Аксиологические аспекты права и правовой культуры казахстанского  общества

Данная статья посвящена анализу правовой культуры гражданского общества. Целью статьи является выделение ценностных ориен­тиров правовой культуры Республики Казахстан в процессе развития демократического государства. Представленная статья написана на основе научных исследований казахстанских и зарубежных  авто­ров по вопросам природы права, правовой культуры, ее ценностных ориентиров в процессе формирования гражданского общества и правового государства в Республике Казахстан. В статье рассматри­ ваются вопросы, связанные с формированием гражданского обще­ства, даются различные определения данному феномену.

В заключе­нии делаются выводы о том, что главным принципом гражданского общества выступает свободное и  разностороннее  развитие личнос­ти в обществе, а также что гражданское общество начинается с мо­мента появления гражданина как свободного члена общества, осоз­нающего свое предназначение, наделенного совокупностью прав и свобод, обязанностью нести ответственность за свои поступки перед обществом.

Изучение вопроса ценностных ориентиров права и правовой культуры всегда представляло большой интерес для ученых в области социогуманитарных наук. Существует множество исследований в это области, которые затрагивают проблемные вопросы юридической науки, ее способности влиять на общественные отношения. Здесь необходимо на наш взгляд, рассматривать право как одну из фундаментальных ценностей мировой культуры, выработанных человечеством в ходе его развития. Ценностные свойства права обусловлены его значением как особой формы общественных отношений, его местом и задачами в социальной системе общества.

Концептуальный подход к праву как элементу культуры и цивилизации позволяет характеризовать истоки, значимость и социальную ценность права в широком, общесоциологическом плане. Как глубинный элемент культуры право не только вбирает в себя ее ценности, но и реализует основополагающие требования и достижения цивилизации, обеспечивая тем самым сохранение, а в известной мере и приумножение потенциала материальных, социальных и духовных богатств общества [1, 126]. С помощью права обеспечивается достижение  многообразия целей социального бытия: воспроизводство материальных благ, утверждение социальных ценностей, определение границ свободы, закрепление правовых основ власти, охрана естественных условий обитания, обеспечение всеобщего устойчивого правопорядка. Воплощая целый мир отношений от главных, глубинных пластов жизни до самых житейских, право тем самым объективизирует и реализует в законах требования культуры, социального прогресса, цивилизации в целом [2, 57-58].

Наряду с раскрытием гуманистической сущности права (утверждения идеалов гуманизма, свободы и равенства) в оценке права надлежит видеть и его роль в закреплении, рациональной организации и преобразовании всей системы общественного устройства. Государственно-правовые явления предопределены взаимосвязями, закономерностями и т. д., действующими в сфере социальных отношений, а вместе с тем здесь проявляются разнообразные по своей сущности социальные процессы и взаимодействия. Право имеет нормативно-регулятивную значимость для общества, и в этом его ценность.

Сложность взаимодействия экономики, социальной структуры, политического строя, культуры, динамизм развития общества обосновывают необходимость социально-нормативного регулирования в целом, в том числе и его сердцевины права. Достижение рациональности общественного устройства с закреплением, а в известной мере и интеграцией разнообразных социальных (классовых, национальных, частных) интересов обуславливает общезначимость права как государственного, социально необходимого регулятора отношений в обществе. Необходимость правового регулирования присутствует всегда, но особенно она ощутима в условиях, когда меняются реалии жизни, появляются новые области отношений, требующие упорядоченности, либо ускоряется динамика общественных процессов. Людям в любом обществе привычно жить не по обстоятельствам, а под надежным, разумным началом закона, что подтверждается многочисленными исследованиями в этой области.

В этой связи заслуживает особого внимания характеристика права как нормативно-ценностной регулирующей системы. Право, вводя в жизнь нормативные начала, представляет собой не просто совокупность социальных норм; это государственно-властный императив, закрепляющий и охраняющий самоорганизацию гражданского общества.

Социально-правовое регулирование – это специфическое воздействие, осуществляемое правом как особым нормативно-институционным регулятором. Специфика такого воздействия выражается в целевой направленности, системе правовых средств и результативности. Под действие права подпадают, однако, лишь те общественные отношения, которые не только требуют юридического воздействия, но и объективно могут быть урегулированы правом.

Достоинством права являются и те особые его качества – нормативность, общеобязательность, формальная определенность и пр., которые делают его необходимым, достаточно эффективным средством социально-нормативного регулирования. Нормы права устанавливаются (санкционируются) государством в качестве общеобязательных требований ко всем гражданам, при этом сам факт их общеобязательности является важнейшим мотивом соблюдения закона. На процессы общественного развития право воздействует как комплексная, структурно организованная и динамическая социальная система, действующая с высокой степенью эффективности.

Право закрепляет – и в этом его высокая социальная  значимость  –  нравственные  основы и ценности в качестве реалий социальной действительности, тем самым из моральных, абстрактных пожеланий они становятся социальноправовой реальностью. Законы юридически гарантируют реализацию принципов общественного устройства – гуманизма, равенства, социальной справедливости, меры демократизма. При этом вместе с достижениями социального прогресса обеспечивается и более высокий уровень реализации этих идеалов общественного развития. Здесь цели, ожидания и начала гражданского общества находят свое цивилизованное выражение в стабильной, надежной системе законов, их взаимодействии со всей системой социально-нормативного регулирования, что позволяет формировать институты гражданского общества.

Для гражданского общества характерна высокая степень самоорганизации на основе экономических, социально-политических и иных систем регуляций, но эффективность функционирования этого общества с учетом сложности, глубины, а в известной мере и противоречивости его развития не может быть вне государственноправового воздействия. По мере развития цивилизации вместе с утверждением идей гуманизма и свободы наблюдается и зависимость человека от мощных, все возрастающих общественных сил экономики, власти, идеологии, поэтому вне права абсолютно невозможна интеграция экономики и власти с социальными задачами общества [2, 54].

Возникает вопрос: что такое «гражданское общество»?

Например, Абылкалыкова Р.Н. считает, что гражданское общество составляет сферу абсолютной свободы частных лиц в отношениях друг с другом. Оно предстает в виде социального, экономического и культурного пространства, в котором взаимодействует свободные индивиды, реализующие частные интересы и осуществляющие индивидуальный выбор. Построению гражданского общества могут способствовать следующие факторы: признание гражданских, политических и социальных прав неотъемлемой частью социума; создание многочисленных организаций, ассоциаций и институтов, поддержка их разнообразия; деятельность средств массовой информации в условиях свободы и плюрализма; финансовая поддержка политических партий и их независимость от государства; создание упрощенной  законодательной  базы  для учреждения всевозможных фондов и других инструментов благотворительности, для развития малого бизнеса; предоставление самоуправления основным институтам (церковь, университеты, сфера искусства и т.д.); реализация принципа субсидиарности. В гражданских обществах приоритетное внимание уделяется свободе индивидов от насилия, возможности группам и индивидам свободно в рамках закона определять и выражать в разнообразных формах социальную идентичность, развитию негосударственных средств массовой информации, устранению таких элементов производства, которым не удается функционировать в соответствии с современными стандартами эффективности [3, 22].

По мнению Мусалимова И.Т. в ряду наиболее важных задач в ходе построения правового государства и гражданского общества в нашей стране выделяется проблема формирования соответствующего гражданского правосознания. Важнейшим признаком правового государства, обязательным условием его построения является высокий уровень правовой культуры населения, в особенности профессиональной правовой культуры государственных служащих и других должностных лиц [4, 39].

Право есть исторически обусловленная, сложившаяся мера человеческой свободы для того, чтобы поддерживать динамическое равновесие между интересами личности и общества. Известно, в процессе жизнедеятельности общество вырабатывает систему правил общественно необходимого, возможного или желаемого социального поведения, а тем самым и критерии правомерного, неправомерного или несправедливого поведения. Через нравственность, традиции вырабатывается и нормативно закрепляется справедливость, в рамках которой гармонизируются интересы личности и общества. Закрепляя среди других ценностей культуры социально оправданную, нормативно упорядоченную свободу, право приобретает тем самым значительную, притом собственную социальную ценность в обществе.

Социальный прогресс в истории это и процесс гуманизации общественного бытия, утверждения личности, ее прав и свобод как высшей, непреходящей ценности культуры. Закрепленные законом свобода, равенство, справедливость это социальная реальность во всем ее многообразии, но здесь надлежит различать два аспекта социальный и юридический, из которых первый раскрывает содержание,  богатство и  динамику  социального  развития  общества, а второй – закрепление и обогащение правового статуса граждан. Как справедливо отмечается в юридической литературе, формальное равенство и формальная справедливость наиболее общие требования права в приближении к идеалу совершенного гражданского общества [5, 331].

Значительную ценность представляет закон и с точки зрения закрепления нравственных категорий (добра, долга, добродетелей и т. д.) в качестве общеобязательного конкретного поведения, поскольку право это нормативно-ценностный императив, заключенный в законе. Здесь налицо оценки добра с точки зрения, как общности, так и индивида, но сама нравственно-правовая оценка осуществляется с позиции социальной общности, поскольку этот принцип служит сохранению данной общности как социальной целостности, сложившейся исторически как необходимость [6, 181]. И в этом раскрывается тоже общезначимость права как всеобщего, равного и в высшей степени справедливого начала жизнедеятельности.

Наряду с выполнением экономической, социально-политической и идеологической функций как общесоциологических, право выполняет и специфические функции регулятивную и правоохранительную, из которых первая направлена на обеспечение позитивного правового воздействия, то есть на упорядоченность общественных отношений, а вторая на их охрану.

Эффективность права выражается в том, что оно обеспечивает достижение определенных экономических, социально-политических и других результатов. При этом в науке под эффективностью права не понимается достижение обязательно оптимального результата. Но совершенно очевидно: право неэффективно, когда оно выражает антигуманную, несправедливую политику; когда назревшие экономические, экологические, социальные и пр. задачи решаются неадекватно. Изучение состояния правовой культуры нашего общества заслуживает должного внимания, т.к. правовая культура в нашем обществе, к сожалению, находится на низком уровне. Здесь можно говорить о правовом нигилизме.

Правовой нигилизм и нигилизм вообще достаточно длительно существующее и распространенное в мире явление, которое можно рассматривать как характерное для определенного этапа развития европейской цивилизации. Этот этап, наиболее выразительно охарактеризованный Ф. ницше формулой «Бог умер», означавшей, что к концу XIX века европейская культура утратила ощущение присутствия Бога в мире, и теперь понимание мира человеком не основано на признании абсолютных ценностей, связан с наступлением аксиологического релятивизма. Другой немецкий мыслитель, М. Хайдеггер, анализируя на основе феноменологии европейский нигилизм как явление фундаментальное для современного сознания, выявил его ключевые черты [7, 63]. Во-первых, мировоззренческий нигилизм это господство бессмысленности, обесцененности всего сущего. Отсутствие адекватной укорененной в абсолюте ценностной иерархии приводит к пониманию равнозначности всех ценностей, их относительности, а, следовательно, в конечном счете отсутствия в них какого-либо общезначимого. Во-вторых, нигилизм раскрывает себя в убеждении, что жизненный мир человека, общество сотканы из «психологических потребностей» и представляют собой только сеть пересекающихся частных интересов. Отсюда вытекает идея об отсутствии в мире и обществе единой наполненной смыслом организации, порядка и целостности.

Современные исследователи, например, А.И. Новиков, считают, что признаком нигилизма является не объект отрицания, а степень отрицания, его категоричность и  всеобщность. «Общей особенностью всех форм нигилизма является то, что в разной мере им присущи абсолютизация субъективного, точнее индивидуального начала, оценка действительности с позиции атомизированного индивида, отвергающего объективные закономерности, логику истории, коллективные интересы социальных общностей людей» [8, 12].

Более частным и конкретным проявлением нигилизма как социокультурного феномена является правовой нигилизм. Следовательно, под последним надо понимать релятивизацию аксиологических установок сознания в правовой сфере по отношению к праву. Этому пониманию соответствуют определения правового нигилизма в современной научной литературе. Так, Н.И. Матузов считает, что сущность правового нигилизма заключается «в общем, негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку» [9, 411-412].

Однако, анализируя причины правового нигилизма, исследователи, например, тот же Н.И. Матузов, часто объясняют их юридическим невежеством, косностью, отсталостью, правовой невоспитанностью основной массы населения. Такой подход скорее является несколько поверхностным, основанным более на житейских наблюдениях и констатации фактов, и в силу этого, используя его, мы рискуем остаться на уровне не теоретических, а обыденных представлений. Ибо из этого подхода следует, что правовой нигилизм является просто отношением в принципе неправового сознания к праву. Действительно, для сознания, в котором отсутствуют правовые представления, права как реальности просто не существует. В лучшем случае право является для такого сознания объективной внешней принудительной силой, но тогда правомернее называть это состояние сознания не правовым нигилизмом, а «правовым негативизмом», говорить об абсолютном отсутствии у носителей этого явления правосознания как такового. Тем не менее, представляется, что более верно было бы понимать правовой нигилизм как проявление специфического типа правосознания и правовой культуры, базирующихся на ином, атипичном восприятии аксиологического и социорегулятивного потенциала права и диктующих иное, атипичное отношение к нему как ценности.

Придерживаясь понимания правового нигилизма как феномена культуры, следует согласиться с позицией И.Д. Невважая. С его точки зрения, правовой нигилизм можно объяснить подспудным социокультурным несоответствием между требованиями, предъявляемыми актуальной правовой культурой, и архетипическими в своей основе представлениями о праве и о правовом нигилизме. Из этого противостояния вытекает общее негативное отношение к чуждому правопониманию и чуждой модели  права в культуре. В таком случае правовой нигилизм может быть присущ как нормативному, так и естественно-правовому типу правовой культуры. Если ценности разных типов правовой культуры несовместимы, если каждый тип культуры является специфической формой освоения, понимания, интерпретации действительности, то каждая из них либо находит в действительности, либо не находит то, что соответствует ее системе ценностей. Взаимная оценка культур может привести к обоюдному непризнанию ценностей. В таком случае и возникает правовой нигилизм, представляющий собой не просто субъективную недооценку права, обусловленную низким уровнем юридического  образования, правосознания и правовой культуры, а неприятие конкретного типа правопонимания. Необходимо подчеркнуть, что у этого явления две взаимосвязанные стороны: помимо недооценки иного типа правопонимания, здесь присутствует также и ощущение социальной нереализованное собственного понимания права [10, 27].                                                           

Столкновение элементов разных правовых культур мы наблюдаем сегодня в Казахстане. В принципе нигилистическое сознание объективное явление, свойственное переходному периоду, сопровождающемуся коренной ломкой общественных устоев. В большинстве случаев массы без особого воодушевления воспринимают масштабные перемены и потрясения, особенно если они сопровождаются весьма существенным снижением уровня жизни.

Помимо причин, порожденных мгновенным отказом от сложившихся десятилетиями «социалистических» устоев и переходом к классическому капитализму с жестокими рыночными законами, таких причин, как социальная напряженность, экономические неурядицы, распад некогда единого жизненного пространства, влекущих за собой морально-психологическое напряжение в обществе, правовой нигилизм в Казахстане провоцируется подчас и не поддающимися логическому объяснению действиями властей. Когда государство само пренебрегает правом или использует его только как средство подавления индивидуальной воли, странно надеяться на то, что народ будет действовать в рамках закона, будет положительно оценивать его суть. Строящиеся вертикально отношения в обществе, когда «верхи» концентрируют на себе права, а на «низы» возлагаются только лишь обязанности по выполнению распоряжений «верхов», не могут привести ни к устойчивому общественному согласию, ни к легитимизации новых правовых установлений, что только и является основой для воспроизводства положительного правосознания и поддержки самим обществом правомерного поведения.

Если учесть, что нашим законам не всегда присуща сила прямого действия, что дает волю ведомствам корректировать законы по своему усмотрению, ущемляя при этом права и интересы граждан, если учесть, что в нашей стране еще не сформировался эффективный механизм защиты прав личности, по причине чего граждане не могут оказать заметного сопротивления несправедливым действиям чиновников, то становится объяснимой ситуация, при которой «правовая индифферентность и отчужденность становятся неотъемлемыми чертами образа жизни личности» [11, 4-5]. Население перестает воспринимать право как социально ценный институт, теряет доверие и всякий интерес к нему. Происходит то, что называется отчуждением общества от права. Различие между социальной системой и жизненным миром присуще не одному   Казахстану, но только здесь оно доходит до глубокого внутреннего раскола и составляет главную черту организма нации. Объяснить это можно разными причинами мобилизационным характером модернизации, устойчивостью элементов традиционного жизненного уклада, отсутствием подлинного просвещения, искусственностью идеологических парадигм и т.д.

Но названному несоответствию между официальной и реальной жизнью народа можно найти и другое, более простое название социальная безнравственность. Нечетко соблюдаются должностные обязанности, не вовремя выполняются договоры, не в срок выплачиваются долги, утаивается истинное положение вещей, нарушаются законы, условия и правила, общественными интересами пренебрегают, идут поиски обходных «левых» путей, возникают правовые и нравственные компромиссы, не говоря уже о готовности к элементарным нарушениям нравственного достоинства таковы причины, создающие разрыв между системой и тем, как она функционирует в действительности. Устранить этот разрыв значит восстановить нравственное здоровье общества, привести в соответствие действия общества тому, что оно само утверждает.

На наш взгляд, необходимо отметить некоторые отличительные черты правового нигилизма в Казахстане на современном этапе.

Во-первых, он характеризуется массовостью. Правовой нигилизм в Казахстане распространен не только среди граждан, но и в официальных кругах: в государственных структурах, в исполнительной и законодательной ветвях власти, в правоохранительных органах.

Во-вторых, он носит явно демонстративный, агрессивный и неконтролируемый характер. Правовой нигилизм также характеризуется оппозиционной направленностью, зачастую имеет регионально-национальную окраску.

В-третьих, правовой нигилизм проявляется в самых разных формах. Он может быть как криминальным, так и легитимным, проявляться как «наверху», так и «внизу» общества, как в профессиональных слоях, так и на бытовом уровне. Одним из главных путей преодоления правового нигилизма должно стать всемерное стремление к повышению общей и правовой, в частности, культуры граждан. Естественно, необходимо модернизировать законодательство. Должна проводиться регулярная работа по профилактике правонарушений, осуществляться массовое просвещение и правовое воспитание  населения и особенно молодежи.

История свидетельствует, что во всех государствах осуществляется особая деятельность по распространению воззрений о праве и правопорядке, для  чего  используются имеющиеся в распоряжении средства: литература, искусство, школа, церковь, печать, радио, телевидение, специальные юридические учебные заведения. Правовое воспитание является составным элементом идеологической функции любого государства [12, 190-191].

Современные высшие учебные заведения должны готовить по-настоящему качественных специалистов в своих областях, особенно это касается юридических вузов, т.к. выпускники этих вузов призваны защищать права и свободы граждан. И, конечно же, должно, наконец, появиться уважение к правам и свободам личности со стороны государства. Граждане должны чувствовать себя безопасно, быть уверенными в том, что в случае проявления какой-либо несправедливости их защитят. Без этого правовая культура общества будет по существу своего содержания негативной, а противоправное поведение «низов» будет морально оправдано фактической дегуманизацией власти.

Таким  образом,  можно  сделать  вывод, что опираясь на право как на часть правовой культуры и  на  культурные  традиции  в  целом, в Казахстане можно преодолеть правовые нигилистические тенденции в обществе, что позволит, наконец, выйти из социокультурного кризиса и сформировать институты гражданского общества. Это действительно актуально и что самое главное выполнимо, т.к. Казахстан выбрал путь социального прогресса, что приведет нас уже в ближайшем будущем к построению рыночного государства с сильной социальной составляющей и развитыми институтами гражданского общества.

 

Литература 

  1. Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник для вузов / В.С. Нерсецянц. М.: Норма , 1997. 454 с.
  2. Алексеев С.С. Теория права / С.С. Алексеев. М.: Бек, 1994. 420 с.
  3. Абылкалыкова Р.Н. Роль правовой культуры в процессе формирования гражданского общества / Р.Н. Абылкалыкова // Вестн. Каз. нац. ун-та. Сер. политологии, философии, культурологии. 2011. №1. С. 39-42.
  4. Мусалимов И.Т. Профессиональная правовая культура государственных служащих И.Т. Мусалимов // Вестн. Каз. нац. ун-та. Сер. юридическая. 2008. №4. С. 305-307.
  5. Общая теория права. Под ред. Пиголкина А.С. / под ред. А.С. Пиголкина. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1998. 384 с.
  6. Гегель Г.В.Ф. Философия права. Пер. с нем. / Г.В.Ф. Гегель. М.: Мысль, 1990. 410 с.
  7. Хайдеггер М. Европейский нигилизм / М. Хайдеггер. Время и бытие. М.: Искусство, 1993. 190 с.
  8. Новиков А.И. нигилизм и нигилисты / А.И. Новиков. М.: Лениздат, 232 с.
  9. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм: Курс лекций [Текст] / Теория государства и права. Под ред. Я.И. Матузова, А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997. 672 с.
  10. Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания И.Д. Невважай // Правоведение. №2. С. 27.
  11. Гойман В. Правовой нигилизм: пути преодоления В. Гойман // Советская юстиция. 1990. №9. С. 4-5.
  12. Нерсесянц В.С., Муромцев Г.И., Мальцев Г.И. и др. Право и культура: Монография. / В.С. Нерсесянц, Г.И. Муромцев, Г.И. Мальцев и др. М.: Изд-во РУДН, 487 с.
Фамилия автора: Ахметов А.С.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика