Современное государство и гражданское общество 

В статье автор указывает факторы, оказывающие влияние на содержание дискуссий о современном государстве. В их числе названы: процессы глобализации, наднациональной интеграции; развитие коммуникационных и транспортных технологий, информационного общества; освоение космического пространства; сращивание государственной элиты с элитарными группами в экономике, бизнесе, политике; децентрализация; активизация на международной арене транснациональных участников (актеров), а также появление новых подходов в понимании государства. Большое место в статье занимает теория функций государства. Автор рассматривает «генеральную функцию государства», основные функции государства и минимальные функции государства. Автор делает вывод о невозможности функционирования государство без общества. Подробно рассматриваются теоретические вопросы социального государства, социальной деятельности государства, социальной государственности.

Государство – локомотив цивилизации,  без которого человечество не смогло бы стать тем, чем оно стало.

Г.В. Мальцев [1, c. 22]

Как писал Г. Еллинек, существо государства и его обоснование заключается в обладании и сударства (nation-state) в связи с процессами глобализации, наднациональной интеграции; развитием коммуникационных и транспортных технологий, информационного общества; освоением космического пространства; сращиванием государственной элиты с элитарными группами в экономике, бизнесе, политике; децентрализацией; активизацией на международной арене транснациональных участников (акторов), которых государство не способно контролировать, вызывает различные дискуссии о его (государства – Ш.Т.) роли в жизни гражданского общества. Вместе с тем следует иметь в виду и появление новых подходов в понимании государства, что также вызывает множество вопросов. В своем большинстве ученые интерпретируют происходящие изменения не как «отмирание государства», а как приспособление государства к меняющимся условиям, как «переформатирование» своих функций и структур; состояние «мягкого кризиса» государства и государственных институтов; нахождения государства «… под угрозой, но не исчезновения, а качественного перерождения» [1, c. 18-19]. Как пишет С.Ф. Ударцев, факторы «мягкого кризиса» – не проявление финального кризиса явления государственности как таковой. Это кризис ее современных форм и методов  деятельности, а также проявление процесса формирования новой системы глобального управления, состоящей из старых и новых подсистем и уровней, с модернизированными   технологиями  осуществления скорректированных функций [1, c. 19].

В западной научной литературе все чаще говорят об «уходе государства» (entstaatlichung), ссылаясь на его эрозию внутри и вовне, на падение значения государства перед лицом гражданского общества и ограничений все более плотной сетью норм международного права и международных организаций. Однако, как считает немецкий ученый Р. Дольцер, несмотря на реальность этих явлений нет оснований говорить в общем плане об «уходе государства» [2, c. 232].

совершении им господствующей власти, однако, оно не ограничивается исключительно последней. Общность власти делает подвластных членами одного союза. Содействие целям союза при помощи социальных средств все в большей мере делается задачей государства [3, c. 593].

Г. Еллинек отмечал, что «различие между государством, осуществляющим господство, и государством, отправляющим социальные функции, имеет не одно только правовое значение. В зависимости от преобладания того или другого момента в деятельности государства характер этой деятельности резко изменяется во всех направлениях. Чем более преобладает социальная сторона, тем менее независима государственная власть от подвластных ей, тем более она служит индивиду. Это ясно обнаруживается в развитии правовых институтов, создаваемых государством на такого рода социальной почве. В публичных учреждениях, которые оно предоставляет в общее пользование, оно нисходит со своей высоты и более приближается к индивиду. Оно и в этом положении может установлять для себя разного рода привилегии, изъять себя от действия общего гражданского права; но поскольку это прямо не установлено или не вытекает явно из существа отдельных учреждений, государство есть такое же лицо, как все другие» [3, c. 593-594].

Выясненное  представляется  важным  для Г. Еллинека с правовой стороны, что дает возможность познать государство не только как стоящую над всеми власть, но и как союз, управляющий при помощи средств, доступных всякому лицу. Управление, по мнению Г. Еллинека, не есть исключительная привилегия государства. Он отмечает, что «понятие государственного управления значительно уже, чем понятие управления вообще. Управлять – прежде всего, значит, удовлетворять духовные и экономические интересы так, чтобы это имело общеполезный или, по крайней мере, не исключительно эгоистический характер» [3, c. 594].

Предназначение государства по отношению к   обществу   (гражданскому   обществу)  выражает понятие «генеральная функция государства». Этим понятием, по существу, охватывается решение всех возможных задач   государства – задач, относящихся к минимальной функции государства, и особых задач современного социального (социального правового) государства [4, c. 629]. То, что В.С. Нерсесянц называет генеральной функцией государства, австрийский ученый К. Хеллер определил в качестве основных функций государства. Ученый считает, что основные функции сложно идентифицировать как правовые области или определенную компетенцию. Утверждение, что военное дело, охрана общественного порядка, судопроизводство, внешняя политика – это основные функции государства, неточно. Вернее было бы сказать, что в рамках государственных функций есть такие, от исполнения которых государство не может уклониться или исполнение которых не может никому передать. Область этих функций, например, Федеральным конституционным судом Австрии названа основными функциями государства или «функциями, относящимися к ядру государственных функций», определяется их близостью к основным конституционным принципам [2, c. 230-232].

С точки зрения либертарной теории выделяются минимальные функции государства. Это решение двух основных задач, стоящих перед любым государством, на всех этапах исторического развития государственности. Сюда относятся: (1) обеспечение свободы, безопасности и собственности (правовая функция) и (2) создание системы коммуникаций [4, c. 630]. Либеральные идеи «минимизации государства» предполагают исчезновение ряда функций прежнего государства [1, c. 19]. Передача функций не означает полного отказа государства от их исполнения [5, c. 86-90].

В период формирования индустриального общества, в XiX в., минимальное (либеральное) государство действовало в интересах развития общества в целом в той мере, в которой оно предоставляло гражданское общество саморегулированию,  благодаря  чему  и  получило   название«н очной сторож». Но в конце XiX в. положение изменилось. Социальная власть, сосредоточенная в руках монополистических групп, усилилась настолько, что либеральное государство уже не отвечало потребностям социально-экономического развития. Невмешательство (в той мере, в какой оно было реальным) государства в сферу гражданского  общества  стало  оборачиваться  против свободной конкуренции и господства права, характерного для рыночной экономики [4, c. 634].

Практически все теории происхождения государства сходятся  на  том,  что государство призвано регулировать коммуникативное взаимодействие субъектов. Разница лишь в том, как организуется данное взаимодействие, какими средствами и способами оно осуществляется [2, c. 196].

Коммуникативная деятельность государства, в первую очередь, важна в социуме. Социум или общество – это неотъемлемая основа государства, изъятие или существенная деформация, которого приведет в конечном итоге к его (государства) полной ликвидации. Невозможно провести четкую границу и выработать точные критерии для отделения механизма государственного от механизма общественного [6].

Поэтому можно совершенно точно говорить – общество без государства существовать будет, а государство без общества, безусловно, нет. 

Социальное государство 

Социальная деятельность государства зародилась еще в глубокой древности. Отдаленные элементы социальной роли государства отражены в сочинениях древних мыслителей, ученыхбогословов Средневековья, трудах утопистов Нового времени, вождях социал-демократического, рабочего движения, трудах апологетов социалистического государства и безгосударственного коммунистического общества Нового и Новейшего времени. Немецкие и австрийские юристы стояли за признание и закрепление в конституциях социально-экономических прав человека [7, c. 56-59].

Впервые термин «социальное государство» [8] был включен, по мнению В.Е. Чиркина, в Основной закон Федеративной Республики Германии (ФРГ) 1949 г. [2, c. 173].

С закрепления в конституциях социальноэкономических прав человека и гражданина началась, по существу, юридическая разработка в науке концепции социального государства. Теперь права такого рода содержатся в той или иной мере почти во всех конституциях мира, есть Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966   г., в 1996 г. принята пересмотренная Европейская социальная хартия. Нет социально-экономических прав обычно в конституциях государств, где господствует  влияние  англосаксонского права, ибо в нем правами считаются те, которые можно защищать в суде посредством конкретного иска, а многие социально-экономические права имеют общий характер (никакой суд не даст, например, работу безработному, если он придет в суд требовать работу, ссылаясь на конституционное право на труд) [2, c. 176].

Современное социальное государство – это не только государство социальной поддержки, социального выравнивания, но и социально-регуляционное (главное их назначение в преодолении вредных последствий стихии свободного рынка) и социально-арбитражное государство (присуще государству с момента его возникновения. Связано с необходимостью умерять состязательность и борьбу различных социальных сил, чтобы насильственные действия не привели к анархии и распаду самого общества). Вообще в современных условиях (особенно в период кризиса) государство, чтобы становиться социальным государством, должно выполнять четыре главные функции по отношению к экономике и в какой-то мере и в специфических формах – по отношению к социальной сфере жизни, вообще. Это организационная, регуляционная, контрольная и социально-арбитражная функции. В разное время на первый план в этих функциях могут выдвигаться разные задачи, неодинаковые формы деятельности [2, c. 180].

Социальным может стать государство экономически сильное и развитое на своей собственной основе. Социальность определяется, прежде всего, экономической стабильностью страны, являющейся сферой заботы государственной власти. Поддержка развития социальной сферы – это одна из основных политических и функциональных областей деятельности государства [2, c. 183]. Государство как институт остается основой государственности.

Социальная государственность 

Социальная государственность – это характеристика лишь одной из сторон современного государства, которое в целом следует рассматривать как социальное правовое государство [8]. Социальное правовое государство – это не разновидность правового государства, а исторически новый тип государства, в деятельности которого принцип правовой государственности (господство права, формальное равенство) сосуществует и конкурирует с противоположным ему принципом социальной государственности. Классическое  (либеральное)  правовое  государство как идеальный тип соответствует развитому индустриальному обществу. Постиндустриальному обществу соответствует социальное правовое государство [4, c. 637].

Принцип социальной государственности в деятельности современного государства ориентирует государство на патерналистские функции по отношению к гражданскому обществу. Одновременно широкое распространение патерналистских настроений, упование на государство вместо опоры индивида на собственный ресурс и на усилия самих граждан вызывает коллизию между укреплением государства и снижением его патерналистской (опекающей) миссии. В этой связи В.А. Тишков отмечает: «сильное и уверенное в себе государство вызывает, поддерживает и охраняет частную инициативу граждан. Слабое государство и неуверенная в себе власть старается выглядеть опекуном народа и поддерживает в нем смирение и безынициативность» [2, c. 9-10].

С точки зрения классического либерализма идеальным было бы невмешательство государства в сферу гражданского общества. Но в XX в. оказалось, что саморегулирование без помощи государства оборачивается все большей ценой, которую обществу приходится платить за экономическое развитие по схеме «подъем –   спад кризис – подъем и т.д.». Государство своим рациональным воздействием способно уменьшить эту «плату». Правда, есть опасность чрезмерного государственного вмешательства, которое грозит еще большими потерями, чем естественное саморегулирование. Поэтому с точки зрения неолиберализма если нельзя обойтись без государственного вмешательства, то следует его максимально ограничивать. Недопустимо удовлетворять социально-экономические притязания социально слабых субъектов гражданского общества в ущерб свободе. Недопустимо прибегать к административным методам, если возможны экономические. Недопустимо прибегать к перераспределению национального дохода вместо создания в обществе условий для максимальной активности всех субъектов [4, c. 636].

Заключение 

В настоящее время парадигма государство-нация объявляется устаревшей, а «мировое гражданское общество», «мировая демократия» модерном.

Происходит существенное перераспределение ряда социальных и других функций государства, часть которых берет на себя бизнес, международное сообщество, а часть – институты гражданского общества внутри страны [2, c. 6-7]. Одновременно укрепление и защита государств одна из самых приоритетных миссий мирового сообщества в лице, прежде всего, таких глобальных организаций, как ООН (В.А. Тишков). Для того чтобы современное социальное государство было эффективно, оно должно быть постоянно инновационным, модернизирующимся государством и государством-модернизатором (В.Е. Чиркин). Немецкий ученый Р. Дольцер пишет о необходимости новой модификации государственной деятельности, новом структурировании процесса принятия государственных решений [2, c. 232]. Важное значение имеет актуализация роли государства в повышении социального доверия.

Значение и роль института государства попрежнему велики. Однако следует помнить о неизбежной модернизации. Современное государство называют государством либерально-правовой демократии, социальным государством, сильным государством, эффективным государством, сервисным государством, сетевым государством, др. Несомненно одно, ответственность за судьбы миллионов людей в мире несет государство. Государство, стремящееся стать правовым и провозглашающее себя таковым, все более движется в направлении соблюдения основополагающих принципов, императивных   норм   формирующегося  общечеловеческого права, обязательных для исполнения конкретным государством положений международного права, правовых основ транснационального регионального права (например, европейского права для членов Европейского союза). В своей исторической эволюции политические и правовые формы общественной жизни проходят несколько уровней вместе с общей социальной организацией человечества, его энергетической и связанной с ней технической и информационной оснащенностью [9, c. 5].

Происходит как бы реализация следующей стадии общественного договора в масштабах человечества, по крайней мере, в масштабах планеты в целом. Если на первой стадии общественного договора в рамках отдельных народов, наций, стран были созданы отдельные государства, то  теперь  формируется постепенно, в течение веков и тысячелетий политическая и правовая система объединенного человечества, государственное образование единого человеческого сообщества. В этом смысле идеи идеологов общественного договора (Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо) приобретают новое более глобальное значение [9, c. 18].

Таким образом, современный институт государства; актуализация или передача некоторых его функций – важные вопросы для понимания перспективного тренда эволюционного развития гражданского общества. В рамках данной статьи предпринята попытка еще одного анализа современного состояния изучения государства.

 

Литература 

  1. Ударцев С.Ф. Государственность в условиях глобализации: кризисные явления, адаптационная трансформация и развитие // Право и государство. – 2013. – № 4 (61). – С.
  2. Современное государство: политико-правовые и экономические исследования. Современное государство: политикоправовые и экономические исследования / ответ. ред. Е.В. Алферова. – М., 2010. – 282 с.
  3. Еллинек Г. Общее учение о государстве / Вступительная статья докт. юрид. наук, проф. И.Ю. Козлихина – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – 752 с.
  4. Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов / под общ. ред. академика РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – М.: Норма, 2004. – 832 с.
  5. Тлепина Ш.В. Академик М.Т. Баймаханов – теоретик государства и права // Право и государство. – 2013. – № 4 (61). – С. 86-90.
  6. Государство как произведение искусства: 150-летие концепции. – М.: Летний сад, 2011. – 228 с.
  7. Тлепина Ш.В. Концепция преобразования общества А. Менгера // Актуальные проблемы государства и права: сборник материалов научной конференции. 26 января 2013 г. / Вып. 1 / Редколл.: С.Ф. Ударцев, А.Б. Жумадилова, М.А. Шакенов, А.Ж. Наурызбай и др. – Астана: ТОО «КазГЮУ Консалтинг», 2013. – 260 с.
  8. Шакенов М.А. Научная конструкция правового, социального, демократического государства // Право и государство. – 2013. – № 1(58). – С. 17-19.
  9. Ударцев С.Ф. О некоторых тенденциях глобальной эволюции государства и права. – Караганда: Болашак-Баспа,– 52 с.
Фамилия автора: Ш. Тлепина
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика