ЦЕННОСТНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ:ДИАЛЕКТИКА ВЗАИМОСВЯЗИ

Наиболее яркой чертой современного мира является всеохватность, комплексность и динамизм изменений. Предсказание-пророчество Э.Тоффлера не просто приобретает зримые и осязаемые очертания. Сценарий «футурошока» разворачивается активно и повсеместно. Сама изменчивость и пластичность стала восприниматься как политическая ценность. Все связывает «... грохочущий поток перемен, поток настолько мощный в настоящее время, что он опрокидывает институты, производит сдвиг ценностей и высушивает наши корни. Изменение — это процесс, с помощью которого будущее проникает в наши жизни, и важно посмотреть на него внимательно, не просто в великой исторической перспективе, но также с позиции живущих, дышащих индивидов, которые его ощущают. Ускорение перемен в наше время само по себе стихийная сила»1.

Углубление данной тенденции предполагает расширение проблемного комплекса политической науки, обогащение ее методологических стратегий. Для переходных обществ (в том числе и казахстанского) особую актуальность представляет проблема успешного демократического транзита и соответственно тех факторов, которые будут способствовать активизации этого процесса.

Проблема формирования позитивного настоящего и конструктивного проектирования оптимального будущего имеет множество сложнейших измерений. Однако даже самые предварительные итоги, полученные в результате анализа характера, специфики, противоречий и трудностей процесса политической модернизации в современном Казахстане, свидетельствуют о том, что успешность и результативность протекания этого многотрудного процесса возможны лишь при его адекватном ценностном обеспечении и предварительной активной теоретической разработке данной проблемы в отечественной политической науке. Изучение данной проблемы имеет сугубо прикладное значение не только в настоящем, но и нацелено на перспективу, так как будет способствовать формированию новых политических технологий, призванных оптимизировать процессы всесторонней модернизации казахстанского общества.

В настоящее время в научном сообществе и в среде профессиональных политиков вызревает и углубляется понимание необходимости выдвижения на первый план новой специфической детерминации в интерпретации процесса политической модернизации — ценностной. Данное обстоятельство является свидетельством проявления двух взаимосвязанных тенденций: во-первых, формирования нового этапа в развитии казахстанской политологии, понимания ею явной недостаточности старых исследовательских парадигм, аналитических подходов, научного инструментария для концептуализации нестандартной и самобытной модели политической модернизации, складывающейся в современном Казахстане; во-вторых, проявления более глубокого осмысления политических реалий и осознания необходимости поиска собственной оригинальной модели вхождения в современность.

Современное казахстанское общество характеризуется двумя ярко выраженными процессами, оказывающими определяющее влияние на все сферы, и прежде всего политическую: стремительной переоценкой ценностей, вызванной распадом их старой системы, и нарастающим ценностным плюрализмом. Эти процессы взаимосвязаны, так как плюрализм есть выражение и следствие размывания традиционных элементов культуры, экономической монополии и государственной автономии. Плюрализация социальной и политической жизни способствует возникновению и циркуляции в обществе огромного множества ценностных систем. В этой связи В.Библер отмечал, что в новом социуме возникает особая культурная ситуация, когда в одном «пространстве толпятся» различные духовно-культурные спектры. Вместо монолитной, гомогенной в ценностном отношении культуры формируется множество сосуществующих друг с другом культурно-ценностных миров2. Все это свидетельствует о глубинных и зачастую необратимых изменениях в мироощущениях и миропониманиях людей, которые были вызваны реформами в политической сфере, кардинальным изменением политической системы казахстанского общества.

Отмеченные процессы актуализируют изучение проблемы ценностей, что не только позволит глубже осмыслить современный политический процесс, его противоречия и трудности, но и будет способствовать поиску новой модели развития, активизирует механизмы политических технологий. Очевидно, что невозможно адекватное понимание феномена политики, исключающее ценностную детерминанту из сферы исследовательского интереса. Это препятствовало бы постижению и осмыслению этого многосложного явления во всей полноте и глубине. Политика самым тесным образом зависит от широкого круга взаимодействующих ценностных детерминант. Их значимость заключается в том, что, оказывая мощное воздействие на политическую жизнь, зачастую подчиняя ее, они продуцируются в самых фундаментальных сферах общественного бытия (экономике, религии, морали и др.), определяя облик общества в целом. Именно ценности являются ядром важнейших направляющих компонентов политической деятельности:

-политической системы (как совокупности институтов, норм, отношений, процессов, организующих, регулирующих и регламентирующих функционирование и использование политической власти);

-политической культуры (как моделей ориентации и поведения в политике, включающей познание, эмоции и чувства, оценки и суждения, служащие критерием отбора многообразной и разноплановой политической информации);

-идеологии (как системы взглядов, идей, интересов, умонастроений, убеждений, групповых предпочтений, определяющих направления политической деятельности, ее цели и средства);

-политики в целом (как установления и распределения ценностей в обществе).

Следует отметить и «обратную линию детерминации». Политика служит средством реализации самых разнообразных ценностей, имеющих политическое и неполитическое происхождение. Под их воздействием:

-находится структура собственно политических ценностей, содержание и значимость которых могут существенно меняться, особенно в периоды кардинальных трансформаций общества;

-осуществляется целенаправленный отбор политических приоритетов, вплоть до формирования национальной идеи;

-складываются механизмы и технологии политических действий на всех уровнях: индивидуальном, групповом, общественном;

-актуализируется и детализируется программатика политической деятельности.

Политика, по сути, сама является ценностным фактором бытия, самым непосредственным и кардинальным образом определяя не только характер общества в целом, его стабильность, эффективность, процветание, но и персональную жизнь и судьбу каждого человека. Она воспитывает, принуждает, мобилизует, предлагает и навязывает через ценностную систему своих атрибутов, символов, знаков определенные значимые цели и указывает на средства их достижения.

Значительная роль ценностных детерминант в политике определяется тем, что система норм и ценностей является базовым регулятором социального (в том числе и политического) поведения. Именно это является квинтэссенцией политической культуры, которая придает индивидуальность политической системе каждого общества. В то же время ценности сами выступают объектами стремлений — людей устраивают лишь те общественные и политические отношения, которые соответствуют этим ценностям.

Как свидетельствует историческая практика, изменение таких базовых регуляторов политической жизни, как ценностные ориентации, в условиях стабильности общества происходит очень медленно. Напротив, в случаях социальных потрясений, трансформации политической системы, модер-низационных процессов в обществе переоценка ценностей, динамичная смена их становятся неизбежным и быстропротекающим процессом.

Эту закономерность можно проследить, если обратиться к реалиям современного Казахстана. Характер отечественной истории в последние годы во многом определяется так называемой «ценностной революцией» (Н.И.Лапин) — глубокой трансформацией основополагающих установок и жиз

ненных ориентиров большинства казахстанцев. Причем она в большей степени является следствием не разрушения тоталитарной системы с соответствующими ей политическими институтами и господствующей идеологией, а «утраты общей перспективы» (П.Рикер), обессмысливания бытия вследствие кризиса ценностей, жизненной дезориентации людей, сведения целей и ценностей их жизни к экономическому «выживанию»; ощущением «невписанности» человека в существующий или перспективный политический проект. К.Манхейм, осмысливая трудности и дилеммы перехода к современности в аналогичных исторических условиях, отмечал, что он характеризуется распадом «объективного онтологического единства мира», дезинтеграцией «интеллектуального единства в его основе». Классик определял в качестве первопричины: базисные, основополагающие ценности групп стали «мирами (существующими) врозь»3.

Авторитетные исследователи проблем, связанных со спецификой демократического транзита на постсоветском пространстве, неоднократно указывали на то, что первоначальная стадия переходного процесса — либерализация общества и зарождение демократических институтов — предшествовала распространению и утверждению в обществе демократических ценностей и ориентаций. Тогда как продуктивный опыт обществ, успешно осуществивших этот процесс, свидетельствует о том, что институциональные преобразования становятся действительно необратимыми, когда они восприняты обществом и закреплены в системе ценностей, на которые общество ориентируется и на базе которых консолидируется. Можно сказать, что наше общество в ценностном отношении оказалось фактически не готовым к тем масштабным изменениям, которые развернулись с конца 1980-х годов. Более того, политическое реформирование, стратегия политических преобразований не были ценностно обеспечены. Все это обусловило выбор в пользу форсированной стратегии общественных преобразований. Изначальная стратегия демократического транзита типологически соответствовала модели «навязанного перехода». Это означает, что в СССР при отсутствии необходимых структурных (и в особенности культурных, ценностных) предпосылок демократизации начался модернизационный процесс. Его инициатором, определявшим траекторию движения, являлась относительно узкая группа элиты.

Одной из имманентных характеристик такого типа модернизации (в исследовательской литературе она определяется как «догоняющая», «запаздывающая», «рецидивирующая» и т.д.) является чрезвычайно жесткое, по существу, революционное отношение к цивилизационным основам, культуре, ценностям. Последствия резкой смены цивилизационцых ценностей, духовных ориентиров, тотального культурного насилия очевидны — возникновение ценностного конфликта, раскола, размежевания в обществе, вполне определенные трудности в формировании ценностного консенсуса как консолидирующей основы общества, условия созидания новой политической реальности. Как нам представляется, данная проблема имеет важнейшее теоретическое и приоритетное практическое значение, так как могущество любого общества — это прежде всего и могущество духовное, культурное, ценностное.

Политика имеет мощное ценностное измерение. Конечно, не всегда в политике ценности проявляются так непосредственно, как в других сферах общества. И тем не менее именно ценности играют роль всеобщего и универсального индикатора действующих сил и обстоятельств в политике. Перспективно-расчетливый характер ценностей самым непосредственным образом определяет их главную функциональную предназначенность — устанавливать условия развития общества, придающие ему известную и относительную устойчивость. Кроме того, любой политический анализ должен исходить из ценностных приоритетов, причем не произвольных, а соотносимых с общественными идеалами, значимыми для общества, так как политический процесс является делом коллективного целе-достижения. Подчеркивая особую смыслообразующую значимость ценностей в политике, российские исследователи А.В.Попов и Л.А.Зуева констатировали: «... никакая долговременная стратегия вне ценностных приоритетов немыслима. Решающее значение для практической деятельности ценности приобретают только в конкретном политическом проекте. Из необходимости воплощать базовые ценности все новыми методами и в новых формах, что обусловлено изменением ситуативных обстоятельств, следует то, что политика, ориентированная на базовые ценности, с необходимостью несет в себе критический и новаторский потенциал»4.

Общеизвестно, что процесс глобальной модернизации общества основывается как на универсальных императивах, так и имеет значительную специфику в различных национально-государственных контекстах. Причем эти особенности определяются не столько экономическими и политическими категориями, сколько социокультурной направленностью и ценностной базой этого процесса, в то время как на начальном этапе становления казахстанской государственности сущность, направленность и результативность процесса модернизации определялись и измерялись преимущественно эко

номическими и политическими приоритетами. Однако опыт переходного периода в Республике Казахстан и других государствах постсоветского пространства продемонстрировал неэффективность сведения результативности этого многосложного процесса к ее возможно и важнейшим, но все же далеко не единственным аспектам — экономическому и политическому. Не выдерживают они проверку на истинность и при анализе различных моделей модернизации прошлого и современности. Очевидно, что конструктивная модернизация должна носить не узколокальный характер, когда реформируются отдельные элементы политической системы общества или формируются институты и механизмы рыночной экономики, а универсально-всеобщий.

Многие авторитетные классики в ходе своих фундаментальных исследований также приходили к выводу, что глубинную сущность процессов и явлений, даже имеющих несомненную политэкономи-ческую природу, зачастую нельзя понять, если исходить только из их экономической и политической детерминации. В частности, М.Вебер констатировал, что невозможно создать новый общественно-политический порядок, соответствующий понятиям и требованиям современности, отвечающий устремлениям и достоинству человека, основываясь только на экономических интересах, не обремененных такими ценностями, как «долг», «совесть», «честь», «достоинство»5. Р.Инглегарт, исследуя процесс модернизации на огромном и разнообразном аналитическом материале («Модернизация и постмодернизация: культурные, экономические и политические изменения в 43 обществах»), подчеркивал, что только тот социум может сохранить свою стабильность на протяжении длительного времени, в котором культура находится с политической системой в состоянии «взаимного благоприятство-вания»6. Известный авторитет в области теории демократии Р.Даль, выражая общепризнанную в научном сообществе точку зрения, называл наряду с экономическими и политическими преимуществами демократии и ее ценностные приоритеты: «свобода самоопределения», «моральная автономия личности», ссылаясь при этом на другую, не менее признанную ценность — «неоспоримые достоинства рода человеческого»7.

Следует признать очевидное — сама сущность процесса модернизации, определяемая переходом от традиционного общества к современному, вызывает необходимость формирования комплексной социокультурной детерминации, что предполагает обращение при исследовании данного процесса прежде всего к проблеме ценностного его оформления. Общеизвестно, что политика зависит от целого комплекса взаимодействующих ценностных детерминант. Именно ценности определяют сущность и характер важнейших направляющих компонентов политики — политической культуры и идеологии, а также политической системы общества, политики в целом. Следует указать и на обратную связь — политика, формируясь под их сильнейшим и определяющим воздействием, сама является сферой генерации и средством реализации ценностей. Выбор политических приоритетов, определение программатики политической деятельности, формирование инструментария политических действий осуществляется через призму того комплекса ценностей, который, активно циркулируя в обществе, является на данный исторический момент доминирующим. «Вся человеческая жизнедеятельность укоренена в ценностях, черпает из них свою устойчивость и перспективу... Они проявляют себя как оценка всех действующих сил и обстоятельств в политике. В этом смысле ценностям присущ перспективно-расчетливый характер. Тем самым ценности устанавливают условия развития общества, которые и придают ему устойчивость»8.

Особую актуальность в настоящее время приобретает проблема ценностного оформления и обеспечения процесса политической модернизации в Республике Казахстан. Это объясняется тем, что главной задачей и проблемой общества, движимого модернизаторскими устремлениями, является поиск новой парадигмы общественно-политического развития, который прежде всего предполагает выбор новой системы ценностей, интегрирующей и консолидирующей общество на ее основе. Сама назревшая потребность в новом общественно-политическом устройстве может определяться как потребность в новой культуре, новой системе ценностей, призванной легитимизировать нарождающийся политический порядок. Традиционная культура, представленная по большей части отжившими и неадекватными изменившейся реальности представлениями, ценностями, постулатами, не может быть востребована в качестве основы для конструирования новой политической реальности.

Однако исторический опыт свидетельствует, что любой общественно-политический порядок, существующий в течение длительного времени, даже если он уже неэффективен с точки зрения требований современности, имеет мощную опору в традиционных ценностях, по-прежнему в значительной степени детерминирующих массовое политическое сознание и поведение. В частности обращение к практике переходных обществ (в том числе и казахстанского) дает основание для констатации следующей особенности. Особенно выпукло и значимо заявляют о себе ценности:

-скрепленные коллективной памятью о наиболее значимых событиях в жизни социума, которые представляют собой своеобразные «всплески» его социальной энергии. Они знаменуют, таким образом, наиболее важные, крутые и судьбоносные повороты в истории социума;

-сформировавшиеся в результата коллективного опыта, значительного по массированности воздействия и продолжительного по протяженности формирования, передающегося от поколения к поколению;

-возникшие вследствие чувства единства общей судьбы, формирующегося на протяжении значительного исторического времени и произрастающего из общей коллективной памяти, единого опыта и общих целей.

В случае кардинального несовпадения традиционных и модернизационных ценностей возможно формирование мощного механизма противодействия политическим новациям. В некоторых случаях он приобретает экстремистские формы, направленные на отторжение политических реформ. Как отмечал в этой связи З.Фрейд: «Память у народа долгая, он никогда не отводит взгляда от зеркала прошлого... Как только люди становятся недовольны настоящим, что бывает довольно часто, они обращаются к прошлому и в очередной раз надеются найти никогда не забываемую мечту о золотом веке» .

Следовательно, особую значимость приобретает проблема оптимального и жизнеспособного сочетания универсальных ценностей, которые несет с собой процесс глобализации, с исконными, традиционными, которые будут способствовать консолидации человека со своей культурой, своим народом. Данное обстоятельство предопределяет необходимость формирования эффективных технологий создания такого продуктивного симбиоза. Это исключительно сложная задача, так как предполагает соединение в единый комплекс прогресса и традиции, изменчивости и верности истокам, движения вперед и постоянства. Эту проблему будут решать, вероятно, с разной степенью успешности все страны и народы.

Соответственно одной из главных проблем, с которой столкнется новая формирующаяся модель общественно-политического устройства, является проблема преодоления инерционного влияния старой системы ценностей, противостояния традиционных и только нарождающихся ценностей, которые адекватны модернизационным притязаниям общества. Очевидно, что результативность и динамичность протекания процесса политической модернизации самым непосредственным образом зависит от того, насколько ее необходимость будет признана в обществе. Легитимность идеи модернизации, консенсус относительно ее целей и методов их достижения во многом зависят от тех политических ценностей, которые циркулируют в обществе и определяют характер массового политического сознания и поведения. Опыт несостоявшихся модернизаций со всей очевидностью свидетельствует о том, что политическое реформирование, не подкрепленное соответствующей системой ценностей, не воспринимается обществом как позитивное и перспективное. В обществе же, где большинство граждан не могут или не желают руководствоваться в силу различных причин инициируемой и постулируемой государством официальной системой ценностей, возникает рассогласование, разрыв между ними и теми, которые имеют власть над массовым сознанием. Данное обстоятельство вызывает перманентный и остро протекающий ценностный конфликт, главная опасность которого проявляется в возможности отторжения самой идеи политической модернизации. Следовательно, общество в условиях ценностного раскола должно решить сложнейшую задачу формирования нового пласта культуры, который будет адекватен его модернизационным импульсам. «Великие новшества никогда не приходят свыше; они неизменно поднимаются снизу, подобно тому как деревья растут вверх с земли, а не с небес. Перевороты, происходящие в нашем мире, и сдвиги в нашем сознании суть одно и то же»10.

В заключение сформулируем несколько обобщающих положений, которые, как представляется, будут иметь приоритетное значение для оптимального ценностного обеспечения процесса политической модернизации в Республике Казахстан.

1.Процесс политической модернизации имманентно связан с выбором новой парадигмы общественно-политического развития. Вследствие этого он сопровождается двумя взаимозависимыми субпроцессами, протекание которых значительно усложняет переход к современности, — распадом традиционной системы ценностей и формированием новой, призванной легитимизировать нарождающийся общественно-политический порядок. Адекватно понять, исследовать и корректировать этот сложный и во многом противоречивый процесс в отрыве от культуры невозможно, следовательно, необходимо его концептуальное ценностное оформление. Процесс политической модернизации должны предварять тщательная теоретическая разработка его генерального проекта и каждого этапа

реформирования, серьезная и ответственная социальная диагностика, использование всего многообразного потенциала политического прогнозирования и рискологии.

2.Одной из острейших проблем, которую предстоит решать обществу, движимому модерниза-торскими устремлениями, является преодоление, снятие ценностного конфликта, неизбежно возникающего в результате столкновения старых и формирующихся ценностей. Поэтому и генеральный проект политической модернизации и стратегии поэтапного политического реформирования должны формироваться с учетом их воздействия на сдвиги общества к дискомфортному состоянию, предупреждения деструктивных последствий ценностного раскола в обществе. Они должны строиться на основе тщательного изучения и учета массовых настроений, ожиданий, ценностей, предпочтений, господствующих в обществе и определяющих особенности массового политического сознания и поведения. Игнорирование этого положения неизбежно приведет к глубочайшему и труднопреодолимому социокультурному расколу, который окажет самое негативное воздействие на возможность и способность общества к эффективному политическому реформированию.

3.Процесс политической модернизации должен быть перманентно связан с поиском наименее взрывоопасных форм и динамики общественных перемен. Попытки ускорить проведение политических реформ форсированными темпами, без учета особенностей и возможностей культурного потенциала общества, могут привести к катастрофическим последствиям. Политическая модернизация должна опираться на опережающее развитие культуры. Это сформирует культурные предпосылки для преодоления ценностного конфликта.

4.Формирование новой политической культуры, соответствующей требованиям современности, является сложнейшей задачей. Поэтому политическая модернизация может иметь перспективу, носить конструктивный и результативный характер лишь при опоре на определенные источники социальной энергии, значительные движущие силы. Отсюда каждый этап, каждый новый виток разворачивания процесса политической модернизации должно предварять своеобразное накопление энергетических ресурсов в виде вызревания соответствующих ценностных элементов социокультурной среды, которые закладывают основу для следующего этапа, стимулируя успешность его развития. Постоянная реформа на основе накопленного опыта, все возрастающее повышение самоэффективности выражают внутреннюю сущность процесса политической модернизации.

Список литературы

1.Тоффлер Э. Шок будущего. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. - С. 15

2.См.: Диалог и коммуникация — философские проблемы (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. - 1989. - № 7. - С. 7.

3.Манхейм К. Диагноз нашего времени. - М.: Юрист, 1994. - С. 62-63.

4.Попов А.В., Зуева Л.А. Ценности в политике // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12: Политические науки. - 2000. - № 1. - С. 11.

5.См.: ВеберМ. Протестантская этика и дух капитализма // Избр. произведения. - М.: Прогресс, 1990. - С. 44-344.

6.Инглегарт Р. Модернизация и постмодернизация // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л.Иноземцева. - М.: Асаііетіа, 1999. - С. 278.

7.См.: Даль Р. О демократии. - М.: Аспект Пресс, 2000. - С. 48-61.

8.Попов А.В., Зуева Л.А. Указ. работа. - С. 3.

9.Фрейд З. Человек по имени Моисей и монотеистическая религия. - М.: Республика, 1994. - С. 93.

10.Юнг К. Проблема души современного человека // Это человек: Антология / Сост., вст. ст. П.С.Гуревича. - М.: Высш.шк., 1995. - С. 35.

Фамилия автора: С.Б.Алимова С Б
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика