Познавательная роль осмотра места происшествия для выдвижения версий при расследования экологических преступлений

Теория тактики поисковых следственных действий призвана показывать наиболее вероятные пути к познанию сущности событий, разыгравшихся на месте происшествия и после события преступления. Поисковые следственные действия – осмотры, освидетельствование, обыск – отличаются тем, что при их проведении находят приложение одновременно многие формы познания, начиная от логических, психофизиологических, творческих, познание с применением технических средств и др. [1, 2].

Осмотр места происшествия настолько значимый источник информации, что расследование многих видов преступлений не может обойтись без проведения данного следственного действия, и известные ученые криминалисты: например, И.Н. Якимов, И.Х. Максутов, В.П. Колмыков, Е.Ф. Коновалов, И.Е. Быховский, В.И. Попов и др. считали нужным остановиться на показе целей осмотра места происшествия и тактике его проведения [например, 1, 2]. Однако о необходимости применения приемов по воссозданию обстановки и обстоятельств происшествия для решения задач расследования при осмотре места происшествия, за исключением работ В.И. Попова, К.А. Бегалиева, ничего в работах, посвященных тактике осмотра места происшествия, не сказано [3, 4].

Преступление не проходит бесследно, оно отражается в материальной обстановке и в сознании людей. Материальная обстановка наряду с сообщениями свидетелей, потерпевших служит обильным источником информаций, которые в процессе расследования могут стать ценными судебными доказательствами. Воссоздание по материальным следам обстоятельств преступления достигается на основе исследования тех изменений, которые претерпела реальная обстановка от действий преступника (преступников). Но для этого, чтобы распознать изменения, нужно, прежде всего, установить, какой она была до совершения преступления, а это возможно только путем непосредственного изучения места события.

Система воссоздания обстановки и обстоятельств происшествия базируется, главным образом, на практических результатах отыскания следов. Как отмечает проф. В.И.    Попов, «если отыскание следов открывает следователю пути накопления во время осмотра фактического материала, то занимающая второе место система воссоздания механизма преступления и облика преступления раскрывает следователю возможности рационального познания, указывает пути правильного мышления, обобщения наблюдаемого, мысленного восстановления главных и второстепенных событий, происходивших на месте преступления» [3 c. 29-30].

Что является при осмотре места происшествия предпосылкой для воссоздания? Принципиально важно знать – из каких элементов может состоять способ преступления, как выглядит механизм того или иного вида преступления, а также иметь представления и про другие элементы криминалистической характеристики данного вида преступления, знание которых приводит к глубокому осмыслению сущности осмотра места происшествия, да и других проводимых следователем следственных действий.

Отправляясь от материальной обстановки события преступления, обнаруживаемых предметов, фрагментов предметов, вещей, комплекта вещей, отдельных следов, сочетания и системы следов, повреждений, разрушений, нарушений обстановки (например, опрокинутый стул), следователь проникает в суть события происшедшего. Мысленное воссоздание происшедшего основывается на восприятии наблюдаемого, а также на привлечение информации, сохранившейся в памяти следователя в результате его житейского опыта, профессиональных знаний, полученных при изучении криминалистики, судебной экспертологии, судебной медицины, судебной психиатрии, юридической психологии и других предметов, прошлого опыта по производимым осмотрам, коллективного опыта многих следователей, обобщенного в криминалистической литературе, ведомственных актах, на семинарах по повышению квалификации и т.д.

Воссоздание обстановки и обстоятельств происшедшего, его полнота, объективность, всесторонность зависят от восприятия и имеющихся в памяти следователя представлений, а также от той ситуации, с которой следователь сталкивается, выехав на место происшествия. Глубокое и полное отражение той действительности, которая была в прошлом, требует не только «простого» восприятия наблюдаемой картины, но и осуществления сложного восприятия и теоретического мышления. Отметим, что говоря «простое восприятие», мы не подразумеваем пассивного восприятия следователем материальной обстановки события преступления.  Изучение глазами тех объектов, которые обнаруживаются на месте происшествия, сопровождается аналитической деятельностью. Но это – мы говорим – простое восприятие, поскольку следователь не пользуется никакими специально разработанными криминалистическими средствами и приемами.

К сложным восприятиям мы относим восприятие, осуществляемое следователем с помощью различных криминалистических приемов, разработанных в трасологии, баллистике, исследовании документов, одорологии, судебной медицине и иных разделах криминалистики. Осмотр места происшествия – сложное действие, именно для него типичен многовекторный процесс познания от восприятия до формулирования выводов относительно обстоятельств происшедшего, построения версий, розыска подозреваемого, назначения экспертиз и т.д. А.Р. Ратинов отмечает, что на практике очень часто именно при осмотре допускаются ошибки, особенно ощутимо сказывающиеся на результатах расследования. Производящий осмотр (следователь, дознаватель) часто не осознает всей психологической сложности осмотра, трудностей восприятия, наблюдения, внимания и других мыслительных процессов [5, c. 294]. Далее А.Р. Ратинов указывает, чем и каким  путем в психологическом плане следователь должен руководствоваться при восприятии обстановки происшествия. Главное – это определение относимости доказательств. Не все предметы, вещи, обнаруживаемые на месте происшествия, связаны с событием. Доподлинно установить при осмотре наличие связи между наблюдаемой вещью и происшествием часто невозможно либо затруднительно. Следователь, решая вопрос об относимости, исходя из известных ему уже конкретных обстоятельств, должен представить себе ту или иную ситуацию, в которой данный факт играет какую-то роль. Невозможность построения версий о связи данной вещи с событием происшествия делает эту вещь посторонним объектом. Правильное решение стоящей перед следователем задачи достигается только в результате выдвижения всех возможных для данного случая предположений следователя. Несомненно, здесь велика роль воображения, интуиции следователя. Специфика следственного воображения и мышления заключается в выдвижении одновременно целого ряда взаимно исключающих друг друга предположений, все эти предположения соотносятся с реальной ситуацией и реальным результатом, теми предметами и вещами и иными объектами, наблюдаемыми в исследуемой обстановке. Воображение помогает видеть пробелы в тех данных, на основе которых у следователя возникла та или иная картины преступления. При сопоставлении следователь отмечает возникающие противоречия или возможные пути отыскания недостающих дополнительных следов, которые должны завершить воссозданную  им  в  воображении  ситуацию.    Заставляя «работать« свое воссоздающее воображение, следователь должен стараться по оставленным на месте  происшествия  следам  потерпевшего и преступника с максимальной полнотой «увидеть« картину преступления.

В определение относимости объекта к событию важным является установление причинной связи между событием и наблюдаемыми фактами. Последние могут быть причиной предполагаемого события, а могут быть его следствием, а может быть все наблюдаемые факты иметь одну и ту же причину. Причинно-следственные связи могут быть по месту происшествия, во времени, а также не исключается их инсценировка. Попытка установить причинно-следственную связь между наблюдаемыми фактами иногда приводит следователя к выявлению обстоятельств, противоречащих друг другу, другими словами речь идет об обнаружении негативных обстоятельств. В связи с последним выявленное обязывает следователя искать в ходе осмотра новые факты, следы для объяснения наблюдаемого.

Актуальным для следователя является преодоление привычных стереотипов восприятия различных объектов, умение разглядеть за этими стереотипами носителей нужной информации.

Нельзя не упомянуть о значении моделирования при осмотре места происшествия для воссоздания происшедшего события. Например, Хлынцов М.Н. пишет: «Мыслительная деятельность следователя в процессе осмотра места происшествия направлена на создание как информационных моделей события преступления и вероятностных моделей отдельных обстоятельств его, так и организационно-тактических моделей предстоящих оперативно-розыскных и следственных действий, а сам он при осмотре одновременно выявляет необходимую информацию, обеспечивающую надлежащее их проведение» [6, c. 112].

Создание обстоятельств события при осмотре места происшествия, как правило, начинается с моделирования возможностей проникновения преступника на место присшествия и удаления с него. Уже на обзорной стадии можно установить наличие или отсутствие возможности проникновения на данное место из определенных точек. При этом, если выявляются следы на подходах к месту происшествия и аналогичные им следы в пределах территории места происшествия, дает представление о передвижениях в данном месте и уходе с него. Получив представление об этом, следователь моделирует состояние обстановки места до события, т.е. первоначальное, и внесенные изменения в результате события.

Для уяснения обстановки места до происшествия необходимо установить, какие объекты на нем являются его органической принадлежностью, на фоне них выявляются объекты, которые хотя не были органической принадлежностью, но во всяком случае появились до события. О длительности их пребывания здесь может свидетельствовать состояние их поверхности, например наличие пыли или потемнение, загрязнение, паутина и др. Затем выявляются предметы, которые появились недавно в связи с событием или после. Такие предметы обращают на себя внимание из-за своей несовместимости с общей обстановки. Их пребывание на данном месте нарушает обычный порядок расположения и наличия предметов, представление о которых складывается у каждого человека на основании его жизненного опыта. Например, на пути передвижения многих лиц будут обнаружены очки (или зонтик и т.п.), то обязательно были бы подобраны кем-либо из прохожих. Долго такие предметы не могут оставаться на данном месте, а если лежат, то, видимо, с момента их появления здесь прошел незначительный период времени и они могут быть причастны к событию.

Изменения в обстановке, появление на поверхности объектов материальной обстановки следов свежих царапин, вмятин, вогнутостей, отсутствие в отдельных местах краски или наличие наслоений, загрязнений (пятна масла, крови, грязи, волокон, волос и т.п.) могут свидетельствовать о совершении определенных действий участниками события.

Иногда собирание информации для воссоздания объективной стороны преступления следует начать не с  детального  ознакомления со следами на месте, а с детального исследования возможных подступов окружающей место происшествие обстановки. Как правило, такой тактики следователь придерживается в случаях, когда территория места происшествия относительно определена.

Следователь может прибегать к реконструкции обстановки места происшествия, при   этом может обстановка воссоздаваться такой, какой она была до совершения преступления. Это возможно в ситуациях, когда участвующие в осмотре лица сообщат об изменениях, происшедших на месте происшествия по каким-либо причинам после события. Но прежде чем приступать к реконструкции, следователь фиксирует все так, как он обнаружил, прибыв на место происшествие.

О возможностях составления модели преступника, скрывшегося с места происшествия, следственной практике известно давно и в криминалистике имеется довольно много источников [например, 2-5, 7]. В результате осмотра места происшествия составленная модель преступника может отражать его внешний облик, профессиональные качества, психологические и физические особенности, вооруженность и   т.д.

На месте происшествия по оставленным следам обуви, длине отдельного следа, ширине шага, длине каждого шага можно определить пол, рост, возраст, физические особенности и т.д. По взлому преград с помощью газорезного аппарата можно судить о наличии профессиональных навыков и т.д.

Таким образом, воссоздание на месте происшествия зависит от вида преступления, обстоятельств конкретного преступления, следственной ситуации и личностных особенностей следователя. Полнота, объективность и достоверность мысленного воссоздания зависит от того, насколько точно при осмотре следователь придерживается разработанных тактических рекомендаций и насколько он вооружен профессиональными знаниями.

 

Литература 

  1. Васильев А. Н. Тактика отдельных следственных действий. – М.: Юрид. лит., 1981. – 112 с.
  2. Водолазский Б.Ф. Психология осмотра места происшествия. Учебн. пособие. – Омск, 1979 – 75 с.
  3. Попов В.И., Бегалиев К.А. Теоретические вопросы осмотра места происшествия // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 39. – Алма-Ата. – C.60–67.
  4. Попов В.И. Осмотр места происшествия: учебное пособие // Тактические основы следственных действий. Вып.1 – Алма-Ата, 1974. – С. 1-87.
  5. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. – М.: Юрлитинформ, 2001. – 352 с.
  6. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. – Саратов: Изд-во Саратовского университетета. 1982 – 112
  7. Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. – М., – 64 с. 
Фамилия автора: Даубасова С.Ш.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика