоятельством обусловливается и фактор несовершенства действующего административного законодательства. И, наверное, поэтому в административно-правовой науке не сложилось единой, общепризнанной точки зрения о понятии института административной ответственности и проблема определения понятия административной ответственности по-прежнему остается открытой.

Характеризуя правовую природу и сущность института административной ответственности, основания для ее возникновения, характерные особенности, признаки, процессы и формы реализации, исследователи и законодатель едины во мнении, что основанием возникновения административной ответственности является совершенное административное правонарушение. Подтверждением этой мысли служит то, что согласно статье 2 КоАП РК установлено: «основанием административной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава правонарушения, предусмотренного в особенной части настоящего Кодекса».

С теоретической точки зрения, в контексте сказанного, являются справедливыми выводы А.Б. Агапова, который среди характерных особенностей административной ответственности выделяет следующие:

  • административная ответственность налагается за правонарушения, не представляющие высокой степени общественной опасности. Вследствие этого карательные санкции государства за такие противоправные деяния именуются административными проступками (правонарушениями), в отличие от них преступления представляют несоизмеримо более высокую степень опасности для общественных и частно-правовых интересов;
  • ответственность по административному праву всегда представляет собой следствие противоправного действия (бездействия) юридического или физического лица. В возникающих правоотношениях всегда участвуют субъекты публично-правовой сферы (области общегосударственных интересов) – органы исполнительной власти и наделенные ее полномочиями должностные лица. Все виды правовой ответственности налагаются органами (должностными лицами) государства, однако одним из участников административного правоотношения всегда является орган исполнительной власти или исполнительно-распорядительный орган местного самоуправления (муниципальный орган);
  • административная ответственность по преимуществу наступает вследствие правонарушений в сфере общегосударственных, а не частно-правовых интересов [8, с. 10].

Таким образом, характеризуя институт административной ответственности, следует обращать особое внимание на то, что институт административной ответственности имеет ряд специфических признаков, позволяющих ее дифференцировать от других видов юридической ответственности, и это способствует ее более детальному и углубленному пониманию. К числу таких признаков можно отнести следующие: административная ответственность устанавливается только законодательными и подзаконными актами либо их нормами об административных правонарушениях действовавшего во время совершения этого правонарушения, временем совершения административного правонарушения признается время осуществления указанного деяния независимо от времени наступления последствий; компетенцией привлечения к административной ответственности обладают уполномоченные законодательством на то органы либо должностные лица, которым право привлечения к административной ответственности предоставлено действующим законодательством; за совершенные административные правонарушения административные взыскания должны быть предусмотрены действующим законодательством; применение административного взыскания не влечет за собой судимости; административная ответственность связана с государственным принуждением и отрицательными для правонарушителя последствиями; может применяться как судом, так и другими уполномоченными на то органами; меры административной ответственности применяются в соответствии с законодательством, регламентирующим производство по делам об административных правонарушениях; порядок привлечения к административной ответственности имеет фиксированные законодательством сроки давности; административная ответственность установлена для всех лиц независимо от рода деятельности и  профессии, в том числе и для юридических лиц; административная ответственность характеризуется множественностью правовых норм, которыми регулируются разнообразные аспекты деятельности органов государственного управления в различных отраслях и сферах жизнедеятельности государства [9, с. 156-157].

Административная ответственность является одним из наиболее универсальных и наиболее полно реализуемых видов юридической ответственности. Несмотря на то, что законодатель не дал официальной формулировки понятия института административной  ответственности, к дефиниции административной ответственности нельзя подходить как к некоему бесформенному, категориально не фиксированному, аморфному образованию, так как он представляет собой вполне сформировавшийся правовой институт в системе административного права и в большинстве случаев носит судьбоносное значение в жизни человека, тем более в судьбе и в дальнейшей жизни несовершеннолетнего как одного из факторов, формирующих личность. Немаловажно при этом, что с психологической точки зрения ответственность выступает как существенная черта личности и отражает объем личных задач человека, т.е. пределы его долга. Единство происхождения всех видов юридической ответственности свидетельствует о том, что административная ответственность представляет собой отрицательную реакцию государства, государственного органа, должностного лица на совершенное правонарушение и представляет собой меру правового принуждения, реализуемого в виде наложения определенной административно-правовой санкции на правонарушителя уполномоченными на то законодательством органами.

Административная ответственность имеет строго определенную правовую форму и строго характерные правовые свойства, обособляющие ее в самостоятельный вид юридической ответственности. Административная ответственность представляет собой реальное применение административно-правовой нормы, результатом которого является «справедливое решение фактического социального конфликта, выразившего в совершении лицом опасного для общества деяния – правонарушения, путем отрицательной оценки поведения этого лица специальным органом государства и применения к виновному государственного принуждения и обязанность претерпеть виновным лицом правовых последствий своего противоправного поведения» [9, с. 7]. Реализация мер принуждения, в том числе и мер административной ответственности является прерогативой только органов государственной власти.

Отсутствие единой точки зрения в вопросах определения понятия и сущности административной ответственности затрудняет процесс решения вопроса и об определении понятия, природы и правовой сущности освобождения от нее. Современное административное законодательство в значительной степени расширило понятие института освобождения от административной ответственности и административного взыскания и дополнило его многими основаниями. Так, в соответствии с нормами главы 8 КоАП Республики Казахстан освобождение от административной ответственности и административного взыскания возможно в следующих случаях: в связи  с  истечением  срока  давности (ст. 62 КоАП ); на основании акта амнистии (ст. 63 КоАП); в связи с  примирением сторон (с. 64  КоАП).  При  освобождении  лица  от  административной ответственности и административного взыскания принципиально то, что государство как субъект административно-правового отношения полностью отказывается от реализации своего права подвергнуть это лицо административной ответственности, то есть права привлечения к административной ответственности и административному взысканию. При освобождении же от административного взыскания государство отказывается от назначения административного взыскания или его реального исполнения, но реализует свое право государственного осуждения лица, виновного в совершении административного правонарушения. Поэтому возникает еще одна необходимость более конкретно определиться с понятием «административной ответственности» и установить его на законодательном уровне, то есть включить понятие «административная ответственность» в КоАП Республики Казахстан в виде самостоятельной статьи этого Кодекса, имея ввиду, что под административной ответственностью признается ответственность физических и юридических лиц за виновное нарушение правовых норм, установленных действующим законодательством, в виде применения к нарушителям административных запретов соответствующих мер административного взыскания либо иных мер принудительного административно-правового воздействия, налагаемых органами исполнительной власти и судами в установленном законодательством порядке.

Для определения административной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности целесообразно использовать методологический подход, обосновывающий обязательность наличия основных критериев: отраслевого критерия дифференциации юридической ответственности, особого механизма реализации ответственности, а также специфического вида юрисдикционного процесса, в рамках которого данный вид ответственности реализуется.

 

Литература 

  1. Хаснутдинов Р.Р. Структура системы юридической ответственности // Право. Журнал Высшей школы экономики. – 2014. – № 4. – С 30–44.
  2. Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: учебник. – М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1996. – 680 с.
  3. Бельский К.С. Полицейское право: Лекционный курс / под ред. канд.юр. наук А.В. Куракина. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 2004. – 816 с.
  4. Таранов А.А. Административная ответственность Республики Казахстан. – Алматы: Жеті Жарғы, 1997. – 56 с.
  5. Жетписбаев Б.А. Административная ответственность в Республике Казахстан: Учебное пособие. /Под. ред. проф. С.С. Сартаева. – Алматы: «Данекер», 2000. – 223 с.
  6. Бахралинов А.С. Особенности административных правонарушений и административной ответственности, несовершеннолетних в Республике Казахстан: Автореферат дисс. к.ю.н. – Алматы, 2003. – 29 с.
  7. Агапов А.Б. Административная ответственность: учебник. – М.: «Статут», 2000. – 251 с.
  8. Жетписбаев Б.А. Теоретические проблемы административно-правового принуждения в Республике Казахстан: дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. – Алматы, 2006. – 283 с.
  9. Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие. – М.: МВШМ МВД СССР, 1987. – С. 7.
Фамилия автора: Байсалова Г.Т.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика