НЕМЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ КАЗАХСТАНА В 60-70-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА: ЧИСЛЕННОСТЬ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Всю историю формирования и развития немецкой диаспоры Казахстана можно разделить на несколько этапов, среди которых:

- середина XVIII в. по 20-е годы ХХ в. — период появления и становления первых немецких поселений на территории Степного края;

- 30-50-е годы ХХ в. — период депортации, трудармии, жизни в условиях спецпоселения;

- 60-70-е годы ХХ в. — период роста национального немецкого самосознания, активизации немецкого общественно-политического движения, формирования миграционных настроений, деятельность немецких общественных объединений;

-80-90-е годы ХХ в. — период массовой эмиграции немцев за пределы Казахстана, проведения мероприятий по этническому возрождению немцев Казахстана, создания условий по снижению миграционных настроений среди немцев, казахстанско-германское сотрудничество.

Особняком в истории развития немецкой диаспоры Казахстана стоят 60-90 годы ХХ в. Несмотря на большую значимость процессов, происходящих в это время, данный период по сей день является фактически не освещенным, что в свою очередь оставляет большое пространство для научного поиска.

В данной статье мы рассмотрим такие вопросы, как изменение численности немецкого населения в 60-70-е годы ХХ в.; попытаемся выяснить причины, повлиявшие на эти изменения; мы также проследим, как развивалось общественно-политическое движение немцев за восстановление национальной государственности, за политическую и социальную реабилитацию; что удалось и чего не удалось добиться немцам, и какие это повлекло за собой последствия?

На начало 1960 г. на территории Казахстана проживало 659751 чел. немецкой национальности. В последующие годы происходит дальнейшее увеличение численности немцев. Рост населения происходит, главным образом, за счет естественного прироста.

Проследить изменения численности немецкого населения в обозначенный период можно по данным переписей населения 1970, 1979, 1989 гг.1.

Расселение немцев по областям Казахстана по данным ВПН за 1970, 1979, 1989 гг.

 

Области*

 

1970

 

1979

1989

1

 

2

 

3

4

Всего по Казахстану

858 077

 

900 207

 

946 855**

Акмолинская

12 4 906

 

127 948

 

139 032

Актюбинская

31 473

 

30 084

 

31 628

Алматинская

84 364

 

93 170

 

94 121

Атырауская

1872

 

1694

 

1401

Восточно -Казахстанская

69 136

 

65 610

 

66924

Жамбылская

66 356

 

69 427

 

70150

Западно-Казахстанская

4135

 

4722

 

4550


Как свидетельствуют приведенные статистические данные, в 60-70 годы происходит увеличение численности немцев в Казахстане. Количество немцев за 20 лет (межпереписной период 1959-1979 гг.) возросло на 240456 тыс. чел.

Наиболее многочисленным немецкое население, по-прежнему, было в Карагандинской, Акмолинской, Кустанайской и Павлодарской областях (эти области были основными по принятию депортированного и мобилизованного населения в 30-50-е годы ХХ в.); низкий удельный вес немцев в Мангистауской, Атырауской и Кызылординской областях.

Численность немцев по Карагандинской области по данным ВПН за 1970, 1979, 1989 гг.

 

1970

1979

1989

Всего жителей

1560468

1713208

1745448

в т. ч. немцев

147233

154602

159208

 

Городское население

Всего жителей

1259377

1411595

1426386

в т. ч. немцев

115188

124447

125069

 

Сельское население

Всего жителей

301091

301613

319062

в т. ч. немцев

32045

30155

34139


В региональном разрезе, в частности по Карагандинской области, количественный состав немецкой диаспоры был представлен следующим образом2.

Удельный вес немцев по Карагандинской области по данным ВПН за 1970, 1979, 1989 гг.


 

 

1970

1979

1989

Все население, %

9,44

9,02

9,12

Городское население, %

9,15

8,82

8,77

Сельское население, %

10,64

10,00

10,70

Как видно, большая часть немцев проживала в городах. По переписи 1970 г. сельское население составило 27,8 % от всего немецкого населения Карагандинской области, в 1979 г. — 24,2; в 1989 г. — 27,2 %.

Со второй половины 70-х годов ХХ в. наметился отток среди немецкого населения за пределы Казахстана, набирающий все большую силу к концу 80-х годов. Причины эмиграционных настроений, как мы увидим, были связаны с социально-политическим положением немецкой диаспоры в целом по СССР и в Казахстане в частности. Главным мотивом данного периода явилось возникновение общественно-политического движения немцев за восстановление национальной государственности, политическую и социальную реабилитацию.

Первым шагом советского правительства в этом направлении было издание 29 августа 1964 г. Указа Президиума Верховного Совета «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». В Указе отмечалось: жизнь показала, что огульные обвинения немцев в активной помощи и пособничестве немецко-фашистским захватчикам «были неосновательными и явились проявлением культа личности Сталина.

В действительности в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией». Однако «огульные обвинения» отменялись без разрешения возвращения немцев в прежние места проживания. Считалось, что в этом нет необходимости, так как «немецкое население укоренилось по новому месту жительства», а «районы его прежнего проживания заселены»3.

Несмотря на «половинчатый» характер Указа многие немцы расценили это решение как обнадеживающее и позитивное. Активизировалось немецкое движение за восстановление автономии на Волге. Немцы почувствовали себя уверенней, казалось, к их проблемам стали относиться более внимательно.

В начале января 1965 г. в Москву прибыла Первая делегация советских немцев — инициативная группа численностью 13 человек — «коммунисты, комсомольцы и беспартийные советские граждане немецкой национальности из разных республик, краев, и областей Советского Союза» для ходатайства перед ЦК КПСС и Правительством о восстановлении АССР немцев Поволжья.

Основными требованиями делегации были: «восстановить АССР НП, отменить запрет возвращения в родные места, отменить указы от 28 августа 1941 г., 26 ноября 1948 г и 13 декабря 1955 г.». По их мнению, только восстановление Немецкой Автономной республики могло «разом решить все наболевшие и неотложные вопросы о культуре, школах, театрах, религии и т.д.», «остановить духовную, нравственную деградацию не имеющего культурной и языковой связи советско-немецкого населения». На это Председателем Президиума Верховного Совета СССР А.И.Микояном было заявлено: «вопрос восстановления республики естественный, но сложный», «восстановить АССР НП практически невозможно, т. к. нет территории»; «можно кое-что сделать в области культуры — создать немецкие средние школы, выпускать литературу на немецком языке». Планировалось также опубликование в советских газетах самого Указа от 29 августа 1964 г. Однако реальность была такова, что ни одно из поставленных немецкой делегацией требований не было выполнено4.

В июне-июле 1965 г. в Москве находилась Вторая делегация советских немцев, общей численностью 43 человека. В заявлении на имя Л.И.Брежнева и А.И.Микояна от 5 июня 1965 г. вновь говорилось о том, что необоснованное обвинение в пособничестве фашизму было снято с советских немцев, а наказание осталось. Помимо уже изложенных требований, появилось еще одно: «одновременное официальное признание в широкой печати перед всем советским народом невиновности советских немцев» (С. 21).

Результаты деятельности Второй делегации были неутешительными: правительство согласилось пойти на встречу в отношении культурных потребностей немецкого народа, но о восстановлении автономии не могло быть и речи. Основание к отказу в восстановлении автономии было следующим: «Массовые переселения потребуют больших затрат и принесут большой урон хозяйству. Проще с сельским хозяйством, но многие ведь работают в городах. Нужно создавать опять предприятия. И получается, что сейчас действительно нецелесообразно решение этого вопроса» (С. 40). Несмотря на то, что делегации советских немцев принимали доброжелательно в ЦК партии, в Президиуме Верховного Совета СССР на местах ее члены и помощники были подвергнуты открытым угрозам и даже увольнению за «разжигание национальных страстей»5.

Движение немцев за восстановление своей государственности было схоже с борьбой с ветряными мельницами. Ряд «жалких мероприятий», проектируемых правительством в области культуры и просвещения, почти не возымел своего действия.

Первоначально анализируя практику работы партийных органов, видя, как часто издавались всевозможные постановления об усилении политической работы среди граждан немецкой национальности, об углублении..., о дальнейшем улучшении... создается впечатление, что власть сделала многое, а еще больше предстояло сделать...

Так, в Информационном письме ЦК Компартии Казахстана в ЦК КПСС от 6 апреля 1964 г. отмечалось, что в республике был проведен учет неграмотных граждан немецкой национальности и организовано их обучение. Большинство детей немцев «изучают в нынешнем году родной язык по расши

ренной программе». На многих предприятиях республики, при клубах и домах культуры были «организованы постоянно действующие лектории», а в коллективах художественной самодеятельности — группы и отдельные ансамбли, выступающие на немецком языке5.

При чтении таких текстов представляется вполне радужная картина положения немецкого населения. В то же время чтение писем немцев, направленных в адрес советского правительства (Брежневу, Суслову, Микояну, Косыгину и другим) создает иное представление. В них говорится об «умерщвлении языка, вековых национальных традиций и национального самосознания, о деградации общей культуры народа, его полном крахе».

Принадлежность к немецкой национальности по-прежнему вызывала серьезные трудности при поступлении в вузы и устройстве на перспективную работу. Советские немцы продолжали «расхлебывать» последствия прошедшей войны. «Нас все еще отождествляют с врагами. Никогда советские люди не забудут жертв Великой Отечественной войны, никогда не простят жутких злодеяний фашизма. И не должны простить! Но этот праведный гнев, эта великая ненависть необоснованно направляются и против советских немцев. И так будет до тех пор, пока не последует акт о восстановлении нашей советской национальной государственности. Тут не помогут ни жалкие кружки самодеятельности, ни центральная газета на немецком языке. Корень зла лежит в противоречивости, в ложности положения советских немцев»6, — такие мысли были близки многим немцам.

Конечно, несмотря на то, что решение требований, выдвинутых первой и второй делегацией немцев не произошло, однозначно говорить о том, что в решении немецкого вопроса ничего не было сделано, нельзя. Немецкое движение получило достаточно высокий резонанс в СССР и за его пределами. В связи с этим органы власти были просто обязаны принять хотя бы «полумеры» для улучшения положения немцев. Все больше немцев начинает вовлекаться в общественно-политическую жизнь страны. Так, в конце марта 1968 г. в Целинограде при газете «Фройндшафт» прошел семинар немецких писателей Казахстана. На семинаре было уделено внимание вопросам «образования при Союзе писателей Казахстана самостоятельной секции немецких писателей», организации немецкого альманаха, «укрепления» немецкой редакции издательства «Казахстан» и т.п.7.

Немецкие газеты «Freundschaft», «NeuesLeben» в этот период являлись своеобразным отражением дум и чаяний народа (однако многие читатели отмечали, что не освещается реальное состояние дел с решением немецких проблем) — в них затрагивались вопросы национально-правового характера, а также возрождения культуры и родного языка.

3 ноября 1972 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом для отдельных категорий граждан». «Признание утратившими силу законодательных актов, предусматривающих ограничения в выборе места жительства для лиц отдельных национальностей, переселенных в прошлом из мест их проживания в другие районы СССР»8. Издание Указа имело большое значение для немецкого народа.

В начале 70-х годов среди других проблем оставался нерешенным вопрос о преподавании немецкого языка как родного. Несмотря на многократные ходатайства об открытии школ на немецком языке в Министерстве просвещения посчитали, что «такой необходимости нет, так как население в городах и поселках проживает смешанное».

Но все-таки, «по желанию родителей», учащиеся немецкой национальности могли изучать немецкий язык как родной во 2-10 классах по два часа в неделю. Всего же в республике в 334 школах было создано 2130 групп по изучению немецкого языка, с охватом 35230 человек. Подготовка преподавателей по немецкому языку велась в Кокчетавском педагогическом институте и заочном отделении Алма-Атинского института иностранных языков9.

В 70-е годы стало уделяться внимание подготовке номенклатурных работников из числа немецкого населения. Так, по данным на 25 октября 1973 г. в числе работников, входящих в состав ЦК КПК было 87 немцев: «второй секретарь Урицкого райкома партии т. Кооп Л.Б., председатели исполкомов районных советов Нуринского района Карагандинской области — т. Вольф В.Ф., Джамбейтин-ского района Уральской области — т. Г.Т.Граф, начальник Центрально-Казахстанского геологоуп-равления — т. Л.Ф.Думлер, 5 начальников районных управлений с/х, 69 директоров совхозов» и другие (C. 261).

В номенклатуру Карагандинской области входило 30 руководителей немецкой национальности, что составляло 3,5 % от общего числа работников; 342 немца, или 5,1 %, входило в райкомы и горкомы партии; 10 немцев работали директорами совхозов; 2 — начальниками райсельхозуправлений; 12 занимали руководящие посты на Карметкомбинате; 58 — на комбинате «Карагандауголь»; 12 — на заводе синтетического каучука; 46 — на предприятиях автотранспорта.

В системе здравоохранения работали 175 врачей-немцев, из них 2 специалиста облздравотдела; 33 главврача и заведующих отделениями больниц. В школах преподавали 1065 учителей-немцев, 33 являлись директорами и завучами (С. 251).

В 1971-1974 гг. в Карагандинской области орденами и медалями были награждены 4874 трудящихся, из них 954 немцев (С. 289).

Обкомы, горкомы и райкомы партии продолжали разрабатывать мероприятия по дальнейшему усилению «политико-воспитательной» работы среди граждан немецкой национальности. За 1975-1977 гг. вопросы усиления воспитательной работы рассматривались 62 раза обкомами партии, 57 — горкомами, 328 — райкомами партии (С. 270).

Несмотря на широкомасштабную «агитационно-пропагандистскую» кампанию, проводимую среди немцев, вопросы восстановления социально-политической справедливости, национальной государственности по-прежнему ждали своего решения. Но неоднократные попытки пробиться сквозь кремлевские стены ни к чему не приводили. Тогда, «подчиняясь естественному инстинкту самосохранения, немецкий народ начал искать выход из грозящей ему окончательной гибели — растворения в чужой культуре».

И выход был найден — в эмиграции. «Я уезжаю из СССР потому, что никогда не стану до конца равноправным в нашем обществе»; «мне 79 лет, не хочу я истлевать в земле рухнувших надежд и несправедливостей», — таких пессимистических признаний среди немцев было много.

Эмиграция постепенно началась с середины 70-х годов и планомерно набирала свою мощь к 80-м годам ХХ в. Пока она не носила массового характера. Выезжали немцы в основном в ФРГ. Немцам по национальности было легче выехать на постоянное местожительство в ФРГ, чем, например, в европейскую часть родного отечества. Получить прописку в прежних местах проживания было сложно, а, к примеру, в Прибалтике получить вид на жительство немцу было вообще делом невозможным.

С эмиграцией республика теряла не просто своих жителей, она теряла квалифицированных специалистов. По данным Информации Карагандинского обкома ЦК КПК от14 апреля 1975 г., только в первом квартале того же года областным УВД было рассмотрено 130 ходатайств по частному выезду за границу на постоянное местожительство; 44 заявителям был разрешен выезд в ФРГ. Выехало всего за этот период 35 чел. (возможно, опечатка — 25 чел.), «в том числе в возрасте до 40 лет — 3 чел., до 55 л. — 2, рабочих — 3, пенсионеров — 17» (С. 281).

Более подробными сведениями о количестве немцев, выехавших за пределы Казахстана во второй половине 70-х годов, мы не располагаем.

Как известно, Казахстан был крупнейшим регионом по численности немецкого населения, в связи с этим во второй половине 70-х годов стал подниматься вопрос о создании немецкой автономной области на территории Казахстана. Для этого была создана группа ответственных работников. Комиссия изучила документы и материалы, касающиеся граждан СССР немецкой национальности, и пришла к выводу, что «к вопросу о предоставлении немецкому населению национально-территориальной автономии можно было бы отнестись положительно». Этот шаг правительства должен был стать важным аргументом в борьбе с эмиграционными настроениями, «националистическими и другими нездоровыми проявлениями «среди отдельной части советских немцев, а также с подрывной деятельностью идеологических центров Запада10.

ЦК КПК (в лице Д. А.Кунаева) к данному предложению отнесся положительно. За считанные дни были разработаны проекты Указа Президиума Верховного Совета КазССР «Об образовании немецкой автономной области», Указа Президиума Верховного Совета КазССР «Об образовании немецкой автономной области в составе КазССР», а также проект Закона КазССР «Об образовании немецкой автономной области в составе КазССР».

Образовать Немецкую автономную область планировалось с центром в г. Ерментау на территории Ерментауского и Селетинского районов Целиноградской области, Иртышского района Павлодарской области, Валихановского района Кокчетавской области, Молодежного поссовета, Дальненского, Пролетарского, Родниковского, Тельманского и Шидертинского сельсоветов Молодежного района Карагандинской области. Площадь ее территории составляла примерно 46 тыс. кв. км., население — свыше 202 тыс чел. (из них около 30 тыс. немцев). Автономная область должна была подчиняться республиканским органам Казахстана11.

31 мая 1979 г. вышло Постановление Политбюро ЦК КПСС «Об образовании немецкой автономной области». Немецкое населения Казахстана неоднозначно отнеслось к этой акции советского правительства: одни восприняли это как позитивное явление, другие считали, что создание автономии в местах ссылки было бы не реабилитацией, а «вечным изгнанием и ссылкой всех их потомков» .

Неоднозначным было и отношение местного населения: наряду с теми, кто не был против создания немецкой автономии, были и те, кто воспринял эту идею как посягательство на «нашу землю». Так, 16,19 июня 1979г. в Целинограде прошли митинги, направленные против образования немецкой автономии, произошли массовые беспорядки. В ходе этих беспорядков несколько человек погибли. Отношения между немецким и местным населением существенно обострились.

В начале 1980 г. предложение ЦК КП Казахстана об образовании немецкой автономной области в составе КазССР было снято. В последующем вопрос о создании на территории КазССР немецкой автономии не поднимался. Нерешение «немецкого вопроса», драматичные события лета 1979 г. еще больше убедили немецкий народ, что восстановить историческую справедливость невозможно. Эмиграционные настроения охватывали все большее количество людей. Кроме того, в начале 80-х годов перед партийными органами СССР и Казахстана остро встала проблема противодействия кампании на западе вокруг вопроса о положении граждан немецкой национальности. Повсеместно собирались отчеты о социально- экономическом и политическом положении немецкого народа. Вновь вышла серия постановлений по дальнейшему «улучшению», «усилению», «углублению» работы среди немцев, носивших больше политический характер.

Таким образом, в 60-70-е годы ХХ в. численность и социально-политическое положение немцев характеризуется следующими особенностями:

-численность немцев за 20 лет (межпереписной период 1959-1979 гг.) возросла на 240 456 тыс. чел. Рост населения был вызван, главным образом, естественным приростом. Наибольшее число немцев было сосредоточено в Карагандинской, Акмолинской, Кустанайской и Павлодарской областях (основных по принятию депортированного и мобилизованного населения в 3050-е годы ХХ в.). Большая часть немецкого населения проживала в городах (на примере Карагандинской области);

-половинчатый характер реформ, проводимых советским правительством в отношении немецкого населения (вопрос о восстановлении национальной государственности, политической, правовой и социальной реабилитации, серия поверхностных постановлений советского правительства по дальнейшему «улучшению», «усилению», «углублению» работы среди немцев);

- эмиграция в Германию — как единственный выход в решении всех вопросов.

 

Список литературы

1.Национальный состав населения Республики Казахстан. Итоги переписи населения 1999 г. - Т. 1. - Алматы, 2000. -С. 7.

2.Итоги переписи населения 1999 г. Карагандинской области. - Т. 1. - Алматы, 2000. - С. 14-16.

3.История российских немцев в документах. - Т. 1. - М., 1993. - С. 178.

4.История российских немцев в документах. - Т. 2. - М., 1994. - С. 11-13. В дальнейшем при ссылке на данное издание в тексте будут указаны страницы.

5.Из истории немцев Казахстана (1921-1975 гг.): Сб. док. - Алматы, 1997. - С. 242.

6.Вольтер Г. Зона полного покоя. - М., 1991. - С. 151-152.

7.Из истории немцев Казахстана ... - С. 251.

8.История российских немцев в документах. - Т. 2. - М., 1994. - С. 179.

9.Из истории немцев Казахстана .   - С. 259. В дальнейшем при ссылке на данное издание в тексте будут указаны страницы.

10.История российских немцев в документах .   - С. 191.

11.Там же. - С. 195.

12.Там же. - С. 195-197.

Фамилия автора: О.А.Яковенко, Л.К.Шотбакова
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика