Пути обогащения литературного языка

Лингвистическая литература повествует об особых, устоявшихся и общепринятых правилах и нормах, свойственных литературному языку. Исследователи-лингвисты взяли в качестве объекта исследования роль непосредственного влияния разговорного языка на литературный язык, на его формирование и развитие. Так как литературный язык, находящийся в поле зрения в синхронном состоянии, является категорией, которая и в диахронном состоянии подлежит отслеживанию в письменных источниках. Азербайджанский литературный язык в обогащении своего словарного состава не ограничивается стандартными мерами, использует различные источники – диалекты и говоры, словарный состав чужих языков, выражение словами нового значения, изменение их фонетического состава и т.д.

Взаимоотношения с другими народами и культурами, интеграция в мировое сообщество создали условия притоку в азербайджанский литературный язык единиц чужого языка заимствований. По отношению к заимствованиям один из самых тенденциозных путей заключается в создании новой формы в литературном языке для выражения чужого значения. Говоря о внутриязыковых возможностях и иноязычных источниках, в основном, на передний план выдвигаются заимствования.

Мы полагаем, что и калькирование играет одну из основных ролей во вхождении в наш язык иностранных единиц языка. Калька представляет собой процесс заимствования не относящихся, на первый взгляд, к разговорному языку слов. Калькирование представляет собой копирование слова из другого языка в национальной язык с точки зрения внутреннего его содержания. При этом возможны несколько случаев:первый: порой считается, что калька это переход слова в язык из другого языка в первозданном виде и превращение его в общеупотребительную единицу национального языка.

«Космос», «планета», «парламент», «президент», «бизнес», «аншлаг», «поэма», «фонетика», «механика», «парад», «трафарет», «депутат» и пр. При этом не берется в расчет наличие интернационализма таких единиц. По этой причине их объединяют в одну группу. Такое объединение порочно по нескольким причинам:

а) единица языкаэтимона не может передать свое внутреннее содержание языку-источнику, а оттуда национальному языку, и единица языкаэтимона с семантической точки зрения либо слабеет, либо же меняет свое содержание;

б) из-за забвения семантических групп эти единиц, объединенных и классифицированных в одной группе, они теряют свое предназначение;

с) во время такой группировки забываются свойства географической близости или удаленности языков. Не учитывается, что «языки находятся в географической и культурной связи, с легкостью заимствуют друг у друга слова; это объясняется тем, что принятая одним народом понятие сохраняет свое первичное название (1, 43). По мнению Дж. Лойнза при заимствовании народы могут воспользоваться несколькими путями: или получает слово таким, какое оно есть, или же копирует его, или найдя в своем языке сопоставимое, переводит его. И поэтому второе, когда калька смешивается с переводом. С этой точки зрения, говоря о калькировании, Л.Ефремов в первую очередь выдвинул на передний план склонность к обогащению национального языка и при этом на фоне единицы другого языка привлек внимание к существованию слов национального языка с выразительными возможностями. По этой причине одна из его работ носит название «Калькирование и его отличие от заимствований» (2). Отметим к слову, что этот автор впоследствии написал произведение под названием «Основная теория лексического калькирования» (3). На наш взгляд, в этом своем произведении Л.Ефремов смешал вопрос калькирования по языковым ярусам, в некоторых случаях не проследил процесс перехода иностранных лексических единиц из разговорного языка в язык литературный. Если принять во внимание место и время, в произведении дано широкое объяснение о калькировании и заимствовании. Для доказательства этого достаточно одной такой его мысли: «Входящие в СССР народы более всего калькируют слова из русского языка» (3, 92).

третий: порой калькирование представляют как переход слова из одного языка в другой без изменений. В этом случае смешиваются понятия интернационализации и калькирования. Никогда слово из одного языка (речь идет о слове) не может перейти в другой в существующем виде. Это наглядно продемонстрировали в своих произведениях Р.Белл, Д.Дешериев (4, 5). Коснувшись этого вопроса в своем произведении о социолингвистике, Д.Дешериев показывает, что, как бы ни был близок ментально и географически один народ к другому, один народ не берет у другого слово в существующем виде, изменяя либо фонетически, либо семантически (5, 29). Д.Дешериев, говоря о заимствовании из родственных языков, особо подчеркивает также необходимость принятия во внимание социальных факторов однокоренности, культурных и социально-экономических факторов. На его взгляд, заимствование слов одним языком из другого связано не только с калькой. Калька здесь проявляет себя в этом случае и как социолингвистический, и как интралингвистический факт.

Любопытно, что А.Н.Реформатский говоря о терминологии, полагает кальку одним из основных путей заимствования терминов (6, 31). По его мнению, калька во все моменты является внутренней трансформацией слова, то есть переносит из одного языка в другой не внешнюю форму, а внутреннее содержание.

С.Халилова, Н.Маммедли (7, 8) говоря о статусе терминов, повсеместно роль кальки видели в переходе терминов. Эти ученые, не взявшие калькирование в качестве объекта исследования своей работы, эту тему подробно не комментировали. В силу того, что Н.Маммедли в своем исследовании в качестве приоритетного языкового факта взял заимствования, можно полагать, что в центре внимания были в его работе только заимствованные термины, а в работе С.Халиловой в качестве основных объектов исследования были интернациональные единицы. В произведении обеих лингвистов привлекает внимание то, что использованные ими и приведенные в качестве примера единицы были также единицами, принятыми в разговорной речи. Сюда, вне зависимости от интернациональной принадлежности, семантики, входят различные языковые единицы. Такие единицы играют большую роль в обогащении словарного состава языка.

По мнению ряда лингвистов, калька представляет собой процесс заимствования слова, присущий только языкам, обладающим стандартными нормами (9, 62). Еще раз возвращаясь к мысли Л.Ефремова, хотим отметить, что калька далеко не всегда представляет собой процесс заимствования слова из другого языка в существующем виде (2, 47). При этом внутреннее содержание играет основную роль, и слово передает в другой язык в первозданном виде свою внутреннюю семантику.

Исследующие разговорную речь и его нормы А.Курбанов, Ф.Агаева (10, 11), наибольшее внимание направили на нормы разговорного языка и проследили процесс перехода в литературный язык основных особенностей разговорного языка. В силу того, что калькирование в их произведениях не было исследовано, особенности, и нормы разговорной речи подтверждают осуществления процесса калькирования.

Переход слов путем калькирования, обогащение словарного состава языка, происходит, преимущественно, двумя путями:

Первый, вхождение в словарный состав языка иноязычных единиц, обретающих постоянство с помощью разговорного языка. При этом в большинстве случаев прием иноязычных единиц осуществляется не в литературном языке, а с базы, инварианта, сформировавшейся на основе норм разговорного языка. В такие моменты сравнение единиц «платеж»ödәnc» и «камерахранение» «saxlanc» в Азербайджанском языке создает достаточно широкую картину. Первый из них, хотя еще и не нормировался в разговорном языке, хотя во фразе «mәn platit elәmişәm» демонстрирует спонтанную форму выражения, при этом ни в разговорном, ни в литературном языке мы не используем слова «ödәnc» или «ödәniş», и не слышим, как это делают другие. Возможно, в будущем такая замена как калька проявит себя в первую очередь в разговорном языке. Потому как сказанная нами фраза «mәn platit elәmişәm» предстанет в форме «ödәnc» не как калька слова «платеж», а как калька его семантики. Если присмотреться внимательнее, слово «камерахранение» будучи «saxlanc»ом, соответствует нормам как разговорного, так и литературного языка – подтверждая кальку, является вместе с тем переводом. Модель «cangüdәn/qoruyan» слова «телохранитель», как адекватное состояние, соответствующее нормам разговорного языка при калькировании, мы считаем приемлемым разговорному языку, внутренним особенностям национального языка. Можно продолжить ряд аналогичными примерами, в т.ч. кальками с английского языка. Так как калька, как минимум, для целей нашей лингвистики отнесена к единицам, связанным с другими языками, и, в основном, смешана с процессом перевода.

Второй, полагаем, что раз в пределах возможностей разговорной речи замены слова «курорт» на слово «dincәlgә» (пока нет!) или же «düşәrgә», а также полностью это доказывающей, замены слова «месаж» на «ismaric», не произошло, но в то же время, как минимум, они существуют, это подтверждает то, что нормы разговорного языка более демократичны по отношению к иноязычными единицам. Параллельность в Азербайджанском языке слов «остановка» и «dayanacaq» сообщает о большей и полной кальке слов с различных языков, особенно из языка соседнего русского народа в советский период. Полагаем, что при этом наряду с внешней формой в качестве социолингвистического состояния принимается также и внутреннее содержание и стабилизация таких единиц в языке, скорее всего, связана с определенными процессами, а также социальнопсихологическим процессом

Еще одним вопросом, обращающим на себя внимание в процессе речи, является спонтанная и независящая от себя и условий доставка и слов, и других единиц языка путем калькирования. Считаем необходимым сразу отметить, что речь не идет о переводе, речь идет о калькировании верной и точной передаче внутреннего содержания слова на основе его внешней формы.

С этой точки зрения справедлива мысль о том, что «язык обогащается не только за счет единиц, появившихся как новые слова с лексической точки зрения, но и изменением смысла ранее существовавших слов и получения ими нового смысла» (12, 139). Здесь также речь идет о роли и широких возможностях разговорного языка в обогащении языка. Выше мы говорили о возможностях калькирования при получении в сознании разговаривающих на конкретном языке обладают относительной автономностью» (14, 216). То есть разговаривающий с учетом слушающего обладает преимуществом. Хотя в его речи употребляется любая единица, подтверждая, преимущественно, его автономность, а также независимость в условиях коммуникации, говорящий должен доказывать не свою автономность, а возможности выражения мысли. Это доказательство происходит речью, нормами разговорного языка. С этой точки зрения, написав «язык симпрактичен по характеру, то есть язык регистрирует практическую деятельность человека» (13, 12) А.Лурия, в большей степени, подразумевал превосходство разговорной формы языка, её роль как базы для стандартизированного литературного языка. Как говорил Ф.де Сёссюр, «никто не сомневается в принципе многофункциональности языковых знаков» (15, 147). Так как при этом говорящий может выразить свою мысль в произвольной и понятной форме. Полагаем, что в некоторых случаях преимущество многих слов при вхождении в наш язык или в словарный состав других языков заключается в их внутреннем семантическом потенциале. При этом использование единиц, сформировавшихся и путем заимствований, и путем калькирования из других языков, приемлемо во всех языках.

Обогащение словарного состава языка путем калькирования происходит в результате как внутреннего, так и внешнего воздействия. Как результат, обогащение языка путем калькирования тесно связано и с нормами разговорного языка. Нормы разговорного языка при этом близки нормам литературно-национального языка. Значение калькирования проявляется в приобретении новых единиц языка.

Здесь речь идет о самых возможных вариантах и способах выражения мысли. Если слово является знаком мысли, то оно является единицей определяющей свой адрес в тексте.

«Слово представляет предмет, выражает самый важный его признак». (12, 42). Вне контекста выражение словом предмета невозможно и если есть предложение, то есть речь и нормы речи.

«Порой обе стороны языковых знаков (я, форма) слов из русского и других слов. Дополнительно можно сказать, что хотя порой при калькировании единица другого языка и нарушает литературные параметры нашего языка, нормы разговорного и коммуникация языка не нарушаются. При этом строение предложения в большей степени соответствует нормам разговорного языка.

 

 

 

  1. Лойнз Дж. Введение в теоретическую лингвистику, Москва: 1978
  2. Ефремов Л.П. Калькирование и его отличие от заимствования // Известия АН Казахской ССР, серия фил. и история, вып 1/14, Алма-ата: 1960
  3. Ефремов Л.П. Основы теории лексического калькирования, Алма-Ата: 1974
  4. Белл Р.Т. Социолингвистика. Цели, методы и проблемы. Москва: 1980
  5. Дешериев Д.Д. Социальная лингвистика. Москва:1977
  6. Реформатский А.А. Вопросы терминологии, Москва:1961
  7. Халилова С. Интернациональные термины Баку: 1991 (на азерб. языке).
  8. Маммедли Н. Заимствованные термины. Баку: 1997 (на азерб. языке).
  9. Суперанская А.В,, Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология. Вопросы теории. Москва: 1979
  10. Курбанов А. Азербайджанский литературный и разговорный язык. Баку: 1965 (на азерб. языке)
  11. Агаева Ф. Синтаксис устной речи. Баку: 1975 (на азерб. языке)
  12. Современный азербайджанский язык. т I, Баку: 1978 (на азерб. языке)
  13. Лурия А.Р. Язык и сознание. Москва, 1979 14.Маммедов И. Семантика азербайджанского языка. Баку: 2006 (на азерб. языке)
  14.  Сёссюр Ф. Общий лингвистический курс. Баку:
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология