МИРОВАЯ НАУКА О ПРОБЛЕМАХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В настоящее время происходят глубокие изменения во всей системе международных отношений. Новым и наиболее существенным фактором в становлении и развитии современного мирового процесса стало такое явление, как глобализация.
В политической и научной среде идет заинтересованное обсуждение дальнейших путей глобального развития международных отношений в XXI в. В связи с этим ни один процесс в мире, каким бы масштабным или, напротив, частным он не был, нельзя рассматривать ограниченно, как таковой. Взаимосвязь и взаимозависимость явления глобализации и международных отношений в современных условиях только усиливаются, что у политиков и ученых требует учета и оценки обратного эффекта, всех последствий, как близких, так и более отдаленных.
Мнения ученых о сущности процесса глобализации, его конкретных проявлениях, предпосылках и последствиях далеко не однозначны. Несомненно одно — глобализация — это объективный процесс, который подготовлен всем ходом предшествующего развития и теперь вступил в качественно новый этап, и, по мнению многих специалистов-международников, тематика глобализации будет центральной в мировых политических, экономических и стратегических исследованиях в XXI в. [1].
В мировой научной мысли наиболее интересные дискуссии развернулись вокруг определений глобализации, вопросов адаптации различных стран к экономической глобализации и конкретных последствий глобализации для национальных экономики и политики.
В ходе дискуссий о понятии «глобализация» определилось несколько фундаментальных базовых подходов: культурологический, экономический, экологический и комплексный, отражающие разные ракурсы видения этой проблемы специалистами в разных научных областях.
По-разному подходят исследователи к проблемам адаптации: открытие общества для воздействия процессов глобализации, т. е. либерализация национальной экономической жизни и придание ей большей открытости; приспособление к существующей экономической жизни тех внутренних изменений, которые происходят вследствие открытия общества процессам глобализации, т.е. преодоление негативных последствий глобализации, при этом подчеркивается уязвимость национальных экономик вследствие повышения степеней их открытости и роста их взаимозависимости, что стало очевидно после азиатского финансового кризиса 1997-1998 гг. и, особенно, в условиях мирового финансового кризиса 2008 г.; усиливающееся расслоение внутри государств между отдельными отраслями, по-разному входящими в мировую экономику, неподготовленность стран к политическим и идеологическим аспектам глобализации: новые требования к образованию, необходимость политического и идеологического плюрализма и.т.д.
В целом можно отметить все возрастающее внимание западных ученых именно к проблемам адаптации национальных экономик к глобализации, что во многом, как нам видится, объясняется увеличением спроса на научные исследования и практические рекомендации со стороны национальных правительств [2; 22]. В азиатских странах подходы исследователей к изучению феномена глобализации несколько иные. Так, в новых индустриальных странах (НИС) особый акцент делается на изучении тех возможностей, которые глобализация открывает перед экономиками их стран. В большей части исследования (Республика Корея, Индонезия, Филиппины, Тайланд) носят чисто прикладной характер. Исследователи пишут о том, что в контексте глобализации первоочередное значение имеют: разработка стратегии экономического роста, изменение роли государства в управлении экономикой страны, отслеживание им влияния глобализации на различные стороны экономической и политической жизни страны, на различные социальные слои и регионы, формирование региональной политики.
Подобные подходы к глобализации прослеживаются и в развивающихся странах, но есть и особенности, а именно: особое внимание на негативные аспекты глобализации и ярко выраженная антиимпериалистическая риторика, обусловленная трактовкой глобализации как новой формы неоколониализма, и обвинение Запада в нежелании «справедливо» делиться плодами глобализации. Наиболее четко эти тенденции прослеживаются в индийской науке, представители которой пишут о том, что даже сам термин «глобализация» отражает идеологию мирового рынка, правила работы которого определяются МВД, Всемирным банком и лидерами «большой семерки», роль морального дирижера — победителя в «холодной войне» — на этом рынке играют США [2; 32]. Максимально же страдают от глобализации страны Юга, прежде всего от того, что привносимые западные ценности разрушают традиционные социальные структуры, не создаются новые, глобализация вступает в противоречие с фундаментальными индийскими ценностями общества и несет угрозу и традициям, и обществу.
Ряд азиатских ученых (Бангладеш, Египет) подвергают сомнению позитивный смысл понятия «глобализация», а последствиями её считают усиление противостояния Севера и Юга, усиление политического влияния Запада в освободившихся странах; программу структурной перестройки национальных экономик в соответствии с требованиями глобализации — «потенциальным экономическим геноцидом».
Особого внимания заслуживает китайская наука, которая активно и весьма плодотворно изучает глобализацию во многих аспектах, при этом китайский подход к глобализации основан на принципе разделения политики и экономики. В политической глобализации китайские исследователи видят угрозу вмешательства во внутренние дела КНР и считают её неприемлемой для Китая.
В оценке экономической глобализации мы видим двойственность китайской науки. С одной стороны, глобализация рассматривается как возможность решения своих экономических проблем (выход на мировые рынки, доступ к капиталам и современным технологиям и т.д). С другой — исследователи оставляют без внимания обратную сторону глобализации — необходимость «делиться» суверенитетом, делегирование международным экономическим институтам части национальных полномочий
и т. д.
Но в целом же в работах китайских авторов, занимающихся исследованием глобализации, мы видим много общего с работами ученых из НИС, а именно — практическая направленность исследований. Это нашло отражение и в предложенных КНР «четырех принципах нового миропорядка» [3],
из которых следует, что диалог и сотрудничество стран, а не упреки в адрес развитого мира должны стать наиболее оптимальным путем повышения уровня развития стран.
В 90-е годы в российской науке наиболее распространено негативное отношение к глобализации, причем, как отмечает В. В. Михеев, «неприятие глобализации носит больше эмоциональный, нежели концептуальный характер» [2; 43]. В последние годы сформировался широкий спектр мнений, в том числе более прагматичное отношение к глобализации [4].
Исследователи обобщают имеющиеся точки зрения, предлагают проекты регулирования и оптимального встраивания в этот неизбежный процесс, предсказывают отнюдь не однозначные следствия в будущем для самих движущих сил глобализации [5]. Директор Института проблем глобализации М. Делягин выделил аспект глобализации, который, по его мнению, делает поведение США необратимым. Это переход США и их экономики из постиндустриального общества в новую стадию — «информационного общества, в котором лидерство основывается не на способности продуцировать новые технологические принципы, не на отрыве в новейших индустриальных и электронных технологиях, а на практической монополизации технологий управления и формирования сознания и на создании мегатехнологий, сам факт применения которых исключает возможность конкуренции. В такой системе, где уменьшается роль денег и наличия развитого промышленного производства, абсолютной необходимостью для самого существования лидера становится униформация мира» [6].
Но в то же время почти нет работ, посвященных теоретико-методологическим, философским основам феномена глобализма, которые бы проследили формирование самой идеологии глобализма. Одну из первых таких попыток делает Н.А.Нарочницкая в своем острополемическом труде [7].
Она пишет, что под эгидой США Запад выстраивался как единое геополитическое, экономическое, военное и культурное консолидированное целое. Идеи единой Европы и постепенное превращение её в некое супергосударство с наднациональными институтами управления были составной частью глобальной стратегии США [7; 300]. У глобализации, подчеркивает Н.А.Нарочницкая, независимо от культурно-исторических типов мировых цивилизаций, два аспекта, намеренно смешиваемые. Один — естественный, ведь ни одно крупное событие или явление в области культуры, политики, экономики не может не влиять на весь остальной мир, в котором свободно движутся капиталы и людские ресурсы, в котором деятельность ТНК, финансовых институтов, информационные технологии создают над уровнем международных отношений суверенных субъектов второй уровень, не совпадающий с первым, вступающий с первым в противоречие. В общественном сознании утверждается мотив не просто сильнейшего (США), а тождество мира и себя, где остальные — провинция, не имеющая права на историческую инициативу.
Формируемая США идеология «глобализма», а вслед за этим идея «глобального управления» существенно отличаются по целям от урегулирования естественных аспектов экономической и финансовой глобализации. «Мировое сообщество», считает Н.А.Нарочницкая, — это сначала избранный круг привилегированных стран, который в целях «глобального управления» расширил круг избранничества до мировой элиты из представителей национальных элит, отказавшихся от национального интереса и работающих над созданием мирового сверхобщества. Исследователь показывает, как развивались идеологические доктрины, призванные легитимизировать новое понятие «мировое сообщество», и через воздействие на элиты других обществ и государств превратить их в объект «глобального управления». Идеология глобализма последовательно усиливала акцент на «гражданском обществе», в противовес концепции традиционного национального сообщества, представленного в мировой цивилизации многообразными типами, в зависимости от религиозно-философских основ. Гражданское общество в интерпретации глобалистики отвергает все религиозные, национальные, исторические связи внутри национального сообщества, требует «открытия архаичного и тоталитарного» общества, порожденного традицией национальной и религиозной культуры [7; 303].
В целом сегодняшняя российская общественно-политическая наука выявляет экономические и финансовые причины «интернационализации» хозяйственной жизни и экономики, роль транснациональных корпораций и финансовых институтов, информационных технологий в современном глобализирующемся мире.
В нашей стране проблемы глобализации стали предметом исследований лишь в последнее десятилетие, когда воздействие глобальных процессов на экономику Казахстана стало непосредственным.
Естественно, особый интерес к проблемам глобализации проявляют сотрудники отдела глобалистики и экономической безопасности Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК (КИСИ) [8]. Они отмечают разную степень влияния глобализации на развитые и развивающиеся страны. Несправедливое распределение благ в условиях глобализации, по мнению ка
захстанских исследователей, порождает угрозу конфликтов на всех уровнях, особую же опасность представляет угроза национальному суверенитету [9]. В целом казахстанские исследователи считают глобализацию неизбежной реальностью современной системы международных отношений.
Проанализировав исследовательскую литературу по проблемам глобализации, можно отметить, что ведущие страны вступили в XXI в. с разными представлениями о том, каковы долгосрочные тенденции развития международных отношений, что внешняя политика США, Европы, Китая, Индии, России, Казахстана покоится на довольно разных теоретических и мировоззренческих основаниях, притом что сами эти государства как никогда тесно связаны друг с другом в сфере безопасности, экономики, информационных технологий. На наш взгляд, исследователи всех стран, обращаясь к проблемам глобализации, признают, что она — одна из основных закономерностей современного мирового развития, проходит по всем сферам функционирования общества: экономической, политической, культурной, правовой, экологической и т.д. Количественно преобладают исследования по проблемам адаптации национальных экономик к глобализации, что свидетельствует о существующем социальном заказе на практические рекомендации со стороны национальных правительств.
Вместе с тем еще недостаточно разработаны теоретико-методологические основы феномена «глобализация».

Список литературы
Глобализация и стратегия развития. ЮНКТАД, 2000. — С. 28-29; Вебер А. Актуальные вопросы глобализации // Мировая экономика и международные отношения. — 1999. № 5. — С. 47—18.
См. Михеев В.В. Глобализация и азиатский регионализм: вызовы для России. — М., 2001.
См. ТитаренкоМ.Л. Китай на пути модернизации и реформ. — М., 1993; Россия в АТЭС: новые возможности в новых условиях. — М., 2000.
Стратегия развития России в АТР в XXI в.: аналитический доклад. — М., 2000.
Процессы глобализации: экономические, социальные и культурные аспекты. Проблемно-тематический сборник. — М., 2001; Уткин А.И. Ракурсы глобализации // Полития. — М., 2000-2001. — № 4; Уткин А.И. Мировой порядок XXI в. —
М., 2001.
Практика глобализации: игры и правила новой эпохи / Под ред. М.Г.Делягина. — М., 2000; Постсоветские страны в условиях глобализации. — М., 2001.
Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. — М.: Междунар. отношения, 2003.
См. ANALITIK — Аналитическое обозрение. 2001. — № 4-5; 2002. — № 4.
Глобализация: за и против // Саясат. — 2001. — № 12; Есентугелов А. Стратегия безопасного экономического развития Казахстана в условиях глобализации // Аль-Пари. — 2002. — № 1. — С. 3.

Фамилия автора: Батурина Л Л
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика