СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ РЫНКА ТРУДА

Глобализация экономики обострила социально-трудовые противоречия и потребовала от мирового сообщества разработки конкретных решений и позитивных действий, направленных на совершенствование процесса глобализации и придание ему нового, справедливого и всеобъемлющего характера для всех людей и стран.
Для современного этапа изучения проблем глобализации характерен переход от корпоративного обсуждения вопросов к постановке задач, касающихся долгосрочного социального прогресса, улучшения жизни всех людей, надежды которых могут быть осуществлены только в том случае, если глобализация будет лучше управляться на всех уровнях. Как отмечал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, «если мы не заставим глобализацию работать на всех, то в конечном счете она не будет работать ни на кого».
Важная роль в исследовании проблем глобализации и разработке обоснованных рекомендаций принадлежит Международной организации труда (МОТ). В ноябре 2001 г. Административный совет МВТ учредил Всемирную комиссию по социальным аспектам глобализации. На Комиссию была возложена задача на основе объективного комплексного анализа перевести дебаты по данной проблеме из плоскости конфронтации в плоскость конструктивного диалога и таким образом подготовить условия для конкретных совместных действий, обеспечивающих возможности наибольшему числу людей воспользоваться преимуществами глобализации и уменьшить воздействие ее негативных последствий.
Всемирная комиссия выполнила большой объем работы: был проведен глубокий анализ различных аспектов глобализации, ее последствия для экономического и социального развития. Помимо своих совещаний, Комиссия провела консультации и диалоги во всех регионах мира, получила широкий спектр мирового общественного мнения, включая мнения более 2000 лиц, представляющих правительственные
органы, деловые круги, профсоюзы и гражданское общество многих стран.
Подготовленный Всемирной комиссией итоговый доклад, озаглавленный «Справедливая глобализация: создание возможностей для всех» [1]. и доклад Генерального директора МВТ о работе Комиссии [2] были представлены 92-й сессии Международной конференции труда, состоявшейся в июне 2004 г.. вызвали большой интерес и получили одобрение делегатов. Положения о непосредственном влиянии глобализации на людей через их работу, занятость и рынок труда, о необходимости обеспечения достойного труда для работников, справедливого распределения и увеличения их доходов стали важной составной частью предложений Комиссии в отношении укрепления социальных аспектов глобализации.
Рассматривая перспективы изменений, происходящих в мире труда, Генеральный директор МВТ Хуан Самавия на 93-й сессии Международной конференции труда в июне 2005 г. отмечал: «Безусловно, мы многое знаем о конкретных проблемах, однако необходимо активизировать свои усилия, чтобы выяснить, насколько преобразуются рынки труда и рабочие места, как они взаимодействуют друг с другом, а также какие политические последствия это имеет в процессе глобализации, который сам по себе видоизменяется. Эта база знаний в конце концов должна стать сердцевиной нашего основного мандата» [3].
В эпоху глобальной экономики необходимым условием развития хозяйства, наряду с движением капитала и товаров, становится движение рабочей силы. Сегодня процессы миграции - неотъемлемая часть экономической жизни как развитых, так и развивающихся стран. В последнее десятилетие число людей, работающих за пределами своих родных стран, увеличивалось на 6 млн. в год, что по темпам роста превосходило темпы роста населения Земли. Очевидно, что в ближайшие десятилетия степень глобализации рынка труда будет увеличиваться, соответственно вырастет влияние процессов миграции на экономическое и социальное положение в мире. Поэтому весьма актуальным представляется изучение тех позитивных и негативных процессов, которыми сопровождается движение рабочей силы.
Современная иммиграция представляет собой достаточно сложную и многоплановую картину, складывающуюся из целого ряда различных по масштабам, качественным характеристикам и направленности потоков. В последние несколько десятилетий магистральное направление этих потоков - постоянно увеличивающееся движение людских ресурсов из развивающихся стран в развитые. Основные причины очевидны - это демографическая ситуация в мире и растущий разрыв в уровне доходов между государствами. Сейчас 97% общемирового ежегодного прироста населения приходится на развивающиеся страны. А в индустриально развитых странах наблюдается низкая рождаемость и стремительное увеличение числа людей пенсионного возраста. В 2000 г. был опубликован доклад ООН, в котором утверждалось, что 15 странам Евросоюза до 2050 г.. потребуется 47 млн. иммигрантов, чтобы сохранить общую численность населения на уровне начала века, а для сохранения численности трудоспособного населения (возрастной группы 15-64 лет) - 79 млн. Одновременно увеличивается разрыв между бедными и богатыми странами. Если в 1975 г. подушевой доход в богатых странах (рассчитываемый как ВВП надушу населения) превосходил аналогичный показатель для бедных стран в 41 раз, то в 2000 г. - уже в 66 раз [4]. Естественно, что в поисках заработка люди из развивающихся стран устремляются в Европу и Северную Америку.
В начале нашего века переселенцы из развивающихся стран составляли более 4% работающих в индустриально развитых странах. Однако распространялись они очень неравномерно. В США, на которые приходится 81 % всех вновь выезжающих из слабо развитых стран в индустриальные, доля выходцев из других стран в составе занятых в 2004 г. равнялась 14,5% [5]. В Европе такие мигранты концентрируются в четырех странах - Франции, Германии. Италии, Великобритании. Это более половины всех приезжающих из развивающегося мира в страны Евросоюза. По своим качественным параметрам рабочая сила в миграционных потоках различна. Характерно, что современные мигранты группируются на верхних и нижних ступеньках образовательной лестницы. Естественно, они используются в разных секторах экономики.
Кроме перемещения человеческих ресурсов из развивающихся стран в развитые, существует еще множество потоков: между развивающимися странами, между развитыми, в рамках экономических союзов (Евросоюз, НАФТА и пр.). При этом одна и та же страна (регион) может быть одновременно и донором и реципиентом. Так. западноевропейские страны активно принимают рабочую силу из стран Восточной Европы и Азии, параллельно их собственные граждане активно выезжают в США. То же можно сказать о Канаде, ряде азиатских стран.
Проблема воздействия движения человеческих ресурсов на внутреннюю ситуацию в различных государствах продолжает оставаться дискуссионной. Мы остановимся на некоторых социально-экономических аспектах этой проблемы. Однако прежде всего следует подчеркнуть, что оценить роль фактора миграции, изолировав его от воздействия прочих экономических факторов, нельзя. Можно назвать и проанализировать целый ряд позитивных и негативных моментов, но при этом следует исходить из того, что они всегда «работают» в конкретном социально-экономическом контексте и степень их проявления зависит от того, насколько данная страна способна воспользоваться преимуществами миграции человеческих ресурсов и нивелировать ее отрицательные последствия.
В литературе много говорится об «утечке мозгов», которая справедливо рассматривается как одна из форм перераспределения ресурсов (в данном случае - человеческих) в пользу западных стран. Действительно, индустриальные страны получают колоссальные выгоды от использования иностранных специалистов, экономя на подготовке кадров. На хозяйстве развивающихся стран «утечка мозгов» может сказываться весьма отрицательно. Массовый выезд медперсонала из этих стран, наблюдавшийся в последнее десятилетие, не позволяет сделать значительных шагов в области борьбы с болезнями, высокой детской смертностью. В то же время в высокоразвитых странах сфера здравоохранения постоянно растет, достигнуты большие успехи в области медицины - увеличивается продолжительность жизни, резко снижена детская смертность. Соответственно растет и потребность в медицинском персонале. В Великобритании 13% медицинского персонала - выходцы из других стран, половина увеличения численности персонала в последнее десятилетие обеспечивалась за счет иммигрантов.
Иммиграционная политика всех развитых стран строится таким образом, чтобы привлечь в страну на постоянную или временную работу специалистов высшей квалификации. Число высококвалифицированных специалистов, въезжающих в США, увеличивается ежегодно на 14% [6]. Подсчитано, что научный персонал развивающегося мира насчитывает 1,6 млн. человек, из которых 400 тыс. работают в индустриальных странах.
Обучение иностранных студентов - одна из форм функционирования глобального рынка высококвалифицированной рабочей силы. В развитых странах обучается около 1,5 млн. иностранных студентов. Лидером в этом отношении стали США, где обучается около 0,5 млн. человек. Большой процент получивших высшее образование и ученые степени остается в развитых странах. Почти половина иностранцев, ставших докторами наук в США, оседает на их территории, особенно велик этот показатель среди китайцев (87%), индийцев (82%).
Можно предположить, что страны, теряющие наиболее талантливых молодых ученых, испытывают трудности в экономическом развитии. В развивающихся странах сужается объем интеллектуального капитала, что может отрицательно сказаться на экономическом росте. В то же время сама возможность иммиграции служит стимулом к развитию системы образования.. Возвращающиеся эмигранты приносят с собой новые знания, опыт и научные связи, технологии и капитал, который вкладывается в экономику своих стран. Это подтверждает опыт Индии и Китая.
Для самих специалистов-иммигрантов в индустриально развитых государствах открываются возможности, отсутствующие в их собственных странах и не ограничивающиеся только материальным вознаграждением, в несколько раз превосходящим уровень оплаты на родине. Это возможность работы в прекрасно оснащенных лабораториях и использования новейшего оборудования, перспективы профессионального роста и реализации творческого потенциала. Глобальный рынок труда создает условия для реализации интеллектуального потенциала, который не может быть использован в рамках развивающегося мира. Человеческий капитал требует определенных условий для своей реа
лизации. Высокоразвитые страны аккумулируют ту его часть, которая не используется или недоиспользуется на родине. В 2000 г. в США работало 2,2% от общего числа граждан Китая, имеющих вузовское образование, для жителей Индии этот показатель составил 2,8% (примерно такое же число специалистов из этих стран работает в западноевропейских странах), для мексиканцев - 16,5%, для граждан Гватемалы и Колумбии - около 25%, Сальвадора - 39,5%. А число закончивших вузы граждан Ямайки, работающих в США, в 3,7 раза превышало число специалистов аналогичного уровня, оставшихся на родине. Таким образом, чем менее развита в научно-техническом отношении страна, тем больший процент ее высококвалифицированных граждан уезжает за рубеж. Но если правительство страны-донора проводит национально ориентированную политику, направленную на развитие науки и производства в собственной стране, то миграция может стать механизмом передачи инвестиций, технологий, налаживания производственных и научных связей. Индийские и китайские специалисты, занявшие ответственные посты в высокотехнологичных корпорациях на территории США, способствуют продвижению продукции в свои страны. Граждане ряда стран (Мексики, Сальвадора) создают специальные фонды, через которые диаспора финансирует различные проекты в родных странах. Студенческие организации, ассоциации научных работников при помощи Интернета связывают людей друг с другом. Таким образом, современные технологии, с одной стороны, способствуют интернационализации, с другой - сохранению национальных связей.
Подсчитано, что примерно треть всех приехавших в США мигрантов рано или поздно возвращается на родину, 20% мигрантов уезжает в течение первых 10 лет. Однако из выехавших в последние 25 лет из Китая 600 тыс. студентов вернулось всего 60 тыс. Возвращение зависит от условий, существующих на родине. Начиная с 2000 г. число возвращающихся постоянно увеличивается. Некоторые специалисты работают практически в двух странах, будучи соучредителями или консультантами фирм у себя на родине. Это уже не «утечка мозгов», а «циркуляция мозгов». Таким образом, постепенно в ряде стран развивающегося мира создаются условия для перехода от экспорта специалистов к экспорту высоких технологий (яркий пример- Индия).
Безусловно, развитые страны выстраивают свою политику таким образом, чтобы получить максимальный эффект. Иммиграция рассматривается как средство получения не только трудовых ресурсов, но и капитала. Многие развитые страны (США, Канада, Новая Зеландия) имеют специальные квоты для въезда иммигрантов-инвесторов. Так, в США предусмотрена ежегодная выдача 10 тыс. виз для иммигрантов-инвесторов и членов их семей.. Условием получения такой визы служит инвестирование в экономику США не менее 500 тыс. долларов.
Однако и в экономике стран-доноров очень важную роль играют денежные средства, которые мигранты переводят на родину. Подсчитано, что в экономику Китая выходцами из этой страны, проживающими в других государствах, вложено более 60 млрд. долл. По оценке Всемирного банка, ежегодно граждане развивающихся стран, работающие в развитых странах, переводят в свои страны около 100 млрд. долл. (сюда включены суммы, проходящие через банковскую систему, а также средства, передаваемые по неофициальным каналам). Особенно значим объем средств, переводимых ежегодно из США, -10 млрд. долл. получает Мексика. 9,9 млрд. долл. Индия, 6,4 млрд. долл. Филиппины. Эти суммы уже вполне сопоставимы с объемом тех средств, которые США тратят на помощь иностранным государствам (немногим более 20 млрд. долл. В год). Для стран, экономика которых находится в кризисном состоянии, эти деньги становятся важной статьей дохода. Подсчитано, что для Молдовы получаемые таким образом средства составляют 25% ВВП, для Грузии - 23% ВВП. Вопрос заключается в том, смогут ли страны-получатели эффективно использовать эти средства (существенно повышающие объем внутреннего потребительского спроса) для развития национальной экономики или они вернутся в развитые государства в виде оплаты импорта.
В странах Западной Европы и Северной Америки экспертами высказывается все большая озабоченность относительно воздействия постоянно растущей иммиграции на внутреннюю социально-экономическую ситуацию, в частности, натакие экономические показатели, как объем бюджетных расходов, на обустройство и социальную защиту впервые прибывающих, уровень безработицы, уровень бедности. Едва ли не самую большую тревогу вызывают проблемы ассимиляции и межэтнических отношений, тесно увязываемые в настоящее время с задачей национальной безопасности.
Во всех странах дискуссионным остается вопрос о том, представляют ли иммигранты нагрузку для бюджета принимающей страны, или, наоборот, выплачиваемые ими налоги увеличивают этот бюджет. Большинство экономистов считает, что в долгосрочном аспекте принимающая сторона оказывается в выигрыше, так как уплачиваемые налоги превышают суммы, затрачиваемые на обучение приезжающих, социальные выплаты им и т.п. Исследования, проведенные в Австрии, Великобритании, Германии, Греции, Испании, Португалии и США, говорят о том, что в финансовом плане принимающая сторона оказывается в выигрыше.
Попытки подсчитать, что означает на макроуровне иммиграция для США в финансовом плане, делаются как отдельными экономистами, так и научными и правительственными организациями. По данным Национального исследовательского совета, в 1997 г. сумма выплаченных иммигрантами налогов на 10 млн. долл. превысила сумму полученных ими выплат из бюджета. В 2002 г., по подсчетам Совета экономических консультантов при президенте США, данный показатель составил уже 14 млн.. долл.. [7]. При этом отмечается, что превышение бюджетных доходов над расходам возникает благодаря работающим в американской экономике высококвалифицированным специалистам-иммигрантам, поскольку в среднем каждый такой специалист в течение своей трудовой деятельности приносит государственному бюджету чистую прибыль в размере 198 тыс. долл. Низкоквалифицированные работники, наоборот, затратны для бюджета - в среднем такой работник в течение жизни получает различных социальных выплат из бюджета на 13 тыс. больше, чем выплачивает налогов. В среднем каждый иммигрант в процессе своей трудовой деятельности приносит доход американскому бюджету в размере 80 тыс. долл. Однако средние исчисляемые за несколько лет данные не снимают реальных проблем, встающих перед принимающей стороной, особенно в периоды резкого увеличения числа въезжающих и в тех регионах, где оседает наибольшее число прибывающих. Прежде всего это затраты на обучение взрослых иммигрантов и их детей, выплаты социальных пособий малооплачиваемым работникам и т..д.
Картина значительно усложняется при переходе от макроэкономических показателей к бюджетам отдельных штатов, прежде всего тех, где концентрируются значительные мас-
сы иммигрантов. Штат Калифорния только на программы обучения детей нелегальных иммигрантов тратит 7,7 млн. долл. в год, еще 1,4 млн. на медицинскую помощь и столько же на содержание в тюрьмах нелегалов, совершивших преступления [8]. Именно штаты, а не федеральное правительство, несут основное бремя расходов, связанных с социальным обеспечением приехавших из других стран.
Что касается вопроса о влиянии потока иммигрантов на динамику безработицы, то, основываясь на данных многочисленных исследований, можно утверждать, что число иммигрантов не оказывает сколько-нибудь заметного влияния на уровень безработицы, который, как и раньше, связан в первую очередь с состоянием экономической конъюнктуры. В условиях экономического роста иммигранты становятся необходимым ресурсом развития. Это относится не только к высококвалифицированной, но и к малоквалифицированной рабочей силе. Последняя способствует развитию отраслей, характеризующихся высокой трудоемкостью. Ряд секторов экономики индустриальных стран вынужден конкурировать с нарастающим потоком дешевого импорта из развивающихся стран, прежде всего это отрасли, про изводящие товары широкого потребления (одежда, обувь, продукты питания и т.д.). Для того чтобы удержать свои позиции, фирмы должны снизить издержки, а это делается за счет более дешевой рабочей силы.. Использование труда иммигрантов и стало формой снижения издержек. В свою очередь развитие названных отраслей способствует повышению спроса на машины и оборудование, а значит, и повышению общего уровня занятости в стране.. В качестве примера можно привести США, где сельское хозяйство - одна из важнейших экспортных отраслей, а традиционные отрасли легкой промышленности вынуждены жестко конкурировать с дешевым импортом. В этой стране в первой половине 1990-х годов ежегодный приток иммигрантов по сравнению с предыдущим пятилетием увеличился приблизительно вдвое (с 675 тыс. человек до 1128 тыс.), а уровень безработицы остался неизменным (6,4%). Рост производства и создание новых рабочих мест в этот период были бы невозможны без использования труда выходцев из других стран.
Важно и то, что малоквалифицированные иммигранты практически не конкурируют с местными жителями, заполняя те вакансии, которые последние практически не рассмат-
ривают в качестве варианта собственного трудоустройства. Эти рабочие места (главным образом в сельском хозяйстве, строительстве и сфере услуг) так и называют - migrant jobs (работа для иммигрантов) или 3D-jobs (от слов dirty, dangerous, difficult - грязный, опасный, тяжелый).
Связанное с масштабной иммиграцией изменение этнической структуры рабочей силы и населения в целом для многих развитых стран - весьма болезненная проблема. Особенно острыми эти вопросы оказываются в тех случаях, когда прибывающие по своему менталитету, традициям, верованиям, языку серьезно отличаются от коренных жителей. В европейских странах такие группы представлены турками и арабами. Особенно ярко специфика этой проблемы проявляется в условиях США, где такую группу представляют латиноамериканцы, среди которых основная масса - мексиканцы. Конечно, миграцию «латинос» на территорию Соединенных Штатов нельзя считать абсолютно новым явлением: испаноязычная группа всегда присутствовала в населении страны. Однако рост ее происходил весьма неравномерно. Доля в населении выходцев из Мексики устойчиво снижалась с 20-х до конца 60-хгодов прошлого века, а затем стала постепенно повышаться, достигнув к 1980 г. уровня 20-х годов, после чего начался ее стремительный рост. За последнее десятилетие минувшего века в США въехало 2,2 млн. мексиканцев, что равнялось четверти общего иммиграционного потока указанного периода (в 50-х годах 300 тыс. прибывших из Мексики составили 12% всех впервые въехавших). Подсчитано также, что в начале нашего века на территории США нелегально проживали 5 млн. мексиканцев, т.е. почти 70% всех нелегалов.
Таким образом, в сумме мексиканцы сейчас составляют примерно треть всех выходцев из других стран (foreign-born), проживающих на территории США. (В 20-х годах приблизительно таков же был удельный вес самой большой в тот период группы foreign born - немцев и итальянцев.) Результатом этих процессов стало изменение национального состава населения и соответственное изменение национальной структуры рабочей силы. Доля мексиканцев в составе лиц трудоспособного возраста (18-64 лет) выросла с 0,4% в 1970 г. до 4% в 2000 г. (в некоторых штатах эта цифра значительно больше: 14,8% в Калифорнии и 10,9% в Техасе) [9]. А так как рождаемость у мексиканцев более чем втрое превышает средний по стране уровень, и в последнее десятилетие они обеспечили половину прироста рабочей силы, то эксперты ожидают, что через два поколения мексиканцы будут составлять уже 25% трудовых ресурсов.
Если в начале прошлого века выходцы из Мексики концентрировались преимущественно в штате Техас, постепенно продвигаясь в первой половине XX века в Калифорнию, то в настоящее время они проживают по всей территории страны, включая и те штаты, где ранее никогда не селились (Северная Каролина, Джорджия, Колорадо). Возникают целые регионы, в которых проживают иммигранты, сохраняющие свой язык, культуру, обычаи. Иммигранты концентрируются как в крупных городах (в Лос-Анджелесе, согласно переписи 2000 г., проживало 1,5 млн. иммигрантов, в Нью-Йорке 2,9 млн.), так и в сравнительно небольших. Согласно той же переписи, в шести городах с населением больше ста тысяч человек (штаты Флорида и Калифорния) иммигранты составляют большинство.
Проблема мексиканской иммиграции привлекает внимание исследователей не только своей масштабностью, но и тем, что эта часть рабочей силы по своим качественным характеристикам серьезно отличается как от коренных жителей страны, так и от других групп иммигрантов. Выходцы из латиноамериканских стран и в прошлом отставали по уровню образования, а за последние десятилетия этот разрыв еще больше увеличился. Процент малоквалифицированных работников-латиноамериканцев в составе этой группы рабочей силы значительно превышает средние показатели. В 2000 г. доля не имеющих среднего образования среди мужчин 18-64 лет, родившихся на территории США, составляла 8,7%, для иммигрантов-немексиканцев этот показатель был равен 17%, для выходцев из Мексики - 63%. Таким образом, почти треть низкоквалифицированной мужской рабочей силы в США сейчас составляют мексиканцы.
На высших ступенях квалификационной лестницы также отмечается весьма существенное отставание мексиканских иммигрантов. В 2000 г. среди работающих мужчин высшее образование имели 27,4% коренных жителей, 36,3% иммигрантов-немексиканцев и только 3,4% выходцев из Мексики (женщины-мексиканки еще в большей степени отстают по уровню образования от коренных американок и от прочих иммигранток).
Профессионально-квалификационная структура занятости мексиканских иммигрантов соответствует их образовательному уровню. Чаще всего они становятся разнорабочими, сельскохозяйственными рабочими, садовниками, поварами и т.п. Инженеры и ученые, связанные с компьютерными технологиями (наиболее востребованная в последнее десятилетие в США профессиональная группа), составляют всего 0,6% среди мексиканских иммигрантов. Возникают опасения относительно того, как растущая доля мексиканского населения повлияет на качество рабочей силы в целом. Политики и экономисты задаются вопросом: как будут США конкурировать на мировом рынке, если половина самой быстрорастущей части их трудовых ресурсов не имеет законченного школьного образования?
Растущий разрыв в уровне образования ведет к соответствующему разрыву в оплате труда. В 2000 г. средняя недельная заработная плата иммигранта-мексиканца была на 41 % ниже, чем у коренного жителя США (прочие иммигранты отставали лишь на 3%) [10]. Особенно велика эта разница для впервые прибывающих. Прожившие в стране менее 5 лет мексиканцы зарабатывают на 53,4% (прочие иммигранты на 18,4%) меньше, чем коренные жители. Все исследования показывают, что именно низкий образовательный уровень стал причиной низкой заработной платы мексиканских иммигрантов. Структура заработной платы в США изменилась в последние десятилетия таким образом, что оплата именно высокообразованных специалистов выросла в значительно большей степени, чем заработная плата в остальных профессионально-квалификационных группах.
Ряд американских исследователей высказывает тревогу по поводу наблюдаемого стремления латиноамериканской общины сохранить свой язык, культуру, традиции. Если прежние иммигранты старались как можно скорее стать американцами, то сейчас наблюдается противоположная тенденция. По мнению С. Хантингтона, автора теории «столкновения цивилизаций», постоянный рост доли латиноамериканцев в структуре населения страны грозит самим основам общества, сложившегося в США и имеющего в основании своей культурной, политической, экономической системы принципы, заложенные белыми переселенцами-протестантами. Для того чтобы ассимилироваться, стать полноценными членами этого общества, латиноамериканцы, по мнению С. Хантингтона, должны прежде всего «научиться думать по-английски», т.е. через усвоение языка усвоить ценности и принципы североамериканского общества. С этой точки зрения мексиканские иммигранты рассматриваются не просто как выходцы из другой страны, но и как представители иной цивилизации, а их стремление сохранить свой язык, обычаи и культуру выглядит как препятствие для вхождения в существующую общественную систему.
Многим американским экспертам опасения С. Хантингтона кажутся преувеличенными. В любом случае ассимиляция происходит на протяжении нескольких поколений. Эксперты ссылаются на опыт прошлого и даже позапрошлого веков, когда в конце XIX века на большой территории от Пенсильвании до Миннесоты переселенцы из Германии говорили только по-немецки, имели свои школы, газеты и т.д. Но через несколько поколений их потомки, полностью ассимилировавшись, говорили уже исключительно на английском. Каким образом будет происходить ассимиляция латиноамериканцев, предсказать сложно. Но следует признать, что они сейчас имеют значительно больше возможностей для сохранения собственного языка и культуры, чем белые переселенцы в прошлом. Существенным фактором, который может повлиять на характер развития процесса ассимиляции, служит то, что территориальная близость и современный уровень развития коммуникаций обеспечивают нынешним латиноамериканским иммигрантам гораздо больше возможностей для сохранения связей с родными странами, чем выходцам из европейских стран в прошлом. Внутри США они также имеют сегодня больше возможностей для сохранения своей культуры и языка -развитие системы масс-медиа, функционирование многочисленных испаноязычных теле- и радиоканалов, выпуск кассет, компакт-дисков и т.п. позволяет постоянно оставаться в сфере родного языка. Согласно данным Бюро переписей, сегодня 78% латинос в США говорят по-испански, даже если они в достаточной степени владеют английским [11]. При этом происходит ежегодная «подпитка» этой группы населения - в страну ежегодно въезжает около 400 тыс. испаноязычных граждан.
Общность языка объединяет выходцев из Мексики, Аргентины, Доминиканской Республики, с Кубы. Попадая в город Майами и его район, они могут вполне успешно работать,
владея только испанским языком, - это район, где расположены фирмы, банки, больницы, школы, супермаркеты, в которых используется исключительно испанский язык. Такая же картина наблюдается в настоящее время в пригородах Чикаго, где в 70-х годах прошлого века латинос составляли всего 1 % населения.
Как уже отмечалось, некоторые американские исследователи считают, что стать полноправными членами американского общества латиноамериканцы смогут только в том случае, если они, или хотя бы их дети, перейдут на английский язык, не будут избегать смешанных браков, усваивать американские ценности и культуру. Однако именно среди молодежи (детей иммигрантов) подобных тенденций не выявляется, более того - наблюдаются прямо противоположные тенденции. Обследования показывают, что молодежь даже в большей степени, чем их родители, стремится сохранить родной язык. Обследование университета штата Калифорния, проведенное среди детей иммигрантов (до 18 лет), показало, что хотя 90% респондентов хорошо знают английский и могут свободно им пользоваться, 97% мексиканских подростков предпочитают говорить по-испански.
Как бы то ни было, американская экономика обойтись без использования труда иммигрантов сегодня не может. Об их востребованности на рынке труда говорит тот факт, что коэффициент трудового участия (т.е. отношение числа работающих и активно ищущих работу к общей численности определенной группы) у иммигрантов выше, чем у коренных жителей [12]. Об их успешности на рынке труда свидетельствует и достаточно быстрое повышение дохода семей иммигрантов по мере увеличения их трудового стажа на территории США. Ряд отраслей - гостиничный бизнес, рестораны быстрого питания, сельское хозяйство, домашняя прислуга, уход за больными, уход за животными - практически держатся на труде иммигрантов, в том числе и нелегальных.
Проблема нелегальных иммигрантов для США стоит особенно остро. Эксперты считают, что к официальному числу выходцев из других стран, равнявшемуся в 2003 г. 33,5 млн. человек, следует прибавить еще 8-12 млн. нелегалов. Для того чтобы «вывести из тени» этих людей, находящихся на территории страны без документов и создающих многочисленные проблемы для налоговых и правоохранительных служб, в стране проводятся «амнистии», в ходе которых имеющим место работы и не совершившим преступлений незаконным мигрантам выдаются официальные разрешения на пребывание в стране. В 1986 г. было выдано 2,7 млн. таких разрешений, между 1994 и 2000 г. еще 3 млн.
Сейчас уже очевидно, что проблема нелегальных иммигрантов не имеет простого решения. Даже самые активные сторонники жестких мер признают, что депортация нескольких миллионов человек невозможна ни с экономической, ни с политической, ни с моральной точки зрения. Непрерывное наращивание полицейских сил на границе (где и так уже постоянно растет контингент служащих, число круглосуточно патрулирующих вертолетов, камер ночного слежения и прочей сложной техники) также не может служить достаточным решением: во-первых, мероприятия по охране границы весьма дороги, во-вторых, полностью перекрыть поток нелегальных иммигрантов они все равно не в состоянии. Выход видится на пути разработки программ гастербайтеров для малоквалифицированной рабочей силы (именно такова позиция президента США Дж. Буша), легализации уже проживающих и работающих на территории страны и т.п.
Следует отметить, что мексиканцы - это не только рабочие руки, это деятельная и быстро растущая предпринимательская группа. По существующим оценкам, число фирм, принадлежащих испаноговорящим предпринимателям, увеличилось с 1987 г. более чем в 3,5 раза [13].
В последнее десятилетие латиноамериканские иммигранты не просто успешно адаптируются к жизни в Соединенных Штатах, но и достаточно заметно влияют на политическую и экономическую жизнь этой страны. Правительственные службы на уровне не только местных органов власти и штатов, но и федеральных (Министерство труда, Министерство образования) вынуждены постоянно увеличивать штат сотрудников, владеющих испанским языком. Стремительно растет испаноязычный сектор масс-медиа как в результате создания специальных программ на теле- и радиоканалах, вещавших ранее на английском, так и в результате создания все новых каналов, использующих исключительно испанский язык.
Хотя средний доход мексиканской семьи (33 тыс. долл. в год) значительно ниже среднего по стране (42 тыс. долл.), латиноамериканцы достаточно серьезно влияют на динамику потребительского спроса. Рынок быстро меняется, стремясь адаптировать производимые товары и услуги к запросам латиноамериканских потребителей.. Компании, производящие продукты питания и различные потребительские товары, создают специальные марки товаров для латиноамериканских потребителей, тратят значительные средства для изучения рынка и рекламы этих товаров (в 2004 году фирма «Проктер энд Гембл» потратила 90 млн. долл. на рекламу, адресованную исключительно ис-паноязычным потребителям, для того чтобы продвинуть на рынок специально созданные для этой группы покупателей марки товаров -от зубной пасты до моющих средств). Строятся специальные супермаркеты, где продаются такие товары, а обслуживание ведется исключительно на испанском языке. В организации такого бизнеса велика роль латиноамериканских иммигрантов.
Рост разрыва в квалификации и заработной плате между коренными и некоренными жителями США, естественно, ведет к тому, что в составе бедных семей увеличивается доля семей иммигрантов. В 2003 г. более 35% полных семей, живших за чертой бедности, возглавлялись некоренными жителями (в 1995 г. они составляли менее 29%) [14]. В связи с этим некоторые экономисты считают, что борьба с бедностью в США обречена на неудачу, если число бедняков будет постоянно увеличиваться за счет малоквалифицированных приезжих. Именно большим притоком иммигрантов они объясняют тот факт, что даже в благополучные 90-е годы прошлого века, когда экономика США практически непрерывно находилась на подъеме, уровень бедности в стране снизился менее чем на 1 процентный пункт (с 13,1% в 1989 г. до 12,4% в 1999 г..), а в некоторых штатах (в том числе в Калифорнии и Нью-Йорке) даже увеличился. Весьма незначительно в ряде штатов вырос средний семейный доход.
Однако вывод о том, что во всех бедах виноваты иммигранты, тем не менее выглядит чересчур поспешным. Хотя увеличение в составе населения доли иммигрантских семей, среди которых высок процент малообеспеченных, безусловно, способно служить фактором роста бедности в стране, но динамика доходов иммигрантских семей может нивелировать значение этого фактора.. По данным университета штата Джорджия, общий доход этой группы населения увеличился за период с 2001 по 2003 г. на 29%.
Институтом экономической политики (Вашингтон) было проведено очень интересное
исследование, показавшее, что именно такое нивелирование имело место в 90-е годы [15]. Исследование базировалось на данных переписи 2000 г. Рассматривалась общенациональная статистика и статистика штатов Нью-Йорк и Калифорния (в первом из них иммигранты составляют четверть, во втором треть населения). Данные переписи свидетельствуют, что в 1994-2000 гг. уровень бедности среди иммигрантов снижался гораздо быстрее, чем среди коренных жителей, - у иммигрантов в целом в 2,7 раза, а у недавних иммигрантов (здесь и далее так именуются прожившие в стране 10 и менее лет) в 4 раза быстрее. В результате у последних уровень бедности за указанный период снизился на 11,6 процентного пункта, а у коренных жителей только на 2,9. Такая же картина наблюдалась в штатах Нью-Йорк и Калифорния, в первом из которых уровень бедности сократился на 13,3 процентного пункта у недавних иммигрантов и на 2,4 у коренных жителей, во втором на 12,5 процентного пункта и 3 процентных пункта соответственно.
Аналогичным образом происходило в эти годы и изменение семейного дохода в стране: средний годовой доход семьи (с учетом инфляции) У коренных жителей вырос на 13,1 %, у иммигрантов на 26,3%, у недавних иммигрантов на 40,5%.
Исходя из приведенных выше данных авторы исследования предположили, что влияние иммиграции на уровень бедности в стране следует рассматривать как результирующую двух факторов, действие которых может быть разнонаправленным. Первая составляющая - это фактор увеличения доли иммигрантов в населении страны.. Проанализировав изолированно его действие (т.е. приняв уровень дохода за константу), авторы установили, что он действительно способствовал росту уровня бедности в 1990-е годы. Однако ни на федеральном уровне, ни на уровне штатов вклад этого фактора не превысил одного процентного пункта. А действие второго фактора, в качестве которого рассматривалась динамика роста доходов иммигрантов, не просто нивелировало влияние первого фактора, но и полностью «перекрыло» его. В итоге оказалось, что иммиграция привела не к росту, а к сокращению бедности в стране, хотя и незначительному, - на общефедеральном уровне на 0,4 процентного пункта, в Калифорнии на 2,9, в Нью-Йорке на 1,4.
Несомненно, что полученные результаты не дают оснований для окончательных заключе-
ний, они должны быть дополнены анализом данных для других временных периодов и регионов. Тем не менее можно сделать два немаловажных вывода. Во-первых, воздействие иммиграции на социально-экономические показатели развитых стран требует разностороннего и комплексного изучения. Во-вторых, полученные результаты еще раз свидетельствуют о том, что корни проблемы бедности в развитых странах лежат глубже и заключаются прежде всего в безработице и растущей поляризации в распределении доходов. Причину недостаточного снижения уровня бедности в последние годы в США следует искать не в притоке иммигрантов, а в том, что рост обеспеченности находящихся на высших ступенях шкалы доходов растет значительно более высокими темпами, чем обеспеченность низших слоев. Это в равной мере касается и коренных жителей, и иммигрантов.
Литература
1. Справедливая глобализация: создание возможностей для всех.. Всемирная комиссия по социальным аспектам глобализации. - МБТ Женева, 2004.- 177с.
2. Справедливая глобализация: роль МОТ. Доклад Генерального директора о Всемирной комиссии по социальным аспектам глобализации. МКТ, 92-я сессия 2004 г. - МБТ. Женева, 2004. - 75 с.
3. Вступительное слово Генерального директора на Международной конференции труда: закрепить успех и двигаться вперед. МКТ. 93-я сессия 2005 г. - МБТ. Женева, 2005. - с. 3.
4. Towards a fair deal for migrant workers in the global economy.. International Labour Conference, 92nd Session, 2004. P. 13.
5. bls.gov/opub/ted/2005/may/ wk4/artO2.htm
6. Towards a fair deal... Op. cit. P. 10.
7. Economist. March 16.2005.
8. Ibidem.
9. The Evolution of the Mexican-born workforce in the United States. National Bureau of Economic Research. April. 2005. P. 2
10. Ibidem. P. 12.
11. Business Week. March 15. 2004.
12. Ibidem.
13. Business Week. June 5. 2005.
14. Monthly Labor Review. April. 2003.

Никольская, Г.
Социально-экономические последствия глобализации рынка труда / Г. Никольская // Труд в Казахстане:проблемы,факты,комментарии. - 2007. - №2. -C.38-46.

Фамилия автора: Никольская Г
Год: 2007
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика