Полифункциональность времени

Задумываясь о временности своего существования, мыслящий человек доходит до понимания того, что время — тот «символ», который несет в себе противоречивость — созидание и разрушение, приход в жизнь и уход из нее, рождение и смерть.

Человек градирует многообразные события своей жизни и свое отношение к миру вещей, взглядов, идей, исходя из выработанных человечеством ценностей, главная из которых — время. Оно «говорит» о том, что ценности человека хрупки, непостоянны.

Если сопоставить и связать воедино основные признаки, которые характеризуют время, то представляется правомерным ввести время на уровень одного из всеобщих законов мира. Ведь законом мы называем неизменную упорядоченность, становление явлений, качественных преобразований, сущностных отношений в мире. По широте и степени охвата своего действия в мире время по праву можно квалифицировать как универсальный закон. Мы не знаем ни одной вещи, ни одного предмета естественного мира, не подчиняющегося действию закона времени. Этот закон гласит, что все происходящие в мире процессы подчинены универсальному правилу необратимости, непрерывности, последовательности, становлению событий в порядке «прошлое — настоящее — будущее»1.

Проблема времени представляет собой не какой-то отдельный вопрос, на который необходимо дать ответ. Это комплекс вопросов, каждый из которых является достаточно сложным, и окончательных ответов на них пока не найдено. Напомним, какие это вопросы: об объективности времени, о его самостоятельности, самодостаточности или производности (субстанциальная и реляционная концепции времени); о реальности «течения» времени (динамическая и статистическая концепции), о его «направлении», размерности, прерывности и непрерывности, универсальности и всеобщности, полифункциональности, конечности и бесконечности и т.д.

В последние годы появилось много исследований, где авторы, обсуждая специфику пространственно-временной организации материальных систем, принадлежащих к различным формам и уровням материи, говорят о специфических физическом, космическом, химическом, геологическом, биологическом, психологическом, историческом, социальном, художественном и др. типах времени, тем самым отвергая идею об универсальном характере времени, которая была одной из наиболее характерных черт традиционного его понимания.

Столь значительный и возрастающий интерес к феномену времени естествен и закономерен, поскольку его значение в жизни и деятельности человека переоценить нельзя. В этой связи возникает необходимость интенсификации процесса получения и накопления новых знаний во всех сферах науки, требуются выявление и реализация новых подходов к исследованию проблемы времени.

Представляется, что убеждение универсального характера времени обусловлено недостаточным пониманием концептуальной структуры проблемы времени, поэтому в данной статье обращается особое внимание на обсуждение такой ее составляющей, как вопрос о всеобщности (полифункциональности) времени.

С древнейших времен существовал только физический подход к решению проблемы времени. «Для решения проблемы времени, — пишет Ганс Рейхенбах, — не существует других способов, кроме методов физики. Физика гораздо более других наук связана с природой времени … Если имеется решение философской проблемы времени, то оно зафиксировано в уравнениях математической физики. Возможно, более точным было бы сказать, что решение следует искать между строк физических исследований»2.

Исторически сложилась традиция определения времени, прежде всего как длительности процессов и явлений.

Сущность времени не может быть сведена к тому, что заключено в уравнениях физики. Время есть не только мера длительности некоторого существования, но и мера осуществления, не только физического существования человека, но и человеческого осуществления и самоосуществления.

Время в философски значимом его определении есть нечто связанное с чисто физической определенностью событий, но всегда нечто существенно большее. Мы можем говорить о времени нашего рождения, о времени падения Трои, о времени исчезновения динозавров и даже о времени рождения Вселенной, но вопрос «как или почему началось время?» ускользает от физики, так же как он, без сомнения, ускользает от возможности нашего языка и нашего воображения.

Время вообще — это понятие не специальных наук, математики и физики, космологии или астрономии. Если мы обратимся к процессу общего человеческого социального и культурного развития, нам не так уж трудно будет заметить, что время есть несопоставимо более фундаментальное, чем «длительность», «момент» или «интервал», чем все то, что может быть выражено положением стрелок или положением светил на небосклоне.

Мы можем принимать время наших часов, т.е. моменты положения стрелок на циферблате и интервалы между этими положения за само время. В этом не будет большой ошибки. Речь может идти лишь о некоторой терминологической нестрогости. Но большой, а для философии недопустимой, ошибкой было бы рассматривать такое понимание как единственно истинное, единственно отвечающее современному научному уровню, а всякое иное понимание оценивать как необъективное, антропоморфное и т.д.

Вопрос о конкретных показателях направления времени должен ставиться и решаться с учетом многообразия материального мира и связанной с этим специфичностью проявлений времени в различных движениях материи.

Человек и человечество нуждаются не только в понятии физического времени, но, прежде всего, в понятии биологического, социально-исторического времени человеческого бытия и бытия человеческой культуры.

Гуманитарная интерпретация времени дает возможность глобального, системного и диалектического анализа процесса концептуализации времени, природно-реальные составляющие этой категории и ее социокультурные, деятельностные формы, связывающие время также с мерой окультуривания и социализации личности3.

Современная идея обобщает наши наблюдения и анализ времени в его различных ролях: оно является нашим повседневным термином и понятием науки, категории философии и культуры; его категориальное и понятийное содержание отражает атрибутивное свойство всех процессов природы и общества, фундаментальную человеческую характеристику. Мы говорим о времени культуры, имея в виду, во-первых, культурно-исторический срез его понимания обществом, во-вторых, весь спектр значений в актуально-деятельностном аспекте существования человека и выражения его сущностных сил в культуре. Практическое и теоретическое освоение богатства времени становятся вопросом общей «культуры времени»4.

Культура времени современного общества не складывается лишь из естественно-научного (тем более — одного физического) знания о нем, она есть соединение научной, художественной и практической культуры.

Повседневный язык отображает многообразное содержание времени глагольными временами и «привязками» к глаголам действия: время любить, время ненавидеть, идти в ногу со временем, чувство времени и т.д. Занятый человек считает, что время «быстро летит», а человек — созерцатель сетует, как оно «тянется»5. Чем более «открыто» время человека историческому времени, тем более ему ценно.

Идея времени в системе мыслительных образов, представлений, понятий, концепций и «блоков» категорий может быть понято, во-первых, как эволюция времени культуры, реконструируемая в анализе эпох и соответствующих им представлений; во-вторых, вопрос об отношении прошлого, настоящего и будущего актуален не только в идеологической полемике наших дней, он имеет острейшее практическое значение, помогая нам создавать сегодняшнюю жизнь и строить будущее. В-третьих, идея времени не может быть полностью раскрыта лишь средствами естествознания. Философская рефлексия не полна, не закончена, если останавливается на рефлексии научного знания. Она должна получить дальнейшее развитие в рефлексии искусства и социальной жизни. Хорошим примером здесь может послужить прием исторической реконструкции, получающий оптимальные результаты лишь в синтезе науки и искусства. Тем в большей степени такой синтез необходим для обобщения философской онтологии. Только тогда будет получен принципиально новый высший уровень культуры времени его осознания, активность и «субстанциализация» в рамках социума5. Художественное время оказывается обязательной формой, функционально необходимой для понимания других форм времени.

Истина времени скрывается не в строках и не между строк тех или иных частно-научных дисциплин, будь то физика или любая другая дисциплина, но «в строках» и «между строк» смой реальности, так или иначе данной нам в формах как специального, так и неспециального знания, а также в формах искусства и литературы и в иных бесконечно широких и многообразных формах ежедневного человеческого общения с миром. И не только в формах теоретической реализации идей, но и в формах практической реализации теории. Здесь скрывается человеческая тайна времени. Здесь начинаются, а значит, здесь могут и должны быть решены его действительные парадоксы.

Целостное развитие общества (и в этом гениальность Маркса) детерминировано и свободным временем, внеэкономической деятельностью общественного субъекта, и уровнем овладения как индивидуальным, так и родовым временем человека, умением оценивать и использовать природные и художественные формы времени, т.е. овладением, в конечном счете, всей богатой палитрой, его культурой.

Для ряда мыслителей, философов, ученых смысл жизни заключается в познании самого времени. Познав сущность времени, человек получит ответы на многие вопросы бытия, мира, своего места в нем, перспектив, целей и смысла своего существования6.

Список литературы

1. Ярская В.Н. Время в эволюции культуры. – Саратов: Сарат. ун-т, 1989.

2. Пригожин И. От существующего к возникающему: время и сложность физических наук. – М., 1985. – С. 45.

3.Трубников Н.Н. Проблема времени в свете философского мировоззрения // Вопросы философии. – 1978. – № 2.

4.Смирнов А.И. Фактор времени в жизни общества // Философия. – 1986. – № 4. – С. 149.

5.Ярская В.Н. Указ. раб. – С. 170.

6. Акимов Р.А. Номологическая концепция времени // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7: Философия. – 1999. – № 3. – С. 170.

Фамилия автора: Оптовка Ю А
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика