Развитие законодательного определения и понятие юридического лица в Республике Казахстан

Данная статья посвящена определению понятия юридического лица в Республике Казахстан. Юридические лица образуются во многих сферах общественной и хозяйственной деятельности. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском обороте является конструкция юридического лица. При создании подобных организаций возникла сложная совокупность отношений, для которых необходимо особое нормативное регулирование со стороны государства. Такое регулирование подразумевает определение юридического статуса объединения, его признаков, видов объединений, их организационно-правовых форм.

Наряду с гражданами субъектами гражданского  права являются также юридические  лица – особые образования, обладающие рядом специфических признаков, образуемые и прекращающиеся в специальном порядке.

Жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском обороте и является конструкция юридического лица. Появление института юридического лица в самом общем виде обусловлено теми же причинами, что и возникновение и эволюция права: усложнением социальной организации общества, развитием экономических отношений и, как следствие, общественного сознания. На определенном этапе общественного развития правовое регулирование отношений с участием одних лишь физических лиц как единственных субъектов частного права оказалось недостаточным для развивающегося экономического оборота. Так, уже во II-I в. до н.э. юристами Римской республики обсуждалась идея существования организаций (союзов), обладающих нераздельным, обособленным имуществом (частные корпорации: коллегии), выступающих в гражданском обороте от собственного имени (городские общины), существование которых в принципе не зависит от изменений в составе их участников. Само понятие “юридическое лицо” было неизвестно римским юристам, и его сущность ими не исследовалась, но идеей расширить круг субъектов частного права за счет особых организаций, союзов граждан мы, несомненно, обязаны римскому праву.

В Средние века представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права. Глоссаторы и постглоссаторы ограничивались комментированием античных текстов, пытаясь приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. В эту эпоху и, особенно, в Новое время конструкция юридического лица получила дальнейшее практическое развитие. Торговый дом Фуггеров в Германии, генуэзский банк св. Георгия, английские и голландские Ости Вест-Индские компании ‒ “в этих торговых предприятиях вырабатывалась техника коллективного ведения крупных дел”, а накопленный ими опыт регулирования отношений с участием юридических лиц сыграл впоследствии важную роль в  создании гражданских и торговых кодексов XIX века. Бурное развитие экономики с середины до конца XIX века дало мощный импульс развитию учения о юридических лицах. Появились оригинальные исследования проблем юридических лиц таких авторов, как Савиньи, Иеринг, Гирке, Дерябург, Саллейль, и других, преимущественно немецких и французских цивилистов, которые заложили основы современного понимания этого института. В XX веке значение института юридического лица еще более возрастает вследствие усложнения инфраструктуры и интернационализации предпринимательской деятельности, расширения государственного вмешательства в экономику, появления новых информационных технологий. Соответственно этому резко увеличивается объем законодательства о юридических лицах и, отчасти, повышается его качество. Наука гражданского права относит к числу центральных проблемы теории юридического лица, совершенствования и практического применения этого института.

После Октябрьской революции 1917 года, начиная примерно с 1930-х и вплоть до начала 90-х годов, институт юридического лица входил, как известно, в систему нормативных средств, обслуживающих непосредственно хозяйственную деятельность трудовых коллективов, обобществленное производство.

В сфере государственного руководства народным хозяйством юридическое лицо используется как правовое средство оформления первичных звеньев предприятия, производственного объединения и т.д. Путем использования этой гражданско-правовой формы осуществляется процесс наделения государственных организаций имуществом. Через данную форму реализуется процесс государственного планирования производственно-хозяйственной деятельности. Такая трактовка предназначения  института   юридического  лица в советском хозяйстве встречается на страницах юридической литературы [1, с. 38-39].

В этот период понятие юридического лица традиционно сводилось к перечислению набора признаков (характеристик) организации с правами юридического лица. Данные признаки, выработанные теорией, были включены в текст основ гражданского законодательства 1961 года и в ст. 23 ГУ Каз.ССР 1963 года. Такое же положение сохранилось и после принятия основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года.

С принятием основ 1991 года система организаций, имеющих статус юридического  лица, в корне поменялась, но взгляды авторитетных специалистов на природу юридического лица, на традиционные признаки организаций, обладающих правами юридического лица, не претерпели существенных изменений, что также сказалось на формулировке определения юридического лица в Модельном ГК стран СНГ, а также в новом ГК РК (Общая часть) 1994 года.

Влияние частного права коснулось в основном лишь прикладной части раздела «Субъекты гражданского права» в новом ГК РК, тогда как понятия «субъект права», «юридическое лицо» советского периода были механически перенесены в современное гражданско-правовое законодательство, комментарии к нему и учебную литературу [2, с. 35-97, 3-9, 111-115].

Так, в п. 1 статьи 33 ГК РК перечисляются традиционные признаки юридического лица: наличие обособленного имущества, самостоятельная ответственность по своим обязательствам, приобретение и реализация гражданских прав от своего имени, выступление в качестве истца и ответчика в судах.

По мнению И.П. Грешникова, понятие юридического лица продолжает замещаться его определением. Поэтому в связи с постоянным смешением в Законодательстве юридического лица как понятия и юридического лица как организации с соответствующим статусом было бы логично во всех законодательных актах, за исключением тех статей гражданских кодексов, где сформулировано определение юридического лица, заменить словосочетанием «Юридическое лицо» и производные от него на словосочетание «организация с правами юридического лица» и производные от него [3, с. 87-88].

Подобного же мнения придерживается и С.И. Климкин, который считает, что указанная дефиниция юридического лица далеко не самая удачная хотя бы только потому, что состоит исключительно из признаков (причем, внешних) и не раскрывает самого смысла, сущности юридического лица [4, с. 9].

Как уже было отмечено, появление института юридического лица было вызвано потребностями экономического оборота. Поэтому и сегодня юридические лица в любом правопорядке – это, прежде всего, различного рода предпринимательские объединения, играющие роль в экономике любого государства.

Сущность ряда социальных явлений можно определить лишь путем выявления и характеристики их признаков.

Признаки юридического лица ‒ это такие внутренние присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе ‒ достаточные для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права. Правовая доктрина традиционно выполняет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности ‒ достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т.е. юридическим лицом.

Все юридические лица в Казахстане проходят государственную регистрацию, подавляющее их большинство имеет печати и открывает счета в банках, однако, все эти внешние атрибуты не отражают сущности юридического лица. В самом деле, обязательной государственной регистрации подлежат и граждане-предприниматели, и некоторые неправосубъектные организации (т.е. не имеющие статуса юридического лица), например, филиалы и представительства иностранных компаний. Они также могут иметь свои печати и банковские счета, но юридическими лицами от этого не становятся [5].

Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности ‒ достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т.е. юридическим лицом.

Организационное единство юридического лица проявляется, прежде всего, в определенной иерархии, соподчиненности органов управления (единоличных или коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений между его участниками. Благодаря этому становится возможным превратить желания множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также непротиворечиво выразить эту волю вовне.

Вместо естественного объединения интересов физического лица единством его мышления и воли (в юридическом лице) мы имеем искусственное соединение, в котором растворяется часть интересов отдельных лиц, претворяясь затем в высшем единстве ‒ общности интересов. Таким образом, множество лиц, объединенных в организацию, выступает в гражданском обороте как одно лицо, один субъект права. Организационное единство юридического лица закрепляется его учредительными документами (уставом и/или учредительным договором) и нормативными актами, регулирующими правовое положение того или иного вида юридических лиц.

Данный признак, по мнению С.И. Климкина, играет важную роль в раскрытии сущности юридического лица. Этот признак, как указывает автор, имеет двоякий смысл. С одной стороны (внешняя оформленность),  это  создание и существование юридического лица  в одной из предусмотренных законом организационноправовых форм. С другой стороны (внутренняя оформленность), это, собственно, и есть организационное единство, заключающееся в том, что данное юридическое лицо как единое целое, способное выполнить свои задачи и функции, отличается четкой внутренней структурой, имеет свои органы управления и т.д., если внешняя оформленность юридического лица устанавливается законодательством, то внутренняя – законодательством и учредительными документами [4, с. 13];

Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную базу деятельности такого образования. Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, знаний, и наконец, просто денежных средств. Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имуществ, принадлежащих другим лицам, и называется имущественной обособленностью юридического лица.

Неудачная дефиниция юридического лица в п. 1 ст. 33 ГК порождает различные толкования понятия имущественной обособленности.

Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении организации  препятствует признанию ее юридическим лицом. С другой стороны, в понятие имущества, наряду с вещами, можно включить и обязательственные права. Ведь могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым помещением. Обе эти позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее широко) рассматривается как необходимый атрибут юридического лица. Но признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность, а это не одно и то же.

Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом, как бы широко мы его ни трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т.е. в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида.

Степени имущественной обособленности имущества у различных видов юридических лиц могут существенно различаться. Так, хозяйственные товарищества и общества, кооперативы обладают правом собственности на принадлежащее им имущество, тогда как унитарные предприятия ‒ лишь правом хозяйственного ведения или оперативного управления. Однако в обоих случаях возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом говорит о такой степени обособленности имущества, которая достаточна для признания данного социального образования юридическим лицом.

Итак, имущественная обособленность присуща всем без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юридического лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного (складочного) капитала. Все имущество организации учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица.

Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов управления, равно как и их компетенция, порой могут полностью совпадать, поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу и только ему, отделенное от имуществ всех других юридических лиц, позволяет точно его идентифицировать. Ю.Г. Басин, кроме того, указывает, что практическое значение юридическое лицо имеет, прежде всего, для имущественных гражданско-правовых отношений, тем самым подчеркивая особую важность такого его признака, как имущественная обособленность. Учредители юридического лица имеют возможность ограничить свой предпринимательский риск суммами, какие они считают для себя допустимыми [6, с. 3].

По мнению Р.А. Маметовой и К.В. Мукашевой, имущественная обособленность – основополагающий признак юридического лица, из которого вытекает его самостоятельная имущественная ответственность [7, с. 126].

На наш взгляд, является совершенно обоснованным понимание юридического лица как субъекта права, обладающего обособленным имуществом;

Принцип самостоятельной гражданскоправовой ответственности юридического лица сформулирован в п. 2 ст. 44 ГК РК. Согласно этому правилу, участники или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам первых. Иными словами, каждое юридическое лицо самостоятельно несет гражданско-правовую ответственность по своим обязательствам.

Необходимой предпосылкой такой ответственности является наличие у юридического лица обособленного имущества, которое при необходимости может служить объектом притязаний кредиторов. Существующие исключения из правила о самостоятельной ответственности юридического лица ни в коей мере не колеблют общего принципа, поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридического лица является лишь субсидиарной (т. е. дополнительной к ответственности самого юридического лица);

Выступление в гражданском обороте от собственного имени означает возможность от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Это ‒ итоговый признак юридического лица  и, одновременно, та цель, ради которой оно и создается. Наличие организационной структуры и обособленного имущества, на котором базируется самостоятельная ответственность, как раз и позволяют ввести в гражданский оборот новое объединение лиц и капиталов ‒ нового субъекта права.

Использование юридическим лицом собственного наименования позволяет отличить его от всех иных организаций и, поэтому является необходимой предпосылкой гражданской правосубъектности юридического лица.

В целях обеспечения нормального гражданского оборота законодательство предусматривает индивидуализацию юридического лица, то есть выделение его из массы всех других организаций. Индивидуализация юридического лица осуществляется путем определения его места нахождения и присвоения ему наименования. Место нахождения юридического лица определяется, в соответствии со ст. 39 ГК РК, местом нахождения его постоянно действующих органов.

Так, например, в ст. 54 ГК РФ разграничились понятия «место нахождения» и «адрес» юридического лица, под которым правовая доктрина понимает как место нахождения органов юридического лица, а законодательство РФ ‒ место регистрации юридического лица. Соответственно различаются и значения этих понятий [8].

Место нахождения юридического лица имеет ключевое значение при решении ряда вопросов материального и процессуального права. В частности, местом, в котором должно быть исполнено обязательство, признается в зависимости от характера обязательства место нахождения кредитора или место жительства должника. Место нахождения юридического лица определяет, какой именно суд вправе разрешить конкретный спор.

Необходимым средством индивидуализации юридических лиц, позволяющим отличать  одно из них от другого, служит наименование юридического лица. Наименование юридического лица обязательно должно включать в себя указание на его организационно-правовую форму (ст. 38 ГК РК).

Все некоммерческие, а также некоторые коммерческие организации должны включать в свое наименование указание на характер деятельности. Наименование коммерческой организации называется фирмой (фирменным наименованием). Фирменное наименование юридического лица составляет объект особого права ‒ права на фирму, которое возникает с момента его (наименования) регистрации в установленном порядке. Однако процедура такой регистрации пока не разработана, и на практике регистрация юридического лица одновременно означает и регистрацию его фирмы. Право на фирму относится к категории исключительных прав и защищается от нарушений. Для того чтобы в гражданском обороте индивидуализировать не только юридическое лицо, но и его продукцию используются товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров.

В литературе обсуждается проблема фирменного наименования как средства индивидуализации субъектов в предпринимательской сфере. Так, И.В. Амирханова справедливо обращает внимание на нежелательную двойственность законодателя в отношении фирменного наименования юридического лица. В ст. ст. 38, 1020 ГК РК фирменное наименование обозначено как наименование юридического лица, под которым оно выступает в гражданском обороте, то есть как средство индивидуализации субъекта права. В другом случае, в ст. 119 ГК РК фирменное наименование перечислено в составе предприятия как имущественного комплекса. А согласно ст. 1023 ГК РК, отчуждение и переход права на фирменное наименование юридического лица не допускается, кроме случаев реорганизации юридического лица и отчуждения предприятия в целом. Автор указывает, что законодательное употребление термина «фирменное  наименование» проводится в нескольких вариантах: в качестве названия субъекта права – коммерческого юридического лица, В качестве обозначения субъекта права – физического лица-предпринимателя; в качестве определения объекта исключительных прав; в качестве составной части имущественного комплекса; в качестве определения названия предпринимательского дела. Мы согласны с мнением И.В. Амирхановой, что необходимо проведение скорейшего упорядочения использования термина «фирменное наименование» в законодательстве. Фирменное наименование, безусловно, имеет определенную коммерческую ценность и по своей сути больше тяготеет к обозначению имущественного комплекса предпринимательской или иной хозяйственной активности субъектов, как юридических, так и физических лиц [9, с. 319-327].

Таким образом, в казахстанском гражданском праве юридическое лицо ‒ это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени.

 

Литература 

  1. Якушев В.С. Роль института юридического лица в механизме управления экономикой // Гражданское право и экономики: Сб. статей. ‒ М., 1985. ‒ С. 38-39.
  2. Гражданский кодекс РК (общая часть)/комментарий, отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. ‒ Алматы, 1998. Кн.
  3. Грешников И.П. Субъекты права. ‒ Алматы, 2001. – С. 87-88.
  4. Климкин С.И. Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения. ‒ Алматы, 2001.С. 9.
  5. Жайлин Г.А. Гражданское право Республики Казахстан. ‒ Алматы,
  6. Басин Ю.Г. Юридические лица по гражданскому законодательству Республики Казахстан. ‒ Алматы, 2000. – С.
  7. Гражданское право: учебник для вузов. Т. ‒ Алматы, 2000. – С.112; Гражданское право Республики Казахстан: учебное пособие (Часть Общая). ‒ Алматы, 1999. – С. 126
  8. Комментарий к ГК РФ (части первой) для предпринимателей. ‒ М.,
  9. Амирханова И.В. Фирменные наименования как средства индивидуализации деятельности субъектов в предпринимательской сфере // Цивилистические записки. Сб. научных трудов. ‒ М., 2001. ‒ С. 319-327.
Фамилия автора: Г.Г. Нурахметова, А. Мухамбетжанова
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика