Неприкосновенность достоинства личности

Личность, обеспеченная системой правовых конституционных гарантий, в число которых входят гарантии права на достойную и безопасную жизнь, может полноценно развиваться, работать и функционировать в системе социальных связей. В Республике Казахстан интересы личности регламентированы отраслевой системой отечественного законодательства и защищены определенной степенью неприкосновенности. Права и свободы человека и гражданина занимают один из первых разделов Основного закона и устанавливают приоритеты всего государственного устройства страны. Однако о неприкосновенности достоинства личности мы не говорим как о самодостаточной категории, ее поистине демократическая сущность требует постоянной научной, практической и диалектической разработки с учетом все развивающихся общественных отношений, повышения роли и значения статуса личности.

Личность мы можем рассматривать через обладание ею такой качественной характеристики, как достоинство. Достоинство  являет-  ся наиболее сложной категорией и понимается как «осознанное, выраженное вовне состояние развивающихся положительных свойств человека,  в  совокупности  характеризующих  его как личность, воплощающую индивидуальные внутренние и внешние качества. Достоинство рассматривается как совокупность положительных черт и свойств личности, поэтому поощряется и защищается государством через институт правообязывания, суть которого сводится к воздействию на всех и каждого, кто противопоставлен индивиду (абсолютное право), и для самого индивида, соблюдающего право на неприкосновенность достоинства других лиц» [1, с. 45].

В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции РК достоинство человека неприкосновенно.

Достоинство личности защищается нормами Уголовного кодекса Республики Казахстан, предусматривающего суровые меры наказания на действия, унижающие честь и достоинство личности. Среди них клевета (ст. 129) и оскорбление (ст. 130) человека.

В ч. 2 ст. 17 Конституции РК установлено, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Интересным, на наш взгляд, представляется позиция законодателя, поставившего под угрозу неприкосновенность достоинства, выраженную в физическом воздействии на человека посредством пыток и насилия. В данном случае в качестве объекта посягательства выражается не сколько  внутренние  и  внешние  состояния и качества индивида, сколько сам индивид как носитель этих свойств и качеств, т.к. в данном случае речь идет все-таки о физическом воздействии на него.

Только на первый взгляд здесь в большей степени проявляются характеристики его физической неприкосновенности, однако, при аналитическом подходе нормативных актов мы обнаруживаем, что пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию человек подвергается в условиях, когда он уже подвержен ограничительным мерам. Прежде всего, это связано с ограничением свободы и применением по отношению к нему мер государственного принуждения. Поэтому лица, вовлеченные в орбиту уголовного судопроизводства, наделены конституционной гарантией неприкосновенность их достоинства во всех стадиях уголовного преследования, судебного разбирательства, а лица, отбывающие наказание, имеют право на вежливое обращение со стороны административного персонала исполнительного учреждения. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе, как на основании закона. В Республике Казахстан уважение чести и достоинства личности возведено в  ранг принципа процессуальной деятельности и обязательно при производстве по уголовному делу. При производстве по уголовному делу запрещаются решения и действия, унижающие честь или умаляющие достоинство лица, участвующего в уголовном процессе не допускаются сбор, использование и распространение сведений о частной жизни, а равно сведений личного характера, которые лицо считает необходимым сохранить в тайне, для целей, не предусмотренных (п.1 ст. 13 УПК РК).

Более того, нормы Конституции Республики Казахстан созвучны с международно-правовой трактовкой неприкосновенности достоинства.  В Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания собрана воля государств, убежденных, что «защита лиц, лишенных свободы, от пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания могла бы быть усилена внесудебными средствами предупредительного характера…». Пытка согласно конвенции означает «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно» (ст.1) [2, с. 462].

В соответствии с Конвенцией каждое государство-участник «предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Ни одно государство-участник не должно высылать, возвращать («refouler») или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток. Для определения наличия таких оснований компетентные власти принимают во внимание все относящиеся к  делу  обстоятельства,  включая, в соответствующих случаях, существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека» (ст.ст. 2, 3).

Конвенция также оговаривает обязанность государст-участников обеспечивать наказуемость пыток и унижающих достоинство наказаний мерами уголовного наказания. Республика Казахстан присоединилась к Конвенции в 1998 году. А в ст. 347-1 Уголовного кодекса Республики Казахстан установлено наказание за «умышленное причинение физических и психических страданий, совершенное следователем, лицом, осуществляющим дознание, или иным должностным лицом с целью получить от пытаемого или третьего лица сведения или признания либо наказать его за действие, которое совершило оно или в совершении которого оно подозревается,  а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера». В примечании к рассматриваемой статье оговаривается, что «не признаются пыткой физические и психические страдания, причиненные в результате законных действий должностных лиц».

Запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания является общей международной нормой, которая в разных формулировках содержится в различных международных документах, в частности, в ст. 3 Европейской Конвенции по Правам Человека [2, с. 539]; в Европейской Конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания [2, с. 620].

В Конвенции о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.) установлено, что «Государства-участники обеспечивают, чтобы: a) ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания» [2, с. 128].

Посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания, посягательство на человеческое достоинство, в частности, оскорбительное и унижающее обращение предупреждается рядом Женевских конвенций, излагающих гуманитарные принципы, лежащие в основе уважения человеческой личности в случае вооруженного конфликта [2, с. 321-326].

Особо следует подчеркнуть, что и в Конституции, являющейся актом прямого действия, и  в уголовно-процессуальном кодексе предусмотрен жесткий регламент, регулирующий допустимость доказательства, нарушение которого лишает добытые данные юридической силы, так что данные, полученные с применением насилия и незаконных действий, доказательствами не являются.

В частности, за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний или иные незаконные действия со стороны следователя, дознавателя с применением насилия, издевательства или пытки предусмотрено лишение свободы на срок от трех до восьми лет. Таким образом, наше государство, как и мировое сообщество, осознает важность   и необходимость принятия действенных мер по обеспечению защиты прав граждан, их чести и достоинства. Подобная практика обосновывается также исключительностью ситуации, когда изза повышенной профессиональной перегрузки, формальной оценки результатов деятельности единственно эффективным способом выявления причастности лица к преступлению являются его признательные показания. Между тем должностные лица, осуществляющие уголовное преследование, превышают свои полномочия, не соблюдая при этом элементарного процессуально-правового статуса подозреваемых и обвиняемых, которые по закону имеют право на отказ от дачи показаний. Ситуацию ни в коей мере нельзя отнести к исключительной, поскольку гражданин находится во власти должностного лица  и не способен в данный момент к совершению противоправных действий. Уголовно-процессуальный закон предоставляет множество других легальных способов получения информации об обстоятельствах преступления, совершивших его лицах, возможных вещественных и иных доказательствах. К сожалению, использование названных способов доказывания зависит от степени профессиональной подготовленности сотрудника органа, ведущего уголовное преследование, его интеллектуального превосходства над

«противником», умения смоделировать преступное поведение, создать благоприятные психологические условия для взаимных отношений.

При исследовании неприкосновенности достоинства личности важно помнить, что злоупотребления физическими и психологическими формами насилия над личностью при осуществлении полномочий органами дознания и предварительного расследования приводят к усугублению конфронтации между властью и гражданами, в критических ситуациях ‒ к открытому противодействию.

Рассматриваемая проблема усугубляется еще и потому, что в правоприменительной деятельности  на  стадии  предварительного расследования высок латентный уровень применения силы к подозреваемым, обвиняемым, нередко сопровождаемый злоупотреблениями психологического и физического характера. Насилие, как правило, применяется к социально неблагополучной и юридически незащищенной группе вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения граждан. При этом насилие оправдывается установленными законом целями ‒ быстрым и полным раскрытием преступления, изобличением виновных, защитой прав и законных интересов потерпевших. Возможно, нужно согласиться с позицией тех законодателей, которые создают дополнительный рычаг для баланса названных противоборствующих интересов, который создает специальные гарантии для избежания насилия в уголовном процессе.

 

Литература 

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РК (общая часть). Комментарий. –Алматы: Жеті жарғы, 2002. – 448 с.
  2. Сборник документов. – М.: Изд-во НОРМА (изд. группа НОРМА – ИНФРА . М), 2000. – 784 с.
Фамилия автора: Г.Н. Мухамадиева, М.О. Баяндина
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика