ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Центральная Азия географически представляет собой единый и исторически взаимосвязанный регион, но процесс суверенизации независимых государств Центральной Азии усугубил разрыв единого культурно-исторического пространства.
Разрыв в развитии республик Центральной Азии на современном этапе увеличивается из года в год. Казахстан обладает наибольшей площадью и наименьшей плотностью населения, на него приходится примерно 51 % суммарного регионального ВВП, большая часть которого страна получает за счет нефти. В Узбекистане самая большая численность населения, которая составляет 45 % всего населения региона. Кыргызстан и Туркменистан имеют почти одинаковое население. Но Туркменистан — пустынная страна с крупными энергетическими запасами, особенно запасами природного газа, который дает 16 % регионального ВВП. А Кыргызстан — небольшая горная страна с незначительными природными ресурсами, за исключением водных ресурсов, гидроэнергетики и некоторого количества золота, что дает 5 % регионального ВВП. Таджикистан похож на Кыргызстан с точки зрения ресурсов и размера, но он еще беднее и более изолирован.
Несмотря на различия по площади, численности населения и экономической мощи, страны региона обладают рядом общих характеристик, включая советское наследие, трудности в доступе к мировым рынкам, экологические проблемы, значительную подверженность стихийным бедствиям и антропогенным угрозам, ухудшающуюся систему социального обеспечения, а также сложную политическую ситуацию и проблемы управления.
Страны Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан) имеют общую численность населения на начало 2006 г. 58223,6 тыс. чел. Самая большая численность в Узбекистане — 26100,0 тыс. чел., при плотности населения 56 человек на квадратный километр; в Казахстане — 15219,3 тыс. чел., 6 человек на квадратный километр; Таджикистане — 6920,3 тыс. чел., 48 человек на квадратный километр; в Киргизии — 5138,7 тыс. чел., 26 человек на квадратный километр, Туркмении — 4845,3 тыс. чел., 10 человек на квадратный километр.
При советской власти в республиках Центральной Азии был достигнут значительный рост численности населения и продолжительности жизни, а также произошли улучшения в здравоохранении, образовании и уровне жизни. В начале 1920-х гг. население было в основном неграмотным, а продолжительность жизни была ниже 40 лет. За последующие 70 лет весь регион добился почти полной грамотности, а средняя продолжительность жизни выросла до 68-70 лет. И хотя численность населения Центральной Азии после распада Советского Союза продолжала увеличиваться в период с 1990 по 2004 гг., темпы ее роста снизились по сравнению с предыдущими годами. Обусловлено это в основном тремя причинами. Первая — эмиграция, особенно в первые годы независимости. Больше всех пострадал Казахстан, и именно эмиграцией в основном обусловлено снижение численности в этой республике. Вторая причина — это снижение уровня рождаемости во всех странах региона с 1992 г., по крайней мере, на 25 %. И, как следствие, наблюдалось значительное уменьшение числа детей в возрасте до пяти лет. Например, в Таджикистане в 1990 г. эта группа составляла 18 % населения, а
уже в 1998 г. — всего 13,5 %. Наконец, третья — резкое снижение ожидаемой продолжительности жизни при рождении из-за распада государственной системы здравоохранения и значительного снижения затрат на социальную сферу во всех государствах Центральной Азии с 1990 г.
За период с 1999 по 2005 гг. рост числа рождений наблюдается только в Республике Казахстан — с 217578 до 278977. Уменьшение числа рождений мы наблюдаем в Узбекистане — с 544788 до 513000 (2001), Таджикистане — с 180900 до 178000 (2001). Данные по Туркменистану только за 1999 г. — 88017 родившихся. Одним из показателей рождаемости являются повозрастные коэффициенты. В Республике Казахстан число родившихся на тыс. женщин в возрасте 15-49 лет показывает динамику роста, лишь в возрасте 15-19 лет — снижение показателя с 33,92 до 26,03. Одним из точных показателей воспроизводства населения является суммарный коэффициент рождаемости, который в Казахстане вырос с 1,80 в 1999 г. до 2,22 в 2005 г., что является простым воспроизводством, замещающим поколение. Рост числа рождений в Республике Казахстан в последние годы можно объяснить улучшением социально-экономической ситуации, реализацией отложенных рождений 90-х годов, высокой численностью женщин фертильного возраста. В Республике Кыргызстан за период с 1999 по 2005 гг. происходит снижение повозрастных коэффициентов рождаемости, а также снижение СКР с 2,63 в 1999-м до 2,58 в 2005 г. Нетто-коэффициент также показывает снижение. По остальным республикам Центральной Азии мы не имеем полных данных. По Таджикистану и Узбекистану есть данные только по СКР за 1999-2000 гг. — 3,84; 3,68 и 2,72; 2,58 соответственно. Эти данные показывают, что идет процесс снижения рождаемости как в Таджикистане, так и в Узбекистане. В Таджикистане мы имеем расширенное воспроизводство населения, т.е на каждую женщину в возрасте от 15 до 49 лет приходится от 3 до 4-х рождений, в Узбекистане — чуть больше простого воспроизводства. В Туркменистане в 1999 было 2,2 рождения на каждую женщину в возрасте от 15 до 49 лет — это простое воспроизводство населения. Уровень рождаемости снизился в каждой из стран со времени обретения независимости как минимум, на 25 %.
Показатели смертности в республиках Центральной Азии растут. По показателям материнской смертности существуют различия в разных государствах Центральной Азии. Высокий уровень материнской смертности в регионе вызван ранней беременностью, частыми родами и короткими интервалами между ними, большим количеством абортов, недостаточным уходом во время беременности и после рождения ребенка. Так, например, в Таджикистане участие квалифицированного персонала при родах сократилось с 93,6 % от общего числа рождений до 67,3 — в 2001 г.
Официальные оценки младенческой и детской (до 5 лет) смертности показывают значительный разброс по странам. Вызывает удивление тот факт, что уровень смертности в богатых ресурсами Казахстане и Туркменистане выше, чем в Узбекистане или Кыргызстане. Однако различия могут оказаться преувеличенными, так как официальные данные по детской смертности и оценки проведенных опросов значительно расходятся. В Узбекистане данные, полученные по результатам опросов, на треть превышают официальные данные; в Кыргызстане, Таджикистане и Туркменистане данные опросов в два раза выше официальных. Расхождения объясняются занижением сведений и некачественными статистическими данными.
В Казахстане в период с 1999 по 2005 гг. младенческая смертность по статистике показывает снижение с 22,7 до 15,3, по годам мы видим колебания между снижением и подъемом. Кыргызстан показывает снижение младенческой смертности в 1999, 2000, 2001, 2002 гг., подъем младенческой смертности в 2004-2005 гг., причем существенный — с 20,9 до 29,7! Данный показатель в Таджикистане в 1999-2000 — 40,0 смертей на тысячу рождений. В Туркменистане в 1999 г. было 25,4 смерти на тысячу рождений. В Узбекистане в 1999 — 20,2 и в 2001 — 18,3. Заболевания дыхательной системы, перинатальные заболевания, инфекционные болезни, а также паразитарные болезни — основные причины высокого уровня детской смертности.
В республиках Центральной Азии рост числа смертей происходит от болезней системы кровообращения, болезней органов пищеварения, от несчастных случаев, травм и отравлений. Но в отличие от Казахстана смертность от несчастных случаев травм и отравлений в других республиках не растет.
За годы независимости основные индикаторы здоровья в Центральной Азии ухудшились. Растущая бедность, упадок системы социальной защиты, а также растущее число инфекционных и неинфекционных заболеваний резко сократили показатели средней продолжительности жизни, хотя они и стали улучшаться с конца 1990-х гг. Особенно сократились показатели средней продолжительности жизни мужчин. Эту тенденцию можно частично объяснить поведенческими причинами, такими как эмоциональные стрессы, излишнее употребление алкоголя, курение и употребление наркотиков. Хотя средняя продолжительность жизни у женщин выше, чем у мужчин, состояние здоровья
женщин не лучше. Это связано и с упадком службы охраны материнства, хроническим недостатком питания и дефицитом микроэлементов. Самая высокая продолжительность жизни в Киргизии и Таджикистане — 68,5; 68,4 года соответственно, затем в Туркмении — 66,9 и самая низкая в Казахстане — 65,9. По Узбекистану у нас данных по этому показателю нет. Ожидаемая продолжительность жизни среди мужчин самая низкая в Казахстане — 60,3, самая высокая в Таджикистане — здесь мужчины в среднем живут 66,1 года, в Туркмении — 63,4 года. Среди женщин этот показатель самый высокий среди киргизок — 72,2 года. Надо отметить, что за период с 1999 по 2005 гг. среди казашек средняя продолжительность жизни выросла на один год. В Таджикистане и Туркмении в 1999 г. женщины в среднем жили до 70,8 и 70,4 года.
Увеличение случаев заболевания туберкулезом с момента обретения независимости связано с резким ухудшением социально-экономических условий и системы здравоохранения. С 1990 по 2002 гг. количество случаев заболевания туберкулезом в странах Центральной Азии увеличилось в два и более раз. Рост числа случаев заболеваемости туберкулезом в странах Центральной Азии в 1990-2002 гг. — 100 %, причем затронутыми оказываются преимущественно бедные районы и молодые возрастные группы. В Центральной Азии идет стремительный рост заболеваемости ВИЧ/СПИДом до 1600 % с 2000 по 2004 гг. Так, в 1996 г. было зарегистрировано только 50 случаев, а в 2004 г. — 8078. При этом отмечается увеличение числа заболеваний между 2000 и 2003 гг. — трехкратное в Казахстане, девятикратное в Кыргызстане, в 17 раз — в Таджикистане и в 16 раз — в Узбекистане. По мнению местных и международных экспертов, эпидемия ВИЧ/СПИД распространяется, по крайней мере, в 10 раз быстрее, чем это показывают официальные оценки. По мнению национальных экспертов, в региональной перспективе одной из самых угрожающих проблем в здравоохранении является рост инфекционных заболеваний: от туберкулеза и ВИЧ/СПИДа.
Трансграничная миграция связывает воедино регионы, местное население и государства, при этом возникают риски и выгоды как для самих мигрантов и их семей, так и для стран выезда и принимающих стран. В начале и середине 1990-х гг. в Центральной Азии существовала не только трудовая миграция, но и потоки беженцев. Так, в 2005 г., после событий в узбекском Андижане, около 500 беженцев перешли границу с Кыргызстаном. Данные о миграции в республиках Центральной Азии не только сложно получить, они не отличаются надежностью. С начала 1989 г. по причине миграции Казахстан покинули около 3 млн. человек, что составляет более 20 % населения страны; Таджикистан — около 11 %; Узбекистан — более 1 млн. жителей, или около 4 %; Кыргызстан — более 7 %. Миграционные потоки можно разделить на две категории: миграция по политическим факторам и миграция по экономическим факторам.
К первой категории относятся в основном этнические русские, которые, наряду с немцами и украинцами, покинули Центральную Азию сразу же после обретения странами региона независимости, из-за беспокойства относительно своего политического будущего при новом режиме, где ведущую роль стали играть представители титульных этнических групп. По некоторым оценкам, более четверти всех этнических русских покинули Центральную Азию, начиная с 1989 г. Миграция второй категории начала расти с середины 1990-х гг., когда экономическая мотивация стала основной причиной миграции из Центральной Азии. Многие мигранты покинули места своего проживания в поисках
лучших экономических возможностей в России и в Казахстане. Согласно кыргызским официальным оценкам в России проживают около 30 тыс. кыргызских мигрантов, однако неофициальные источники как в России, так и в Кыргызской Республике оценивают их количество от 200 тыс. до 500 тыс. человек, при этом последняя цифра равна почти 10 % от общей численности населения Кыргызской Республики. Количество мигрантов из Таджикистана, работающих в России, составляет от 5 % до, возможно, 18 % населения страны. Большая часть из них работает нелегально. Количество мигрантов из Узбекистана составляет от 600 тыс. до 1,5 млн. человек, или от 3 до 6 % населения. В Туркменистане, имевшем значительный чистый приток населения в первые годы независимости, уже в 19982000 гг. число эмигрантов в 4 раза превысило число иммигрантов, при этом 78 % эмигрантов направлялись в Россию.
В настоящее время миграция в Центральной Азии характеризуется ростом числа циклических поездок временных мигрантов. Рабочие уезжают на три или шесть месяцев, возвращаются домой, уезжают снова, и так цикл продолжается. Тенденцией последних лет является рост числа мигрантов среди женщин. Все больше женщин находят постоянное место работы в секторе услуг в России, Казахстане.
Показателем качества жизни является индекс человеческого развития, основанный на ожидаемой продолжительности жизни, образовании и личных доходах. ИРЧП за 2003 г. ниже показателя 1992 г. в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Страна Центральной Азии с самым высоким показателем ИРЧП из 177 стран мира — Казахстан (80-е место). Страна Центральной Азии с самым низким показателем ИРЧП — Таджикистан (122-е место). Показатели остальных стран ИРЧП: Туркменистан — 97; Узбекистан — 109 и Кыргызстан — 111.
Таким образом, за годы независимости демографическая ситуация в странах Центральной Азии ухудшилась. Продолжают оставаться серьезными демографическими проблемами в Центральной Азии: младенческая и материнская смертность, невысокая продолжительность жизни, рост инфекционных заболеваний (от туберкулеза и ВИЧ/СПИДа), высокая эмиграция.

Фамилия автора: Аймагамбетова Г Т
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика