Понятие причинения вреда при задержании лица, совершившего посягательство

В Уголовном кодексе Республики Казахстан среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, в ст. 33 предусматривается причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство.

При рассмотрении данного обстоятельства следует отметить, что довольно большое количество ученых единодушны в том, что действия по причинению вреда при задержании лица, совершившего посягательство, «общественно полезны, поощряются государством и обществом». Как и в отношении иных обстоятельств, применительно к задержанию делается традиционный вывод, что оно исключает общественную опасность совершенного деяния1, или не только общественную опасность, но и противоправность2, а также его наказуемость3. Также утверждается, что задержание преступника исключает общественную опасность деяния и уголовную ответственность лица4.

А.С.Шабуров пишет, что в социально-правовом смысле «правомерное поведение можно определить как массовое, по масштабам общественно необходимое, социально полезное, желательное, допустимое с точки зрения интересов общества, осознанное поведение граждан или коллективов, состоящее в соблюдении (исполнении, осуществлении) норм права, гарантируемое и охраняемое государством»5.

Уголовное законодательство не предусматривает правовой ответственности за совершение лицом действий, направленных на задержание лица, совершившего посягательство, в форме причинения ему при этом вреда. Следовательно, правовая природа указанных действий состоит в том, что их правомерность основывается на использовании субъективного права гражданина, осуществляющегося на основе и в пределах права объективного.

Выяснить правовую природу института причинения вреда при задержании лица, совершившего посягательство, невозможно, не ответив на вопрос, является ли это действие самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния, или нет.

В юридической литературе вопрос о самостоятельности и относительной обособленности рассматриваемых действий тоже не получил единообразного решения — в первую очередь это объясняется тем, что до 1996 г. институт задержания отсутствовал в уголовном законодательстве. Однако и в настоящее время вопрос о самостоятельности данного обстоятельства вызывает споры среди ученых.

Многие авторы считают, что действия по причинению вреда при задержании лица, совершившего посягательство, не являются необходимой обороной, но приравниваются к ней по своим юридическим последствиям6. Однако сторонники такой позиции сами признают, что эти явления не равнозначны. А если это так, то различие в природе сравниваемых явлений не может не предопределять различного подхода к определению правомерности последствий7.

По мнению Н.И.Загородникова, задержание преступника есть самостоятельное обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния. Однако автор характеризует его юридические критерии аналогично таковым при необходимой обороне8. Представляется, что такой подход в настоящее время не учитывает того факта, что отдельные признаки действий по причинению вреда задерживаемому, хотя и совпадают с необходимой обороной, но в совокупности отражают качественное своеобразие указанного института, позволяющее выделить его в самостоятельный вид правомерного поведения граждан наряду с необходимой обороной.

Согласно другой позиции, действия, направленные на задержание лица, совершившего посягательство, и причинение ему при этом вреда, как самостоятельное обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния, должны удовлетворять условиям крайней необходимости (И.И.Слуцкий)9. Ю.В.Баулин по этому поводу отмечает, что «такое решение вопроса является противоречивым: с одной стороны, утверждается, что задержание преступника — самостоятельное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, а с другой — при определенных условиях у Б.А.Куринова и во всех случаях у И.И.Слуцкого — такие действия должны соответствовать правилам крайней необходимости»10. Критикуя подобные взгляды, Т.Г.Шавгулидзе заметил: «Выходит, что задержание преступника является разновидностью крайней необходимости и нет смысла выделять его в качестве самостоятельного вида обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния»11.

В настоящее время наиболее правильной представляется высказанная в 70-х годах ХХ в. точка зрения, согласно которой причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство, является самостоятельным видом правомерного поведения, т.е. самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния12. Достаточные причины для выделения института задержания лица, совершившего посягательство, и причинения ему при этом вреда, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, столь очевидны, а проблема столь актуальна, что ее уже никоим образом не смог проигнорировать законодатель13, предусмотрев такое обстоятельство в ст. 33 УК РК.

В литературе неодинаково решается вопрос о том, следует ли рассматривать действия по задержанию лица, совершившего посягательство, в одной группе с основаниями, исключающими общественную опасность и противоправность деяния, указанными только в уголовном законе, либо и с теми из них, которые прямо в уголовном законе не обозначены. Так, Б.А.Куринов, Е.А.Фролов, М.И.Якубович, Ю.М.Ткачевский и Н.Т.Куц рассматривают причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство, как обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния, в одной группе с необходимой обороной и крайней необходимостью.

Многие авторы, однако, считают, что обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния, среди которых находятся и действия по задержанию лица, совершившего посягательство, могут предусматриваться нормами не только уголовного, но и другого законодательства. В случае, если они указаны не в уголовном законе, а в иных нормативных актах, отнесение их к числу обстоятельств, исключающих общественную опасность и противоправность деяния, определяется судебной практикой и наукой уголовного права, которые руководствуются при этом общими принципами уголовного права14.

Вместе с тем как самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния, причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство, имеет существенные отличия от необходимой обороны и крайней необходимости.

Норма о причинении вреда при задержании лица, совершившего посягательство, не являясь исключением из общего правила, должна регламентировать соответствующим образом право всех насильственно пресекать попытки лиц, совершивших преступление, уклониться от уголовной ответственности. Именно поэтому в литературе говорится о том, что задержание преступника является правом любого («правом народа»), а не только правом (обязанностью) управомоченных на то в процессуальном порядке должностных лиц15.

Однако следует отметить, что в науке уголовного права в настоящее время отсутствует единый подход к характеристике указанных действий. Существующие до сих пор точки зрения на исследуемый вопрос отличаются своей противоречивостью, что обусловливает необходимость еще раз остановиться на этой проблеме. Так, одни юристы выделяют лишь условия правомерности действий (мер) по задержанию преступника16, другие, напротив, — только условия правомерности причинения вреда лицу, совершившему посягательство при его задержании17. Иногда в общей форме различают меры по задержанию лица, совершившего посягательство, и причиненный ему при этом вред18. И, наконец, Ю.В.Баулин считает, что при характеристике действий по задержанию преступника следует исходить из различия между самим актом правомерного задержания преступника и действиями, заключающимися в причинении ему вреда с целью осуществления такого задержания. На этом основании делается вывод о самостоятельном уголовно-правовом значении того и другого акта поведения, выделяются различные для каждого из них основания и условия правомерности19. Представляется, что подходить к изучению указанных действий с таких позиций нецелесообразно, так как причинение вреда лицу, совершившему посягательство, при его задержании рассматривается законодателем как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Думается, что в качестве такового следует считать не само по себе задержание преступника, а действие, связанное причинением вреда при таком задержании.

Разговоры о различии между действиями по задержанию лица, совершившего посягательство, и действиями, связанными с причинением ему вреда, имеют смысл главным образом в случаях разграничения насильственного и ненасильственного актов задержания. Само этимологическое значение слова «задержать» означает «схватить, арестовать, т.е. действовать активно»20. Однако в более поздней редакции приводимого издания даются несколько иные, более «мягкие» значения. Термин «задержание» здесь означает:

1) воспрепятствовать движению кого или чего-нибудь, остановить;

2) временно лишать свободы до выяснения причастности к нарушению порядка, преступлению21.

В.И.Даль определяет значение глагола «задержать» как «удержать, остановить, не упускать, не давать воли, свободы, мешать, замедлять»22.

Таким образом, не следует быть искушенным филологом, чтобы понять, что термин «задержание» не применим без соответствующего силового аспекта, поскольку невозможно «задержать», «удержать», «остановить» без соответствующего воздействия (как физического, так и психологического) на самого задерживаемого. То есть любое задержание (как насильственное, так и ненасильственное) сопряжено с причинением определенного вреда или сочетанием разновидностей вреда (физического, имущественного, морального). Ведь даже при ненасильственном способе задержания осуществляется психологическое давление, моральное воздействие на лицо, совершившее посягательство, выражающееся, прежде всего, в отсутствии возможности свободно располагать собой по своему усмотрению.

Анализируя этимологическое значение слова «вред»23, можно прийти к выводу, что законодатель справедливо упомянул в ст. 33 УК РК о вреде как об общем, собирательном понятии, очевидно, понимая под этим и физические, и вещественные, и нравственные (психологические) последствия задержания.

Итак, причинение вреда лицу, совершившему посягательство, при его задержании есть неблагоприятные последствия для задерживаемого лица, выступающие средством обеспечения осуществления правомерного поведения в виде задержания лица, совершившего посягательство. При этом такое задержание осуществляется в целях доставления «предполагаемого преступника» в органы власти, выражающегося в форме социальных изменений в структуре конкретно-определенных общественных отношений.

Причинение вреда лицу, совершившему посягательство, при его задержании и доставлении правомерно, если оно совершено с единственной целью — передачи задерживаемого правоохранительным органам для осуществления правосудия.

Не исключены, однако, случаи, когда причинение преступнику вреда хотя и подчинено цели доставления его соответствующим органам власти, но одновременно сопряжено с достижением ближайшей преступной цели (например, расправы). Поскольку подобные действия являются по существу не задержанием, а расправой над преступником, они должны рассматриваться как преступление против личности. В отдельных случаях не исключается ответственность за причинение вреда в состоянии сильного душевного волнения.

Исследуя условия правомерности задержания лица, совершившего посягательство, нельзя забывать о соразмерности причиненного вреда тяжести совершенного преступления. Вред, причиненный лицу, совершившему посягательство, при его задержании, должен быть соразмерен характеру, опасности совершенного им посягательства и обстановке задержания. В качестве критериев оценки правомерности причиненного задерживаемому вреда наряду с характером и опасностью совершенного им посягательства называют степень опасности самого преступника, его поведения во время задержания, обстановку задержания, соотношение сил задерживаемого и задерживающего и т.д. При этом одни авторы ограничиваются указанием, что каждое из названных обстоятельств имеет определенное значение при решении вопроса о допустимых пределах причинения вреда, и не показывают «механизм» учета этих обстоятельств, что затрудняет практическое использование подобных рекомендаций. Другие же несколько формально определяют эти пределы. Например, Т.Г.Шавгулидзе считает, что причинение телесного повреждения допустимо лишь при задержании преступника, совершившего тяжкое преступление.

Очевидно, что оценивать действия гражданина с таких позиций было бы несправедливо и неверно по существу, поскольку это неосновательно ограничивало бы право граждан на насильственное задержание лиц, совершивших преступления. Поэтому правомерным следует признавать и такой вред, который несколько не соответствовал опасности посягательства и обстановке задержания лица, совершившего посягательство. Необходимо лишь, чтобы это несоответствие не носило резкого, явно выраженного характера.

Вывод о том, соответствовал ли причиненный задерживаемому лицу вред характеру и степени опасности совершенного им посягательства, можно сделать только путем сопоставления характера и размера конкретного вреда, который преступник причинил или намеревался причинить определенным ценностям общества, с тем вредом, который был причинен самому преступнику.

Реальный или потенциальный вред, причиненный лицом, совершившим преступление, может быть имущественным или каким-либо иным. Причиненный же задерживаемому лицу вред всегда является физическим (иногда психическим). В связи с этим по своему характеру вред, причиненный общественным ценностям, с одной стороны, и задерживаемому лицу — с другой, может совпадать, а может и не совпадать (например, причинение вреда здоровью различной степени тяжести лицу, совершившему хищение имущества).

Вполне очевидно, что соотношение причиненного задерживаемому вреда и опасности совершенного им посягательства далеко не всегда может быть, как иногда говорят, «расчетным», поскольку часто невозможно выразить в сопоставимых единицах этот вред и опасность посягательства. Именно поэтому соотношение причиненного лицу, совершившему посягательство, вреда и вреда, причиненного преступным посягательством социальным ценностям, в конечном счете может получить лишь качественную оценку.

Однако причинение задерживаемому вреда, даже соответствующего опасности содеянного им, не всегда означает правомерность этого вреда. Так, причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в целях передачи задержанного участника разбойного нападения в органы власти, соответствует опасности учиненного им преступления. Но если у гражданина в данном случае имелась реальная возможность задержать его, нанеся ему явно меньший вред, то причинение тяжкого ранения не является оправданным. Поэтому законодатель и определяет, что правомерным признается вред, если он соответствовал не только опасности совершенного посягательства, но и обстановке задержания преступника.

В литературе понятие «обстановка задержания лица, совершившего преступление», трактуется различным образом. И.С.Тишкевич и М.И.Якубович под ней понимают лишь время и место задержания. Е.А.Фролов различал обстановку и обстоятельства задержания преступника, при этом первое понятие, как менее емкое, он включал в последнее. Наконец, М.А.Кауфман считает, что обстановка задержания включает в себя разнообразные условия, которые характеризуют как противодействующего задержанию преступника, так и силы, возможности гражданина, причиняющего вред, исчерпывающий перечень которых дать невозможно.

Думается, что употребляемое законом понятие «обстановка задержания преступника» следует трактовать достаточно широко, поскольку «обстановка» в русском языке — это «положения, условия существования чего-нибудь». В рассматриваемом случае основное содержание этого понятия в его общепринятом значении сохраняется.

Следовательно, обстановка задержания — это разнообразные объективные условия осуществления задержания, обстоятельства, характеризующие лицо, совершившее посягательство, а также силы, возможности и средства лица, производящего его задержание. Определение обстановки задержания предполагает, далее, необходимость выяснить ее значение для решения вопроса о пределах причинения вреда лицу, совершившему посягательство.

Существует мнение, согласно которому следует различать два вида обстановки задержания — благоприятную и неблагоприятную24. Благоприятной является обстановка, когда задерживающий имеет явное преимущество в силе, вооруженности, числе и т.д. над задерживаемым. И, напротив, неблагоприятной следует признать обстановку при равном соотношении сил, возможностей и средств, а также при их превосходстве у лица, совершившего посягательство.

Благоприятная обстановка свидетельствует, что задержание лица, совершившего посягательство, возможно путем причинения ему меньшего вреда по сравнению с тем максимумом допустимого, который определяется опасностью совершенного посягательства. В подобных ситуациях причиненный преступнику вред соответствовал бы только опасности посягательства, но не благоприятной обстановке его задержания.

Неблагоприятная обстановка задержания означает, что задерживающий гражданин находится в невыгодном положении, и это оправдывает причинение им противодействующему задерживаемому лицу, совершившему общественно опасное деяние, максимально допустимого вреда. Предельным, однако, во всех случаях признается вред, соответствующий опасности совершенного задерживаемым посягательства.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что причинение вреда при задержании лица, совершившего посягательство, является самостоятельным институтом в системе обстоятельств, исключающим преступность деяния, что нашло закрепление в новом Уголовном кодексе Республики Казахстан. 

Список литературы

1.Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. – Л., 1956. – С. 77.

2.Курс советского уголовного права: Часть Общая / Под ред. А.А.Пионтковского, П.С.Ромашкина, В.М.Чхиквадзе. – М., 1971. – Т. 2. – С. 343.

3.Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. – М., 1984. – С. 17–18.

4.Загородников Н.И. Советское уголовное право: Общая и Особенная части. – М., 1975. – С. 100–101.

5.Теория государства и права / Под. ред. В.М.Корельского и В.Д.Перевалова. – М., 1997. – С. 402.

6.Кириченко В.Ф. Необходимая оборона и задержание преступника // Советская милиция. – 1996 – № 11. – С. 35–36; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. – М., 1961. – С. 492; Тишкевич И.С. Оборона от общественно опасного посягательства и меры по задержанию преступника: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Минск, 1969. – С. 35; Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. – М., 1966. – С. 159–161 и др.

7.Бушуев Г.В. Социальная и уголовно-правовая оценка причинения вреда преступнику при задержании. – Горький, 1976. – С. 10–11;

8.Загородников Н.И. Указ. раб. – С. 108–109.

9.Слуцкий И.И. Указ. раб. – С. 60–61.

10.Баулин Ю.В. Право граждан на задержание преступника. – Харьков, 1986. – С. 17.

11.Шавгулидзе Т.Г. Необходимая оборона. – Тбилиси, 1966. – С. 187.

12.Бажанов М.И. Проблемы совершенствования Общей части Уголовного кодекса. – М., 1975. – С. 200; Бушуев Г.В. Указ. раб. – С. 10–11; Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. – Воронеж, 1974. – С. 60; Побегайло Э.Ф. О юридической сущности действий, направленных к задержанию преступника // Вопросы укрепления социалистической законности и правопорядка: Тр. Воронеж. ун-та. – Воронеж. 1970. – Т. 88. – С. 179–188.

13.Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. – М., 1998. – С. 37.

14.Курс советского уголовного права: Часть Общая … – С. 252.

15.См., например: Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Практический курс уголовного права России. – Ставрополь, 2001. – С. 129–130.

16.Гельфад И.А., Куц Н.Т. Необходимая оборона по советскому уголовному праву. – Киев, 1962. – С. 43;

17.Бушуев Г.В. Указ. раб. – С. 41–42; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М.. 1996. – С. 342–346 и др.

18.Кауфман М.А. Указ. раб. – С. 36–45; Сидоров Б.В. Уголовно-правовые гарантии правомерного, социально полезного поведения. – Казань, 1992. – С. 46–68 и др.

19.Баулин Ю.В. Указ. раб. – С. 30–37, 61, 97–129.

20.Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1953. – С. 175.

21.Ожегов С.И. Словарь русского языка. 15-е изд. – М., 1984. – С. 207.

22.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – Т. 1. – М., 1995. – С. 573.

23.Под которым понимают: последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности, собственности, как законное так и нет. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. 15-е изд. – М., 1984. – С. 102.

24.Баулин Ю.В. Указ. раб. – С. 124.

Фамилия автора: Г.Б.Акылбекова Г Б
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика