Концептуальные основы изучения причин девиантного поведения

Экзистенционально-гуманистический подход к девиантному поведению. Почему при одних и тех же условиях люди демонстрируют различное поведение, в том числе генетически идентичные однояйцевые близнецы? Какие подструктуры и свойства личности несут ответственность за отклоняющееся поведение? Какие психологические механизмы запускают и поддерживают девиантность? Наконец, какие свойства личности препятствуют формированию поведенческих отклонений? В данной статье мы попытаемся найти ответы на поставленные вопросы с помощью обзора ведущих психологических концепций, проливающих свет на сущность отклоняющегося поведения личности.

Начнем обзор с экзистенционально-гуманистического подхода, рассматривающего личность и ее поведение в аспекте сущностных характеристик человека. Наибольший интерес в этом отношении, на наш взгляд, представляет концепция австрийского психиатра и психолога В.Франкла (1905-1997). В его понимании специфические человеческие характеристики — это прежде всего духовность, свобода и ответственность. Духовное бытие человека предполагает осмысленное существование в форме свободного самоопределения в мире ценностей (с учетом объективных обстоятельств его жизни), зачто он несет ответственность перед своей совестью и Богом. Проблемы поведения так или иначе связаны с дефицитом рассмотренных качеств, т.е. с проявлениями бездуховности.

Фундаментальной мотивационной силой в людях, по мнению В.Франкла, является стремление к смыслу. Людям требуется обнаруживать смысл, то, ради чего стоило бы жить, буквально во всем. «Смысл нельзя дать, его нужно найти», поскольку он уникален для каждого человека и может быть осуществлен только им самим. Если человек не видит смысла в чем-то вне себя, выживание в экстремальной ситуации бесцельно, бессмысленно и невозможно. Гиперрефлексия (чрезмерная саморефлексия) и гиперинтенция (чрезмерное внимание к удовлетворению своих желаний) — два главных способа, которые люди предпочитают использовать, чтобы не выходить за рамки своего Я. Найти смысл в чем-то вне себя можно тремя различными способами:

1) что-то делать, давать жизни (ценности творчества);

2) что-то брать от жизни (ценности переживания);

3) занимать определенную позицию по отношению к судьбе, которую нельзя изменить, например, при смертельном заболевании (ценности отношения). Кроме того, переживания, имевшие место в прошлом, и религия — это еще две области, в которых люди могут обнаружить смысл.

Тогда, когда фрустрировано (чем-то блокировано) стремление к смыслу, возникает состояние экзистенциальной фрустрации. Апатия и скука — ее главные характеристики. Экзистенциальная фрустрация сама по себе не является ни патологической, ни патогенной. Тревога людей, даже их отчаяние, обусловленные тщетными поисками смысла жизни, — это, скорее, духовные бедствия, чем болезнь. Ощущение бессмысленности жизни одновременно может быть признаком интеллектуальной искренности и честности.

Нормальность и аномальность личности, по мнению В.Франкла, определяются особенностями ее позиции по отношению к жизни, смерти и своей судьбе. «Страдание, вина и смерть — названные мной триединством человеческого существования — ни в коей мере не умаляют смысла жизни, но, наоборот, всегда могут трансформироваться во что-то положительное», — пишет В.Франкл. Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. «Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке».

Позиция аномальной личности обозначается В.Франклом как фаталистическая. В этом случае человек не рассматривает себя как ответственного за самоопределение в ценностях и, следовательно, как активного участника своей собственной жизни. Вследствие этого он позволяет различным — природным, социальным и психологическим — детерминантам определять свой жизненный путь. Сам же человек в данном случае страдает от ощущения бессмысленности, опустошенности и тщетности. Состояние внутренней пустоты В.Франкл назвал экзистенциальным вакуумом. Экзистенциальная фрустрация и экзистенциальный вакуум — непосредственные причины особых «ноогенных неврозов». В.Франкл определяет ноогенный невроз как «такой, который вызывается духовной проблемой, моральным или этическим конфликтом».

Экзистенциальный вакуум не только вызывает чувство бессмысленности и невроз у отдельных людей, но и порождает такие общественные бедствия, как депрессия, наркомания и агрессия, в отношении которых автор использует термин «массовая невротическая триада». Например, такое следствие депрессии, как самоубийство, по мнению В. Франкла, на 85 % является следствием экзистенциальной фрустрации. Что касается наркомании, то люди, имеющие низкие жизненные цели (или не имеющие цели), с большей степенью вероятности будут пробовать найти смысл в наркотиках, чем те люди, которые имеют четко определенные высокие цели в жизни. И агрессивными люди становятся тогда, когда их захватывают чувства пустоты и бессмысленности. В.Франкл полагает, что экзистенциальный вакуум и экзистенциальная фрустрация с каждым годом распространяются все более широко. Молодые люди явно страдают от недостатка положительных образцов для подражания (воспитателей и кумиров, нашедших в жизни смысл).

Таким образом, в соответствии с воззрениями В.Франкла, отклоняющееся поведение возникает потому, что люди подавляют свою духовность, уходят от ответственности за поиск смысла. Оказать помощь человеку с отклоняющимся поведением — значит помочь ему осознать свое духовное Я и принять ответственность за свою судьбу, с последующим открытием им смысла своего существования.

К экзистенциальной психологии тесно примыкают гуманистические теории, например, клиент-центрированная психология (психотерапия) К.Роджерса (1902-1987). Ключевое место в данной системе занимают понятия самости и самоактуализации. Самость, или Я-концепция, — это совокупность представлений человека о себе, которые являются результатом опыта и непрерывно изменяются в течение жизни. Самоактуализация — стремление личности к росту и развитию в соответствии с изначально заложенными в ней потенциальными возможностями. Тенденция к самоактуализации ярко проявляется у человека и является признаком личностного благополучия. Самоактуализирующаяся личность имеет ряд специфических характеристик: открытость новому опыту, веру в свой организм, внутренний локус контроля (самостоятельность, независимость, ответственность), стремление существовать в процессе (роста и развития). Нормальная (здоровая) личность относительно близка к идеалу самоактуализирующейся личности [1; 188].

У аномальной личности процесс самоактуализации заблокирован и существует лишь в возможности. Основная преграда, по мнению К.Роджерса, коренится в системе так называемых условных ценностей. Условные ценности приводят к тому, что человек относится положительно к себе и другим людям только в случае их соответствия каким-то условным идеалам. В то время как при безусловном положительном отношении человек рассматривается как высшая ценность и заслуживает принятия без каких-либо условий его соответствия идеалам-требованиям.

Таким образом, для нормального развития человек должен иметь опыт самовыражения. Напротив, нереалистичные, искаженные представления о себе, противоречивый опыт, внутренний конфликт между потребностью в самореализации и зависимостью от оценок извне, — все это неизбежно вызывает проблемное поведение. Следовательно, для преодоления личностных и поведенческих проблем необходимо стимулировать процесс актуализации, создавая специальные условия. Например, в ходе клиентцентрированной терапии это искренний интерес к личности, безусловное положительное принятие человека, безоценочное отношение к нему.
Понятие самоактуализации личности является ключевым также для А.Маслоу (1908-1970).

Согласно его взглядам, человек как целостная система действует в соответствии с врожденными потребностями, которые реализуются под влиянием социальных условий. Потребности образуют иерархию — от низших к высшим:
^ физиологические потребности;
^ потребность в безопасности;
^ потребности в любви и привязанности;
^ потребности в признании и оценке;
^ потребности в самоактуализации — реализации потенций, способностей и талантов человека.

Высшие потребности активизируются только тогда, когда удовлетворены более низшие. Самоактуализация как способность присутствует у большинства людей, но лишь у небольшого меньшинства она является в какой-то степени свершившейся. Такие люди — самоактуализирующиеся личности — выступают примером нормального развития, поскольку максимально полно воплощают человеческую сущность.

Из концепции самоактуализации вытекают следующие выводы. Одной из причин отклоняющегося поведения может выступать блокировка процесса самоактуализации. Это может означать: фрустрацию базовых потребностей (препятствия на пути их удовлетворения); индивидуальную фиксацию на потребностях низших уровней; недоразвитие высших потребностей или неблагоприятные социальные условия. Если в силу разных причин нормальная самоактуализация через любовь, творчество и духовность невозможна, она может быть подменена самовыражением через девиантное поведение.

Творчество Э.Фромма (1900-1980) созвучно рассматриваемым идеям (несмотря на его формальную принадлежность к так называемому «неофрейдизму»). По мнению Э.Фромма, стремясь к гармонии с собой и природой, человек вынужден преодолевать экзистенциальные противоречия. Это дихотомия жизни и смерти; конфликт между стремлением к реализации всех возможностей и недостаточная для этого продолжительность жизни; противоречие между чувством одиночества и связанности с другими людьми.

Человек не может устранить эти объективные противоречия, но может по-разному на них реагировать. Человек преодолевает свое противостояние миру, чувство одиночества и бессилия с помощью различных механизмов. Эти механизмы приводят к «бегству от свободы». Они противостоят «позитивной свободе» — подлинной связи с миром через любовь и труд [2; 271, 3; 136, 4; 285].
Э. Фромм обозначил первый механизм как авторитарный характер. Авторитарная личность отказывается от собственного Я, от бремени свободы и автономности. Ее крайним выражением является садомазохистский комплекс. Наиболее полно этот тип бегства проявляется в тоталитарных государствах, где массы симбиотически сливаются с лидером. Второй механизм бегства — автоматизирующий конформизм, при котором человек полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему социальным шаблоном, утрачивая индивидуальность. Третий путь — деструктивность — связан с отчуждением от мира через его разрушение. В отличие от садизма деструктивность не стремится к господству, но она превращает все живое в мертвое.

Итак, экзистенциально-гуманистическая психология делает акцент на высших проявлениях человеческой личности, таких как ее духовное бытие и самоактуализация. Духовное бытие предполагает выход за пределы своей личности. Оно связано с самоопределением в человеческих ценностях, с признанием важности своей индивидуальности и самореализацией. Оно проявляется в высших чувствах, таких как: свобода и ответственность, долг, сострадание, уважение, интерес, любовь, надежда, радость творчества. В случае девиантности мы наблюдаем совершенно иную картину. Поэтому отклоняющееся поведение, безусловно, можно рассматривать как следствие экзистенциальных проблем личности и нарушений ее духовного развития.

Психодинамические аспекты отклоняющегося поведения

Психодинамические теории, вышедшие из психоанализа 3. Фрейда (1856-1939), раскрывают бессознательные механизмы человеческого поведения.
Описание отклоняющегося поведения в психоаналитических терминах требует предварительного введения в основные понятия и модели психической жизни.
Первоначально фрейдовская теория развития личности была биологически обоснованной и подчеркивала первичность инстинктивных процессов — внутренних требований. 3. Фрейд выделял два ведущих вида инстинктов: инстинкт жизни и инстинкт смерти. Агрессивный инстинкт признавался производным и главным проявлением инстинкта смерти, а склонность к агрессии — исходной инстинктивной тенденцией, характерной для всех людей.

З.Фрейд в психической жизни человека выделил сознательное и бессознательное. Бессознательное включает то, что недоступно для сознания из-за подавления (собственно бессознательное), и то, что может легко перемещаться из бессознательного в сознание (предсознательное). Сознательное выступает инстанцией, чувственно воспринимающей внутренние и внешние возбуждения, делающей их осознаваемыми с помощью речи.
Другим ключевым моментом явилось введение структуры психического аппарата. Структурная модель, предложенная З.Фрейдом, включает три системы или силы: Ид, Эго и супер-Эго. Психологическое благополучие личности зависит от того, насколько эффективно взаимодействуют эти три подструктуры.

Ид — термин, который Фрейд использовал для обозначения той (большей) части психики, которая содержит примитивные желания, импульсы, иррациональные стремления, комбинации «страх-желание» и фантазии. Это «хаос, котел, наполненный кипящими эмоциями». Деятельность Ид направлена на обеспечение свободной разрядки возбуждения в соответствии с принципом удовольствия. Ид довербально выражает себя в образах и символах, не имеет понятия о времени, морали, ограничениях или о том, что противоположности не могут сосуществовать. 3. Фрейд назвал этот примитивный уровень познания, продолжающий жить в языке сновидений, шуток и галлюцинаций, первичным процессом мышления. Ид относительно неизменно и полностью бессознательно, но его существование и власть могут быть выведены из дериватов — мыслей, действий и эмоций.
Эго — имя тех функций, которые позволяют приспосабливаться к требованиям жизни и находить пути, доступные в пределах данной семьи, для управления устремлениями Ид. Эго развивается непрерывно в течение всей жизни, но наиболее быстро — в детстве, начиная с раннего младенчества. Эго функционирует в соответствии с принципом реальности и является колыбелью вторичного процесса мышления (последовательного, логического, ориентированного на прогнозирование). Таким образом, Эго является посредником между требованиями Ид и ограничениями среды. Оно имеет как сознательный, так и бессознательный аспекты. Сознательное Эго — то, что большинство людей понимает под термином «Собственное Я», или «Я», бессознательное Эго включает в себя защитные процессы.

Как правило, Эго оказывается слабее Ид, поэтому оно преобразовывает желания Ид в действия так, как будто желания Ид являются его собственными желаниями. Не находящие выхода чувства становятся источником внутреннего напряжения, требующего разрядки и ощущаемого как тревога. 3. Фрейд определял тревогу как специфическое состояние неудовольствия, как универсальную реакцию на опасность — реальную или потенциальную. Тревога может быть: реалистической (вызванной опасностью во внешнем мире); моральной (вызванной конфликтом с супер-Эго); невротической (вызванной конфликтом с инстинктивными импульсами Ид). Тревога сигнализирует о наличии структурного конфликта, который лежит в основе большинства поведенческих и личностных проблем.Кроме Ид и Эго, было введено понятие супер-Эго для той части психического аппарата, которая является отражением остаточного родительского влияния. Главной задачей супер-Эго, по мнению З. Фрейда, является подавление требований Ид посредством морального влияния на Эго. Основными функциями данной инстанции при этом выступают: идеал, самонаблюдение и совесть.

В основе внутренних стандартов и запретов лежат прежде всего идентификации с родительскими фигурами. Так, первоначально ребенок прибегает к самоограничению из-за боязни потерять любовь или из-за опасения агрессии со стороны внешнего, родительского авторитета. Впоследствии он начинает действовать исходя из страха перед внутренним авторитетом — супер-Эго. Действия, совершенные вопреки голосу совести, могут вызвать чувства неполноценности, вины или потребность в наказании. Личностные проблемы в равной степени могут быть как следствием недостаточно сформированного, так и проявлением слишком жесткого супер-Эго.
Становление личности рассматривалось 3. Фрейдом как стадии психосексуального развития. Это последовательное прохождение стадий, на которых внимание оказывается направленным преимущественно на определенный участок тела — от оральной фазы через анальную и фаллическую к гени-тальной. Классическая теория драйвов (психических проявлений инстинктов) постулировала: если ребенок чрезмерно фрустрирован или получает чрезмерное удовлетворение на какой-либо стадии своего психосексуального развития, то он будет фиксирован на данной стадии [5; 234].

Представление о том, что основной функцией Эго является защита собственного Я от тревоги, было развито Анной Фрейд (1895-1982) в классической работе «Психология Я и защитные механизмы» (1936). Защитные механизмы работают бессознательно и становятся частью индивидуального стиля борьбы с трудностями [6; 118].

То, какие защиты преобладают у данного человека, зависит от взаимодействия следующих факторов: 1) врожденный темперамент ребенка; 2) природа стрессов, пережитых в раннем детстве; 3) защитные стили родителей и других значимых людей; 4) опыт использования защит в жизни (подкрепления).
Наиболее важными защитными механизмами признаются следующие:
^ подавление (вытеснение) — процесс, посредством которого неприемлемый импульс или идея становятся бессознательными (главный скрытый механизм, лежащий в основе всех других видов защиты);
^ отрицание — игнорирование какого-либо требования внешнего мира вследствие его болезненности для индивида;
^ проекция — процесс, посредством которого неприемлемые для индивида побуждения или представления приписываются внешнему миру;
^ формирование реакции — процесс обращения импульса в его противоположность (например, вытесненную ненависть к матери в чрезмерную заботу о ней);
^ регресс — возврат к менее зрелому уровню развития;
^ сублимация — направление инстинктивных импульсов в социально приемлемое русло, например, в интеллектуальную сферу, творчество.

Принято деление защит на примитивные (первичные, архаичные) и более зрелые (вторичные). Среди архаичных защит выделяют: примитивную изоляцию, отрицание, всемогущий контроль, примитивную идеализацию и обесценивание, проекцию, интроекцию и проективную идентификацию, расщепление, диссоциацию.

Вторичные, более зрелые защитные механизмы предположительно формируются на более поздних этапах психосексуального развития и являются относительно более продуктивными — способствующими лучшему разрешению внутренних конфликтов и лучшей адаптации к реальности. Это вытеснение, регрессия, изоляция, интеллектуализация, рационализация, морализация, раздельное мышление, поворот против себя, смещение, реактивное образование, соматизация, аннулирование, реверсия, идентификация, отреагирование вовне, сексуализация, сублимация [7; 155].

В целом феномены, которые называются психологическими защитами, имеют множество полезных функций. Они могут проявляться в форме здоровой адаптации и творчества. Они также могут защищать Я от какой-либо угрозы. Личность, чье поведение демонстрирует защитный характер, бессознательно стремится выполнить одну из следующих задач:

1) избежать некоторого угрожающего мощного аффекта (например, тревоги или горя) или овладеть им;

2) сохранить самоуважение;

3) уйти от внешней опасности.


Важная роль Эго в процессе развития личности отражена в понятии «сила Эго». Сила Эго — это способность личности к восприятию реальности, даже когда она чрезвычайно неприятна (без привлечения примитивных защит, подобных отрицанию). Сила Эго проявляется, как указывает О.Кернберг, в хорошей толерантности к тревоге, в контроле импульсов и сублиматорной деятельности [8; 255].
Проблемы личности (в том числе поведенческие) появляются тогда, когда защиты неадекватны или недостаточны для нормальной адаптации. З.Фрейд в более поздних работах рассматривал психопатологию как состояние, при котором защиты не работают, когда тревога ощущается, несмотря на привычные средства борьбы с ней, и когда поведение, маскирующее тревогу, является саморазрушительным в широком смысле.
Индивидуальная психология Альфреда Адлера (1878-1937) помогает понять психологические причины многих форм отклоняющегося поведения. Цель достижения превосходства возникает в первые годы жизни как реакция на чувство неполноценности, которое, в свою очередь, вызывается переживанием своей слабости. Слабость переживается как чувство неполноценности. Чувство неполноценности, по мнению Адлера, впервые возникает в 4 -5 лет. Его усиливают два основных фактора. Во-первых, это врожденные дефекты (ослабленность здоровья, физические недостатки, слишком маленький рост). Во-вторых, это неправильное воспитание ребенка в семье (сверхпотворство, недостаток любви к ребенку). Чувство неполноценности обратно пропорционально тому, как ребенок справляется с требованиями среды [9; 172].

В норме направленность на цель достижения превосходства гармонично сочетается с направленностью на сотрудничество с другими людьми (на основе чувства общности), так что личные достижения человека служат улучшению общественной жизни людей в целом. Любому нормальному человеку не чужд внутренний конфликт между чувством неполноценности и порождаемым им стремлением к самоутверждению (совершенству, превосходству). Возможны два основных способа преодоления ощущения неполноценности: компенсация (уменьшение проявления нарушенных свойств за счет усиленного развития сохранных) и сверхкомпенсация недостатков (усиленная тренировка нарушенного свойства до уровня сверхфункционирования). Врожденное социальное чувство также компенсирует слабость человека. Люди используют различные пути для компенсации чувства неполноценности. Одни пытаются подавлять других или используют насилие. Другие прибегают к «легальным» способам — успеху, власти, объединению в группы.

При недостаточной или извращенной компенсации чувство неполноценности переживается особо остро и переходит в комплекс неполноценности. Это совокупность установок, представлений или поступков, выражающих в замаскированном виде чувство неполноценности. А.Адлер распространил данный механизм на широкий круг аномальных и нормальных явлений. Комплекс неполноценности одновременно является как причиной серьезных проблем, так и внутренним стимулом для личностного развития.

В случае нарушенного поведения комплекс неполноценности сочетается с неадекватной жизненной установкой и неразвитым социальным чувством. У аномальной личности доминирующей жизненной направленностью является стремление к достижению превосходства, которое настолько выражено, что практически полностью препятствует появлению и развитию чувства общности. Такой человек воспринимает людей как средство достижения личных выгод, видит в обществе враждебную силу, не хочет и не может сотрудничать с другими. Эта конфронтация проявляется в гипертрофированной реакции протеста против любых требований общества: уважать других, говорить правду, учиться и работать, признавать правоту другого, быть благодарным... Идея превосходства побуждает к действиям подчинения, принижения и дискредитации других. В итоге формируются устойчивые негативные черты личности — нетерпимость, зависть, самомнение, подозрительность, определяющие как поведение личности, так и ее жизненный путь в целом.
Мы проанализировали психодинамические концепции, раскрывающие глубинные механизмы личностного функционирования. Данные теории прежде всего позволяют ответить на вопросы: почему люди ведут себя определенным образом, какова мотивация их поведения и как она сформировалась?

Отклоняющееся поведение как результат научения

Если психоаналитический подход ориентирован преимущественно на изучение внутренней динамики развития личности, то теории, вышедшие из бихевиоризма, изучают непосредственно наблюдаемое поведение. Данное направление представляет для нас особый интерес, поскольку предметом нашего изучения также является поведение личности (хотя и отклоняющееся).
Бихевиоризм (поведенческая психология) в качестве самостоятельного направления выделился в начале XX в. Его основание связывают с такими именами, как Э.Торндайк, Дж.Уотсон, Б.Скиннер.Основные положения поведенческой психологии можно сформулировать в следующих постулатах.

Психология должна заниматься предсказанием реального (наблюдаемого) человеческого поведения и его управлением.

Цель любого поведения — приспособление к среде.

Поведение — процесс взаимодействия личности со средой, опосредованный внутренней активностью и индивидуальными особенностями, проявляющийся преимущественно во внешних действиях. (Первоначально под «поведением» понимались только внешние проявления — двигательные, эмоциональные, вегетативные, речевые.)

Данный процесс реализуется по схеме: стимул — промежуточные переменные — реакция. Под промежуточными переменными в настоящее время понимают все, что может быть скрыто за реакцией. Это эмоциональные процессы (особенно тревога), мотивация данной формы поведения (побудительные факторы), когнитивные процессы (особенности восприятия, понимания ситуации и т.д.), процессы саморегуляции.
Поведение формируется на основе безусловных рефлексов и инстинктивных программ (наследственные, шаблонные реакции организма как целого).

Основным механизмом формирования поведения человека является научение. Научение — процесс приобретения и сохранения определенных видов поведения на основе реакции на возникшую ситуацию. Исключение составляют случаи, когда изменение активности связано с врожденными рефлексами, созреванием или временными состояниями (усталость, наркотическое опьянение).
Бихевиоральная теория — это всеобъемлющая теория, описывающая на основе экспериментов законы или принципы человеческого поведения [10; 341].

Одним из основоположников поведенческой психологии по праву считается Дж.Б.Уотсон (18781958), сформулировавший принципы поведенческой психологии, а также законы обусловливания.
В соответствии с теорией Дж. Уотсона и человек, и животное приспосабливаются к окружающей среде посредством использования наследственных задатков и багажа привычек. Стимул, или предмет, который вызывает реакцию, может исходить от объектов, находящихся во внешней или внутренней среде. Посредством обусловливания диапазон стимулов, на которые реагируют люди, все более расширяется, bet-реакции можно разделить на открытые и скрытые, на приобретенные и врожденные. Врожденные реакции малочисленны и включают в себя все, что делают люди с первых дней младенчества. В частности, к ним относятся кровообращение и дыхание, а также обусловливание и формирование привычек. Врожденные реакции становятся обусловленными вскоре после рождения. Наблюдение за детьми показывает, что все, обычно называемое инстинктом, в значительной степени является результатом научения, или обусловливания, и в качестве такового является частью человеческого приобретенного поведения. По мнению Дж. Уотсона, существуют только три типа неприоб-ретенных эмоциональных ответов на стимулы — страх (например, врожденный страх ребенка при очень громком звуке), гнев и любовь [11; 502].

Б.Ф.Скиннер (1904-1990) внес особый вклад в развитие поведенческой психологии, так как обнаружил, что на поведение существенно влияют его же последствия [12; 127]. В связи с этим Б.Скиннер предложил механизм оперантного обусловливания. При оперантном поведении приспособление происходит не в форме отвечающего на стимул поведения, а путем собственной активности человека. Например, в результате проб и ошибок может достигаться успех, который приводит к удовольствию или устранению неприятностей, т.е. конкретная форма поведения самоподкрепляется.

Б. Скиннер отмечал, что реакцию невозможно предвидеть или проконтролировать, и единственное, что можно предсказать, — это вероятность ее возникновения в будущем. Единицей науки поведения является оперант — поведение, определенное данным (своим) последствием. Оперантное поведение — поведение, которое оперирует в окружающей среде, производя последствия.

Если И. П. Павлов называл все события, которые усиливали поведение его собак, «подкреплением», а обусловленные этими событиями перемены в поведении — «обусловливанием» (связь подкрепления со стимулом), то согласно концепции оперантного поведения подкрепление зависит от ответа (связь подкрепления с реакцией на стимул). Классическое обусловливание и оперантное обусловливание — два единственно возможных вида обусловливания.

Хотя окружающая среда и играет большую роль в формировании и поддержании поведения, поведение само воздействует на окружающую среду, производя последствия, и также зависит от последствий, произведенных окружающей средой. Любое адекватное описание взаимодействия между организмом и окружающей его средой должно содержать определение трех элементов: а) ситуации, вкоторой имеет место данная реакция; б) самого ответа; в) подкрепляющих последствий. Взаимосвязь этих трех элементов лежит в основе сопряженного подкрепления.

Вероятность возникновения реакции возрастает как после позитивного, так и после негативного подкрепления. Позитивное подкрепление подразумевает предоставление чего-то (например, похвала, вознаграждение). Негативное подкрепление подразумевает удаление чего-то неприятного из данной ситуации (например, избегание наказания). Относительно отклоняющегося поведения (употребление алкоголя, например) одновременно подкрепляется и получением удовольствия (ощущение тепла, удовольствие от вкусной еды, прилив энергии, внимание друзей, праздничная атмосфера), и уходом от проблем (снятие напряжения, уменьшение чувства неуверенности в себе, отвлечение от забот и ответственности).

В целом вероятность поведения усиливается при следующих подкреплениях: ^ устранение неприятностей;
> привлечение внимания (по мнению Б.Скиннера, только те люди, которые внимательны к нам, подкрепляют наше поведение);
^ аффектация (демонстрация сильных эмоций);
> улыбка или любая форма одобрения;
^ предоставление возможности заниматься любимой деятельностью;
> предоставление власти;
> удовольствия — универсальная награда (сладкое, еда, секс и т.п.). Эти подкрепляющие стимулы мы привыкли называть поощрением.
Б. Скиннер полагал, что все подкрепления, в конечном счете, получают свою силу в процессе эволюционного отбора и что для людей характерно получать подкрепления определенными способами, с помощью определенных вещей. Например, и позитивное подкрепление пищей, и негативное подкрепление спасением от опасности, очевидно, необходимы для выживания. Только малая часть поведения немедленно подкрепляется пищей, водой, сексуальным контактом или другими факторами, имеющими явное биологическое значение. (Такие подкрепления, как отмечалось выше, называются безусловными, или первичными, подкреплениями.)

Большая часть поведения — это реакция на подкрепления, которые стали ассоциироваться с первичными подкреплениями или обусловлены ими. Например, если каждый раз во время праздника курить в приятной компании, то компания становится обусловленным подкрепляющим стимулом.

Обусловленное подкрепление генерализуется, когда оно соединяется более чем с одним первичным подкреплением. Этот факт имеет большое значение, так как генерализованное обусловленное подкрепление (например, в виде денег) полезно, потому что применимо не только к одному конкретному состоянию депривации (например, к состоянию голода), но и ко многим другим подобным состояниям. Следовательно, при таком виде подкрепления вероятность возникновения реакции будет большей. Другими генерализованными обусловленными подкрепляющими стимулами являются внимание, одобрение и привязанность.
Задача психологии, по мнению Б. Скиннера, объяснить поведение с учетом истории его подкрепления и угасания. Например, в случае зависимого поведения важно понимать, в каких условиях оно появилось, чем и как подкреплялось, как часто проявляется, с чем ассоциируется и чем сопровождается, к чему приводит в каждом конкретном случае, какова реакция окружающих на данное поведение, какую психологическую выгоду дает человеку данное поведение. С этой точки зрения психотерапию можно рассматривать как систему подкрепления, предназначенную для восстановления угасшего желательного поведения.
Поведение можно формировать посредством подкрепления последовательных приближений к желательному ответу. Б.Скиннер приводит следующий пример. Голубя обучали катать деревянный шар, с силой ударяя по нему и направляя по миниатюрной дорожке к набору игрушечных булав. Исследователи и его коллеги ожидали от голубя должной реакции, которую они намеревались подкрепить пищей, однако ничего не получилось. Тогда экспериментаторы решили подкреплять любую реакцию, которая будет иметь хоть малейшее сходство с сильным ударом, а затем выбирать реакции, которые больше всего будут походить на желаемую реакцию. Эта тактика оказалась чрезвычайно эффективной.

Когда подкрепляющий эффект одного стимула распространяется на другие стимулы, имеет место эффект генерализации, или индукции. Пример генерализации стимула в повседневной жизни — это реагирование определенным образом на человека, напоминающего какого-то знакомого.Б. Скиннер рассматривал личность как репертуар видов поведения, соответствующий набору подкреплений, зависящих от сопряженных обстоятельств. Если рассматривать причинную обусловленность поведения с традиционной точки зрения, люди выступают в роли автономно действующих индивидов, ответственных за собственную жизнь. Согласно научному представлению люди — это члены вида, который сформировался в зависящих от эволюции обстоятельствах выживания; поведение людей находится под контролем окружающей среды, в которой они живут. Способы, которыми люди воспринимают и осознают мир, определяются сопряженными обстоятельствами окружающей среды. Сознание, или осознание, также является социальным продуктом, сформированным окружающей средой. Более того, в механизмах сложной деятельности, называемой мышлением, также можно разобраться, если учесть влияние сопряженных обстоятельств подкрепления.
При самоконтроле люди управляют событиями, чтобы управлять своим поведением. Это, прежде всего, контроль окружающей среды, который влияет и на поведение. Например, взрослый может применять реакцию ухода таким образом, что он становится способен управлять своей реакцией гнева. Точно также удаление пищи из поля зрения может способствовать отвыканию от привычки к перееданию. С другой стороны, присутствие некоторых стимулов может сделать желательное поведение более вероятным.

Один из современных представителей поведенческого подхода Д.Вольпе (1915-1997) специально изучал аналогичное явление — механизм совместного, реципрокного торможения. Исследуя способствующие отучению процессы, Д.Вольпе заметил, что старые привычки угасают, если новым привычкам предоставляется возможность развиваться в той же самой ситуации. Реципрокное торможение имеет место всякий раз, когда положительная реакция (например, релаксация), несовместимая с определенной негативной реакцией (например, тревогой), тормозит данную условную реакцию, способствуя последующему ее ослаблению. Поскольку тревога достаточно часто сочетается с проблемным поведением, задача специалиста — сформировать антагонистическую по отношению к тревоге реакцию во время присутствия стимулов, вызывающих эту тревогу.
Д. Вольпе перечислил реакции, не совместимые с тревогой, с помощью которых можно изменять поведение людей:
^ ассертивные реакции (открытое приемлемое выражение эмоций по отношению к другому человеку);
> сексуальные реакции;
> реакции релаксации; ^ дыхательные реакции;
^ реакции «облегчения тревоги»;
^ соревновательно обусловленные моторные реакции;
> приятные реакции, возникающие в различных жизненных ситуациях (например, при воздействии лекарств);
> эмоциональные реакции, вызванные беседой;
> устное или ролевое проигрывание конфликтной ситуации.

Другой, не менее известный представитель поведенческой психологии — Г.Ю.Айзенк (19161997) обратил внимание на то, что законы Дж.Уотсона и Б.Скиннера не описывают всех поведенческих феноменов. Например, в ряде случаев тревога как условная реакция усиливается при предъявлении стимула, ее вызывающего, хотя никакого подкрепления последствий при этом не было. Более того, Г. Айзенк считал, что невротическое поведение, имеющее явно отрицательные последствия, не устраняется, вопреки здравому смыслу. Разрабатывая в связи с этим теорию инкубации реакций тревоги (усиления), Г.Айзенк предположил, что некоторые условные рефлексы (прежде всего тревога) имеют свойства внутреннего импульса (самоподкрепления), благодаря чему при воздействии лишь одного стимула (без подкрепления) индуцируется условная реакция тревоги, идентичная безусловному рефлексу (не требующему специального подкрепления). Таким образом, условная реакция страха не только сопротивляется угасанию, но и усиливается при каждом предъявлении условного стимула (как бы сама собой), образуя цикл положительной обратной связи.

Г. Айзенк выделял четыре источника невротических реакций страха (тревоги) у людей: ^ врожденные предпосылки (страх возникает при первом же столкновении индивида с объектом);
^ «подготовленность» — легкость обусловливания реакции страха у людей (люди чрезвычайно легко обучаются некоторым страхам — при первом же столкновении со стимулом);
имитация — страхам можно научиться посредством подражания;^ классическое обусловливание (причем главным безусловным стимулом, порождающим реакции страха, являются не боль, не громкий звук, не потеря поддержки, не физическое ограничение, а фрустрация или фрустрирующее отсутствие вознаграждения).

Социально-когнитивная теория, или теория социального научения, разработанная А.Бандурой (р. 1925), представляет плодотворное развитие классической теории научения. В соответствии с теорией социального научения врожденными являются только элементарные рефлексы и границы возможностей человека. Любое поведение человека социально обусловлено, поскольку за ним стоят сложнейшие навыки, требующие специального научения. Так, чтобы сформировалось, например, агрессивное поведение, необходимо выполнение целого ряда условий. Должны присутствовать способы усвоения действия, должна быть провокация, должны быть условия, закрепляющие действия. Иначе говоря, агрессивному поведению учатся, поскольку агрессор должен знать, что причиняет боль, как это сделать и в каких условиях... Влияние психофизиологических, в том числе наследственных, механизмов имеет место, но не играет решающей роли.

В соответствии с социально-когнитивной теорией реакция человека на стимул опосредована когнитивными процессами. А.Бандура выделил пять основных когнитивных способностей, которые характеризуют человека: символизация (создание символов и образов, выходящих за пределы сенсорного опыта); предвидение (в большинстве случаев люди предвидят последствия своего поведения, ставят цели, а не просто реагируют на окружающую среду); опосредование моделями (люди обучаются преимущественно через наблюдение за другими людьми, а не через непосредственное участие); саморегуляция (наличие внутренних стандартов для оценки и коррекции собственного поведения); самоанализ (рефлексивная оценка своего опыта и мыслительных процессов).
Подчеркивая активный характер человеческого поведения, А.Бандура вводит понятие человеческой агентности. Человеческая агентность — способность осуществлять самоуправление через контроль над собственными мыслительными процессами, мотивациями и действиями. Поведение человека, когнитивные и личностные факторы и влияние окружающей среды взаимно детерминированы (триадический взаимный детерминизм). В конечном счете, поведение — это результат сложного взаимодействия внешних событий и внутриличностных детерминант: наследственных особенностей, приобретенных умений, рефлексивного мышления и самоинициативы.

В соответствии с теорией социального научения основными механизмами формирования поведения являются следующие.

1. Научение через наблюдение (викарное научение) является ведущим способом. Люди научаются поведению и когнитивным навыкам, преимущественно наблюдая за моделями (за другими людьми). По мнению Бандуры, викарное научение даже эффективнее, так как оно безопаснее. Наблюдать можно не только сцены из жизни, но также их художественно-символическое изображение, например, через литературу, кино. Наблюдатель примет демонстрируемое поведение за образец, если: оно явно приносит внешние выгоды; внутренне положительно им оценивается; приносит пользу модели и его можно наблюдать. При этом сочетание вербального и невербального моделирования эффективнее. Например, образ отрицательного героя фильма будет заразительным, если актер (персонаж) вызывает симпатию и близок к идеалу или если с помощью негативных действий он безнаказанно добивается власти, денег, удовольствий...
2. Научение в действии, или научение через опыт, распространено чрезвычайно широко. Существует различие между знанием и навыком. Навыки (действия) связаны с целевыми структурами. Совершая действия, люди испытывают влияние их последствий (оперантное обусловливание). Поэтому на поведение существенно влияет то, как человек воспринимает последствия. Например, если последствия реакции оцениваются высоко, это повышает вероятность совершения такого поведения, т. е. усиливает его. Таким образом, вопреки механистическому представлению, последствия определяют поведение не сами по себе, а через мысли. Термин «подкрепление», по мнению А.Бандуры, вводит в заблуждение, так как подразумевает автоматическое реагирование и усиление реакций, в то время как для эффективного функционирования также требуется, чтобы люди предвидели события и оценивали вероятные результаты различных действий. Например, дети ведут себя в присутствии снисходительного родителя более вызывающе, чем в присутствии более требовательного. Создание точных прогнозирующих суждений требует внимания, памяти и интегративных когнитивных навыков.
А. Бандура выделяет три регулирующие мотивационные системы — базирующиеся на внешних, косвенных и самопродуцированных результатах.Внешние мотиваторы — это внешние последствия действий человека, усиливающие или ослабляющие эти действия в последующем. Они включают: физическую депривацию и боль; материальные стимулы (например, пища); сенсорные стимулы (приятные/неприятные ощущения); социальные стимулы (одобрение/неодобрение); символические стимулы (деньги, оценки, звания); стимулы деятельности (в том числе творчества); стимулы статуса и власти.
Косвенные мотиваторы (мотиваторы опосредования) — знания, полученные в результате наблюдения за последствиями реакций других людей. Наблюдение за тем, как вознаграждается поведение других людей, повышает вероятность того, что наблюдатели станут вести себя подобным образом. Наблюдение того, что поведение других людей наказывается, уменьшает вероятность подобного поведения. Следует заметить, что более эффективным способом сдерживания нежелательного поведения является обучение конструктивным альтернативным формам поведения. В целом наблюдение за поведением других дает информацию, эмоционально возбуждает, влияет на личные стандарты и оценки.
Внутренние мотиваторы (мотиваторы саморегуляции) особенно важны, поскольку человеческое поведение в основном осуществляется без непосредственного вознаграждения. Внутренние стандарты поведения могут действовать как внутренние стимулы. Саморегуляция поведения включает в себя три подпроцесса: самонаблюдение (получение информации о своем поведении), оценочный процесс (оценка положительности или отрицательности своего поведения с точки зрения личных стандартов) и самореагирование (влияние на свое поведение).
Для успешного поведения чрезвычайно важны концепции личной эффективности — суждения личности о возможности достичь определенного уровня исполнения (вера в свою эффективность). Концепции эффективности являются результатом: личного опыта достижений; опосредованного опыта (наблюдений за удачами — неудачами других); вербального убеждения (уговаривания); физиологического и эмоционального состояния (эмоциональное возбуждение, настроение, усталость, боль, страдание). Первоначально люди себя мотивируют через установление стандартов, или уровней исполнения, которые вызывают нарушение равновесия, а затем стремятся достичь этих уровней. Цели, которые личность ставит перед собой, действуют как внутренние мотиваторы, по принципу самоудовлетворения при реализации целей. Особенно полезно ставить постепенно усложняющиеся краткосрочные промежуточные цели.

К теории научения тесно примыкает когнитивное направление, также выросшее на почве бихевиоризма. Согласно когнитивной модели Аарона Бека и рационально-эмотивной теории Альберта Эллиса, в основе нарушенного поведения лежат неадаптивные мыслительные схемы. Неадекватные когниции запускают неадекватные чувства и действия. То, как люди интерпретируют стрессовые ситуации, определяет их поведение. Например, при депрессии «нормальная» печаль трансформируется во всеобъемлющее чувство тотальной потери и поражения. На уровне поведения в этом случае возникают дезадаптивные реакции ухода, отказа от активности. Другая ситуация может восприниматься чрезмерно угрожающе, что, в свою очередь, спровоцирует тревогу и гнев, а затем агрессию или избегание. Таким образом, неадекватность переработки информации, а также неудачи в структурировании жизненных ситуаций могут выступать в качестве отдельной причины поведенческих расстройств.

Как отмечалось выше, отклоняющееся поведение личности может быть связано с такой индивидуальной особенностью, как стрессоустойчивость. В настоящее время в рамках когнитивно-поведенческого подхода активно изучается поведение человека в экстремальных или стрессовых ситуациях. В связи с этим изучается копинг-поведение. Под копингом (coping) подразумевается процесс, опосредующий приспособление, следующее за стрессовым событием. Впервые термин был использован Л.Мерфи в 1962 г. в исследовании способов преодоления детьми трудностей, связанных с возрастными кризисами. Сейчас копинг рассматривается как важный процесс социальной адаптации. Приспособляемость определяется тремя компонентами:

1) способностью и умением организма адекватно реагировать на внешние воздействия;

2) мотивацией — желанием приспосабливаться к условиям окружающей среды;

3) способностью поддерживать психическое равновесие. Копинг-поведение понимается как сознательные стратегии преодоления стрессовых ситуаций (сосуществующие с бессознательными механизмами психологической защиты).

В соответствие с моделью Р.Лазаруса, также исследующего копинг-поведение, взаимодействие среды и личности регулируется двумя процессами: когнитивной оценкой и копингом. Выделяется два вида когнитивной оценки — первичная и вторичная. Первичная оценка определяется степенью воспринимаемой угрозы, свойствами стрессора, психологическими особенностями индивида. Ее результатом является вывод об оценке ситуации как угрожающей или как ситуации изменения. Вторичная оценка критически дополняет первичную и определяет, как мы можем влиять на негативные события и каковы ресурсы преодоления стресса. После когнитивной оценки ситуации индивид приступает к разработке механизмов преодоления стресса с целью адаптации. После мыслительной проработки следует собственно копинг-процесс совладания со стрессом.
Копинг является целостным механизмом. В исследовательских целях целесообразно говорить о его когнитивном, эмоциональном, поведенческом аспекте. Копинг может способствовать адаптации личности к конкретной ситуации, эффективности поведения, а может и не способствовать. Таким образом, копинг-поведение может быть гибким и пассивным, продуктивным и непродуктивным.
Наряду с копинг-стратегиями (действиями по совладанию) выделяют копинг-ресурсы личности — совокупность условий, способствующих преодолению стресса. Выделяют следующие виды ко-пинг-ресурсов: физические (здоровье, выносливость); социальные (индивидуальная социальная сеть, социально-поддерживающие системы); психологические (убеждение, устойчивая самооценка общительность, интеллект, мораль, юмор) и материальные ресурсы (деньги, оборудование).

Понятие копинга разрабатывалось на примерах кризисных ситуаций, связанных с тяжелой болезнью как источником стресса. Е. Хэйм, изучая копинг-процессы у онкологических больных, предпринял попытку перевести формы совладания, описанные разными исследователями, в систему нейтральных понятий и выделил 26 форм копинг-поведения.

Адаптивные варианты копинг-поведения включают такие когнитивные элементы, как проблемный анализ, установка на собственную ценность, сохранение самообладания. Данные формы поведения направлены на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, наличие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций. Среди эффективных эмоциональных стратегий можно назвать такие, как протест, оптимизм — эмоциональные состояния с активным возмущением и протестом по отношению к трудностям и уверенностью в наличии выхода в любой, даже самой сложной ситуации. Успешные поведенческие копинг-стратегии — сотрудничество, обращение, альтруизм. Это такие формы поведения личности, при которых она вступает в сотрудничество с о значимыми (более опытными) людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или предлагает ее близким в преодолении трудностей.

Стресс — обычное для большинства людей явление. В ходе жизни формируются привычные для каждого человека копинг-стратегии. И хотя поведение каждого человека включает различные стратегии, современные данные позволяют говорить о том, что «здоровые» люди достоверно чаще прибегают к более адаптивным формам копинг-поведения и меньше используют неконструктивные формы. В то время как личности с проблемным поведением, например, зависимым, склонны к малопродуктивным стратегиям, таким как уход от проблем и трудностей, отрицание и изоляция.

Развитие в 1960-е гг. кибернетики и теории систем породило такое направление в психологии, как системное консультирование и системная семейная психотерапия [13; 98]. В рамках данного подхода личность рассматривается как элемент какой-либо социальной системы. Например, на поведение человека влияет его семья, поскольку он включен в семейную систему. Системными семейными характеристиками будут: иерархия, границы, подсистемы, правила, стили коммуникации и т.д. Семейная система должна быстро и гибко адаптироваться к внутренним и внешним изменениям. Семьи могут быть гармоничными и дисфункциональными. Дисфункциональная семья не справляется со стрессорами и не обеспечивает условий для личностного роста каждого из своих членов. Стрессорами являются любые события, требующие изменений в семейной системе. Это, например, рождение ребенка, смена профессии, миграция семьи, достижение ребенком подросткового возраста, уход детей из дома.
С позиций семейной терапии каждый участник семейного процессса играет определенные роли, а система в целом стремится к подержанию устойчивого равновесия; отклоняющееся поведение — из-за семейного неблагополучия. В целом симптом служит удержанием от распада и сохранению привычного равновесия. Например, наркозависимость подростка может удерживать родителей от развода, поскольку родители в данном случае объединят силы на борьбу с реальной опасностью.

Носитель симптома обозначается как идентифицированный пациент. Симптоматическое поведение характеризуется следующими признаками:
^ оно сильно влияет на всех членов семьи;
> симптом непроизволен и не поддается контролю со стороны его носителя;
> симптом закрепляется и поддерживается членами семьи;симптоматическое поведение дает участникам семейного процесса психологическую выгоду. С.А.Кулаков указывает, что чаще всего причинами симптоматического поведения выступают следующие обстоятельства [14; 116]:
> члены семьи игнорируют семейную проблему и не разделяют ответственность за симптом;
^ закрытые внешние границы не позволяют получить ресурс извне для решения проблем, блокируя нормальное развитие семейной системы;
^ размытые границы между семейными подсистемами (супруги, их родители, сибсы и т.д.) стимулируют процесс хронической беспомощности у всех членов семьи, но особенно у «идентифицированного пациента»;
^ стереотипные «застывшие» ролевые взаимодействия;
^ проблемы открытого выражения чувств в семье (нередко кризис, создаваемый симптомом, является единственным способом испытать эмоции).
Если семья рассматривается как саморегулирующаяся система, а симптоматическое поведение как механизм ее регуляции, то в случае устранения симптома вся система может оказаться временно нерегулируемой. Поэтому не только носитель симптома, но вся семья неосознанно сопротивляется позитивным переменам, в том числе поддерживая отклоняющееся поведение.
Благодаря анализу психологических концепций мы еще раз смогли убедиться, насколько сложна и многообразна изучаемая нами реальность — отклоняющееся поведение личности. Отклоняющееся поведение может быть следствием духовных проблем, оно также может быть связано с внутрилично-стными конфликтами и неадекватными психологическими защитами, оно может быть результатом семейной дисфункции, и, наконец, нежелательное поведение может быть просто привычкой — действием, которое неоднократно повторялось и вознаграждалось внешней или внутренней выгодой. Это может быть что-то одно или многое сразу.
Конкретизируя рассмотренные психологические факторы и механизмы девиантного поведения, мы можем попытаться систематизировать его психологические составляющие.

Итак, отклоняющееся поведение характеризуют:

  • ^ духовные проблемы — отсутствие или утрата смысла жизни, несформированные нравственные ценности, редуцированные высшие чувства (совесть, ответственность, честность), внутренняя пустота, блокировка самореализации;
  • ^ деформации в ценностно-мотивационной системе личности — девиантные ценности, ситуативно-эгоцентрическая ориентация, фрустрированность потребностей, внутренние конфликты, малопродуктивные механизмы психологической защиты;
  • > эмоциональные проблемы — тревога, депрессия, негативные эмоции, трудности понимания и выражения эмоций;
  • ^ проблемы саморегуляции — нарушение способности ставить цели и добиваться их выполнения; неадекватная самооценка, чрезмерный или недостаточный самоконтроль, низкая рефлексия, малопродуктивные механизмы совладания со стрессом, низкие адаптивные возможности, дефицит позитивных ресурсов личности;
  • > когнитивные искажения — дисфункциональные мысли, стереотипы мышления, ограниченные знания, мифы, предрассудки, неадекватные установки;
  • > негативный жизненный опыт — отрицательные привычки и навыки, девиантный опыт, ригидные поведенческие стереотипы, психические травмы, опыт насилия.

В случае отклоняющегося поведения, как правило, имеют место несколько из перечисленных психологических проблем. Остается до конца неясным вопрос — когда и почему рассмотренные особенности личности превышают «порог допустимого», вызывая поведенческие расстройства? Справедливости ради следует заметить, что психологические трудности в той или иной степени присущи каждому человеку (например, неуверенность в себе). Но в силу определенных причин (например, системы личностных смыслов) в одном случае личные проблемы стимулируют человека к позитивной активности (творчеству, служению людям, достижениям), а в другом — они провоцируют отклоняющееся поведение.

В целом накопленные клинические и экспериментальные данные позволяют предположить, что не существует линейной зависимости между девиантными действиями и каким-либо конкретным фактором, механизмом. Как правило, отклоняющееся поведение личности представляет собой сложную форму социального поведения, детерминированного системой взаимосвязанных факторов — условий и психологических причин.

 

Список литературы
1. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. Е.И.Исениной. — М.: Прогресс, 1994. — 376 с.
2. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М.: Республика, 1994. — 388 с.
3. Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Прогресс, 1990. — 251 с.
4. Фромм Э. Иметь или быть. — М.: Прогресс, 1990. — 344 с.
5. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. — М.: Наука, 1989. — 319 с.
6. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы: Пер с англ. — М.: Педагогика, 1993. — 270 с.
7. Мак-Вильяме Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе: Учеб. пособие. — М.: Класс, 1998. — 476 с.
8. Кернберг О.Ф. Агрессия при расстройствах личности и перверсиях: Пер, с англ. А.Ф.Ускова. — М.: Независимая фирма «Класс», 2001. — 368 с.
9. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. — М.: Питер, 1993. — 256 с.
10. Нельсон-ДжоунсР. Теория и практика консультирования. — СПб.: Питер, 2000. — 464 с.
11. Бихевиоризм [Текст]: [Пер. с англ.] / Э.Торндайк, Джон Б.Уотсон; [Предисл., коммент. А.А.Карелина]. — М.; [Назрань]: Изд-во АСТ, 1998. — 701с.
12. Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я.Романова. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — С. 351.
13. Черников А.В. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Независимая фирма «Класс», 2001. — 208 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 97).
14. Кулаков С.А. На приеме у психолога — подросток. — СПб.: Союз, 2001. — С. 410.

Фамилия автора: М.Т.Баймуканова, К.А.Луцевич
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Педагогика
Яндекс.Метрика