Определение понятия «механизм противодействия преступности» и его анализ

Термин «механизм» греческого происхождения. Применительно к рассматриваемой проблеме важна его трактовка как внутреннего устройства и системы [1, с. 347]. В этом случае можно говорить о единстве закономерно расположенных и взаимосвязанных элементов, определяющих порядок деятельности государства и негосударственных структур по противодействию преступности. Такая постановка вопроса требует анализа проблемы с тем, чтобы определить и аргументировать теоретическую модель указанного механизма.

Прежде всего, необходимо указать, что в криминологии применяются различного рода термины для обозначения деятельности государства, направленной на нейтрализацию такого негативного социально-правового явления, как преступность. Наиболее распространенным из них является термин «борьба». В этимологическом плане он означает стремление определенного субъекта, вступившего в конфликт с противной стороной, уничтожить ее и победить. При этом подобного рода процесс предполагает преодоление многочисленных препятствий, сопротивление противоборствующей стороны, которая активно отстаивает свои интересы. Это придает борьбе оттенок перманентного конфликта, длящегося до того момента, когда  одна из сторон по максимуму не одерживает победу, а по минимуму – устанавливает контроль за оказавшимся более слабым противником.

Сторонники проецирования термина «борьба» полагают, что, во-первых, противоборствующими сторонами здесь выступает государство, опирающее на содействие различного рода негосударственных структур и частных лиц, а также представители криминальной среды, действующие как автономно, так и в форме соучастия [2, с. 14-15]. В этом отношении представляет интерес позиция, включающая преступные сообщества в виде сплоченных организованных групп людей уголовного и политического толка, созданных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, в политическую систему государства, чем подчеркивается, несомненно, высокий уровень общественной опасности данного компонента криминальной среды, реально противостоящего государству [3, с. 426-431].

Во-вторых, борьба с преступностью реализуется при помощи средств и методов воздействия на нее. Они  осуществляются в форме различных мер. Поэтому последние дифференцируют на экономические, политические, правовые, психологические, организационные, технические и др. [4, с. 50-51].

В-третьих, определяется, что вся совокупность вышеуказанных мер призвана обеспечить разрешение определенного круга задач, ведущих в итоге к стратегической цели: не допустить социальной дезорганизации за счет установления контроля преступностью как социально-правовым явлением [5, с. 102-116].

В данном случае необходимо сделать оговорку, что цели воздействия на преступность отдельными криминологами понимаются различно. Так, можно разделить точку зрения Иншакова С.М., полагающего, что целью воздействия на преступность является преодоление ее пороговых параметров [6, с. 90-91]. При этом реально разрешаемой задачей, по мнению этого ученого, является  преодоление  первого порога в виде избавления общества от кризисного состояния преступности, порождающего кризисы, смещение государственных руководителей, революционные перевороты и утрату государственной самостоятельности.

В вышеприведенных постулатах, детализирующих такое понятие, как борьба с преступностью, применительно к исследуемой научной проблеме важным является формулирование концепции борьбы с преступностью.

Вместе с тем представляется уместным указать и на то обстоятельство, что ряд ученых подвергает критическому анализу и оценке негативные стороны парадигмы «борьба с преступностью», которая, по их мнению, ставит перед государством, обществом, органами уголовной юстиции малосодержательную цель, например, держит правоприменителя заложником уголовной статистики и сводит всю его работу к пресловутой «борьбе» за показатели и не требует вдумчивого и глубокого анализа криминальной ситуации [7, с. 17].

Кроме того, целевая установка на борьбу, на войну с преступностью содержит в себе потенциальную опасность возврата на уже пройденный путь карательной уголовной политики.

В связи с этим необходимо отметить, что термин «борьба» по своей сути отражает процесс конфликта между противоборствующими сторонами. Исходя из этого, можно выделить его определенные аспекты.

Во-первых, это практическая сторона, которая связана с деятельностью специального круга органов уголовной юстиции, уполномоченных государством выявлять, раскрывать, предупреждать и пресекать противоправные деяния. Практическая   реализация   ими   своих  полномочий – неизбежный объект критики, т.к. их деятельность связана с применением мер принуждения. Сказывается и направленность государственной, в том числе правовой, политики в рассматриваемой области общественных отношений, исходя из конкретных реалий. Тем не менее существование в обществе преступности неизбежно требует применения средств и методов воздействия на нее.

Во-вторых, задача правовой науки в любой период времени заключается в том, чтобы обобщать практику деятельности правоохранительных органов и сформулировать на этот счет теоретические положения и практические рекомендации. Если говорить о внешней стороне проблемы, то вполне приемлемо использование наряду с термином «борьба с преступностью» и словосочетания «механизм противодействия преступности». Это возможно по той причине, что данный термин указывает как на возможность использования для воздействия на преступность различных средств и методов, так и на их взаимосвязь. Кроме того, он подчеркивает и последовательный ход их реализации в порядке, вполне соответствующем по возможностям как преступности в целом, так и ее отдельным видам.

Опираясь   на  смысловое   значение  термина «механизм», при определении понятия «механизм противодействия преступности» представляется правильным говорить о единстве закономерно расположенных и взаимосвязанных элементов, определяющих порядок деятельности государства и негосударственных структур по противодействию такому негативному социально-правовому явлению, как преступность.

Анализ терминов, используемых в теории криминологии для обозначения деятельности государства, направленной на нейтрализацию преступности, исследование содержания термина «борьба с преступностью» в  контексте, как его положительного восприятия, так и критического анализа со стороны криминалистов, приводят к выводу, что «борьба» по своей сути отражает процесс конфликта между противоборствующими сторонами, в котором следует выделить его определенные аспекты.

Прежде всего, это практическая сторона в форме деятельности специального круга органов уголовной юстиции, уполномоченных государством выявлять, раскрывать, предупреждать и пресекать противоправные деяния.

Во-вторых, теоретический аспект, заключающийся   в   том,   чтобы   обобщать практику деятельности правоохранительных органов и формулировать теоретические положения и практические рекомендации.

Практика борьбы с преступностью и ее научная основа позволяют сделать вывод о приемлемости использования наряду с термином «борьба с преступностью» и словосочетания «механизм противодействия преступности», который указывает как на возможность использования для воздействия на преступность различных средств и методов, так и на их взаимосвязь между собой. Кроме того, он подчеркивает последовательный ход их применения в порядке, вполне адекватном как преступности в целом, так и ее отдельным видам.

Применительно к механизмам противодействия конкретным видам преступлений это будет означать, что его компонентами будут являться соответствующие средства и методы, которые реализуются в рамках строго определенных правоохранительных функций: оперативно-розыскной деятельности, дознания, предварительного следствия, деятельности за соблюдением уголовного законодательства.

Данный механизм противодействия применительно, например, к преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, будет охватывать, во-первых, цикл функций уголовной юстиции; во-вторых, совокупность правоохранительных видов деятельности, обеспечивающих контроль за легальным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и досудебное производство по делам о преступлениях и правонарушениях, возбуждаемых по результатам указанного контроля, при наличии к тому законных поводов и оснований и, в-третьих, группу мер профилактического характера.

Модель механизма будет эффективно функционировать при условии осуществления организационных мер, определяющих субъектов указанных функций, а также правовых мер, предоставляющих им соответствующие полномочия. При помощи организационных и правовых мер рассматриваемый механизм, прежде всего, формируется, а затем функционирует. При наличии к тому определенных условий механизмы противодействия преступности модернизируется.

Рассматривая  общегосударственные   меры борьбы с преступностью и их  соотношение с  механизмом  противодействия  преступности, следует признать их базисный характер для функционирования соответствующего механизма, поскольку общегосударственные меры воздействуют  на  преступность  в  целом.  Это достигается надлежащей реализацией собственно политических, экономических, социальных мер, исключающих кризисное состояние общества, а также путем целенаправленного воздействия на организационные и правовые меры, при помощи которых формируется механизм противодействия преступности.

В целом, механизмы противодействия преступности следует понимать как комплекс взаимосвязанных функций правоохранительной направленности, содержанием которых являются соответствующие средства и методы воздействия на указанное социально-негативное явление. Субъекты этих функций определяются в организационно-правовом порядке. В итоге это создает и модернизирует модель соответствующего механизма, результативность работы которого зависит от мер, которые носят общегосударственный характер.

Механизмы противодействия  преступности формируются за счет проведения организационных мер, связанных с определением, модернизацией или созданием принципиально новых государственных органов, призванных противостоять преступности. При этом особую важность  приобретает   определение   их целей и задач, а затем соответствующее системное и структурное устройство, форма организации, обеспечение взаимодействия с иными правоохранительными и другими органами, чья деятельность направлена на осуществление антикриминальной деятельности.

Не менее важны для оптимального противодействия преступности правовые меры, создающие легитимную основу борьбы с преступностью. Их результатом является эффективное законодательство в сфере противодействия преступности.

Так, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство рассматривается только в отношении к задаче противодействия преступности, представляя собой лишь один из инструментов противодействия. Это механизм разграничения общественных состояний, отношений, деятельностей на два класса: допустимых, не требующих воздействия со стороны государства, и тех, которые этим правом определяются как недопустимые, как требующие принуждения, государственного воздействия.

В действительности, роль уголовного законодательства не ограничивается задачами только противодействия преступности. Оно оказывает существенное влияние и на процессы, лежащие за пределами криминальной сферы. Решение задач оптимизации системы  правовых отношений показывает, что право служит своего рода связующим звеном между криминальными и другими процессами в обществе.

С одной стороны, воздействие на криминальные процессы изменяет систему общественных отношений. Меняются и оценки деятельностей, меняются деятельности, поведения и меняются общественные процессы. С другой стороны, само правовое пространство определяется состояниями и процессами во всем многообразии общественных отношений. Изменения общественных отношений за пределами преступности вызывают изменения и в этой области, заставляет изменять, корректировать систему противодействия преступности.

Любые изменения общественных отношений, в том числе и в областях далеких от преступности, приводит к тому, что наилучшим и выгодным становится не бывшее ранее оптимальным, а несколько иное правовое пространство. До тех пор, пока отклонения права от оптимального состояния относительно невелики, допустимы, правовое пространство может сохраняться неизменным, но как только отклонения от оптимального уровня начинают превосходить некоторые установленные пороговые значения, требуется изменение отдельных положений права или даже перестройка системы правовых отношений. Чем больше эта нестационарность общества, тем чаще требуется перестройка права и тем существеннее требуемые изменения.

Сегодня   совершенно   ясно,   что    нужна не борьба с преступностью, а такая организация общественных отношений, которая позволит оптимизировать преступность, поставить ее в такие условия, в которых затраты на противодействие преступности и потери от преступности в сумме минимальны.

Организационно-правовые меры создают предпосылки для непосредственной деятельности правоохранительных органов по выявлению, раскрытию и расследованию, предупреждению и пресечению противоправных действий. Здесь важным является прикладной момент, поскольку за счет уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, оперативно-розыскных мероприятий происходит процесс реализации уголовной политики по противодействию преступности.

Организационные меры, направленные на создание механизма противодействия преступности в криминологии, отдельные ученые связывают, прежде всего, со структурным обеспечением борьбы с преступностью. Другие рассматривают   организационные   меры  борьбы с преступностью в  более  широком  смысле, полагая, что они призваны содействовать нейтрализации или минимизации криминогенных последствий от непрофессиональной организационно-управленческой деятельности. В частности, по мнению В.Н. Бурлакова, к числу организационных будут относиться меры по совершенствованию процессов управления миграцией населения страны, по отработке действенного и материально обеспеченного механизма социальной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы, и т.п. [8, с. 183]

Существует и точка зрения, согласно которой организационными мерами борьбы с преступностью являются криминологическое прогнозирование и программирование борьбы с преступностью, обеспечение взаимодействия между правоохранительными органами, повышение эффективности управленческой деятельности в области борьбы с преступностью и т.п. [9, с. 32].

Представляется целесообразным разделить точку зрения С.В. Бородина, а также других криминологов, как В.Д. Малков, С.А. Маслов, В.А. Плешаков, А.Ф. Токарев, полагающих, что элементами организационных основ предупреждения преступлений являются соответствующее функционально-структурное и информационно-аналитическое обеспечение предупредительной деятельности правоохранительного органа, криминологическое прогнозирование, планирование и программирование, а также организация внутреннего и внешнего взаимодействия в сфере предупредительной работы [10, с. 95-187].

Сказанное свидетельствует о том, что противодействие преступности и проявлениям социальной патологии имеет в своей основе систему взаимосвязанных организационных элементов. При этом организация противодействия преступности может иметь и общегосударственный, и региональный характер, а также складываться соответствующим образом в рамках деятельности государственных органов и общественных организаций.

В настоящее время актуализируются задачи проектирования и организации системы противодействия преступности. При этом проектирование – это задача синтеза систем, суть которой сводится к поиску и нахождению таких элементов и подсистем, а также к установлению таких взаимодействий между ними и с внешней средой, при которых свойства системы отвечают потребностям, наиболее точно соответствуют требуемым, желаемым. Появляются новые технологии  синтеза  сложных  систем,  которые,  к сожалению, еще не получили распространения, поэтому организацией сложных систем реально занимаются кто угодно, но только не профессионалы в этой области. Если следовать естественно-логическим суждениям, что человек, умеющий делать некоторое дело, должен уметь и организовать деятельность в соответствующем направлении, можно прийти к неверному выводу, что организовать систему противодействия преступности может только тот, кто умеет лучше других «ловить преступников».

В связи с этим не следует удивляться тому, что организатор все ставит с ног на голову. Тот, кто умеет найти и задержать преступника, строит систему так, чтобы направить деятельность всей системы на решение главной, по его профессиональным представлениям, задачи: обнаружить, арестовать и осудить преступника. Естественно, что при таком непрофессиональном, с точки зрения специалистов по проектированию систем, подходе эффективность создаваемой системы становится низкой. Поэтому проектированием системы противодействия преступности должны заниматься не только юристы-правоведы.

Каковы же механизмы создания эффективной системы противодействия преступности? Прежде всего следует исходить из цели определения приблизительного критерия минимума потерь и затрат, вызванных криминальными процессами в обществе.

Далее следует построить факторную феноменологическую модель общественной системы. Следует отобрать некоторое множество факторов, влияние которых на уровень преступности превышает некоторую пороговую величину, а также множество общественных процессов, на которые влияние преступности наиболее значимо. После чего должны быть определены средства достижения цели.

В качестве глобального целевого критерия создаваемой системы противодействия преступности следует рассматривать сумму совокупных потерь от преступности и совокупных затрат на защиту от потерь, связанных с преступностью, которая должна составлять минимальную из всех возможных величину.

При этом потери от преступности понимаются не только как прямые потери, но и те отрицательные влияния преступности на общественные процессы (социальные, моральные, политические, правовые, экономические и пр.), которые определяются внутри системы и за ее пределами феноменологическими методами.

Затраты на защиту от потерь от преступности включают не только прямые затраты на  противодействие преступности, но и те косвенные затраты во всех областях общественной системы, которые вызываются наличием и уровнем преступности.

На практике распространена постановка цели, при которой определяется уровень «целесообразных» или допустимых, позволительных затрат на борьбу с преступностью и в рамках этих  затрат  выдвигается  требование  получить «хорошие» результаты. При этом, не предлагая критерия, который позволил бы отличить хороший результат от плохого, выдвигается несколько требований: неизмеряемых и измеряемых оценочных характеристик, как правило, неясных и противоречивых. Это удобная позиция, которая позволяет «руководству» на основе своего мнения дать любую оценку состоянию или процессу, «сделать выводы». Если в работе что-то действительно не получается, выход обычно один: увеличение затрат. Лица, принимающие решения, как правило, игнорируют другие пути. Также  не понятна  формулировка  цели  в виде требования «постоянного и неуклонного снижения уровня преступности» или другого аналогичного высказывания. Представление о том, что целью должно быть  снижение преступности до нуля, глубоко ошибочно. Полная ликвидация преступности потребует бесконечных затрат, что не просто невыгодно, но и нереализуемо.

Механизм достижения минимума потерь и затрат прост. При условии, если приращение затрат меньше, чем вызванное ими снижение потерь, то такое приращение затрат на борьбу с преступностью будет целесообразным. В этом случае каждый тенге затрат даст снижение потерь более чем на один тенге. В противном случае будет целесообразно не повышение, а снижение затрат. Невыгодно тратить больше, чем получать. Затраты и потери, а также результаты при определенных дополнительных условиях, в точке равенства приращений будут выгодными с позиции глобального общесистемного критерия. Изменение данной системы воздействия на поток потерь, или изменение состояния общественной системы, может привести к иному значению равновесия.

Цель должна быть сформулирована так, чтобы на каждом шаге имелась количественная оценка степени ее достижения. Если цель определена таким образом, что ее можно измерить, это уже не та абстрактная цель, которой привыкли оперировать политики: «чтобы все было хорошо».

Для обеспечения достижения цели проектируемой  системой  противодействия  преступности необходимо определить совокупность принципиальных положений, отвечающих требованиям оптимизации и направленных на решение основных задач. Применительно к рассматриваемой системе такими принципиальными положениями являются:

  • обеспечение реализации   воздействий на преступность, при которых преступление становится нецелесообразным, невыгодным для потенциального преступника;
  • осуществление воздействия на общество, на его сознание, при которых убеждение в нецелесообразности преступного поведения превращается в устойчивую моральную парадигму;
  • затраты на противодействие преступности должны структурироваться и распределяться так, чтобы стать наиболее выгодными, чтобы обеспечить снижение преступности в обществе до оптимального уровня;
  • построение системы противодействия преступности таким образом, чтобы обеспечить оптимальные значения устойчивости и эффективности общественной системы в целом.

Решение первой задачи требует воздействия через систему противодействия на решающую функцию преступника: на функцию ожидания, функцию потерь и пороги. Преступление совершается только тогда, когда оно попадает в разряд выгодного и целесообразного поведения для потенциального преступника. Именно этому надо противодействовать. Других путей эффективного воздействия на преступника не придумано и не существует. Есть только один способ искоренения преступности: сделать преступление невыгодным для преступника. Исчезает в результате общественного регулирования лишь абсолютно невыгодная с позиции глобальной цели, нецелесообразная деятельность. Любая иная деятельность будет существовать, несмотря ни на что. Выгодная для индивидуума деятельность неискоренима. Если общественное пространство (совокупность правового, экономического, политического, социального и др. пространств) не дает проявиться преступным наклонностям, они остаются нереализованными.

Вторая задача направлена на формирование и укрепление представления общества о нецелесообразности и аморальности преступной деятельности. Это механизм управления динамикой общественной морали. Необратимые изменения общественной морали возможны только в том случае, если положения морали, внушаемые пропагандой и воспитанием, объективно выгодны всем членам общества.

Любое моральное  убеждение,  в  том числе и убеждение в нецелесообразности преступной деятельности, основывается на личном и общественном опыте, на механизме многочисленных проб и ошибок, доведенных до своего  рода «общественного условного рефлекса». Общество должно активно воздействовать на эти процессы, идти на определенные затраты для достижения  цели.  Оценка  соотношения  «затраты результаты» также является критериальной. Затраты общества на компенсацию запаздываний становления морали являются целесообразными, эффективными при оптимальном соотношении затрат и результатов.

Следующая задача решается в процессе разработки системы противодействия преступности. Разработка механизма противодействия  преступности опирается на основной закон противодействия преступности: потери общества от преступности и затраты на реализацию противодействия преступности должны быть оптимальны по глобальному целевому общественному критерию. Реализация этого закона осуществляется путем создания взаимосвязанной совокупности механизмов воздействия на общество, на политические, экономические и социальные процессы в обществе и на потенциальных преступников с целью обеспечения оптимальных соотношений затрат и потерь. Это сложная задача, но вполне решаемая задача.

Далее следует рассмотреть условную структуру системы противодействия преступности, которая может рассматриваться как отправной вариант разработки оптимальной системы противодействия преступности, а также ее подсистемы, достаточные для организации антикриминальной деятельности общества и оптимизации этой деятельности.К основным подсистемам системы противодействия преступности можно отнести:

  • систему противодействия совершению преступления;
  • систему обнаружения преступления;
  • систему идентификации преступника;
  • систему воздействия на преступника;
  • систему воздействия на общество.

Результаты деятельности в каждой из этих подсистем должны быть измеримы и рассматриваться в качестве частных целей, способов достижения общей цели системы. Это позволяет установить для каждой из подсистем свой внутренний частный критерий принятия решений, критерий оценки деятельности и управления ею. Системный характер всего комплекса компонентов системы противодействия преступности обусловливает существование разветвленной совокупности связей и отношений между соответствующими элементами, которые постоянно видоизменяются и комбинируются. Структурирование целостной совокупности указанных связей, а также различных форм их проявлений в виде динамически изменяемых взаимодействий и взаимозависимостей выводит на новый уровень анализа с привлечением категории «механизм» функционирования названной системы. Представляется вполне обоснованным включение в понятие «механизм противодействия преступности» следующих смысловых единиц:

  • общегосударственных мероприятий экономического, идеологического и воспитательного порядка;
  • мероприятий законодательного, правового порядка;
  • деятельности государственных органов, общественных организаций, органов уголовной юстиции по выявлению причин и условий совершения конкретных преступлений и принятию мер по их устранению;
  • непосредственную постоянную и последовательную работу органов уголовной юстиции по раскрытию преступлений, расследованию и рассмотрению уголовных дел, исправлению и перевоспитанию лиц, совершивших преступления, надзору за лицами, освобожденными из мест лишения свободы;
  • проведению розыскных и оперативнорозыскных мероприятий, диктуемых складывающейся обстановкой.

Таким образом, поддерживается следующее определение механизма противодействия преступности – интегрированная целостная совокупность необходимых и достаточных функциональных и правовых элементов, с помощью которых субъект формирует рациональную систему воздействия на факторы преступности, обеспечивает эффективное осуществление криминологического процесса, достигая тем самым результативного выполнения задач и функций, возложенных на систему противодействия преступности.

 

Литература 

  1. Современный толковый словарь русского языка / гл. ред. Кузнецов С.А. – СПб.: «Норинт»,
  2. Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. – М.: Наука,
  3. Сырых В.М. Теория государства и права: учебник. – М.: Юридический Дом «Юстицин-форм»,
  4. Криминология: учебное пособие. – М.: Издательская группа ИНФРА-М. – НОРМА, 1997.
  5. Иншаков СМ. Зарубежная криминология. — М.: Издательская группа ИНФРА-М. – НОРМА, 1997.
  6. Иншаков СМ. Криминология: учебник. – M.: Юриспруденция, 2000.
  7. Восходов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового реформирования: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. – М.: Академия управления МВД России,
  8. Бурлаков В.Н. Предупреждение преступности. Криминология: учебник для вузов. – СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, 2003.
  9. Максимов СВ., Мацкевич И.М., Овчинский B.C., Эминов В.Е. Криминология: учебное пособие. – М.: Издательская группа ИНФРА. М. – НОРМА, 1999.
  10. Организация деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений: учебник. – М.: Академия управления МВД России, 2000.
Фамилия автора: Джансараева Р.Е.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика