ТЕОРИИ ОДИНОЧЕСТВА: КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ МОДЕЛЕЙ

Одиночество представляет собой одно из наиболее острых и болезненных социальных проблем современности, вечно волнующих человечество. На протяжении многих веков философы и богословы, писатели и поэты, художники и музыканты пытались постичь загадку одиночества, понять его смысл, скрытые угрозы, исходящие от него (и от него ли?) и соблазнительные преимущества, которые оно имеет по сравнению с другими феноменами человеческого бытия.

Процесс переживания человеком своей единственности облекался в различные мировоззренческие тона (от раздутого субъективизма до агрессивного индивидуализма), но неизменным оставалось одно — желание проникнуть в волнующую тайну «Homо Solus». По мнению выдающегося русского философа Н.А.Бердяева, проблема одиночества является основной философской проблемой, с ней связаны проблемы «я», личности, общества, общения, познания. В предельной же своей постановке проблема одиночества есть проблема смерти1.

Сегодня этому явлению уделяют свое внимание педагоги, психологи, социологи, биологи, медики, психиатры. За последние годы вышли монографии и сборники статей, являющиеся результатом научного исследования одиночества как социально-психологического феномена. Во многих странах мира были опубликованы художественные произведения, где слово «одиночество» встречается уже в их названиях. Это произведения Маканина «Один и одна», Г.Г.Маркеса «Сто лет одиночества», Й.Реддинга «Одиночество в Вавилоне», А.Силлитоу «Одиночество бегуна на длинные дистанции», Ф.Соллерса «Забавное одиночество» и другие. Сколько возвышенных слов и пламенных строк посвятили ему поэты разных стран и народов. Сейчас об этом феномене говорят по радио и телевидению, пишут в газетах и журналах. В последние годы созданы специальные социальные институты, предназначенные для оказания помощи людям, страдающим от одиночества. Это клубы знакомств, дома приюта, телефоны доверия и т.п. Таким образом, можно констатировать, что происходит интенсивное наступление одиночества на внутренний мир человека, на общественную жизнь.

Философы и ученые давно пытались раскрыть сущность и природу одиночества. По мнению Г.М.Тихонова, в настоящее время насчитывается около десяти альтернативных моделей одиночества, различным образом объясняющих этот феномен2. Это психодинамическая, экзистенциальная, феноменологическая, социологическая, интеракционистская, когнитивная, интимная, системная, биологическая и медицинская теории. Однако несмотря на широту взглядов и многообразие точек зрения до сих пор не удалось прийти к общей теоретической модели одиночества, разделяемой всеми исследователями.

Целью данной статьи является анализ и критическая оценка названных выше концепций одиночества, необходимых для того, чтобы показать их преимущества и недостатки, а также наметить пути дальнейшего исследования проблемы3.

Одной из первых к этой проблеме обратилась психодинамическая теория, основы которой заложил З.Фрейд. Хотя сам Фрейд не оставил специальных трудов по этой проблеме, но его последователи (Зилбург, Салливан, Фромм-Рейхман) в своих работах обращались к ней неоднократно.

Первый психологический анализ одиночества сделал Зилбург. Он различал два состояния: одиночество и уединенность. Уединенность рассматривается им как «нормальное» и «преходящее умонастроение», возникающее в результате отсутствия конкретного «кого-то». Одиночество — это постоянное, непреодолимое и гнетущее ощущение. По мнению Зилбурга, одиночество является отражением нарциссизма, мания величия и враждебности. Человек сохраняет инфантильное чувство собственного всемогущества, эксцентризм и обвиняет других. Одинокий индивид, как правило, проявляет болезненную скрытность или открытую враждебность, направленную как вовне, так и вовнутрь. Зилбург проследил корни одиночества, вплоть до детского возраста. Квинтэссенцией нарциссической ориентации, выступающей зародышем отчужденности, враждебности и бессильной агрессивности одинокого является осознание ребенком того, что он — маленькое, беззащитное существо, ждущее удовлетворения своих потребностей от других.

Г.С.Салливан также видел истоки одиночества в детстве. Он считал, что движущей силой человеческого поведения является потребность в близости. Впервые эта потребность проявляется в младенчестве и выражается в стремлении к контакту, в подростковом возрасте она принимает форму потребности в приятеле, с которым можно поделиться своими сокровенными мыслями. Невозможность реализовать эту потребность, по мнению Салливана, может привести к глубокому одиночеству.

Ф.Фромм-Рейхман также считает одиночество гнетущим и неприятным чувством. Она рассматривает одиночество как экстремальное состояние. Тип одиночества, который она имеет в виду, является разрушительным, и он в конечном итоге приводит к развитию психосоматических состояний, превращая людей в эмоционально парализованных и беспомощных. Так же как Зилбург и Салливан, Фромм-Рейхман прослеживает истоки одиночества, начиная с раннего детского опыта, вызванного преждевременным отлучением ребенка от материнской ласки.

Как мы видим, сторонники психодинамической теории главным образом исходят из клинической практики и поэтому рассматривают одиночество как патологическое состояние. По их мнению, главная причина возникновения одиночества скрыта в личности: одиночество — это результат ранних детских влияний на личностное развитие.

Наиболее крупным представителем феноменологического подхода является К.Роджерс, который исследовал одиночество на основе «Я-теории» личности. Он считает, что общество вынуждает индивида действовать в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу человека образцами поведения. Это ведет к противоречию между внутренним истинным «Я» и проявлениями «Я» в отношениях с другими людьми. Одно лишь исполнение социальных ролей ведет к бессмысленному существованию индивида.

Индивид становится одиноким, когда, устранив охранительные барьеры на пути к собственному «Я», он, тем не менее, думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других. Уверенность в том, что истинное «Я» будет отвергнуто другими, держит людей замкнутыми в своем одиночестве. Страх быть отвергнутым приводит к тому, что человек придерживается своих социальных ролей и поэтому продолжает испытывать опустошенность.

Как и первая модель, анализ одиночества, осуществленный Роджерсом, строится на основе клинической практики. Роджерс рассматривает одиночество как проявление слабой приспособляемости личности к социуму. Он считает, что причина одиночества находится внутри индивида, в феноменологических несоответствиях представлений индивида о собственном «Я». Опыт одиночества складывается из текущих влияний, с которыми сталкивается личность.

Экзистенциальная модель (Мустакас, Франкл, Ялом) одиночества исходит из того, что одиночество изначально присуще человеку. Никто другой не может разделить с нами наши мысли, чувства, переживания, а разъединенность предстает как естественное состояние человека.

Один из ярких выразителей этого направления Мустакас подчеркивает различие между «суетой одиночества» и «истинным одиночеством». Суета одиночества — это система защитных механизмов, которая отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов, постоянно побуждая его к активности ради активности совместно с другими людьми. Истинное одиночество проистекает из конкретной реальности одинокого существования и из столкновения личности с пограничными ситуациями (рождение, болезни, жизненные перемены, смерть), переживаемыми в одиночку. Истинное одиночество может быть и творческой силой. Каждое истинное переживание одиночества представляет собой противоречие или столкновение с самим собой. Это свидание с самим собой является радостным переживанием. И свидание, и конфронтации с самим собой суть способы поддержки жизни и внесение оживления в относительно застойный мир; это способ вырваться из стандартных циклов поведения.

Один из представителей этого направления И.Ялом4, рассматривая изолированность как одну из данностей существования, отмечает, что это не есть изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от части собственной личности), это фундаментальная изоляция — и от других созданий («пропасть между собой и другими»), и от мира («отделенность между индивидом и миром»). Таким образом, он выделяет два вида изоляции: экзистенциальную и фундаментальную. В своей работе «Экзистенциальная психотерапия» он рассматривает несколько путей, ведущих к осознанию экзистенциальной изоляции — конфронтация со смертью и свободой. Знание о конечности собственного бытия заставляет человека понять, что никто не может умереть вместе с кем-то или вместо кого-то. Свобода же, понимаемая здесь как принятие ответственности за свою жизнь, подразумевает собственное «авторство» жизни, принятие факта, что никто другой не создает и не охраняет тебя. К экзистенциальной изоляции приводят также и индивидуальные опыты дефамилиаризации — состояний, в которых с конституированного нами мира срываются покровы реальности, а с объектов «вырываются символы». И тогда человек теряет ощущение уюта, принадлежности к чему-то знакомому.

Говоря о связи роста и изоляции, Ялом приводит определение Ранка, который считал, что процесс роста тесно связан с сепарацией, превращением в отдельное существо (рост подразумевает автономию, индивидуализацию, независимость и самоконтроль). Однако человек расплачивается за сепарацию изоляцией. У человека, отмечает Ялом, есть два способа ограждения себя от «ужаса конечной изоляции» — частичное принятие этой данности и отношения. Несмотря на то, что отношения не могут уничтожить изоляцию, они помогают разделить одиночество с другими людьми, и тогда «любовь компенсирует боль изоляции».

Это созвучно М.Буберу, который считал, что великие отношения пробивают брешь в барьерах возвышенного уединения, смягчая его суровый закон и перебрасывая мост от одного самостоятельного существа к другому через пропасть страха вселенной4. Не принимая своей изолированности, не встречая ее стойко, человек не может с любовью обратиться к другим. Оказавшись в море существования, переживая ужас одиночества и стремясь как можно быстрее выбраться из него, мы не только отдаляемся от других, но и «бьем по другим», чтобы не утонуть. В этой ситуации мы не можем относиться к другим, воспринимая их такими же, как и мы — испуганными, одинокими, конституирующими мир из вещей. Другой становится для нас «оно» и, будучи помещенным внутрь нашего собственного мира, является средством для отрицания изоляции. Убегая все дальше от осознания данностей существования, человек строит отношения, дающие «продукты» (напр., слияние, власть, величие), помогающие отрицанию изоляции5.

Экзистенциалисты призывают людей преодолеть страх одиночества, ибо оно имманентно человеческому бытию. Одиночество рассматривается ими как продуктивное творческое начало. Одиночество изначально присуще человеку.

Совершенно иную, более того, прямо противоположную точку зрения на природу одиночества высказывают сторонники социологической теории (Боумен, Рисмен, Слейтер).

Боумен выдвинул факторы, ведущих к усилению одиночества в современном мире: ослабление связей в первичной группе, увеличение семейной и социальной мобильности.

Рисмен свой анализ одиночества начинает с изучения американского характера и одновременно анализирует способности общества реализовывать потребности их членов. Рисмен и его последователи заявляют, что американцы превратились в личности, «направленные вовне». Индивиды, ориентированные на других, постоянно приспосабливаются к изменяющимся обстоятельствам, изменяя самих себя. «Ориентированные вовне» люди отчуждены от своего собственного «Я», своих чувств и ожиданий. В результате они обеспокоены и нуждаются в пристальном внимании со стороны других людей, которые никогда не смогут удовлетворить их потребности. В сумме представители «направленного вовне» общества образуют, по мнению Рисмена, «одинокую толпу».

Слейтер считал одиночество проявлением индивидуализма как такового. Все люди стремятся к общению, сопричастности и зависимости. Однако эти основные потребности являются недостижимыми в обществе из-за приверженности людей к индивидуализму, связанному с освобождением человека от необходимости согласования, подчинения, зависимости от других людей. В результате люди становятся одинокими.

Таким образом, сторонники социологической теории, считают одиночество нормативным, общим статистическим показателем, характеризующим общество как таковое. По их мнению, это модальное качество личности — продукт социальных сил. Причину одиночества они изначально помещают вне индивида. Эта теория подчеркивает значение социализации, отмечая при этом, что многие факторы (например, средства массовой информации), способствующие социализации, оказывают постоянное негативное воздействие на личность.

Главным выразителем интеракционистского подхода к проблеме одиночества является Р.Вейс. Он считает, что одиночество — это продукт комбинированного (интерактивного) влияния фактора личности и фактора ситуации. Описывая одиночество, он имел в виду социальные отношения, такие как привязанность, руководство и оценка. Вейс выделяет два типа одиночества, которые имеют различные предпосылки и проявления — эмоциональная и социальная изоляция. Эмоциональная изоляция возникает в результате отсутствия интимных связей, таких как супружеская или любовная. Эмоционально одинокий индивид испытывает чувство беспокойства покинутого ребенка, ощущая тревогу и пустоту. Социальная изоляция является следствием утраты значимых социальных отношений, или чувства общности и выражается в чувстве социальной маргинальности. Вейс проводил специальные семинары для вдовцов и разведенных людей, где пытался оказать помощь участникам этих семинаров. Многие его теоретические положения вытекают из данного опыта. Рассматривая одиночество как нормальную реакцию, он подчеркивает значение внутренних (характерологических) и внешних (ситуативных) причин. Однако предпочтение он отдавал второй группе факторов. Вейс особо подчеркивает текущие события в жизни личности как ключевой фактор одиночества: одиночество возникает в результате недостаточного социального взаимодействия индивида, которое не удовлетворяет основные социальные запросы личности.

Характерная черта когнитивного подхода состоит в том, что он акцентирует роль познания как фактора, опосредующего связь между недостатком социальности и чувством одиночества. Энн Пепло и ее коллеги (главные пропагандисты этого подхода) считают, что познание причин одиночества может влиять на интенсивность переживаний и на восприятие неизбывности одиночества, сохраняющегося в течение длительного времени. Когнитивный подход предполагает, что одиночество наступает в том случае, когда индивид воспринимает (осознает) несоответствие между желаемым и достигнутыми уровнями собственных социальных контактов.

К поискам причин одиночества Пепло подходит достаточно широко, исследуя как характерологические, так и ситуативные факторы, способствующие его возникновению, а также влияние прошлого и настоящего на формирование личности. Когнитивные факторы — процессы, происходящие внутри индивида, соотносящего свою деятельность с объективной реальностью.

Согласно интимному подходу (Дерлега, Маргулис) социальные отношения способствуют достижению индивидом различных реальных целей. Одиночество же обусловлено отсутствием социального партнера, который мог бы способствовать достижению этих целей. Одиночество возникает тогда, когда межличностным отношениям недостает интимности, необходимой для доверительного общения. В основе интимного подхода лежит положение, согласно которому индивид стремится к сохранению равновесия между желаемым и достигнутым уровнями социального контакта. Ученые исследуют, как в этих условиях совокупность социальных связей индивида, его социальных ожиданий и его личностные качества влияют на такой важный в данном отношении баланс. В целом они расценивают одиночество как нормальный опыт в условиях сплошной атомизации общества.

Общая теория систем (Флендерс) формулирует подход к проблеме одиночества: поведение живых организмов обусловлено переплетением влияний нескольких одновременно действующих уровней (от клеточного до межнационального). С точки зрения представителей этой теории, одиночество представляет собой механизм обратной связи, который в конечном счете может способствовать благополучию индивида или общества.

Флендерс расценивает одиночество как потенциально патологическое состояние, но в то же время считает его полезным механизмом обратной связи, способствующим благополучию как индивида, так и общества. Системная теория включает оба мотива поведения — индивидуальный и ситуативный. Таким образом, причины возникновения одиночества находятся и в личности, и в обществе. Следует отметить, что рассуждения Флендерс об одиночестве не имеют эмпирической основы, их база чисто теоретическая.

По мнению Дж. Р.Оди, одиночество равносильно биологическому инстинкту. Он полагает, что биологические корни одиночества являются одними из существенных, тем не менее, считает он, человек более одинок, чем животное. Анализируя содержание этого понятия, он отмечает, что быть одиноким совсем не означает быть одному. Легко быть одному и при этом не быть одиноким и легко быть одиноким в толпе. Следовательно, одиночество связано не с тем состоянием, когда человек один, а скорее, наоборот, с его самоустранением, независимо от того, кто его окружает, — люди или природа. Физиологическая структура и основные психические потребности людей сориентированы на особый размер группы, соответствующий его потребности в определенном уровне социального взаимодействия, полагает Дж.Р.Оди. Следует различать периоды простого одиночества от длительных состояний одиночества. Первые — нормальная реакция организма, вторая — всегда патологична. Простое одиночество возникает тогда, когда прерывается связь с себе подобными. Патологическое одиночество оказывается добровольным уходом в себя и постепенной утратой социальных взаимодействий, необходимых для здоровья психики. Одиночество может выражаться не только в уходе в себя, но и в вялости, неактивности, депрессии и унынии. Однако в некоторых культурах санкционируют одиночество для отдельных индивидов, и такое санкционирование учит людей переносить одиночество. Таким образом, автор приходит к выводу, что у одиночества имеются биологические корни, но одиночество у человека протекает гораздо сложнее и тяжелее, чем у животных6.

Медицинские аспекты одиночества были раскрыты Дж.Линчем, который в своей работе, изданной в США под названием «Разбитое сердце. Медицинские следствия одиночества», писал, что одной из причин сердечных заболеваний является одиночество как проявление «лихорадочной жизни в современном развитом индустриальном обществе». Страдания, испытываемые в одиночестве, и в первую очередь характерные для холостяков с его экцессами, излишествами и дурными привычками, весьма отрицательно сказываются на их здоровье. Как говорит Дж.Линч, «само одиночество убивает, убивает медленно и верно, поражая человека в самое сердце, тогда как духовное тепло и семейная жизнь помогают человеку, предохраняют его от сердечных заболеваний»7. Таким образом, представители медицинской точки зрения вполне обоснованно считают, что одиночество пагубно влияет на здоровье человека, его физическое и психоэмоциональное состояние.

Как мы увидели, в современной западной философской и социально-психологической литературе проблема одиночества получила достаточно глубокое и всестороннее теоретическое осмысление и следует отметить, что были достигнуты определенные успехи в его изучении. Естественно, что не стоит эти результаты абсолютизировать, принимая за истину высшего порядка, но их знание необходимо, поскольку позволит достичь того уровня теоретического осмысления проблемы одиночества, которого достигло западное обществознание.

В нашей стране, как и в странах бывшего Советского Союза, многие годы эта проблема намеренно замалчивалась. Социально-философская мысль старательно обходила этот феномен стороной, считая одиночество атрибутом, характерным для западного сознания8. Как отмечает Н.Покровский, считалось, что одиночество — этот неизменный спутник отчуждения — присуще только западному миру, тогда как у нас в силу гуманистического характера социалистического общества одиночества быть не может9. Однако сначала социологи, а затем социальные психологи показали, что одиночество молодежи и пожилых людей приняло в нашей стране угрожающие размеры.

Сегодня развитие феномена одиночества в нашем обществе признают многие специалисты, но проблема от простой констатации факта сама собой не решается. По-прежнему эмоциональные оценки, бесспорные по своему пафосу, доминируют над строгим анализом ситуации, опирающимся на достижения современного обществознания. Иногда предлагаются «научные» предположения и даже даются рекомендации, как избежать одиночества, несущие на себе, к сожалению, печать доморощенного философствования. Поэтому нам предстоит еще сделать серьезные шаги, необходимые для глубокого и всестороннего социально-философского осмысления одиночества как универсального и всеобщего явления, характерного для любого современного общества и государства.

Из приведенного выше анализа видно, что психодинамическая, феноменологическая и экзистенциальная теории рассматривают одиночество как субъективное, сугубо индивидуальное состояние. Общим для них является признание того факта, что причины одиночества коренятся в природе человека, его психологической структуре, свойствах личности. Одиночество предстает как явное искажение человеческого бытия, пронизывающее все его существо.

Представители социологической теории изначально причины одиночества помещают вне индивида — в социальной среде, объективных условиях, тем самым делая упор на значение событий, происходящих в жизни человека, например, развод, перемена места жительства или работы и др.

Альтернативными являются интеракционистская, когнитивная и системная теории, подчеркивающие значение двух факторов, способствующих возникновению чувства одиночества — фактора человека и фактора среды. Одиночество выступает как продукт комбинированного влияния личности и ситуации.

Как показал наш анализ, ни одна из существующих на сегодняшний день теоретических моделей не дает полного и исчерпывающего объяснения одиночества, отражая лишь определенные стороны изучаемого явления, не раскрывая его специфики, характерных особенностей. Поэтому мы считаем, что необходимо создать такую модель одиночества, которая могла бы синтезировать все имеющиеся точки зрения и дать универсальную, целостную и полную картину возникновения, формирования и развития данного феномена. 

Список литературы

1.Бердяев Н.А. Я и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения // Бердяев Н.А. Философия свободного духа. – М.: Республика, 1994.

2. Тихонов Г.М. Феномен одиночества // Бытие культуры: сакральное и светское. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1997. – С. 57–79.

3.Анализ теорий одиночества приводится по: Перлман Д., Энн Пепло Л. Теоретические подходы к одиночеству // Лабиринты одиночества – М.: Прогресс, 1989. – С. 152–168.

4.Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. – М., 2000.

5. Бубер М. Два образа веры. – М.: Республика, 1995.

6. Оди Дж.Р. Человек – существо одинокое: биологические корни одиночества // Лабиринты одиночества. – М.: Прогресс, 1989. – С. 129–151.

7. Косицкий И.Г. Инфаркт от одиночества // Демографы думают, спорят, советуют. – М.: Финансы и статистика, 1981. – С. 108–113

8. Титаренко А.И. Антиидеи: опыт социально-этического анализа. – М.: Политиздат, 1984.

9.Покровский Н. Человек, одиночество, гуманизм // Лабиринты одиночества. – М.: Прогресс, 1989. – С. 5–20. 

Фамилия автора: М.Н.Джумагельдинов М Н
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика