К средневековой истории Сарыарки

Сведения о средневековых городах Нура-Ишимского региона сохранились в статье горного инженера И.П.Шангина, побывавшего в Степном крае по заданию Генерального штаба в 1816 г. Его путевые заметки были опубликованы в 1820 г. [1; 58-147]. Поисками развалин этих городов в 50-70-е годы ХХ в. занимались А.Х.Маргулан и местные краеведы. Однако точное местонахождение таких городов, как Батагай, Бозок не было установлено. Лишь с переносом столицы из Алматы в Целиноград (Акмолинск-Астана) начинается планомерное археологическое обследование Верхнего Приишимья. Городище Бозок было открыто в 1998 г. К.А.Акишевым — руководителем и основателем Ишимской археологической экспедиции. Раскопки памятника ведутся с 1999 г.

В настоящее время археологический объект оказался в зоне столичной застройки. По генплану г. Астаны за озером Бузукты проходит внешнее объездное кольцо столицы. Будущий диаметр города 32 км. Территория памятника оказалась на главной оси города и удачно вписалась в архитектурную трактовку застройки: прошлое (Бозок), настоящее (центральная площадь с Ак-Ордой), будущее (университетский городок).

Топография. Городище Бозок находится на восточном берегу озера Бузукты, расположенного в пойменной долине левого берега р. Ишим, в 5 км юго-западнее брода Караоткель — места традиционной переправы через Ишим. Топоним «Караоткель» упоминается в путевых записках И.П.Шангина — военного инженера-топографа, побывавшего в Сарыарке в составе экспедиции, организованной царским правительством в 1816 г. Топоним сохранился до настоящего времени. Городище расположено в месте, где река Нура, извиваясь, наиболее близко подходит к Ишиму. Здесь их разделяет пространство в 40 км. Все междуречье покрыто руслами мелких речек, направленных с юга на север, и системой озерных западин.

Озеро Бузукты находится в срединной части замкнутого пространства, окруженного со всех сторон руслами речек и озерами. В пяти километрах севернее озера протекает Ишим, в 7 км западнее проходит русло речки Козыкош, соединяющей бассейны Ишима и Нуры. Речка Козыкош принимает несколько безымянных притоков, один из них протекал в пяти километрах южнее озера. С востока пространство ограничено крупным озером.

Вероятно, не случайно расположение городища оказалось знаковым и на современной карте. Из этого следует, что в появлении города, как и в выборе места обитания нашими далекими, предками особую роль сыграло его срединное положение в центре восточной части евразийского пространства. Это место крайне важно с позиций геостратегического фактора. Здесь пересекается пучок торговых караванных, следовательно, и военно-миграционных путей древнего населения Евразии. Здесь, у брода Караоткель, можно было контролировать и организовывать этот поток.

Руины памятника имеют типично степной облик. Ничего монументального. Невысокие земляные валы (высотой 0,6-1,0 м) окружают ровные поверхности площадок квадратной формы. Конфигурация площадок четко выделяется за счет внутренних рвов. Во рвах фиксируются перемычки проходов. То, что памятник располагается среди болот, спасло его от уничтожения в годы целины. Но пер-воцелинниками были разобраны кирпичи мавзолеев, руины которых видел И.П.Шангин в начале XIX в.

Пространственная структура. Структурно памятник состоит из четырех частей, занимающих в целом площадь около 40 га. Центральной градообразующей являются три площадки размерами, в среднем, 35х35 м, названные нами «кварталами». Каждый из них обнесен валом и внутренним рвом. Внутри трехчастной композиции находится сакральный центр городища, где открыты основания двух кирпичных мавзолеев, одного минарета, кирпичеобжигательной печи и 11 погребальных сооружений.

В 70 м на север от кварталов расположен комплекс жилищ городища Бозок. В 40 м на юг от центральных кварталов находится некрополь. Здесь раскопан мавзолей, внутри которого была сагана, покрытая ганчем и расписанная полихромным растительным узором. К сожалению, могильная яма оказалась ограбленной. Южнее мавзолея видны могильные холмики позднего времени. Четвертая структурная часть памятника — это ирригационная планировка, окружающая развалы строений городища с востока и севера.

Таким образом, структура города включает две функционально различные единицы: жилищно-производственные строения и погребальные (культовые) объекты. Эти объекты возникли не одновременно. Это было место, куда люди постоянно возвращались в течение столетий, обживали его, достраивали либо хоронили, пристраивая могилы к стоявшим мавзолеям.

Раскопки памятника были начаты в 1999 г. Ишимской археологической экспедицией под руководством К.А.Акишева. За семь полевых сезонов (1999-2006 гг.) исследовано более 6 тысяч кв.м. Раскопы были поставлены на всех структурных частях городища. Памятник оказался сложным и неоднослойным. Для городища Бозок, как и для многих степных поселений Евразии, характерен тонкий культурный слой и малочисленность поселенческих находок. Только тщательная методика исследования и фиксации позволяют делать выводы стратиграфического и хронологического порядка.

В истории Бозока выделяются три периода его функционирования. К самому раннему времени относится центральная часть памятника, состоящая из трех кварталов. Изучение строительных горизонтов северного квартала, содержание и характер заплыва грунта в заполнении рвов, столбовые конструкции, форма и архитектура оборонительных укреплений позволяют предположить, что эти «кварталы» были построены в раннем средневековье в VIII-IX вв.

Городище Бозок — первый масштабно исследованный средневековый памятник степной зоны Казахстана. Открытие и раскопки городища ставят перед нами вопросы этнической принадлежности тех племен, которые в раннем средневековье заселили степи Казахстана.

Раннее средневековье — VI-IX вв. — время проникновения на территорию Казахстана тюркоя-зычных и монголоязычных племен. По письменным источникам эта территория была местом расселения огузов, кипчаков, куманов, йемеков. Правобережье Иртыша осваивают кимаки, Приаралье и Сыр-Дарью — огузы (гузы). Сарыарка стала родиной кыпчаков.

Появление этого этноса в степях Сарыарки связано с бурными политическими событиями, истоки которых уводят в Центральную Азию и касаются истории Тюркских каганатов. Основные события двухсотлетней истории Тюркских каганатов (542-744 гг.) известны по китайским хроникам и памятникам древнетюркской руники. Судя по ним, кыпчаки в союзе с тюрками и уйгурами не раз стояли во главе тюркских каганатов и определяли историческую судьбу этих степных империй. Самое раннее упоминание этнонима «кыпчак» зафиксировано на поминальной стеле уйгурского кагана Моюнчура (археологическое название стелы — «Селенгинский камень»). Стела датируется 760 г. Судя по содержанию надписи, кыпча ки и тюрки были могущественными племенами, господствовавшими в течение 50 лет над уйгурами [2; 41].

Первая волна кыпчаков могла появиться в Прииртышье уже в середине VII в. после гибели Сеяньтосского каганата в 646 г. (Сеяньто — это ранний этноним кыпчаков, зафиксированный в китайских хрониках) [2; 43-44]. Массовый приток кыпчаков в казахстанские степи произошел после разгрома уйгурами II Восточнотюркского каганата (744 г.). Этим событием заканчивается ранняя история кыпчаков, связанная с регионом Центральной Азии, и с середины VIII в. начинается период «обретения родины», переросший впоследствии, в X-XII вв., в политическое господство кыпчаков в евразийских степях. Данный процесс отмечен в самом наименовании этого пространства — Дешт- и-Кыпчак («Степь кыпчаков»).

Городище Бозок является одной из первых ставок кыпчаков на пути освоения ими евразийского пространства и превращения Сарыарки в домен Кипчакского ханства.

Первая волна тюркоязычных кочевников, осваивавших неизвестные им просторы Евразии, судя по множеству аналогий, выбирала для обитания пойменные болотистые места, имевшие природные защитные свойства. Таковы «болотные города» гу зов Приаралья, раннехазарские городища Дагестана, расположенные в дельтовой пойме реки Терек [3; 58-62, 4; 27]. Такую же топографию имеет городище Бозок. Оно расположено среди болот, в низинной пойменной долине Ишима. Этим выбором достигалось сразу два важных условия: обеспечение безопасности и занятие земледелием. Обжитая территория с запада ограничена берегом озера Бузукты, с востока — системой болот, с юга территория городища ограничена искусственным каналом, прорытым от южной кромки озера в восточном направлении. В целом система искусственных водотоков и естественных водоемов окружает территорию городища общей площадью 1,3 х 0,4 км.

Косвенным доводом строительства тюрками городов в низинных пойменных долинах является тюркская лексика, зафиксировавшая понятие «город» термином balygбалык»). Это слово в значении «город» встречено в орхонской рунической надписи VIII в., позднее оно сохранилось в названии тюркских и монгольских городов — Бешбалык, Орду Балык, Хан-Балык. Как считают лингвисты и историки, термин balyg является производным от корня bal, означающего глина, грязь, болото. Этимология слова зафиксировала веками складывавшееся состояние взаимосвязи понятий город, возведение его из глины (глинобитная архитектура), особые ландшафтные условия рядом с водоемом и занятие рыболовством [3; 100]. Последнее подтверждается еще одним общетюркским значением слова «балык» как «рыба». Все эти признаки традиционной культуры тюркоязычных племен проявились в топографии, строительном деле и находках городища Бозок.

Кыпчаки, проникшие в Верхнее Приишимье, построили три квадратной формы площадки — «кварталы». Кварталы примыкают друг к другу, но каждый отдельно огражден рвом и валом. Кварталы смещены относительно друг друга и композиционно имеют вид трехлепесткового цветка. Размеры кварталов примерно одинаковы: 35х35 м. Современная высота валов достигает 1 м, ширина основания 10-15 м. Каждый квартал огражден внутренним рвом шириной 3 м, глубиной 0,5-1,0 м. Кварталы соединены проходами. Северный имеет один проход, южный — два. Из восточного квартала можно было пройти в северный, южный кварталы и выйти на север, за пределы центральной градообразующей части.

В центральной части, на стыке всех трех кварталов, возвышается площадка прямоугольной формы, вытянутая с запада на восток. Размеры ее 60х20 м, высота 2,0 м. Как выяснилось в процессе раскопок, это возвышение, господствующее над другими сооружениями, являлось сакральным центром городища. Здесь стояли мавзолеи, минарет, здесь проводились религиозные церемонии и обряды.

В чем смысл именно такой планировки центральной градообразующей части городища Бозок? Почему были построены именно три квадратные площадки? Разгадка смысла такой композиции связана с определением даты городища.

В датировке памятника особую роль играет семантика планиграфии этой трехчастной композиции и этимология слова «Бозок». Эти два факта переплетены между собой.

Среди известных сегодня средневековых городищ Евразии нет памятника, имеющего такую форму трехчастной композиции в размещении градообразующих строений. Но именно эта планигра-фия имеет особый смысл и является кодом, оставленным нам его строителями. Для кочевых ставок и резиденций правителей тюрко — и монголоязычных кочевников с глубокой древности было характерно особое пространственное размещение. Ни один военачальник или аристократ не имел права ставить юрту, пока не будет установлен центр — орду. И лишь после этого начиналось размещение свиты согласно рангу и социальному статусу. Ставка делилась на три части: центр — орду, правое крыло — учук, левое — бузук. Такой же принцип был заложен в административном делении древних и средневековых государств: восточные владения назывались бузук, западные — учук, центр — орду. Отсюда федеративное деление Казахского ханства на три жуза, отсюда названия: Ак Орда, Кок Орда, Золотая Орда.

Вне сомнения, в семантике пространственного размещения «кварталов» городища Бозок заложен смысл трехчастного деления древних резиденций кочевых племен. Создатели его на конкретной местности воспроизвели стандартную элитную ставку VIII-IX вв., композиционно подтверждающую сведения письменных источников. Удивительно, что, несмотря на бурные события тысячелетней истории Великой Степи, древнетюркские термины сохранились в народной памяти и остались в топонимике. В нашем случае — это название озера «Бузукты», зафиксированное на крупномасштабных картах Целиноградского района. Именно по названию озера и этимологии слова «бозок» мы назвали наш археологический памятник — городище Бозок.

Бозок — тюрко-огузский термин, название восточной части административной структуры древ-нетюркских государств. По смысловому содержанию тюрко-огузский термин бузук может означать— проникающая, разрушающая стрела (буз ок), если же произносить боз ок, то — светлая стрела. В древнетюркском прочтении более правомерно произносить боз ок. Претерпев ряд изменений, получивших освещение при публикации материалов, древний памятник получил название городище Бозок. Этимология тюркского слова боз имеет и несколько переносных семантических значений, среди которых есть понятия: нетронутая земля, целина, ковыль [5]. Слово «бузук» часто встречается в средневековых письменных источниках в титулатуре правителей, в обозначении величины ханских резиденций и шатров. В этом случае оно употребляется в значении «великий».

В архитектуре городища Бозок память о героической эпохе тюркских каганатов сохранилась в необычной планировке оборонительных сооружений: внутренний ров и внешний вал. Такая конструкция находит аналогии в княжеских поминальных оградках древнетюркской эпохи. В VI-VIII вв. на территории Монголии знатным тюркам строили поминальные «храмы», имеющие сегодня вид прямоугольных оградок, обнесенных внутренним рвом и внешним валом [6]. Эта аналогия - еще один факт в пользу ранней даты появления кыпчакской ставки в пойме Ишима. В топографии, планировке, архитектуре — во всем присутствует «древнетюркский шлейф» памяти об исторической родине.

За годы раскопок исследована архитектура этих оборонительных укреплений. Каждый квартал окружен рвом шириной 3-5 м, глубиной 2,0-3,0 м. Глина изо рва укладывалась наружу. Из нее формовали сырцовые кирпичи и строили крепостную стену. Стена в древности имела ширину основания 8 м, ширину верха 5 м, высоту 2-3 м. Между стенкой и рвом оставалась незастроенная полоса шириной 1,5-2,0 м — обходная галерея. Во рву оставлены перемычки проходов. Нами исследована конструкция прохода в северный квартал. Ширина ворот была 2,3 м.

Прошли века. Это место было оставлено его первопоселенцами. Второй этап в истории Бозока приходится на период усиления в степях Казахстана Кипчакского ханства (Х-XII вв.). В этот период кипчаки очистили заново рвы, подсыпали внутренние площадки глиной, построили на них наземные дома из глиняных кирпичей и дерева. В центре площадок стояли юрты. Основания их были открыты нами в процессе раскопок. Они досыпали пространство между площадками («кварталами»), подняли его и на его поверхности построили первые мавзолеи и минарет. В этом нет ничего удивительного, так как с глубокой древности города в степи формировались вокруг святынь, вокруг могил предков. И до настоящего времени сохранилась эта традиция (например, мавзолей Ходжа Ахмета Ясави и г. Туркестан; Кремль и Москва).

Вокруг поселения жители заложили огороды и посевы, создав продуманную систему ирригационных сооружений. Она сохранилась в виде арыков, каналов, окружающих ныне руины городища. Это открытие подтверждает вывод А.Х.Маргулана о непрерывности традиции земледелия в Сары-Арке от эпохи бронзы до нового времени. По данным исследователя наибольшего развития земледелие достигло в XI-XII вв. Поля с каналами, остатками дамб, чигирных ям зафиксированы им возле поселка металлургов Милыкудук рядом с Джезказганом и на р. Джезды.

 

Многочисленные литературные и архивные источники первой половины XK в. содержат разнообразные свидетельства о земледелии казахов. Земледелие у казахов по берегам реки Нуры в начале века наблюдали М. Поспелов и Т.Бурнашев. «Места сии удобны и для земледелия, — сообщали они, — каковое по Нуре киргизы уже и производят, наводняя пашни проведенными из сей речки водопроводами» [7]. Некоторые аулы, писал в 1816 г. инженер И.П.Шангин, на очищенных от камыша берегах р. Нуры и озера Кургальджина «сеют на оной с хорошим успехом различную пшеницу» [1; 145]. Масштабы и характер развития земледелия в средние века устанавливаются по остаткам оросительных систем.

Жилища. В северной части городища Бозок раскопано 4 дома земляночного типа. Жилища состоят из 2-4 помещений, расположенных в ряд и объединенных общим коридором. Площадь комнат 9-12 кв.м. Между комнатами оставлены глиняные перегородки толщиной 0,9 м. Глубина землянок 1,5-1,8 м. Сверху вдоль котлована настраивались стены шириной 2,0-2,5 м. Высота стен над землей вместе с крышей достигала 1 м. Таким образом, общая высота жилого пространства могла равняться 2,5-3,0 м. Дома были пристроены впритык друг к другу и представляли единый массив

Одинаковым является интерьер жилищ. Вдоль стен жилых комнат были оставлены П-образные суфы высотой 20-40 см, шириной 0,8-1,0 м. Края некоторых суф укреплены обожженным кирпичом. В стенках комнат, выше суф, зафиксированы небольшие нишки — возможно, прообраз современных встроенных шкафов, в которых могли держать посуду или ставили чираги (керамические светильники) для освещения. В жилищах расчищены очаги трех типов: пристенные камины, округлые углубления и печь из обожженных кирпичей в жилище № 1. Камины округлой формы, высотой 0,4 м, полость вдается на 0,3-0,5 м в толщу стены, ширина устья 0,4 м. Часто устье каминов сложено из фрагментов обожженных кирпичей. Камины заполнены золой, угольками и костями животных. В жилище № 1 расчищены остатки печи прямоугольной формы размерами 0,9 х 0, 8 м. Дымоход был сложен из обожженных кирпичей, найденных при раскопках в заполнении жилища.

Жилища имели узкие входы, от дверных проемов сохранились основания деревянных столбов. Кровля, вероятно, была плоской. В ее перекрытии использовали жерди, сверху могли закрывать камышовыми матами, обмазать озерным илом. При высыхании ил становился прочным и водонепроницаемым. Комнаты освещались люками, оставленными в крыше. Люки одновременно являлись дымовыми отверстиями.

Время сооружения жилищ уточняет кирпичная погребальная постройка (мазар), содержавшая 4 могилы. Мазар построен на руинах домов и перекрывает оплывшие стены жилищ № 1 и 2. В двух могилах погребального сооружения найдены вещи конца XIII - начала XIV вв. Следовательно, к концу ХШ в. дома были уже заброшены.

Третий этап освоения этого места начинается в золотоордынскую эпоху (XIII-XIV вв.) и продолжается до нового времени. Руины городища Бозок приобретают статус культового центра и становятся местом погребения для элиты Нура-Ишимского региона. Возможно, здесь был похоронен один из первых мусульманских миссионеров, могила которого стала святыней. На городище Бозок исследованы остатки пяти мавзолеев, построенных из сырцового и обожженного кирпича. Рядом с мавзолеями открыты кирпичеобжигательные печи.

Культовые сооружения. Всего за годы работ на городище Бозок раскопано 52 погребения. 12 из них содержат вещи, которые позволяют определить время их захоронения в пределах X-XIV вв. Остальные погребения совершены по мусульманским канонам, без вещей, головой на запад, лицом на юг, в сторону Мекки.

Яркой является группа грунтовых погребений (5) золотоордынского времени. Все они найдены случайно при раскопках различных сооружений городища. Их стратиграфическое положение свидетельствует, что эти погребения были сделаны тайно и уже после того, как территория городища была оставлена его обитателями. Над их могилами нет никаких наземных сооружений. Все эти могилы содержат погребения воинов в полной боевой экипировке. Рядом с ними найдены берестяные колчаны с железными наконечниками стрел, железные ножи, железные удила, стремя. В одном из погребений на лицевой части черепа сохранились остатки кожаной маски, в ногах были поставлены железные котлы. Погребения с такими вещами относятся к категории княжеских могил кыпчаков.

Среди этой группы княжеских погребений есть и погребение женщины, которая тоже захоронена с предметами вооружения. Ее могила расположена прямо у входа в южный квартал. Уже этот факт свидетельствует, что городище было заброшено. У подошвы вала, окружавшего южный квартал, была выкопана могила глубиной 1,5 м. На дно ее опущен деревянный гроб с умершей. Верх гроба закрыт шелковой тканью, от которой остался тлен фиолетового цвета и видно, что ткань была задрапирована складками и скреплена костяными «пронизками». В гробу головой на север похоронена женщина, богато одетая, в красивом головном уборе. До археологов дошли только металлические, глиняные и костяные вещи и украшения, но даже по ним мы можем реконструировать обряд погребения. На запястья рук были надеты серебряные браслеты. Правая кисть прикрывала серебряную чашу. Слева у пояса висел железный кинжал в деревянных ножнах. Рядом с кинжалом находилась железная пика. В ногах вне гроба были положены железные удила. От головного убора сохранился фрагмент берестяного цилиндра с налипшими раковинами каури. С двух сторон черепа найдены серебряные сережки в виде знака вопроса с полыми подвесками на концах. У височных костей расчищены скопления речного жемчуга. Жемчуг нанизан на шелковую нить. С каждой стороны черепа обнаружено по 400 жемчужных бисеринок. Когда-то они украшали головной убор умершей. Некоторые участки скоплений жемчуга сохранили ромбовидную форму, по ним мы реконструировали подвески головного убора, описанного ниже. На шее у женщины была нитка бус. Среди них есть мелкие серебряные бусины, есть и жемчужные. Основная часть — это бусы из особого состава обожженной глины, покрытой голубой глазурью. В центре висела подвеска длиной 2 см в виде клюва пеликана, рядом находились бусы в виде фигурок птиц. По определению антропологов, женщина умерла в возрасте примерно 50 лет.

Одно это погребение и сопровождающие женщину вещи раскрывают многие стороны истории и культуры племен, живших в районе Астаны в XIII-XIV вв. Не вызывает сомнения высокий социальный статус погребенной здесь женщины. В ее могилу была поставлена серебряная чаша, сама она имела серебряные украшения. Головной убор был богато украшен жемчугом. Она была не только хранительницей очага, но наравне с мужчинами участвовала в боях. Судя по кинжалу и пике, она была не рядовым воином, а выполняла руководящие функции. Жемчуг и раковины каури были доставлены из дальних стран, возможно, во время далеких походов. Бусы в виде водоплавающих птиц говорят о культе воды и культе птицы, образ которой был излюбленным мотивом украшения тюркоязыч-ных и финно-угорских народов. По вещам погребение женщины датируется концом ХШ в.

На городище Бозок нами открыто 40 мусульманских погребений. 15 из них сконцентрировано на центральной площадке, возведенной между тремя кварталами. Из большого числа требований ортодоксального ислама наибольшее распространение в Золотой Орде получили два условия. Мусульмане должны хоронить правоверных

1) без вещей,

2) лицом на юг, в сторону кыблы (Мекки), с небольшим разворотом туловища на правый бок.

Могила должна иметь перекрытие из дерева или сырцовых кирпичей [8]. Далеко не все мусульманские погребения городища Бозок выдерживают эти правила. Даже погребенные в мавзолеях лежат лицом вверх и сопровождаются наконечниками стрел. В могилах, обнесенных оградками, найдены остатки жертвенной пищи в виде скелетов баранов, черепов лошадей. Это связано с тем, как отмечают исследователи, что ислам в Степи воспринял и сохранил многие языческие культы. И главным для правящей верхушки было то, что население Золотой Орды считало себя мусульманами, платило зякет и выполняло некоторые предписания ислама.

На территории городища Бозок зафиксированы все типы могил, которые встречаются обычно на мусульманских городских некрополях XII-XIV вв. Это захоронения в подбоях, устья которых закрыты обожженным кирпичом, кирпичные склепы различной конструкции, ямы с заплечиками — щель (шакк или хуфра), на заплечиках — перекрытия из дерева. Зачастую умершие лежат в дощатых гро-бовищах. Встречаются ямы, сочетающие в оформлении стен и дерево и кирпич одновременно. Возможно, часть открытых нами могил относится к Х-ХП вв.

Третий этап имеет бесспорную датировку по вещевым комплексам погребений конца ХШ-XIV вв., в которых найдены предметы вооружения, конской узды, предметы украшений. В одной из могил встречена серебряная монета, которая, по определению нумизмата Р.З.Бурнашевой, была выпущена в 1321 г.

Таким образом, после того, как место было покинуто его первыми обитателями, территория военной ставки в течение многих последующих веков являлась сакральным культовым центром Нура-Ишимского междуречья. Здесь кроме жилых и производственных конструкций, открыты мавзолеи, мазары, погребальные оградки из сырцового кирпича. Раскопаны грунтовые захоронения золотоор-дынского времени XIII-XIV вв. Самые поздние погребения, возможно, относятся к XVII-ХVIII вв. На южной окраине археологического памятника расположены руины казахских зимовок ХVIII-ХЬХ вв. Дата установлена по фрагментам Кузнецкого фарфора.

Городище Бозок имеет уникальное значение для столицы Казахстана, как подтверждение его древних истоков. Появление более тысячи лет назад военной ставки на месте современной Астаны обусловлено геостратегическим фактором — возможностью контроля над караванными маршрутами Степного Шелкового пути. Городище Бозок, судя по концентрации на его территории мавзолеев, являлось духовным центром средневекового населения Нура-Ишимского региона.

 

Список литературы

1. Шангин И.П. Дневные записки путешествия в степи киргиз-кайсаков Средней Орды // Астана. История столицы и края XVII-XIX вв. — Астана: Фолиант, 2006. — С. 406.

2. Ахинжанов С.М. Кипчаки в истории средневекового Казахстана. — Алма-Ата: «Наука» Казахской ССР, 1989. — С. 293.

3. Толстов С.П. Города гузов (историко-этнографические этюды) // СЭ, 1947. — № 3. — С. 55-102.

4. МагомедовМ.Г. Образование Хазарского каганата. — М.: Наука, 1983. — С. 225.

5. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. — М.: Наука, 1978. — С. 172.

6. Войтов В.Е. Древнетюркский пантеон и модель мироздания в культово-поминальных памятниках Монголии VI-VIII вв. — М.: Государственный музей Востока, 1996. — С. 27-55.

7. Хозяйство казахов на рубеже XIX-XX вв.: Материалы к историко-этнографическому атласу. — Алма-Ата: «Наука» Казахской ССР, 1980. — С. 160.

8. Халикова Е.А. Мусульманские некрополи Волжской Булгарии X - начала XIII в. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1986 — С. 44-45. 

Фамилия автора: Хабдулина М Х
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика