Мировая и национальные историографии в условиях глобализации

Основные тенденции в развитии мировой историографии определяются современными условиями общественного развития, коренными переменами в мировой обстановке в целом. В историографии последних десятилетий наблюдается тенденция к постановке и решению наиболее крупных, глобальных проблем истории, к выходу из узких географических и хронологических рамок, к изучению тех исторических событий и явлений, которые, в конечном итоге, изменили или меняют картину мира.

Историография как социальная наука всегда находилась и находится в поле политических и идеологических воздействий. Дискуссии между историками — это не просто споры об истине или о проблеме фактической достоверности, это во многих случаях дебаты об исторической справедливости, национальной славе, культурно-исторической идентичности, о современном политическом выборе и исторической перспективе.
Еще совсем недавно очевидный спад интереса к исследованию материальных факторов и социально-экономических структур выразился в том, что социальной истории был предъявлен целый букет более или менее обоснованных обвинений и упреков, а среди историков резко возросло увлечение изучением высокой и низкой культуры на фундаменте исторической антропологии. Это направление блистало именами первой величины.
Все большее значение приобрело изучение отношений между полами и поколениями, религиозных убеждений и верований, роли и традиций воспитания и образования, локальной и региональной истории. В центре внимания находились уже не коллективные феномены, а маленькие группы и даже отдельные индивиды. Но при этом возникла опасность чрезмерного разветвления и раздробления исторических исследований. Темы и проблемы так называемой «тоннельной истории» зачастую производили впечатление случайных и выхваченных наугад.

В дискуссиях конца 90-х годов на страницах журналов «Прошлое и настоящее», «История и теория», «История историографии», «История и общество» звучали обоснованные предостережения против излишнего увлечения «культурно-символической» антропологией.

Произошло новое обращение к политике и проблемам современности, чему в значительной мере способствовали общемировые процессы начала ХХ! в. Пленарное заседание ХХ международного конгресса исторических наук (2005 г., Сидней) было посвящено теме «Глобализация и её пределы». Было отмечено интегрирующее значение ряда признаков современного подхода к историческим явлениям, связанных со стандартизацией производства и потребления, сближением Востока и Запада, достижением определенного уровня экономического развития многими современными развитыми странами, информационной глобализацией, общностью экологических проблем современного общества.

Однако лимиты глобализации в оценках исторического прошлого также очевидны, и национальные приоритеты здесь не вытеснены глобализационными оценками. Об этом свидетельствуют и тенденции развития современной казахстанской историографии.

Одной из активно обсуждаемых тем в мировом историческом сообществе является в последнее время «экоистория». Внимание концентрируется вокруг таких проблем, как взаимодействие природы и культуры, роль политики в области экологии, своеобразие природных факторов в истории тех или иных исторических сообществ.
Человек как общественный феномен является одновременно и звеном экосистемы, которая также влияет на социокультурные факторы исторического развития. Экоистория имеет важное значение в современных условиях выхода историографии из тесного русла евроцентристских и американоцен-тристских подходов.

Вместе с тем не стоит переоценивать современное влияние экоистории: она не изменила коренным образом кардинальные научные представления об историческом развитии. Её цель — скорее интегрировать разные «поддисциплины» вокруг одной темы, расширить сам объект исследования, включив в него изучение городской и сельской среды, тех регионов, которые до этого игнорировались евро-американской историографией.

В ходе дискуссии были выделены некоторые проблемы: во-первых, соотношение природной среды и культуры в новом осмыслении; во-вторых, действие политического фактора в «инвайрон-менталистской» историографии (т.е. изучение внешних воздействий, включая политические, экологические, влияние национализма и постколониализма).
Вопросы истории взаимоотношений человека с окружающей средой и науки об окружающей среде решались на материалах истории регионов, находящихся вне традиционного научного поля, обозначенного как «евро-американская историография». Биофакторы человеческого развития — эпидемии, климатические катастрофы, взаимодействие человека и земли в истории аграрных отношений и кочевого скотоводства, роль воды в засушливых степных и горных регионах — все это становится предметом исторических изысканий.

Очевидна тенденция к межгосударственным и транснациональным критериям в постановке глобальных проблем: активно вводится понятие «биорегион», элиминирующие категории государственных и этнических границ. Только межгосударственная кооперация способна дать ответ вызову современных биокатастроф. Речь идет как о землетрясениях, цунами, проблеме озоновых дыр, голоде, вызванном засухами, так и об источниках энергии, роли леса и степи, поддерживании уровня пресноводных озер и рек, влиянии климатических изменений на достаток производства средств пропитания. При всем разнообразии тем, подходов, методик историко-экологических исследований в данном направлении можно видеть плодотворное поле для междисциплинарной интеграции.

В последнее время активно рассматриваются теоретические проблемы изучения и преподавания истории: мифологизации истории, конструирования национальной идентичности, соотношения категории мифа, власти, исторических утопий, роль и ответственность историка в этой связи. Лейтмотивом стало обсуждение проблемы взаимоотношения между мифом и самой историей, мифом и исторической реконструкцией. Был поставлен вопрос, типичный в критике постмодернизма: можно ли сказать, что в ходе реконструкции истории строятся новые мифы? В этой связи актуальной выглядит постановка проблемы: как получается, что научная история становится мифологией? Одно из обстоятельств, этому способствующее, состоит в том, что перед научной историей стоят две задачи — научное познание прошлого и ориентация общества в окружающем мире, т.е. «социальный заказ».

По мнению К. Лоренца (Нидерланды) — одного из ведущих в мире специалистов по теоретическим проблемам исторического знания, историки, начиная от отцов «научной истории» Ранке и Гумбольдта, интерпретируя историю, творили новые мифы, самым крупным из которых был миф нации и последующее писание национальной истории.

«Война, мир, общество и межнациональный принцип в истории» — такова проблематика «большой темы» ХХ МКИН, воплотившаяся в дискуссиях вокруг следующих вопросов: «Справедливые войны — несправедливый мир?», «Изменения в концепции мира в истории и её причины», «Война, насилие и гендерные проблемы».

Ученые затронули проблемы социальной психологии, связанные с анализом внутреннего мира человека, где понятие мира занимало разное место в системе человеческих ценностей различных культур и эпох. Рассматривалась также проблема возможности сохранения мира насильственными методами — в этой постановке вопроса явно сказываются аспекты современной политики.
Важное внимание на международных форумах уделяется экономическим аспектам современной глобализации.

Обсуждаются перспективы изучения интеграционных моделей современного исторического развития, включающих такие категории, как финансовый рынок, собственность, торговые связи, миграции, экономическая конвергенция.

Оживленной дискуссией была отмечена работа секции ХХ МКИН «Учебник истории: от истории нации к истории граждан». Было поставлено несколько ключевых вопросов: роль школьного учебника в истории как инструмента формирования у учащихся национальной самоидентичности, понятие нации как таковое в современных условиях, т.е. в условиях европейской интеграции, с одной стороны, и наличие спорных проблем между нациями, которые отражаются в исторической учебной литературе — с другой. Был сделан вывод о том, что в настоящее время идет модельный процесс перехода учебной исторической литературы от этноцентризма, евроцентризма или ориентализма к включению национальной истории во всемирный контекст.

Отмечалась политизированность современного исторического образования, указывался фактор влияния государственных институтов на содержание школьных учебников по истории, стремящихся обеспечить патриотическое воспитание школьников через учебный материал.

Фамилия автора: Шлюпиков М В
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика