Правовой статус специального суда по Сьерра-Леоне

Агрессивные войны, запрещенные средства и методы ведения войны, массовые и грубейшие нарушения прав и свобод человека, как в военное, так и в мирное время, особо опасные преступные действия государств в отношении окружающей природный среды — все эти и многие другие, в совокупности, деяния, совершаемые непосредственно государствами, способствовали признанию и развитию международной уголовной юстиции, когда в соответствии с международным правом цивилизованным сообществом государств принимаются адекватные, обоснованные, ответные меры по противодействию такой преступной деятельности отдельных стран.

Кровопролитные войны сопутствовали всем предшествующим эпохам, их опасность и продолжительность, жестокость и разрушительные последствия увеличивались во все возрастающих масштабах. Если в войнах в XVI в. на Европейском континенте погибли 3 млн. человек, в XVIII в. — 5,2 млн., то в войнах ХХ в. число погибших возросло многократно. Так, Первая мировая война унесла 10 млн. жизней, Вторая — свыше 50 млн. При этом только от бомбардировок погибло 2 млн. гражданского населения. О последствиях термоядерной войны, если бы она началась, достаточно хорошо известно: обоснованные научные расчеты показывают, что в результате погибла бы человеческая цивилизация [1].

В связи с изложенным выше предполагается необходимым еще раз отметить об особой, повышенной роли именно международного права в актуальных вопросах поддержания международного мира и безопасности, установления твердых правовых гарантий в целях обеспечения международного правопорядка и международной законности, как бы не ставили в настоящее время под сомнение эффективность международного права и его способность выполнять данную миссию. Дело, как мы все понимаем, не в международном праве, а в «международном правосознании» - всего человечества и добросовестности всех государств, так как международное право эффективно настолько, насколько его соблюдают сами создатели и в первую очередь государства. А в целях недопущения, предотвращения любых серьезных нарушений международного права и справедливой ответственности за такие нарушения, чрезвычайно необходимо повышать роль именно международной уголовной юстиции.

Ядро международной уголовной юстиции образуют так называемые «международные юрисдик-ционные органы» — создаваемые на основе международного права специализированные судебные органы, правомочные проводить судебное преследование и наказание в отношении лиц, совершающих либо виновных в совершении серьезных преступлений против международного права.

Впервые термин «преступления против международного права» и сам международный уголовный процесс, как известно, имели место после Второй мировой войны — самой кровопролитной и жестокой в истории человечества войны. Именно в Приговоре Нюрнбергского военного трибунала в 1945 г. впервые было установлено: «Преступления против международного права совершаются не абстрактными категориями, а конкретными индивидами и только путем привлечения к ответственности виновных лиц могут быть соблюдены установления международного права».

После беспрецедентных во всей истории человечества международных уголовных процессов в Нюрнберге и Токио в 1945-1946 гг., с созданием ООН и утверждением основополагающих принципов международного права и принимаемых в соответствии с ними и в их развитие международными договорными нормами по безопасности и сотрудничеству между всеми государствами мира, человечество в определенной мере осознало недопустимость повтора тех злодеяний, которые имели место в период Первой и Второй мировых войн. Хотя, справедливости ради, нужно заметить, что практически с первых дней создания ООН в ее специализированных органах не прекращалась работа по разработке и принятию проекта Статута Международного уголовного суда, который предполагалось учредить в будущем и также проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

Как мы теперь можем судить, эти опасения и намерения все же создать такой орган международной уголовной юстиции не были напрасными, так как установить прочный мир и укрепить веру человечества в право (международное право), обеспечить должный правопорядок и стабильность повсеместно, как мы можем видеть, не удалось и оказалось делом очень и очень сложным.

Уже в период после создания ООН, имея за плечами горький опыт, отдельные страны, демонстрируя свои имперские амбиции, подстраивая международное право под собственные корыстные национальные интересы во внешнеполитической сфере, не желая признавать «силу права» в международных отношениях, так или иначе, шли на совершение серьезных международных противоправных актов. К тому же внутренняя нестабильность, политический кризис, серьезные нарушения основных прав и свобод гражданина и человека в отдельных странах вызывали возмущение всего мирового сообщества и требовали принятия адекватных ответных действий со стороны большинства государств, правомерно реагировавших на такие нарушения.

Так, после создания и деятельности Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов никто и не предполагал, что в скором времени человечество вновь столкнется с необходимостью создания подобных международных судебных органов в целях обеспечения справедливой и неотвратимой международной ответственности лиц, виновных в совершении серьезных преступлений против международного мира и безопасности человечества. Тем не менее события, имевшие место на территории бывшей Югославии и в Руанде, привели к тому, что по решению ООН были созданы два международных уголовных трибунала «ad hoc».

Хотя в настоящее время можно встретить достаточно много возражений по поводу легитимности таких судебных органов (Устав югославского и Устав руандийского трибуналов принимались не договорным путем, а специальными резолюциями Совета Безопасности ООН) и мнений по поводу явной политизированности этих органов, тем не менее учреждение явилось обоснованной реакцией мирового сообщества на те международные преступления, которые совершались на территории этих государств. К тому же руандийским трибуналом, впервые в международной судебной практике, на основании международного права были вынесены приговоры за совершение такого серьезного международного преступления, как геноцид, а ответственность по данным приговорам понесли первые руководители государства Руанда.

О чрезвычайной важности международной уголовной юстиции говорит и тот факт, что по прошествии длительного по времени процесса разработки и принятия проекта Статута Международного уголовного суда данный учредительный акт был все же принят государствами-членами ООН и официально подписан большинством из них в 1998 г. Свою подпись под данным документом поставила и Республика Казахстан, которая в настоящее время, к сожалению, проявляет некоторую неясность и неопределенность своей политики в отношении этого очень важного и нужного судебного органа — наше государство не ратифицировало Статут Суда, что говорит о непризнании Казахстаном юрисдикции этого международного судебного органа.

Помимо этого, знаменательным для международной уголовной юстиции и для всего прогрессивного человечества, которое твердо стоит на стороне именно международного права, веря в его эффективность и значимость, является именно 2002 г., когда Римский Статут Международного уголовного суда официально вступил в юридическую силу, что еще раз подтверждает особый статус этого судебного органа и начало его фактической деятельности. Также именно в 2002 г., что, с одной стороны, еще раз подтверждает эффективность международной уголовной юстиции, но с другой — это печальное признание невозможности предотвращать серьезные международные преступления, подписывается соглашение между ООН и правительством Сьерра-Леоне об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне.

Хотя суд по Сьерра-Леоне является уже по счету шестым международным юрисдикционным органом, после Нюрнбергского трибунала, Токийского трибунала, Югославского суда, Руандийского суда и Международного уголовного суда, тем не менее это первый в истории международного права международный судебный орган, созданный на основании двустороннего договора.

Суд по Сьерра-Леоне учрежден в целях судебного преследования и наказания лиц, совершивших тяжкие преступления во время гражданской войны, имевшей место в этом африканском государстве.

Сьерра-Леоне, как известно, является небольшим западноафриканским государством, расположенным на берегу Атлантического океана и граничащим с севера и востока с Гвинеей, а с юга — с Либерией.

Вдаваясь немного в историю, можно упомянуть и то, что столицей Сьерра-Леоне является город Фритаун, уже известный истории международного правосудия. Так, именно в столице этого государства в период с 1819 по 1866 гг. функционировала специально созданная британо-американская двусторонняя комиссия, которая была уполномочена рассматривать дела о захвате в открытом море судов под флагами США и Великобритании, подозреваемых в перевозке рабов. Всего комиссия рассмотрела 535 дел, в результате чего было освобождено более 55 000 рабов [2].

Как известно, с 1961 г. Сьерра-Леоне - независимое государство в составе Британского Содружества, а в 90-х годах XX столетия в этой стране разгорелась кровопролитная гражданская война. При активном посредничестве Экономического Содружества западноафриканских государств в 1999 г. в Ломе (Того) было заключено мирное соглашение между противоборствующими группами, которое, однако, выполнялось не полностью [3].

14 августа 2000 г. Совет Безопасности ООН, ссылаясь на письмо Президента Сьерра-Леоне Генеральному Секретарю ООН от 12 июня 2000 г. и доклад Генерального Секретаря от 31 июля 2000 г., принял резолюцию № 1315, в которой поручил Генеральному Секретарю провести переговоры с правительством Сьерра-Леоне об учреждении специального суда с целью положить конец атмосфере безнаказанности в стране, привлечь к ответственности лиц, виновных в грубейших нарушениях международного гуманитарного права и преступлениях против персонала ООН, и тем самым способствовать национальному примирению и установлению прочного мира в этой стране [4].

В результате проведенных переговоров 16 января 2002 г. заместитель Генерального Секретаря ООН по правовым вопросам Ханс Корелл и министр юстиции и генеральный прокурор Сьерра-Леоне Соломон Барева подписали Соглашение об учреждении Специального Суда по Сьерра-Леоне. К Соглашению прилагается Устав Суда. 19 января 2002 г. это Соглашение было ратифицировано Парламентом Сьерра-Леоне. Акт о ратификации внес в законодательство Сьерра-Леоне изменения, необходимые для обеспечения функционирования Суда. Эти три документа и являются правовой основой деятельности Специального Суда по Сьерра-Леоне [5].

Существенные отличия от ранее созданных международных трибуналов проявляются и в отношении юрисдикции Специального суда по Сьерра-Леоне. Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде уполномочены осуществлять уголовное преследование лиц, ответственных за нарушения международного гуманитарного права. Юрисдикция Суда по Сьерра-Леоне распространяется на судебное преследование не только лиц, совершивших серьезные нарушения норм международного гуманитарного права, но также и лиц, совершивших преступления по законодательству Сьерра-Леоне [6; 33].

Таким образом, в соответствии со ст. 1 Устава Суда по Сьерра-Леоне в качестве его главной задачи определено уголовное преследование лиц, которые несут основную ответственность за серьезные нарушения международного гуманитарного права и законов Сьерра-Леоне, совершенные на территории этого государства после 30 ноября 1996 г. Среди таких лиц — политические и военные лидеры, которые, совершая подобные преступления, поставили под угрозу установление и укрепление мира в Сьерра-Леоне [7].

Все преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда по Сьерра-Леоне, подразделяют на две группы:

1. Нарушение международного гуманитарного права, а именно:

  • - совершение преступлений против человечности;
  • - нарушение ст. 3, являющейся общей для всех четырех Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительного протокола 2 к ним 1977 г.;
  • - иные серьезные нарушения международного гуманитарного права.

В качестве преступлений против человечности в Уставе Суда определены следующие действия: убийство, порабощение, депортация, лишение свободы, пытки, изнасилование, принуждение к проституции, преследование по политическим, расовым, этническим или религиозным основаниям, совершаемые в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданское население.

Под «нарушениями ст. 3 Женевских конвенций и Дополнительного протокола к ним» понимаются: лишение жизни; нанесение ущерба здоровью, физическому и душевному благополучию в результате применения пыток, искалечения, телесных наказаний, коллективных наказаний; взятие заложников; совершение террористических актов, оскорбление человеческого достоинства; совершение грабежей; вынесение приговоров и приведение их в исполнение иначе, как законно учрежденным судом, обеспечивающим обвиняемому все необходимые процессуальные права для защиты; угрозы совершить все вышеперечисленные действия.

Под «иными серьезными нарушениями международного гуманитарного права» в ст. 4 Устава Суда понимаются: преднамеренное вооруженное нападение на гражданское население в целом или отдельных гражданских лиц, не принимающих прямого участия в боевых действиях; преднамеренное вооруженное нападение на лиц, выполняющих миротворческие или гуманитарные функции в соответствии с Уставом ООН, а также использование принадлежащих им помещений, оборудования, транспортных средств; призыв или прием в вооруженные формирования детей моложе 15 лет или использование их в военных действиях.

2. Нарушение национальных законов Сьерра-Леоне. В данном случае под юрисдикцию Суда попали такие преступления, как развратные действия в отношении девочек моложе 14 лет и похищение девочек в аморальных целях, запрещенные Актом 1926 г. о предотвращении жестокости по отношению к детям, а также умышленный поджог жилых домов, общественных и иных зданий, запрещенный Актом о злонамеренном причинении вреда 1861 г.

Нужно отметить и ту особенность, что в Уставе Суда отсутствует состав такого международного преступления, как геноцид и не определен состав серьезных нарушений законов и обычаев войны, так как в Сьерра-Леоне, в отличие от бывшей Югославии, широкомасштабных военных действий между организованными армейскими соединениями не велось. При этом, по смыслу Проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в качестве международного преступления были определены нападения на персонал ООН и сотрудников гуманитарных миссий. Как правило, именно такие лица, пользующиеся особой международной защитой, наиболее часто подвергаются нападениям со стороны той или иной воюющей или восставшей сторон и становятся заложниками.

Также по смыслу Статута Суда преступными и наказуемыми признаются действия, связанные с вынесением судебных приговоров неправомочными органами и использованием детей в вооруженном сопротивлении (конфликте).

Так же как и в случае с Трибуналами по бывшей Югославии и по Руанде, Суд по Сьерра-Леоне имеет параллельную с национальными судами этого государства юрисдикцию, но при этом устанавливается приоритет юрисдикции Специального суда по отношению к юрисдикции национальных судов. Таким образом, на любой стадии уголовного процесса Специальный суд вправе потребовать от любого суда Сьерра-Леоне передать ему ведение данного уголовного дела.

Также установлено, что лицо, уже судимое Специальным судом, не может за то же самое преступление быть привлечено повторно к ответственности в национальном суде Сьерра-Леоне. Вместе с тем лицо, уже оправданное или понесшее наказание по приговору национального суда Сьерра-Леоне, может быть повторно осуждено Специальным судом по Сьерра-Леоне за то же самое нарушение международного гуманитарного права (но не за нарушение законов Сьерра-Леоне по подобным преступлениям, хотя и подпадающим под юрисдикцию Специального суда, приговор компетентного суда Сьерра-Леоне является окончательным), если это деяние было квалифицировано как обычное преступление, или процесс в национальном суде этой страны не был беспристрастным, или судебное следствие было недостаточно полным или имело целью укрыть обвиняемого от международной уголовной ответственности. При повторном осуждении лица за то же самое преступление Специальный суд, назначая наказание, должен учитывать размеры уже отбытого лицом наказания, назначенного судом Сьерра-Леоне за то же самое преступление. Добавим при этом, что аналогичные нормы в отношении параллельной юрисдикции предусмотрены и уставами Югославского и Руандийского трибуналов.

При некоторых сходных положениях имеются и отличительные, касающиеся прежде всего территориальной юрисдикции Суда по Сьерра-Леоне. Последний имеет такие правомочия только на территории Сьерра-Леоне и соответственно не распространяет их даже на территорию соседнего государства Либерия, граждане которого принимали участие в гражданской войне в Сьерра-Леоне. Тогда как Югославский и Руандийский трибуналы имеют право истребовать уголовные дела и возобновлять уголовное преследования, невзирая на наличие приговоров, вынесенных судами любого государства мира по делам, подпадающим под юрисдикцию указанных трибуналов. Это стало возможным благодаря тому, что Уставы Югославского и Руандийского трибуналов были утверждены резолюциями Совета Безопасности, и, следовательно, юрисдикция трибуналов автоматически становится обязательной для всех государств-членов ООН и не требуется дополнительных национальных актов для этих целей. А созданный и действующий на постоянной основе Международный уголовный суд пользуется таким правом в отношении всех государств — участников Суда, ратифицировавших Статут данного судебного органа (таковых в настоящее время уже более 8).

Уставом Суда по Сьерра-Леоне установлены также временные границы его юрисдикции, которые определяются датой 30 ноября 1996 г. Так, Суд вправе осуществлять судебное преследование и привлекать к международной уголовной ответственности индивидов, совершивших указанные в ст. ст. 2-5 Устава Суда преступления после указанной даты.

Также заметим, что Соглашение 1999 г., подписанное в Ломе, предусматривает объявление амнистии всем участникам вооруженного конфликта за действия, совершенные до 7 июля 1999 г. Однако эта амнистия, как непосредственно установлено в ст. 10 Устава Суда по Сьерра-Леоне, не распространяется на нарушения международного гуманитарного права и относится лишь к нарушению национальных законов Сьерра-Леоне. Таким образом, нарушение Актов 1861 и 1926 гг. может являться основанием привлечения к ответственности в Специальном суде только в том случае, если оно было совершено после 7 июля 1999 г.

Положения Устава Суда по Сьерра-Леоне относительно личной уголовной ответственности аналогичны таким же положениям, определенным уставами Югославского (ст. 7) и Руандийского трибуналов (ст. 6). А в соответствии со ст. 5 Устава Суда по Сьерра-Леоне индивидуальная уголовная ответственность за преступления, предусмотренные указанной статьей («Преступления по законодательству Сьерра-Леоне»), определяется согласно соответствующим национальным законам этой страны.

Особо необходимо отметить положения, впервые нашедшие свое закрепление именно в Уставе Суда по Сьерра-Леоне. Так, юрисдикция данного Суда не распространяется на лиц, которым на момент совершения предполагаемого преступления не исполнилось 15 лет. В случае, если подсудимый был моложе 18 лет, Специальный Суд должен учитывать это обстоятельство и при определении наказания прибегать к существующими методам и программам исправления несовершеннолетних. В определенной мере это соответствует смыслу Конвенции ООН о правах ребенка и положениям Женевских конвенций о защите жертв войны, запрещающих сторонам в вооруженном конфликте привлекать к военным действиям в качестве комбатантов лиц, не достигших к такому моменту 15-летнего возраста.

Если же перед Судом предстанет лицо, которое на момент предполагаемого совершения преступления находилось в возрасте от 15 до 18 лет, то с таким лицом должны обращаться с достоинством и чувством уважения, с учетом его молодости и желательности содействия его реабилитации, реинтеграции в общество и выполнению в нем конструктивной роли, в соответствии с международными стандартами прав человека, в особенности прав детей. В решении Специального суда по делу в отношении несовершеннолетнего правонарушителя могут содержаться следующие распоряжения: относительно опеки и надзора, относительно общинных работ, относительно программ консультирования, передачи на воспитание, исправления, просвещения и профессионально-технического обучения, относительно утвержденных школ и в соответствующих случаях относительно любых программ разоружения, демобилизации и реинтеграции или программ учреждений по защите детей [6; 37].

Структурно Суд по Сьерра-Леоне выглядит следующим образом: Судебная палата, Апелляционная палата, Обвинитель и его службы, а также Секретариат во главе с Секретарем.

В состав Судебной палаты входят трое судей, в состав Апелляционной палаты — пятеро. Судьей может быть лицо, обладающее высокими моральными качествами, беспристрастностью и честностью, имеющее право на занятие высших судебных должностей в своем государстве. Согласно Уставу Суда при формировании судейского корпуса должны приниматься во внимание опыт судей в применении международного права, в том числе международного гуманитарного права, уголовного права и защиты прав несовершеннолетних.

Двое судей Судебной палаты и трое судей Апелляционной палаты назначаются Генеральным Секретарем ООН, один судья Судебной палаты и двое судей Апелляционной палаты назначаются правительством Сьерра-Леоне. Кандидатуры на должность судей предлагаются Генеральному Секретарю государствами-членами ООН. При этом особое внимание, в соответствии с Соглашением об учреждении Суда, Генеральный Секретарь должен уделить кандидатам от стран-членов Экономического Сообщества западноафриканских государств.

Все судьи Суда назначаются сроком на три года с правом повторного назначения. Судьи каждой палаты избирают своего Председателя; Председатель Апелляционной палаты одновременно становится и Председателем Суда.

Нужно заметить, что Суд по Сьерра-Леоне официально приступил к своей работе после прибытия в Сьерра-Леоне в начале июля 2002 г. секретаря, обвинителя и их передовых групп.

Назначение первого состава Суда произошло 28 июля 2002 г. Судьи были приведены к присяге и приступили к исполнению своих обязанностей 2 декабря того же года. Соглашение предусматривает учреждение второй судебной палаты, формируемой в том же порядке, что и первая, если по прошествии не менее чем шести месяцев с момента начала работы Суда его Председатель или Генеральный Секретарь сочтут это необходимым, а также назначение двух резервных судей.

Обвинитель Суда по Сьерра-Леоне назначается Генеральным Секретарем ООН после консультаций с правительством Сьерра-Леоне. Правительство Сьерра-Леоне после консультаций с Обвинителем и Генеральным Секретарем назначает заместителя Обвинителя. И Обвинитель, и его заместитель должны быть лицами высоких моральных качеств и обладать как высокой профессиональной компетенцией, так и большим опытом в расследовании уголовных преступлений. При исполнении своих обязанностей они должны быть полностью независимы и не просить и не получать указаний от какого-либо правительства или лиц. При выполнении обязанностей помощь Обвинителю оказывают сотрудники его Службы, которые могут быть гражданами как Сьерра-Леоне, так и иностранных государств.

Секретариат Суда ответствен за выполнение административно-технических функций Суда, за найм и руководство сотрудниками Суда, за распоряжение его финансовыми средствами. Секретарь Суда назначается Генеральным Секретарем после консультаций с Председателем Суда сроком на три года с правом повторного назначения. Согласно ст. 4 Соглашения Секретарь является служащим ООН.

Нужно также отметить, что Суд по Сьерра-Леоне является самостоятельной международной организацией, учрежденной по соглашению между ООН и правительством Сьерра-Леоне.

Источники финансирования Суда по Сьерра-Леоне очень разнообразны: бюджет Суда формируется, как определено в ст. 6 Соглашения, за счет добровольных взносов международного сообщества (т.е. государств).

В соответствии со ст. 6 Соглашения сбор пожертвований для Суда осуществляет непосредственно Генеральный Секретарь ООН, который должен приступить к учреждению Суда только тогда, когда он будет располагать достаточными средствами для финансирования первого года работы Суда и обязательствами в отношении еще двух следующих лет. Сбор пожертвований необходимо продолжать и после начала работы Суда. Соглашение предусматривает, что если добровольных взносов окажется недостаточно для выполнения Специальным судом поставленных перед ним задач, Генеральный Секретарь и Совет Безопасности должны рассмотреть альтернативные способы его финансирования.

Для оказания помощи Генеральному Секретарю в привлечении средств, а также для определения основных направлений административной и финансовой деятельности Суда и повышения эффективности этой деятельности учреждается Комитет по управлению. В него входят государства, сделавшие самые значительные взносы в пользу Суда по Сьерра-Леоне, а также его учредители. В настоящее время в Комитет по управлению входят Великобритания, Канада, Лесото, Нигерия, Нидерланды, США, Сьерра-Леоне и ООН.

Правоспособности Суда по Сьерра-Леоне посвящена ст. 11 Соглашения, в которой смешаны элементы международной правосубъектности и правоспособности по праву Сьерра-Леоне. Как юридическое лицо, Суд по Сьерра-Леоне вправе заключать договоры, приобретать и отчуждать движимое и недвижимое имущество, предъявлять иски и совершать иные действия, разрешаемые организациям по праву Сьерра-Леоне. В международно-правовой сфере Суд по Сьерра-Леоне вправе заключать соглашения с государствами и иными субъектами международного права, которые могут быть необходимы для осуществления его функций.

Привилегии и иммунитеты, предоставляемые Суду по Сьерра-Леоне, традиционны и в основном совпадают с привилегиями и иммунитетами ранее учрежденных международных судебных учреждений. Помещения Суда, его имущество, денежные средства, архивы и документы являются неприкосновенными и не могут подвергаться обыску, изъятию, реквизиции, конфискации, а также наложению ареста по решению властей Сьерра-Леоне. Сам Суд и его имущество пользуются полным иммунитетом от судебного преследования, за исключением случаев ясно выраженного отказа Суда от этого иммунитета. Денежные средства и операции с ними Суда не подчиняются никаким ограничениям в Сьерра-Леоне и могут свободно переводиться за границу, или из-за границы, или в Сьерра-Леоне.

Судьи, Обвинитель, Секретарь, а также члены их семей, проживающие вместе с ними, пользуются привилегиями и иммунитетами, которые предоставляются дипломатическим агентам по Венской Конвенции 1961 г. о дипломатических сношениях, в том числе личной неприкосновенностью; иммунитетом от уголовной, гражданской, административной юрисдикции; неприкосновенностью всех бумаг и документов; освобождением от всех иммиграционных ограничений и от налогообложения доходов, полученных от работы в Суде. Правом снять иммунитеты с этих лиц пользуется Генеральный Секретарь ООН после консультаций с Председателем Суда.

Необходимо отметить, что сотрудники Суда по Сьерра-Леоне пользуются привилегиями и иммунитетами только на территории Сьерра-Леоне. Единственное исключение составляет Секретарь, который по Соглашению является должностным лицом ООН и, следовательно, пользуется защитой Конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций 1946 г.

Порядок привлечения к уголовной ответственности и рассмотрения дел в Суде по Сьерра-Леоне определяется его Правилами процедуры и доказывания. В соответствии со ст. 14 Устава Суд по Сьерра-Леоне должен пользоваться Правилами процедуры и доказывания Международного уголовного трибунала по Руанде, которые, в свою очередь, заимствованы у Трибунала по бывшей Югославии. Судьи Суда по Сьерра-Леоне имеют право вносить в эти Правила необходимые изменения, руководствуясь, если это будет уместно, Актом Сьерра-Леоне об уголовном процессе 1965 г.

Рабочим языком Суда по Сьерра-Леоне является государственный язык Сьерра-Леоне — английский.

По общему правилу лица, осужденные Судом по Сьерра-Леоне, должны отбывать наказание в Сьерра-Леоне. Однако в ряде случаев наказание может отбываться также в тех государствах, которые заключили с ООН специальные соглашения о приеме лиц, осужденных Международными трибуналами по бывшей Югославии и Руанде, и которые выразят свое согласие принять и лиц, осужденных Судом по Сьерра-Леоне. Порядок отбывания наказания и условия содержания определяются законодательством соответствующего государства, однако Специальный суд должен осуществлять контроль над его исполнением. В случае если по законодательству государства исполнения приговора осужденный получает право на помилование или сокращение срока наказания, соответствующее государство должно сообщить об этом Суду по Сьерра-Леоне. Решение о помиловании или сокращении срока наказания вправе вынести только Председатель Специального суда после консультаций с соответствующими судьями.

Таким образом, подводя общие итоги по результатам краткого анализа правовой природы и организации деятельности Суда по Сьерра-Леоне, необходимо еще раз подчеркнуть ту мысль, что создание и деятельность подобного международного судебного органа еще раз подтверждают актуальность и действенность международной уголовной юстиции и, в частности, ее главного базового механизма — международных юрисдикционных органов.

При этом государствам все же необходимо пересмотреть сложившуюся практику создания и деятельности таких судов и трибуналов, когда в каждом отдельном случае статус, организация деятельности и конкретные положения, связанные с финансированием таких органов, не совпадают, что в определенной мере принижает значимость самой концепции международной уголовной ответственности физических лиц, ставит такие органы в неравное положение и осложняет определенным образом их деятельность.

В идеале можно было бы предложить два возможных варианта (путей) по решению данной проблемы. Во-первых, не отказываясь от практики создания временных международных уголовных судов и трибуналов, разработать и принять некую общую Модель (Кодекс), определяющие статус и организационно-правовые основы деятельности таких юрисдикционных органов по общему сценарию, т. е. привести в единообразие нормативные и практические аспекты, касающиеся создания и деятельности подобных международных органов. Во-вторых, возможным представляется и отказ от дальнейшего создания временных судебных органов, пересмотр положений Устава существующего Международного уголовного суда с поиском варианта, предусматривающего универсальную (неограниченную юридическими формальностями в части признания Статута Суда) юрисдикцию и компетенцию в отношении всех государств-членов ООН и, таким образом, укрепление позиций именно Международного уголовного суда как действующего на постоянной основе международного юрис-дикционного органа. Такой подход оправдан практически по всем параметрам с учетом существующих проблем в сфере универсализации и повышения эффективности международной уголовной юстиции. Даже с финансово-экономических позиций создание временных судов и трибуналов — дело довольно дорогостоящее и, как правило, отсутствие надежных источников (как, к примеру, обстоит дело с финансированием Суда по Сьерра-Леоне) не всегда позволит эффективно функционировать самому такому судебному органу.

 

Список литературы

1. Кудрявцев В.Н. Нюрнбергский процесс и проблемы укрепления международного правопорядка // Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма. — М., 1995, 280 с.

2. ХадсонМ.О. Международные суды в прошлом и будущем. — М., 1947. — С. 33.

3. Bundu A. Democracy by Force? A Study of International Military Intervention in the Civil War in Sierra-Leone 1991-2000. Parkland (Fl.), 2001. — Р. 14.

4. United Nations S / Res / 1315(2000) //Official Internet Resource: un.org.

5. Supplement to «Sierra-Leone Gazette». Vol. CXXX. № II. 7 March 2002. — Р.24-30.

6. Белый И.Ю., Ложников И.С. Тенденции развития международной уголовной юстиции: Специальный суд по Сьерра-Леоне // Московский журнал международного права. - 2003. - № 1 (49). — 7 с.

7. Соглашение между ООН и правительством Сьерра-Леоне об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне от 16 января 2002 г.//Док. ООН S/2002/679 от 19 июня 2002 г.// Official Internet Resource: un.org. 

Фамилия автора: Кудайбергенов М Б
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика