Некоторые аспекты судебного контроля в судопроизводстве Республики Казахстан

Судебный контроль в той или иной мере присутствует во всех формах реализации государственной правовой политики. Однако контроль, осуществляемый судом в ходе досудебного производства, наиболее специфичен. Он осуществляется не только в традиционно присущей административной юстиции в форме рассмотрения жалоб участников уголовного судопроизводства (как правило, стороны защиты) на решения и действия (бездействие) органов уголовного преследования, нарушающие и иным способом ограничивающие права и свободы этих участников, но и в форме дачи разрешения отдельных актов предварительного расследования (постановления), ограничивающих конституционные права и свободы граждан.

Данная статья посвящена соотношению судебного контроля и прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан. В статье рассматриваются общая характеристика и понятие судебного конторля, его признаки, а также отличие от прокурорского надзора. Анализируются различные взгляды ученных. Автор высказывает и свою точку зрение на данную проблему.

В Послании Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева четко указывается что, «равенство перед законом должно стать реальной основой правопорядка. Судебная система должна стать на практике прозрачной и доступной, просто и быстро решать все споры. Надо поднять качество работы всей правоохранительной системы. Люди в погонах, наделенные большими полномочиями, должны отличаться безупречным поведением и высоким профессионализмом» [1, c. 2]. Судебная система Республики Казахстан должна четка придерживаться курсу, указанному в послании Президента Республики Казахстан для повышения качества и эффективности судебного контроля.

В Концепции правовой политики Республики на период с 2010 года до 2020 г., утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858, отмечено, что «важнейшим звеном правовой политики государства является уголовная политика, совершенствование которой осуществляется путем комплексной, взаимосвязанной коррекции уголовного, уголовно-процессуального и уголовноисполнительного права, а также правоприменения» [2, c. 2].

Концепция правовой политики определяет стратегические направления дальнейшего совершенствования нормотворческой деятельности всех отраслей национального права, правоохранительной и судебной систем, а также правовых основ внешнеполитической и внешеэкономической деятельности. Можно с уверенностью сказать, что с принятием данной Концепции в Казахстане начинается новый этап в утверждении принципов правового государства. Как мы знаем, проводимая в Республике Казахстан правовая реформа направлена на построение в нашей стране демократического, светского, социального, правового государства. Данная цель закреплена в основном законе государства – Конституции, провозгласившей соблюдение прав и свобод граждан как приоритетное направление деятельности государства [3, c. 4].

Концепция правовой политики полностью затрагивает и институт судебного контроля. Институт судебного контроля охватывает совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих судебно-контрольную деятельность на всех этапах уголовного судопроизводства.

Необходимость выделения контрольной функции суда в рамках предварительного расследования вызвана важностью защиты конституционных прав, свобод и интересов граждан. Несмотря на многочисленные исследования, институт судебного контроля не имеет однозначного отношения, а многочисленные изменения и дополнения, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, не решают до конца проблемные вопросы.

Авторы, обсуждающие категорию судебного контроля в казахстанском уголовном процессе, на сегодняшний день не пришли к единому мнению о понятии и природе судебного контроля. Юридические словари четкого и ясного понятия судебного контроля также не дают.

Таким образом, контроль можно определить как систему наблюдения и проверки процесса функционирования объекта, которая приводится в действие органами, наделенными юридически властными полномочиями с целью устранения отклонений  от  законных  параметров и для обеспечения законности правопорядка и дисциплины.

Говоря о контроле в общем, как способе обеспечения законности и правовом институте, можно выделить ряд определенных признаков, характеризующих его. Во-первых, очевидно, что между контролирующим органом (должностным лицом) и подконтрольным в большинстве случаев существуют отношения подчиненности или подведомственности. Во-вторых, объектом контроля является как законность, так и целесообразность деятельности контролируемого, когда контролирующий вправе вмешиваться в текущую административно-хозяйственную деятельность  контролирующего.  В-третьих, контролирующий часто наделяется правом отменять решения контролируемого. В-четвертых, в соответствующих случаях контролирующий вправе применять меры дисциплинарного воздействия к подконтрольному за допущенные нарушения.

Такая контрольная деятельность, служащая для обеспечения законности и правопорядка, рассредоточена по разным органам и инстанциям: контрольные функции выполняют в том или ином объеме многие органы – законодательные, исполнительные, судебные. Следовательно, с учетом специфики и роли органов, на которые эти функции возложены, контроль разделяется на виды. В  зависимости  от  того, на какой стадии деятельности подконтрольного  объекта  проводится  проверка, различают – контроль предварительный, текущий и последующий. [4, с. 166-168]. Контроль, осуществляемый за исполненными органами со стороны других органов (законодательной, судебной власти, общественных организаций), именуется внешним, а осуществляемый самими органами внутри своей системы – внутренним. Существует ведомственный контроль, осуществляемый отраслевыми органами, а также органами межотраслевой координации по вопросам, относящимся к их ведению в отношении подчиненных объектов [5, с. 326-327].

Согласно ст. 150 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (УПК РК), только  суд  правомочен  принимать решения: об избрании меры пресечения в виде ареста, домашнего ареста, но с  функциональной точки зрения данные формулировки следует признать неточными. Думается, что в данном случае речь должна идти о даче судьей разрешения на избрание обвиняемому и подозреваемому меры пресечения, предлагаемой для избрания меры пресечения, это является функцией органов предварительного расследования, а функция суда – не допустить нарушения конституционных прав и свобод граждан.

Исходя из изложенного, мы считаем, что в ходе производства предварительного расследования суд должен осуществлять два вида деятельности, направленных на защиту прав и интересов человека:

во-первых, разрешительное производство, при котором суд обязан рассмотреть ходатайства лиц, осуществляющих предварительное следствие и дознание, об избрании меры пресечения в виде ареста (домашнего ареста) (ст.ст. 149, 150 УПК РК);

во-вторых, судебный контроль, который в досудебном производстве выражается в том, что суд рассматривает жалобу на процессуальное решение, действия (бездействие) лица, в производстве которого находится уголовное дело (ст. 109 УПК РК) [6].

Судебный контроль – это деятельность суда, выражающаяся в проверочных мерах в целях обеспечения законности и обоснованности решений и действий органов уголовного преследования, ограничивающих конституционные и иные права граждан. Считаем также необходимым закрепить в ст. 7 УПК РК легальное определение судебного контроля, указать хотя бы примерный перечень его проявления. Но прежде всего, необходимо изучить, воспользоваться последними достижениями в процессуальной науке об этой проблеме, и только потом сформулировать максимально точное определение.

Кроме контроля, существует еще один способ обеспечения законности – надзор. По делу того, как соотносятся контроль и надзор, высказываются различные точки зрения. Некоторые авторы отождествляют эти понятия. В частности, М.С. Студенкина считает, что надзор является разновидностью контроля, поскольку последующий охватывает разные сферы и области управления, не ограничиваясь кругом вопросов, связанных с соблюдением обязательных предписаний – законов и других нормативных актов. Надзор, в свою очередь, состоит в наблюдении за точным исполнением действующих в различных сферах и отраслях управления специальных норм, общеобязательных правил [7, с. 18].

Другие авторы утверждают, что этого делать ни в коем случае нельзя – контроль и надзор, абсолютно разные категории. Например, Ю.М. Козлов полагает, что надзор как способ обеспечения законности отличается от контроля. Надзор заключается в постоянном, систематическом наблюдении специальных государственных органов за деятельностью не починенных им органов или лиц с целью выявления нарушения законности. При этом оценка лиц с целью выявления нарушения законности. При этом оценка деятельности поднадзорного объекта дается только с точки зрения законности, но не целесообразности. Поэтому при надзоре, в отличие от контроля, вмешательство в текущую администартивно-хозяйственную деятельность поднадзорного органа не допускается [8, с. 442]. Данная точка зрения нам представляется более верной. Поскольку если   исходить из понятия надзора, который можно определить как одну из форм деятельности государственных органов по обеспечению законности, надзорная деятельность гораздо уже контрольной и сконцентрирована только на законности.

С первого взгляда кажется, что рассматриваемые понятия соотносятся как часть и целое, но, несмотря на это, контроль и надзор – разные категории, которые должны не подменять, а дополнять друг друга [9, с. 71].

Таким образом, можно сделать вывод, что надзор – деятельность, осуществляемая систематически и только на предмет соблюдения законности, а контроль, в свою очередь, производится в определенных законом случаях, и предметом проверки кроме законности, является обоснованность и целесообразность.

Соответствует вышесказанному и определение прокурорского надзора, который принимается как специфическая деятельность государственных органов прокуратуры, осуществляемая от имени  Республики  Казахстан и состоящая в проверке точности соблюдения Конституции РК и исполнения законов, действующих на ее территории [10, с. 9].

В рамках уголовного процесса контрольно-надзорные функции реализуются в форме прокурорского надзора, судебного контроля и ведомственногоконтроля. Общимдлянихвдосудебных стадиях является участие таких субъектов, как суд, прокурор, руководитель следственного органа, начальник органа дознания, в остальном каждый имеет свои особенности.

Более сложным представляется вопрос соотношения прокурорского надзора и судебного контроля.

Прокурорский надзор, в отличие от судебного контроля, является всеобъемлющим, постоянным и непрерывным. В поле зрения  прокурора и соблюдение порядка приема и рассмотрения обращений граждан в государственных органах, и законность расходования бюджетный средств, и обеспечение установленных законом льгот военнослужащим, ветеранам, семьям  с детьми и тому подобное, и соблюдение законности при регистрации, учете и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях во всех правоохранительных органах. Отсюда и более широкий круг лиц, попадающих в сферу прокурорского надзора.

Способы осуществления судом и прокуратурой своих контрольно-надзорных полномочий принципиально отличаются. Суд реализует их только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб граждан, организаций, материалов следственных и оперативных органов, и, как правило, путем судебного разбирательства. Судья, столкнувшись с нарушением закона, по своей инициативе не вправе предпринимать действия для его устрашения до тех пор, пока ущемленная в правах сторона или прокурор в ее интересах не обратится в суд. Органы прокуратуры анализируют состояние правопорядка на подведомственной им территории на основании результатов его анализа планируют свою деятельность по выявлению и устранению нарушений закона. Прокуратуре не обязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку.

Таким образом, особенности форм осуществления надзорных полномочий позволяют прокуратуре, во-первых, самостоятельно устранять нарушения законов, прав и свобод граждан, интересов общества и государства по обращениям заинтересованных лиц и собственной инициативе во внесудебном, оперативном порядке, освобождая от этой обязанности суды, а во-вторых, следить за соблюдением законности там, где объективно   невозможен   судебный  контроль. С другой стороны, по ряду вопросов судебный контроль за законностью носит исключительный характер, а постановления суда, вступившие в законную силу, окончательны и обязательны для всех. Такое сочетание активного по своим полномочиям прокурорского надзора и обязательного по своим окончательным решениям судебного контроля служит организационной основой для взаимодействия суда и прокуратуры, укрепления законности  и правопорядка  в стране.  «Суд и прокурор осуществляют свои процессуальные функции независимо друг от друга. Более того, как подчеркивает А.И. Михайлов, прокурорский надзор и судебный контроль являются различными и автономными видами процессуальной деятельности, которые не заменяют друг друга» [11, с. 43]. Каждый из них действует своими методами и средствами в случаях и пределах, установленных законодательством.

В целом, о контрольных функциях можно сказать следующее: сущность их заключается в том, что уполномоченные на то государственные органы (законодательной, исполнительной, судебной власти) и общественные организации, используя организационно-правовые способы и средства, выясняют, не допущены ли в деятельности подконтрольных органов и их должностных  лиц  какие-либо  нарушения  законности,  и если таковые имеются, то своевременно их устранять, восстанавливаются нарушенные при этом права, привлекают виновных к ответственности, принимают меры по предотвращению нарушений законности, правопорядка и дисциплины.

Задачи, стоящие перед судом для достижения поставленной цели, заключаются в следующем: 1) не допускать нарушения конституционных прав и свобод граждан реализацией неправомерных действий и решений лиц и органов, производящих предварительное расследование; 2) наделить силой доказательств действия и решения органов и лиц, производящих предварительное следствие и дознание в порядке последующего контроля; 3) восстановить уже нарушенные права и свободы.

Чтобы достигнуть поставленных целей и решить задачи суду при выполнении конкретных полномочий необходимо с должным вниманием подойти к рассмотрению представленных органами, производящими предварительное следствие или дознание, материалов, обосновывающих нарушение прав и свобод  граждан. В данном случае на первый план выступает такая процессуальная категория, как оценка доказательства. Одной из составляющих процесса оценки доказательств является внутреннее убеждение, а целью – достижение истины по исследуемому вопросу.

В отличие от контроля вообще, судебному контролю присущи характерные только для него признаки.

Во-первых, это деятельность, осуществляемая только судом.

Во-вторых, общеобязательность решений, выносимых судом в результате осуществления судебного контроля.

В-третьих, объект судебного контроля – конституционные и иные права и свободы граждан.

В-четвертых, предмет судебного контроля – действия производящих предварительное расследование, ограничивающие или нарушающие конституционные права и свободы граждан.

Новая «Концепция, сохраняя преемственность, открывает новый этап судебной реформы, на котором думается, будут последовательно разрешены многие проблемы, связанные с обеспечением эффективности судебной власти» [12, с. 149].

Со времени обретения Казахстаном своей независимости было принято множество законов, в том числе направленных на обеспечение прав, свобод и законных интересов граждан. Конечно, в любой стране, какой бы демократичной она ни была, бывают проблемы с правами человека. Но очевидно то, что Казахстан твердо намерен гарантировать все провозглашенные в Конституции права и свободы своих граждан. Наша страна стремится к построению правового государства, пытается обеспечить гарантии от всевозможного произвола в деятельности компетентных государственных органов, должностных лиц. И судебный контроль как раз и является такой гарантией.

 

Литература 

  1. Послание Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева народу Казахстана «Казахстанский путь – 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее» от17 января 2014 г. /www.akorda.kz
  2. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 года до 2020 года, утвержденной указом Президента РК от 24 августа 2009 г. № 858 / Казахстанская правда. – 27 августа, 2009. – С. 2.
  3. Конституция Республики Казахстан. – Конституция принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года. – Алматы: Издательство «ЮРИСТ», 2007. – 41 с.
  4. Прокурорский надзор и государственный контроль: история, развитие, понятие, соотношение. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
  5. Габричидзе Б.Н., Елисеев Российское административное право: Учебник для вузов. – М.: Издательская группа Норма-Инфра-М, 1998. – 234 с.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года № 206-i /online.zakon.kz
  7. Студенкина М.С. Государственный контроль в сфере управления. – М., 1974. – 345 с.
  8. Козлов Ю.М. Административное право: учебник. – М., 2002. – 432 с.
  9. Прокурорский надзор: учебник / под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. 5-е изд. – М.: Юрайт, 2004. – 543 с.
  10. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводствею. – М., 1975. – 234 с.
  11. Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве при применении мер пресечения // Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел. – М., 1994. – 270 с.
  12. Сулейменова Г.Ж. Судебная реформа в Республике Казахстан: обзор основных этапов. – Алматы, 2010. – 156 с.
Фамилия автора: Г.А. Куаналиева, Г.К. Шуланбекова
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика