РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ В ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ

Серьезные религиозно-политические движения в исламе впервые появились с возникновением исламского мазхаба (религиозно-правовой школы). Этот термин прежде всего означает пять наиболее крупных, ныне действующих в исламе религиозно-правовых школ: четыре суннитских (ханбалиты, ханафиты, шафииты, маликиты) и одна шиитская (джафариты), из которых рассмотрим две — хана-фитскую и ханбалитскую.
Ханафитскую школу основал в Ираке в VIII-IX вв. Абу Ханиф. Однако фактически решающую роль в разработке ханафитского учения сыграли Абу Йусуп Йакуб (ум. в 795) и ал-Хасан аш-Шайбани (ум. в 805), произведения которых и составили основу ханафитского мазхаба. Главная особенность этой школы, в отличие от других, — использование рациональных методов формулирования нормы фикха (мусульманское правоведение, или юриспруденция), позволяющей принимать правовые решения с учетом потребностей практики и местных обычаев. Благодаря наибольшей гибкости, приспосабливаемости к изменяющимся общественным отношениям, ханафитский мазхаб получил широкое распространение: его исповедует примерно половина мусульманского населения Земли, в том числе большинство мусульман СНГ. Ханафитский мазхаб характеризуется толерантностью, терпимостью к инакомыслящим, он лояльно относится и к христианам, и к иудеям.
Другая крайность — ханбалитский мазхаб. Данная школа, основоположником которой является Абдоллах Ахмед ибн Ханбал аш-Шейбани (780-855), возникла как религиозно-политическое движение и уже затем оформилась в религиозно-правовую школу.
Ее характерная особенность заключается в том, что ханбалиты отвергают, как в буквальном смысле, так и в аллегорическом толковании, текст Корана и хадисов, отрицают возможность любого рационалистического истолкования догматов веры. Признавая безусловность божественного предопределения, ханбалиты считали, что вера (иман) человека зависит от совершаемых им благих поступков. Важным аспектом ханбалитской идеологии стало отрицание любых нововведений в области вероучения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах.
Позднее Ханбалитскую идеологию скорректировал его преемник Таки ад-Дин ибн Таймийя (ум. в 1328). Одной из характерных черт его учения являлась крайняя жесткость в наказаниях. Отличительные признаки ханбалитской школы: крайняя жесткость, непризнание каких-либо новшеств, строгое истолкование хадисов и Священного Корана. Сейчас ханбалитская школа действует только в Саудовской Аравии и в странах Персидского залива.
Одним из направлений воззрений ибн Таймийи и крайним выражением принципов ханбалитов являются ваххабиты — религиозно-политическое течение, основанное в Аравии в сер. XVIII в. на базе учения Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба, проповедовавшего строжайшее соблюдение принципов единобожия, отказ от поклонения святым и святым местам, очищение ислама от поздних наслоений и нововведений, возврат к его первоначальной чистоте.
В области общественно-политической сферы ваххабиты проповедуют братство и единство всех мусульман, социальную гармонию, строгое соблюдение морально-этических принципов ислама, важное место отводят идее джихада. Идея джихада позволила идеологически оправдывать завоевательные войны дирийцев в начале XIX в. Когда в 1803 г. ваххабиты вошли в Мекку и Медину, они разрушили все мавзолеи и мечети с куполами, воздвигнутые в честь героев раннего ислама, в том числе памятники пророка Мухаммеда, дом его жены Хадиджи. Все мусульмане, отказавшиеся присоединиться к ваххабизму, объявлялись такфирами — неверными. После захвата Аравии (1932 г.) было образовано государство Саудидов — Королевство Саудовская Аравия. Правда, в настоящее время в Саудовской Аравии проповедуется несколько смягченная идеология аль Ваххаби, являющаяся официальной интерпретацией ислама.
В начале 20-х годов в Египте антиимпериалистическое движение породило ассоциацию «Братья-мусульмане», созданную в Исмаилии (Египет) в 1928 г. школьным шейхом Хасаном аль-Банной. Не выходя за рамки ханафитского мазхаба, Хасан аль-Банна развил идею панисламизма, разработал концепцию джихада (священной войны), которая оказала значительное влияние на многие современные мусульманские идеологические течения. Важное место в разработке идеологии аль-Банна занимают также произведения Сайда Кутба, Мустафы ас-Сибана — авторов «исламского социализма».
Ряд концепций, разработанных идеологами аль-Банны, широко используются ныне деятелями многих мусульманских экстремистских организаций. Конечной своей целью аль-Банна ставит создание в странах распространения ислама общества, построенного на принципах «исламской справедливости», при строгом соблюдении исламских норм жизни, сформулированных в Коране и шариате. Современные «Братья-мусульмане» составляют различные направления. Среди многочисленных организаций возникли правоэкстремистские течения, широко применяющие террор и опирающиеся в своей идеологии лишь на отдельные концепции аль-Банна и С.Кутба. Их деятельность в ряде мусульманских стран запрещена.
В современном мире религиозно-политический экстремизм и международный терроризм стали неотъемлемыми компонентами общественной и политической жизни целого ряда государств Центральной Азии. Активная деятельность радикальных, экстремистских организаций направлена в первую очередь на подрыв основ конституционного строя и разжигание религиозной вражды, в том числе насильственными методами, что неоспоримо является главной угрозой региональной и национальной безопасности, политической стабильности и религиозной терпимости стран Центральной Азии.
Проблема радикализма и экстремизма во многих государствах мира сегодня приобретает всё большую актуальность. Последние кровавые события на юге Киргизии, в Узбекистане и непрекращающаяся война в Афганистане служат тому ярким свидетельством. Ислам уже давно стал одним из определяющих факторов политического процесса, в свою очередь оказывающего огромное влияние на общественное бытие, а в какой-то степени и на личную жизнь людей. Сегодня уже трудно встретить человека, который бы не слышал о «Хизб-ат-Тахрир аль-Ислами», «Движении Талибан Афганистана», «Братьях-мусульманах» либо о так называемых ваххабитах. Регулярно в СМИ появляется информация об активизации деятельности того или иного радикально-экстремистского движения, о проведении заранее спланированных террористических актов, с последующим принятием ответственности за теракт «Хезболлой», «Хамасом», «Бригадой мучеников аль-Аксы». Продолжается настойчивое распространение агитационной продукции среди населения, ведется активная рекрутация молодежи в ряды сторонников «истинного ислама».
Прежде чем рассматривать более предметно вопрос о современной картине событий, происходящих в регионе, в первую очередь необходимо обратиться к проблеме интерпретации термина «экстремизм», выделить его разновидности. В Законе Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» данное понятие трактуется следующим образом: «Это насильственное изменение конституционного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв национальной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, руководство и участие в незаконном военизированном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни (политический экстремизм);
- разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан (религиозный экстремизм);
- разжигание расовой, национальной и родовой розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию (национальный экстремизм)» [1].
Повышенное внимание в мире сегодня вызывает исламский экстремизм, представленный около 200 организациями, имеющими три основных направления:
- суннитское, тяготеющее к Саудовской Аравии (по примеру созданной в Египте в 20-х годах религиозно-политической ассоциации «Братья-мусульмане»);
- проиранское, преимущественно шииты, выступающие с позиций исламской революции (например, «Хезболлах», «Организация моджахедов иранского народа», «Аль-Джихад аль-ислами»);
- палестинские, курдские и другие группировки националистического и сепаратистского плана, провозгласившие главной задачей устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путём воссоздания «Великого исламского халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, затем все более расширяя территорию своего влияния (так называемая трехступенчатая экспансивная программа).
На современном этапе наиболее опасные исламские радикально-экстремистские организации представляют собой мощную разветвленную сеть террористического синдиката. Их цель — это борьба с неисламским миром, бескомпромиссная война с «неверными». Их штаб-квартиры находятся в основном в странах Ближнего Востока и Центральной Азии. Многие организации имеют подразделения в США, Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, Дании, Финляндии, Нидерландах, Японии, ЮАР... Филиалы имеют собственные названия и своих лидеров. Это большая сеть, покрывшая мир. Структуры этой сети сообщаются между собой, их — сотни. Они живут своей, отдельной от всего остального мира, жизнью. Старые отмирают, новые нарождаются.
Одной из наиболее опасных религиозно-политических организаций, действующих в Центрально-Азиатском регионе, является «Движение Талибан Афганистана» (ДТА) — радикальное, ультраконсервативное исламистское движение суннитского толка (талибан — араб. студенты), первоначально возникло в Пакистане в 1989 г. В 1994 г. «ДТА» распространило свою деятельность на Афганистан, где начиналось движение студентов мусульманского духовного училища (медресе). Ядром движения стали 30 студентов (отсюда название) мусульманского духовного училища города Кандагар во главе с муллой Мухаммедом Омаром (р. 1962). Отличительной особенностью талибов стали чёрные тюрбаны и белые одежды. В условиях гражданской войны, не прекратившейся после свержения прокоммунистического режима Наджибуллы в 1992 г., талибы призывали афганское общество к единению и миру под знаменем ислама. На подконтрольных территориях талибан вводит нормы шариата, выполнение которых строго контролируется. Под запретом находятся телевидение, музыка, алкоголь, компьютеры, шахматы и многое другое. Талибы выступают за запрет женского образования. Объектами их нападений часто становятся школы; только в 2008 г. в северо-западном регионе Пакистана Сват ими было уничтожено более 150 школ.
Деятельность ДТА финансировалась за счет сделок от наркоторговли. По некоторым данным, движение ежегодно зарабатывало на наркобизнесе свыше 200 млн. долларов США. После размещения Коалиционных сил в Афганистане талибы вместе с боевиками других террористических групп («Аль-Каида», ИДУ), чеченскими и уйгурскими сепаратистами и т.д., размещавшимися на территории страны, укрылись в горных районах афгано-пакистанской границы. В настоящее время движение «Талибан» возобновилось и продолжает вести свою диверсионно-террористическую деятельность по дестабилизации обстановки в Афганистане с целью выдворения иностранного военного контингента из страны и свержения действующего конституционного режима. В июле 2008 г. в Пакистане в долине Сват талибы захватили в заложники 30 полицейских и солдат. Как отмечается в сообщении, тысячи мятежников осадили здание полицейского участка в городке Мингора в южной части долины, заявив, что в ближайшее время нападения боевиков-смертников на военнослужащих будут продолжаться, если пакистанские войска не будут выведены из долины Сват [2].
Крупнейшая из исламистских политических организаций в постсоветской Средней Азии — «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) фигурирует в списках госдепартамента США как одна из наиболее опасных международных экстремистских организаций. Политический руководитель Тахир Юлдашев — ветеран Вазиристанской войны, «центрально-азиатский террорист № 1», был пятым в списке из двенадцати самых разыскиваемых в Афганистане боевиков.
Данное движение было основано в 1996 г., в его состав вошли бывшие активисты целого ряда исламистских организаций Узбекистана, деятельность которых была запрещена президентом страны
Исламом Каримовым в 1992-1993 гг. («Адолат уюшмаси», «Исламская партия возрождения», «Ода-мийлик ва инсонпарварлик», «Ис-лом Лашкорлари» («Воины ислама»), «Исламская партия Туркестана». Лидеры «ИДУ», образованного с целью свержения конституционного строя в стране и построения исламского государства, рассматривают Казахстан как «плацдарм» для проведения экстремистской деятельности в Узбекистане, а также «базу» для укрытия и легализации.
Особое внимание хотелось бы уделить экстремистской религиозно-политической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», которая замыкает перечень террористических, сепаратистских и экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территориях государств — членов ШОС. Она только 36-я по алфавиту наименований, но по степени опасности, которую такие организации представляют для национальной безопасности государств — членов ШОС, на сегодняшний день входит в «лидирующую» группу. «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», наряду с «Аль-Каидой», «Движением Талибан» и «Исламским движением Узбекистана», представляет угрозу национальной безопасности всех государств — членов Шанхайской пятёрки, и не случайно в настоящее временя она запрещена в 5 государствах (Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан).
Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами (араб. «Партия (исламского) освобождения»), «ХТ» — организация, основанная в 1953 г. в Иерусалиме судьёй местного шариатского апелляционного суда Такиуд-дином ан-Набхани (1908-1977 гг.) в качестве филиала египетского движения «Братья-мусульмане». Через месяц организацию запретили в Иордании, а в 1955 г. самому Набхани запретили въезд в страну. Тем не менее он продолжал вести подрывную деятельность в Сирии, Ливане, Ираке, где также подвергался преследованиям со стороны властей. После смерти ан-Набхани организацию возглавил палестинец Абдул Кадим Заллум, после смерти которого организацией руководит Ата Абу Рашта, по прозвищу Абу Есин. В Европе самое большое отделение партии находится в Великобритании (от 9,5 до 10 тыс. членов). «ХТ» привлекла внимание СМИ всего мира в 2007 г., когда на международной конференции в Индонезии на стадионе собралось около 100 тыс. членов.
«Партия» изначально ставила своей целью противостояние сионистской экспансии в Палестине и, соответственно, на тот период не представляла значительного интереса для спецслужб и правоохранительных органов государств, образовавших позднее Шанхайскую организацию сотрудничества. Все изменилось в 90-х годах прошлого столетия, когда приоритет ею стал отдаваться борьбе за построение в Центральной Азии всеобщего государства — халифата, основанного на законах шариата, восстановление справедливого исламского образа жизни и воплощение в нём исламской системы. А после 1998 г. она стала проявлять активность не только в Центрально-Азиатских государствах, но и на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китайской Народной Республики, а также в Северо-Кавказском и Поволжском регионах и крупных городах Российской Федерации.
Лидеры организации, используя имеющиеся в обществе социальные проблемы, стараются убедить население в том, что только при халифате будет достойная, справедливая жизнь и только исламский образ жизни может создать достойные условия существования. Они открыто призывают к гражданскому неповиновению, разжигают религиозный фанатизм, межнациональную рознь, дают конкретные рекомендации по изменению существующего конституционного строя в том или ином государстве.
В 2000 г. члены организации приняли участие в Совете («Шуре») Афганистана, наряду с такими реакционными террористическими организациями, как «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», чеченскими сепаратистами, где также присутствовал и Усама бен Ладен. При этом активисты организации периодически утверждают, что «Хизб-ут-Тахрир» всегда осуждала террористические акции и отрицательно относится к любым военным действиям, в ее деятельности отсутствуют призывы к изменению политической системы государств насильственными методами. Однако спецслужбы и правоохранительные органы Узбекистана одними из первых в Центральной Азии убедились в том, что данная организация подрывает национальную безопасность республики, и противопоставили ее противоправной деятельности весь комплекс мер, установленный национальным законодательством.
Практически организация «Хизб-ут-Тахрир», в той или иной степени, действует во всех странах, где население или его значительная часть исповедует ислам, причем в большинстве стран филиалы организации функционируют нелегально. По данным Фонда «Наследие» («The Heritage Foundation))), «XT» действует в 40 странах мира, в каждой из которых имеет от 5 до 10 тыс. убежденных членов. Точное количество членов неизвестно, но предположительно насчитывает миллионы человек.
Решением городского суда Астаны «Хизб-ут-Тахрир» признана экстремистской организацией и ее деятельность запрещена на территории всей республики. Сторонники «партии» проявляли активность на территории Казахстана с 1998 г. По оценке Генеральной прокуратуры республики, их дея
тельность в Казахстане направлена на изменение конституционного строя, нарушение суверенитета, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, а также на подрыв национальной безопасности государства, разжигание социальной розни и религиозной вражды.
В 2004 г. на территории Республики Казахстан было зафиксировано более 180 фактов распространения листовок и другой печатной продукции «Хизб-ут-Тахрир» с антиконституционными призывами. По данным фактам правоохранительными органами возбуждено 111 уголовных дел. В настоящее время продолжается следствие, ведутся закрытые разбирательства в отношении участников «партии» в Карагандинском суде.
Изучая факты и последствия деятельности «XT», нельзя не вспомнить о майских беспорядках 2005 г. в Андижане, где центральную роль играла местная группа «Акрамия». Известный американский эксперт, директор отдела анализа и исследований фонда «NEFA» Р.Санди в своей статье отмечает, что события в Андижане — не спонтанная и не мирная демонстрация [3]. Это тщательно спланированное нападение на государственные учреждения Узбекистана. Он подчеркивает, что акция была осуществлена вооруженными людьми, имевшими определенный уровень военной подготовки, среди которых находились граждане Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Также стоит отметить, что вся полнота ответственности за эти события лежит на организации «Акрамия», которая является «осколком» «Хизб-ут-Тахрир». Основной целью вооруженных преступников в Андижане являлось установление халифата во всей Ферганской долине, причем подготовка к событиям мая 2005 г. началась еще в апреле 2004 г.
В заключение хотелось бы уделить особое внимание вопросу о противодействии и мерах по профилактике проявлений религиозного экстремизма. Последователи радикального ислама воплощают в реальность тщательно спланированный этап — усиленного «промывания мозгов» молодежи с предварительной идеологической обработкой будущих сторонников «чистого, истинного ислама». Сейчас как никогда возникает острая необходимость нахождения эффективных путей нейтрализации угрозы для обеспечения безопасности стран Центральной Азии, в частности, Казахстана. К примеру, в плане противодействия деятельности «Движения Талибан Афганистана» Совет Безопасности ООН принял ряд резолюций (1267, 1333, 1390, 1455, 1617), в которых излагаются меры, направленные против лиц и организаций, финансирующих деятельность террористов, а также участвующих в организации и осуществлении терактов. В 1999 г. СБ ООН создал Комитет по санкциям против «Аль-Каиды» и «Движения Талибан Афганистана».
К чему может привести деятельность религиозных экстремистов, прикрывающихся лозунгами единого халифата? Трагические результаты их деятельности почувствовали на себе уже многие. К сожалению, мы уже предупреждены и научены этим печальным опытом, тому свидетельством зверские убийства в Андижане, массовые беспорядки в Намангане, террористические акты в Ташкенте, события в Кыргызстане, Таджикистане, Янгиабаде. Происходящие события дают четкую картину того, что так называемые объявившие себя «воинами ислама» экстремисты, террористы, существующие за счет зарубежного финансирования, не имеют ничего общего с исламом.
Таким образом, необходимо отметить, что запрещение экстремистских и террористических организаций не является определяющим моментом в деятельности нашего государства, приоритет отдается мерам, направленным на предупреждение экстремистской деятельности, на раскрытие истинных духовных ценностей религий, на раскрытие положения о несовместимости религиозного экстремизма с истинным пониманием религии. При проведении этой работы необходимо сотрудничество государственных органов с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами республики.

Список литературы
1. Закон Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» // Казахстанская правда, 2005. — № 31. — 2 с.
2. По материалам ИТАР-ТАСС 29 июля 2008 г. Лента новостей «РИА Новости», Информационная служба России.
3. Искандеров Шерали. Социально-экономическая и общественно-политическая жизнь Узбекистана // Правда Востока. 2007. — 3 февр.

Фамилия автора: Айтбаев О А
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика